• Александр Асташов
 


Как видно из ваших последних прокламаций, твердое решение Временного Правительства, высшего военного начальства и всех благоразумных граждан раз на всегда прекратить вошедшее на позициях в привычку братание между нашими и вашими солдатами, причиняет вам много огорчений.

Братание это явилось последствием нашей революции. Мы поверили, что все люди — братья; мы старались видеть в вас, немцы, не наших злейших врагов, всемирных угнетателей и поработителей, но таких же свободных граждан, какими мы сами теперь стали.

И вы сейчас же доказали нам ваши братские чувства. Проявляя наружно полное доброжелательство в отношении происходивших у нас событий, вы извлекали из них всю возможную пользу. Вы умышленно опаивали приходивших к вам для дружеских переговоров наших солдат, выведывая у них военный тайны; под тем же предлогом приходили вы сами в наши окопы с целью рассмотреть наше расположение; вы начали наводнять нас окопной литературой, в которой вначале пытались пробудить нашу жалость к Николаю Романову и его судьбе, а когда увидели, что дело его окончательно проиграно, вы резко изменили содержание своих прокламаций, объявив себя друзьями нашей революции.

Но неизменно в каждой прокламации вы стараетесь поссорить нас с нашими союзниками англичанами и французами, жонглируя для этой цели фактами и истиной с ловкостью цирковых артистов.

В первых своих прокламациях вы утверждали, что англичане создали нашу революцию и свергли Николая Романова, так как он отказался действовать по их указке и в их пользу.

Затем вы начали доказывать, что англичане враги революции и друзья Николая Романова, нисколько не стесняясь таким явным противоречием.

Не надеясь этим путем возбудить наше недоверие к французам, вы избрали для этой цели другой путь: отпустив из плена несколько русских солдат взятых на французском фронте, вы старались внушить им, что французы умышленно посылают русских на самые опасные места, выезжая, таким образом, на их спинах.

К счастью, отпущенные вами солдаты оказались верными сынами своей родины и не пожелали предать ее: они рассказали нам о всех ваших подвохах и удостоверили что русские войска во Франции пользуются всеобщими любовью и уважением, перенося наравне с французами и англичанами все труды и опасности этой войны.

Но печальнее всего для вас, немцы, объявление декларации: английского правительства — от 24 мая, американского — от 25 мая и французского от 26 мая, в коих наши союзники высказывают свою полную солидарность с возвещенными Россией принципами окончания войны: отказом от захватной политики, отказом от контрибуций, кроме вознаграждения за явно причиненный вред; восстановление все государств, угнетенных и разоренных Германией; полным самоопределением народов, заключающемся в том, что ни один народ не должен находиться против своей воли под владычеством другого.

Вот, Немцы, те краеугольные камни, которые положены нами и нашими союзниками в основу будущего здания всеобщего прочного мира.

Что же в ответ на столь ясно провозглашенные начала мира объявило ваше правительство?

Оно только все время заявляет, что готово заключить мир, но своих положений не высказывает.

С какого же основного пункта могут быть начаты мирные переговоры, раз оно обходит молчанием этот вопрос?

В распространяемом среди наших войск воззвании вашего главнокомандующего Линзингена под заголовком «Всем», он обвиняет генерала Драгомирова, что тот отказался вступить в переговоры о выработке мирных условий с вашими делегатами.

Да разве и это не провокаторская выходка со стороны вашего начальства!

Разве не ясна цель подобных переговоров: с одной стороны, убедить своих измученных и изголодавшихся солдат и граждан, что не правительство виновато в продолжении войны, а с другой стороны породить в наших верных и храбрых союзниках недоверие к нам в виду слухов о начавшихся сепаратных мирных переговорах.

Все это шито белыми нитками и слишком очевидно, чтоб нуждаться в доказательствах. Таковы, немцы, факт, и факты эти показывают, что ни один шаг, ни один поступок не предпринимается вами и вашим правительством без какой-либо задней мысли, без какого либо корыстного и , коварного плана. Такой способ действий, всегда и всюду применявшийся вами, обособил вас от всех остальных народов, и теперь вы одиноки. Вы скажете, что у вас есть союзники. Нет! Союзников вы не имеете. На вашей стороне только порабощенные вами государства — Австрия и Турция, которые уже давно тяготятся вашей опекой, да жадная Болгария, из корысти ставшая братоубийцей. Вы говорите, что если даже весь мир ополчится против вас в действительности это почти уже произошло, так как в настоящее время нейтральные государства насчитываются (только единицами) то хуже вам от этого не будет.

Но помните, что в конце концов наступит мир, и тогда вы захотите вступить в общение с теми народами, ненависть и презрение которых гс вы заслужили.

Не найдется тогда народа, который захочет протянуть свою руку мировому разбойнику, и одинокими будете вы влачить свое дальнейшее существование.

Такой обособленный народ к прогрессу не способен и осужден на гибель.

Опомнитесь, немцы, и посмотрите, куда ведут вас ваше правительство и кайзер. Присоединяйтесь сами и заставьте присоединиться к возвещенным союзниками основам будущего мира, после чего эта бесконечная и ужасная война, наконец, прекратится и начнутся переговоры о почетном и справедливом для всех мире.

Русские Граждане

Печатный экз. на русском языке; 26 мая 1917 г. // РГВИА. Ф. 2144. Оп. 1. Д. 952. Л. 23-23 об.; то же на немецком языке // там же. Л. 24-24 об.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1980
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X