• Александр Дугин
 

Конспирология


Архитекторы краха
 


В 1967 году произошло важное событие, которое отмечает собой новую эру в истории мондиалистских проектов. Мы имеем в виду создание “Римского клуба”, международной организации, открыто заявившей о необходимости глобалистского подхода к решению важнейших проблем. Параллельно с этим в закрытых аналитических организациях, объединявших верхушку западной финансовой, политической и медиакратической элиты, — таких как американский «Совет по Международным Отношениям» («CFR» — «Council on Foreign Relations»), «Бильдербергский клуб», «Трехсторонняя комиссия», — активно разрабатывалась “теория конвергенции”, согласно которой в будущем признавалось вероятным слияние капиталистического строя с социалистическим в единую мировую хозяйственно-экономическую систему с общим руководством. “Римский клуб”, созданный итальянским промышленником Аурелио Печчеи и английским (шотландским) ученым Александром Кингом, рассматривался как общественная организация, призванная воплощать проекты секретных мондиалистских групп в жизнь, вовлекать в реализацию проекта видных научных и общественных деятелей.

Самое интересное, что Советский Союз проявил живой интерес к этим проектам, делегировав в “Римский клуб” академика Джерми Михайловича Гвишиани, женатого на дочке предсовмина А.Косыгина Людмиле. Фактически, персона Гвишиани с 1972 года стала в центре официально признанного мондиалистского сектора в советских научных кругах. Тогда же по решению “Римского клуба” был создан Международный Институт Прикладных Систем Анализа (IIASA) с центром в Австрии, филиал которого был открыт и в Москве под руководством того же Гвишиани — Институт Системных Исследований.

Оперируя с экологическими, катастрофическими прогнозами, поднимая демографическую и сырьевую проблематику, мондиалистские идеологи из “Римского клуба” постепенно подводили к тому, что геополитическое противостояние двух планетарных блоков является опасным путем развития, что противоречия между двумя системами не так остры, как это кажется, что различия евразийского и атлантистского цивилизационных укладов — результат довольно случайных исторических факторов, не отражающих никакой глубинной закономерности и т.д. Во многом мондиалистские мотивы предопределили и политику «детанта» («разрядки»), и пацифистское движение 70-х в целом.

Конечно, брежневское руководство придерживалось все же традиционного евразийского подхода, но, тем не менее, мондиалистские тенденции в советской системе также неуклонно росли и крепли, проникая в высшие политические, научные, аналитические и идеологические среды. Помимо собственно Института Системных Исследований в ауре мондиализма находились ЦЭМИ, Институт США и Канады, АПН, значительный сектор высшей референтуры ЦК, и особенно 5-й отдел КГБ, ведающий идеологическими проектами и в силу своей специфики постоянно и на разных уровнях имеющий дело с мондиалистскими проектами и кругами.

К 80-м годам советские мондиалисты уже контактировали не просто с “Римским клубом”, представляющимся, на первый взгляд, безобидной организацией чудаков-ученых, утопистов и гуманитариев, озабоченных судьбами человечества, но непосредственно с полномочными деятелями «Трехсторонней комиссии», которая сосредоточила в себе членов высшей элиты Запада, которые, заметим, действуя тайно и безо всяких демократических полномочий, не имели, строго говоря, никакого легитимного права решать судьбы народов мира.

Цитируем фрагменты из конфиденциального документа Трехсторонней комиссии от 16 октября 1980 (!) года, копией которого мы располагаем.

“Название: Токийская встреча председателей и будущая активность Трехсторонней комиссии.

1. Пекинская встреча и возможные контакты с Советским Союзом. Следующие пункты выделяются во встрече председателей в Токио относительно договоренностей с Пекином:

(...)

3. Актуальная асимметрия в наших контактах с Пекином и Москвой должна быть исправлена в ближайшие недели через возобновленные контакты с господином Гвишиани. По единодушному мнению европейской, а также американской и японской групп, переговоры с Москвой должны быть возобновлены тем или иным образом, чтобы избежать антисоветской интерпретации наших китайских контактов.”

О чем идет речь? О начале китайской перестройки, о планах интеграции китайской экономики в мировой рынок и о прощупывании путей к вовлечению в тот же процесс Советского Союза.

16 октября 1980 года. Еще жив Брежнев, здравствует Варшавский договор, и исправно работает КГБ. Но подготовка перестройки — со всеми вытекающими последствиями — уже идет полным ходом. Работа в ведомстве Гвишиани кипит. Кстати, родная сестра Гвишиани — жена Евгения Примакова, одного из ближайших сотрудников Горбачева. Но это частность.

Итак, постепенно выясняются тайные механизмы того, что с нами произошло. И здесь налицо одна крайне важная историческая параллель, которая расставляет точки над i.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1982
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X