• Александр Дугин
 

Конспирология


Грасе д'Орсе: "Кварта" против "Квинты"
 


Вторым после Сэнт-Ива в вопросах оккультной конспирологии можно назвать в высшей степени странного автора второй половины XIX века Клода Состена Грасе д'Орсе (1828 - 19ОО). Его имя было бы совершенно забыто, если бы не упоминание о нем в книге загадочного алхимика XX века Фулканелли. Последователи Фулканелли, и вообще европейские традиционалисты, отыскали в фондах Национальной Библиотеки Франции забытые номера "Ревю Британник" , в которых они обнаружили серию статей Грасе д'Орсе, методично описывающих альтернативную оккультную историю Европы, и особенно, естественно, Франции. Особенно поразительной была головокружительно смелая дешифровка старинных гравюр, народных куплетов, геральдических надписей и т.д., которые автор с помощью так называемой "фонетической кабалы" (не путать с еврейской Каббалой, с двумя "б") делает захватывающим повествованием о тайной борьбе двух могущественных "секретных обществ". Именно противостояние этих организаций и определяет, по Грасе д'Орсе, всю европейскую историю. Схематически можно представить эту фантасмагорическую картину следующим образом. Изначально на территории Евразийского континента и Северной Африки существовало два религиозных типа, два культа -- Солнечный и Лунный. Эти соперничающие между собой религиозные организации находились в состоянии постоянного конфликта. В древней Галлии существовало две основные касты -- "жители башен" и "труженики". "Жители башен" ( "жасы", "гои" или "гогтрюсы") были Лунопоклонниками, их богиней была Беллона или Белена (Грасе д'Орсе сближает слово "Belena", богиня Луны у кельтов, и слово "volonte", "воля"). "Труженики" ( "пеки" или "пикарды") поклонялись солнечным божествам Эсусу и Теутату. На этом этапе Грасе д'Орсе явно ориентируется на известные ему труды Сэнт-Ива д'Альвейдра, так как он называет Лунопоклонников "ионийцами", потомками "Энея", основателя Римской династии, а объектом их поклонения считает священную корову Ио ( "ионийцы" - потомки коровы Ио). Как и д'Альвейдр, основополагающим символом "ионийцев" он называет Красный Цвет (красный - изначальный цвет орифламмы французских монархов). Против лунных "ионийцев" боролись солнечные "дорийцы" и "стоические поклонники Митры". Символические цвета "дорийцев" -- Черный и Белый. Но в развитии этой темы Грасе д'Орсе далеко уходит от д'Альвейдра. Он однозначно отождествляет "ионийцев" с носителями идеи родовой аристократии, с европейской знатью. Солнцепоклонники, в свою очередь, -- это народ, крестьяне, ремесленники, а также клир, жреческое сословие. Средневековые гибеллины, сторонники примата императорской власти над властью Папы, а позднее протестанты были типичными "ионийцами". Вельфы же, сторонники Папы, "дорийцами" и Солнцепоклонниками. Любопытно, что Грасе д'Орсе затрагивает здесь вопрос магии крови, так как утверждает, что "ионийцы", и особенно род французских капетинских монархов, идущий от Катта Валлона, считали себя носителями "фиолетовой" крови, крови божественной, и презирали "голубую" кровь низших каст. Поэтому Лунопоклонники назывались иногда "фиолетовыми", а Солнцепоклонники -- "голубыми". В христианской Европе оба эти течения существовали не только в форме идеологических и политических комплексов, но и виде "секретных обществ", с особым языком знаков, символов, соответствий, паролей и т.д. Солнцепоклонники были объединены в тайный "Орден Четырех", "Орден Кварты". Другим их названием было "Менестрели Мурсии" или "Менестрели Мерси", т.е. дословно "Менестрели Милосердия". Другим важнейшим знаком "Кварты" был Северный павильон дворца Тюильри и День Зимнего Солнцестояния. В эзотерической шифрованной книге Рабле члены "Кварты" описаны под именем "Гастролатров", "чревоугодников". В Англии они проявились в парламентской партии "вигов", т.е. "париков", так как "парик" -- это тайный пароль "дорийцев". Менестрелей Мурсии Грасе д'Орсе связывает с горожанами или сельскими жителями, в противовес аристократам, живущим в замках, "башнях" (связь слова "tour" - "башня" и "taureau" - "бык"). Лунопоклонники объединялись в таинственный "Орден Пяти", "Орден Квинты". Иначе же они именовались "Менестрели Морвана" или "Менестрели Моргана". Они связаны с Югом, с Летним Солнцестоянием. Их традиционная эмблема -- Танцующая Смерть, danse macabre, а также Южный Павильон Тюильри, Павильон Флоры. Словосочетание "Менестрели Морвана" Грасе д'Орсе расшифровывает как "мертвая южная рука", "morte main australe". У Рабле члены "Квинты" -- это Энгастромиты, ненавидящие еду. Поэтому любимое средство аристократов-ионийцев для борьбы с народом и для его подчинения -- это "организованный голод", "мор". Грасе д'Орсе считает, что любой голод и мор в Европе на протяжении всего известного исторического периода не случайность, а результат заговора Лунопоклонников против народа. В Англии "Квинта" представлена парламентскими "тори" ( "тори", "tory" - "обитатели башен", "tour", поклоняющиеся быку "taureau"). На уровне христианского богословия корни "Кварты" тянутся к еретическому учению Кердона, одному из первых монофизитов, отрицавших человеческий элемент в личности Исуса Христа. Феодальную Европу, и особенно Францию, Грасе д'Орсе считает в большинстве своем "солнечной", управляемой "Орденом Кварты", чьей представительницей, в частности, была Жанна Д'Арк. Но некоторые правящие королевские рода принадлежали при этом к Лунопоклонникам, "фиолетовым". (Фиолетовым было знамя первых капетинских монархов). Реформа и Протестантизм был целиком и полностью результатом заговора "Квинты", которая стремилась освободиться от влияния вельфского жреческо-народного Ватикана с его Солнечной ориентацией. Но помимо смягченной чисто церковной и католической солнечности, на Западе существовала и радикальная организация Солнцепоклонников, стремящихся раз и навсегда покончить с конкурирующим Орденом. Древнейшая солнечная Традиция, в рамках Христианства связанная с апостолом Павлом и ересиархом Маркионом (прямо противоположным в своей доктрине "монофизиту Кердону"), была сохранена в Иерусалимском патриархате, откуда ее привезли в Европу рыцари Храма, тамплиеры. Позже солнечные тайные доктрины были переданы португальскому Ордену Христа, а еще позже -- Ордену Иезуитов. В конце концов, они перешли к европейскому Масонству. Знамя тамплиеров было как раз Черно-Белым. Масонство вплоть до Французской Революции было ареной противостояния двух тайных Орденов: "Квинты" и "Кварты". Изначально Масонство было создано Иезуитами как инструмент в борьбе против всесилия "ионийской" аристократии. Но позднее в него проникли многие представители "Квинты" и стали бороться за доминацию внутри этого Ордена. Солнцепоклонники в рамках Масонерии образовали орден Геродона, который позже стал "Шотландским древним и принятым обрядом" из 33 степеней. Лунопоклонники оформились в гугенотское масонское братство "Адельфов", а позже "Карбонариев". Пиком оккультных интриг в войне "Кварты" и "Квинты" Грасе д'Орсе считает Революцию. В ней все тайные силы европейской истории вышли на поверхность. Грасе д'Орсе в целом разделяет точку зрения контрреволюционных авторов -- аббата Баррюэля, Агустена Кошена, Бернарда Фая и т.д. -- относительно причастности Масонства к Революции. Он даже согласен, что именно на Масонстве и лежит главная ответственность за случившееся. Но в отличие от довольно простых схем обычных контрреволюционеров он выдвигает головокружительную и необычайно сложную версию, где вся Масонерия предстает не как нечто однородное и единое, но как поле противодействия двух еще более тайных, оккультных сил и групп. Таким образом, его конспирологическая картина намного богаче. Во-первых, в подготовке Революции безусловно участвовали обе тайные организации. Отчасти деградировавшее солнечное братство "Кварты" истолковало многие свои доктрины буквально, и вместо солнечного равенства в духе оно стало развивать демократические вульгаризированные концепции, направленные не только против протестантской аристократии, стремящейся абсолютизировать свою власть, подавив сопротивление клира и народа, но и против самой социальной иерархии в целом. Так баварские Иллюминаты и герцог Брауншвейгский (по праву своего рода возглавлявший европейскую партию гвельфов, т.е. один из вариантов "Кварты") готовили казнь Людовика XVI как абсолютиста, склоняющегося на сторону гугенотов и протестантов. Если до Людовика XV французские монархи шли на уступки "Кварте", и даже установили с демократическими гвельфами -"дорийцами" союз против власти поместного дворянства, то сам Людовик XV и Людовик XVI нарушили договор и встали на сторону Лунопоклонников-гугенотов. Они отказали крестьянам в распашке королевских земель и лесов (это требование, естественно, поддерживала и Церковь), распустили Орден Иезуитов и устроили "искусственный голод", "мор", то есть проявили все признаки своего перехода на сторону "Квинты" и "ионийцев". Тайное собрание "Кварты" во Франции с участием представителей простых сословий и клира под эгидой Ложи-матери, своего рода оккультный парламент, также проголосовал за смерть Людовика XVI. Таким образом, Французская революция была местью проиезуитского масонства солнечного ритуала королю, перешедшему на сторону лунного ритуала, и связавшего свою судьбу с гугенотами-гибеллинами. Но в ходе социальных потрясений Революции "солнечный Орден" фактически стал носителем эгалитарных настроений и доктрин. Это в значительной степени изменило изначальную религиозную ориентацию движения и привело к известным эксцессам. С другой стороны, масонерия была уже пропитана протестантскими влияниями "Квинты". Протестанты же, согласно традиционной логике "партии Танцующей Смерти", постоянно практиковали скупку зерна и под угрозой голода наращивали капиталы протестантских банков. Поэтому, потеряв своего союзника - Людовика XVI, "ионийцы" отыгрались на экономических достижениях; участвуя в управлении Республикой в силу масонской включенности в заговор, они сосредоточили в своих руках финансы. Так аристократы "фиолетовой" крови прочно связали свою судьбу с буржуазией на почве протестантизма и Лунопоклонничества. И позднее лунный обряд потомков Коровы Ио стал также конспирологической ориентацией "капиталистов", воспринявших от аутентичных "Менестрелей Морвана" в первую очередь экономические методы борьбы с простым народом и Церковью. Но как бы то ни было, вырождение солнечного "Ордена Кварты" вплоть до демократизма и эгалитаризма и превращение лунного "Ордена Квинты" в силу капитализма, по мнению Грасе д'Орсе, положило конец многовековой истории этих "секретных обществ".

Вначале, Грасе д'Орсе думал, что тайный язык "Кварты" и "Квинты" был утрачен и забыт, что их борьба была десакрализирована, их символизм и иероглифы потеряли всякий смысл, а их влияние на общественно-политическую жизнь сошло на нет. Но в конце своей жизни он изменил эту точку зрения, и написал, что вопреки его первоначальным убеждениям тайная иероглифическая история Франция не оборвалась на убийстве герцога де Барри (опоследнего гульярда), но таинственным образом продолжается и сегодня, о чем свидетельствуют некоторые шифрованные произведения искусства. Тот, кто знает особый ключ,

может, по мнению Грасе д'Орсе, заглянуть вглубь таинственной "иероглифической" жизни, расшифровать "дипломатический" (по выражению Грасе д'Орсе) язык символических названий и фигур, постичь таинственный смысл, заложенный в книгах Рабле, в "Сне Полифила", в трудах Данте, Кавальканти, Кампанеллы (не указывает ли его "Город Солнца" на причастность к "Ордену Кварты"?), Сервантеса, Мольера, Сирано де Бержерака и многих других авторов, чьи произведения несомненно имеют эзотерический подтекст. В принципе, можно пойти и еще дальше и попытаться увидеть многие события X века -- "искусственный голод", демократические и эгалитаристские перевороты, неосимволизм современной политической и экономической пропаганды, "англо-саксонский" (= "протестантский") фактор в мировой геополитике, планы по созданию Мирового Правительства и установлению Нового Мирового Порядка -- в оптике, подобной методу Грасе д'Орсе, поскольку его сложная и развитая модель имеет удивительный резонанс с оккультной, "иероглифической" стороной важнейших современных процессов. Совершенно очевидно, что гений Грасе д'Орсе остается чрезвычайно актуальным и в высший степени притягательным и сегодня, что выражается в его растущей популярности в последние годы в традиционалистском и даже академическом мире Франции, и шире -- Европы.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3868
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X