• В.М. Успенский, А.А. Россомахин, Д.Г. Хрусталёв
  • 27.11.2016
  • Тэги: карикатуры  
 

Венский конгресс 1815 г. и передел Европы в английской карикатуре

 
Текст взят из книги "В.М. Успенский, А.А. Россомахин, Д.Г. Хрусталёв. Медведи, казаки и русский мороз. Россия в английской карикатуре до и после 1812 г." (СПб.: Арка, 2014. С. 172-179)

Па-де-труа с русским медведем




Страны, входившие в антинаполеоновскую коалицию, собрались на Венском конгрессе для выработки нового мироустройства. Почти без перерывов конгресс продлился с 1 октября 1814 до июня 1815 года. Россию представлял лично император Александр. Со стороны Великобритании присутствовали министр иностранных дел лорд Р. С. Каслри и герцог А. У Веллингтон. От Пруссии - канцлер К. А. Гарденберг, а от Франции бессменный внешнеполитический министр Ш. М. де Талейран-Перигор. Председательствовал глава австрийского дипломатического ведомства К. Меттерних. Самая острая полемика между сторонами разгорелась по польскому вопросу. Российская сторона предполагала возрождение Царства Польского под своим протекторатом или в личной унии. Для этого требовалось присоединить к тем польским территориям, которые уже были включены в Россию,
часть земель, отошедших в прошлом веке Пруссии и Австрии. Пруссии взамен предполагалось передать Саксонию, а Австрии - области на севере Италии. Однако в дело вмешались английские и французские дипломаты, которые не допустили поглощения Саксонии и восстановления Польши в полном объеме.


Чарльз Уильямс. Венские забавы, или Гармония союзников на Конгрессе,
то есть плата за музыку. 1 февраля 1815


Данная карикатура была издана как приложение к сатирическому ежемесячнику «Бич» (Scourge) в момент, когда до окончательных соглашений в Вене было еще далеко. На огромной карте континента танцуют анималистические символы Австрии (двуглавый орел), России (медведь) и Пруссии (одноглавый орел). Медведь приплясывает на Польше, Австрийский орел на Саксонии, а Прусский на Италии. Медведь восклицает: «Ну, кузены, я думаю, что мы вполне овладели этим контрдансом - надо будет повторить еще, пока наш друг платит дудочнику. Итак! Руки развели, пошли на Польшу, переместились в Саксонию, и налево, и направо, в Италию - разве не замечательно!!!» Каламбур образует выражение country dance - букв, «сельский танец» (contredance; контрданс), но может быть переведен и как «танец на странах». Венский конгресс прославился своими балами, принц де Линь даже отпустил по этому поводу остроту: «Конгресс танцует, но не движется вперед».


Справа у края карты лорд Каслри черпает из мешка с надписью: «Субсидии скрипачам» (или «хитрецам», ибо fiddler - это и «скрипач», и «мошенник») - золотые гинеи и набивает ими карманы первой скрипке оркестра со словами: «Просто приехал, чтобы оплатить ваши выдающиеся услуги! Вы погрузили всех нас в гармонию, и когда мы здесь закончим, мне потребуются ваши навыки для тех же самых целей в нашем Доме оперы в Лондоне» (Домом оперы или, точнее, Домом ора иронически названа парламентская палата общин). Каслри в придворном платье, из его кармана торчат перемешанные листки с надписями: «государственные бумаги» и «ирландские напевы», отсылающие к ирландскому происхождению министра. Первая скрипка оркестра восклицает с французским акцентом: «Ах! Гвинея! Я люблю Гвинеи, я всегда играю за гвинеи!» - смешивая английскую денежную единицу гинея с названием африканского региона Гвинея, где располагались французские колонии. С 1799 года золотые гинеи в Англии не чеканились. Лишь в 1813-м, специально для поддержки армии герцога Веллингтона, было отчеканено 80 000 гиней с изображением ордена Подвязки. Карикатура намекает на чрезмерные траты Англии на континентальную войну при неясном результате. По результатам конгресса английские дипломаты фактически не добились существенных территориальных приобретений; лишь союзный Ганновер приобрел королевский статус. Другие члены оркестра подбадривают своего коллегу. Флейтист на втором плане восклицает: «Я тоже люблю гвинеи! Отсыпьте немного сюда. Я дудел не меньше, чем он пиликал [букв.: мошенничал]». За ним трубач размахивает руками: «Сэр, заплатите за трубные звуки, сэр». Рядом француз с валторной: «И за французский рожок, месье». Рядом с Каслри Джон Булль держит в руках плетку и ганноверскую корону: «Так! Так! Вот как растрачивают состояние на миражи! Похоже, все, что я получу взамен, - блестящая погремушка! Пройтись бы плеточкой по хребтам этих скрипачей-трубачей с их трескотней, - кажется, я уже не могу сохранять самообладание».

Крайним слева за всем этим наблюдает Талейран, к которому обращается один из немецких князей: «Месье Талейран, эти англишане иметь куча деньгов, они платить за каждый динь-дон!» В ответ хромоногий французский министр цинично отвечает: «О да, вы поклянчите у Джона Булля, и он оплатит все, что вам нужно!» На переднем плане разбросаны бумаги и книги. Один нотный сборник открыт на странице «Композиция нового контрданса, составленного для исполнения на Конгрессе», мелодия названа «Лесть». Рядом ноты: «Новый русский танец» и «Новый па-де-труа...»

Карикатурист иронизирует над политикой английского кабинета и сетует, что Англия слишком мало получает от дележа наполеоновской империи. Так, ганноверская корона, возвращенная английскому королю, названа лишь жалкой «погремушкой».


Форсеваль. Конгресс. 1815. Французская карикатура на Венский конгресс. В центре - те же три танцора: Франц I, Александр I и Фридрих Вильгельм III - на этот раз в человеческом обличье.


Толстый и тонкий




С 30 сентября по 21 ноября 1818 года в Аахене (фр. Экс-ла-Шапель) проходил конгресс победителей Наполеона. Из монархов присутствовали российский и австрийский императоры, а также прусский король. Великобританию представляли герцог Веллингтон и министр иностранных дел лорд Каслри, а от Франции был делегирован премьер-министр герцог Ришелье, длительное время пребывавший на российской службе и впоследствии удостоенный памятника в Одессе, где он десять лет был генерал-губернатором. Уже на первой сессии был решен вопрос вывода оккупационных войск и реструктуризации французских репараций. Остальное время участники провели в обсуждении нового формата Священного союза и его функций.

На рассматриваемой карикатуре представлен завершающий этап конгресса, на котором внешнее дружелюбие участников сочеталось со скрытым политическим лицемерием. Карикатура имеет подзаголовок: «Поцелуй на Конгрессе, или Легитимные объятия в Экс-ла-Шапель между Александром Великим и Людовиком Большим и другими действующими лицами».



Уильям Хит. Политические денди. 18 ноября 1818


Английский художник заострил внимание на слухах о сепаратных переговорах между Россией и Францией, а также на стремлении Франции прикрыть изысканными жестами желание сократить свои выплаты по репарациям. Получив от союзников трон, Людовик XVIII, страдавший ожирением, едва передвигался и на конгрессе не присутствовал, но именно он выставлен контрастом фигуре императора Александра. Монархи сливаются в братском поцелуе. Александр: «Мой дорогой легитимный брат (хотя, полагаю, Бони я называл так же), я счастлив служить вам, хотя проклятые обитатели вашей страны почти уничтожили мою страну». Александр, над которым англичане часто подтрунивали за его щегольство, имеет заметную лысину и игривые бакенбарды, одет в военную форму с неестественно большими кавалерийскими ботфортами и составляет с шарообразным Людовиком классическую комическую пару «тонкий и толстый». Людовик отвечает: «Ма шер ами, я так рад вашей братской любезности по отсрочке нашей оплаты и отводу ваших войск, что готов буквально проглотить вас». Король противопоставлен другим участникам своим старомодным платьем, характерным для прошедшего века. На животе Людовика висит недавно им же восстановленный монархический орден Святого Духа. Кулинарная невоздержанность короля подчеркнута не только желанием проглотить царя Александра, но и обращением к нему та chere ami («мой дорогой друг»), где вместо слова cher («дорогой») использовано chere («еда»).

В правой части листа за сценой наблюдает прусский король Фридрих Вильгельм III, затянутый в военную форму, с большой саблей и треуголкой (по-видимому, принадлежащими Александру). Он с неприязнью произносит: «Я вынужден следовать за этими вождями... пока что». Рядом с ним всплескивает руками австрийский император в сопровождении своего внука Наполеона II - сына Наполеона Бонапарта: «Я должен соглашаться в данный момент, но у меня есть внук». В левой части листа беседуют два француза. Первый в военной форме - вероятно, военный министр Гувион Сен-Сир (в прошлом наполеоновский маршал и участник похода в Россию), говорит, коверкая французские и английские слова: «Законный правитель франсе - это слишком много для Джона Булля! Боже мой, он тянуть время, но ми покажем им, к чему ми стремиться». Его собеседник в придворном костюме и напудренном парике - герцог Ришелье - не скрывает радости: «Ух-ха, он делать ему любезности, а затем мы оставим их без денег». На заднем плане за политиками наблюдают стройные ряды безучастных гренадер.
Аахенский конгресс стал высшей точкой в попытках держав- победителей согласованно управлять Европой. Эйфория от победы над общим врагом с течением времени сменялась взаимной настороженностью, претензиями и конфронтацией.


Уильям Хит. Русский денди, или Сцена в Экс-ла-Шапель.
8 декабря 1818. Веллингтон и Александр I на Аахенском конгрессе


Источник: Успенский В.М., Россомахин А.А., Хрусталёв Д.Г. Медведи, казаки и русский мороз. Россия в английской карикатуре до и после 1812 г. СПб.: Арка, 2014. С. 172-179
Просмотров: 1685
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X