• Джордж Моссе
 

Нацизм и культура. Идеология и культура национал-социализма


Раздел шестой. Наука и национал-социализм
 


   Два лауреата Нобелевской премии были использованы для установления моста между наукой и нацистским мировоззрением. Филипп Ленард, получивший Нобелевскую премию в 1905 году за работы в области катодовых лучей, стал заведующим кафедрой теоретической физики в Гейдельбергском университете. Еще в 1924 году он объявил себя последователем Гитлера. Его труд «Немецкая физика» был в 1936 году высоко оценен официальной партийной библиографией, которая отнесла науку к области политической борьбы. Собственно, в этом и заключался смысл появления этого труда. Все имевшиеся знания Ленард разделил на естественные и духовные науки. По его схеме все одушевленные существа были отнесены к духовной области, которая определялась расовым происхождением каждого организма. Все же неодушевленное было им включено в область «таинства природы». Между теми и другими субстанциями, по его мнению, существовали определенные взаимосвязи.

   Для национал-социалистской науки и ее взглядов на природу был характерен упор на «системность» и фундаментальное единство всего в природе. (Тема эта проходит по всему настоящему разделу.) В своей гипотезе Ленард пытался избежать материализма, подчиняя научные исследования «величайшей загадке» духовного начала. Материя сама по себе была механизмом, определявшим необходимость научных исследований. Мы уже рассматривали связь духовного измерения с расовой проблемой. Ленард тем самым заложил основу для поглощения науки нацистским мировоззрением. Эти его идеи были подхвачены другим нобелевским лауреатом Иоханнесом Штарком, получившим премию за работы в области электромагнетизма. Он возглавлял кафедру в Кюрцбургском университете, но вынужден был уйти из-за полемики с Альбертом Эйнштейном по вопросу теории относительности. После 1922 года он посвятил свою деятельность культивации плодовых деревьев и лесов.

   При нацистах Штарк стал президентом Немецкого исследовательского общества – государственной организации, занимавшейся поддержкой научных исследований. Он просто стриг науку и народ под одну гребенку, отводя науке роль наблюдателя за естественными феноменами, связывая их опять же с нордической расой. Тем самым он ставил науку с ног на голову. Немецкая наука, по его определению, была объективной и фактологической, тогда как евреи не имели собственных определенных взглядов, поскольку научная обоснованность зависела, мол, от расовой духовности.

   Ленард упоминал Ньютона как одного из настоящих исследователей, а национал-социалистские ученые считали себя наследниками мыслителей XVII столетия. А ведь те исходили из системности Вселенной и интересовались религией в той же степени, что и наукой, и их теории охватывали весь мир. В XIX веке наука претерпела изменения: «новая физика» стала отрицать системный характер ньютоновской Вселенной, а теория относительности прозвучала как похоронный звон.

   В связи с этим становятся понятными нападки Бруно Тюринга на Эйнштейна. Это был молодой астроном и математик из Гейдельбергской научной ассоциации студентов, одного из филиалов Национал-социалистской студенческой организации. 4 сентября 1936 года Тюринг выступил в ассоциации с докладом, который был затем опубликован в официальном математическом журнале «Немецкая математика», откуда и взят приведенный ниже отрывок. Год спустя Тюринг стал преподавателем Мюнхенского университета и одновременно работал в университетской обсерватории. Как и другие ученые, он подчеркивал так называемый духовный фактор в науке и поддерживал национал-социалистские взгляды на ее историю. Его оппозиция основному направлению современной науки не вызывает сомнений. При этом ее модернизацию он приписывал влиянию евреев. Материализму Эйнштейна и предполагавшемуся «отсутствию энергии» в его космической теории противопоставлялось нордическое понимание энергии. В такой постановке вопроса сказывалось и влияние Ницше.

   Взгляды Тюринга на человеческую природу имеют много общего со взглядами Ленарда и Штарка. Каково же было его отношение к психоанализу? Официальную нацистскую версию этой науки дает Курт Гаугер. Хотя у него и была медицинская степень, большой активности в этой сфере он не проявлял. Он работал в правительственном учреждении, занимавшемся выпуском общеобразовательных кинофильмов, и был редактором технических проспектов. Кроме того, он занимался литературной деятельностью и писал новеллы о моряках. Вместе с тем он был пропагандистом психотерапии, отдавая предпочтение нацистскому мировоззрению. Неудивительно, что он принял участие в работе Международного медицинского конгресса по вопросам психотерапии в 1934 году, но не как практикующий психоаналитик, а как политик.

   В нападках Гаугера на Фрейда много общего с нападками Тюринга на Эйнштейна. Материализму Фрейда он противопоставлял мнимые позитивные ценности национал-социализма. Принимая участие в дискуссиях об истинном характере душевных болезней, он прибегал к изложению теорий Карла Густава Юнга. Тот утверждал, например, что в их основе лежит «коллективное бессознательное», и отрицал противопоставление мыслящей личности (эго) необходимости (которая определялась как душа и разум). Гаугер использовал известную метафору Фрейда о том, что взаимоотношения души и разума похожи на взаимоотношение всадника с лошадью, но вместо дикой лошади Фрейда представлял некое животное, находящееся в полной гармонии со своим всадником. При этом он подчеркивал взаимосвязь и подлинное единство всего сущего в природе.

   Что касается Юнга, то он в июне 1933 года стал президентом Немецкого общества психотерапевтов. На страницах журнала этой ассоциации он стал публиковать свои статьи о концепции «коллективного бессознательного», противопоставляя арийцев и евреев и проповедуя необходимость понимания немецкой души.

   Это свидетельствует о том, что многие немецкие ученые поддерживали нацистскую культурную политику.

   Врачи в новом рейхе должны были стать «биологическими солдатами». Ханс Лёр, директор медицинской клиники при Кильском университете, определил место медицинской науки в национал-социалистском государстве. Он, в частности, призвал к коренному пересмотру принципов медицинского обучения в высших учебных заведениях с тем, чтобы уделить основное внимание становлению характера и личности студентов, а не приобретению ими знаний. Такой подход к медицинскому образованию идентичен генеральной линии в вопросах обучения в Третьем рейхе (подробно этот вопрос рассматривается в разделе 8).

   Эмпирические знания оказались интегрированными в тотальную биологическую схему, в которой основное внимание уделялось духовной принадлежности к народу. Если народ и раса были основными реальностями, то медицинская наука, проистекающая из них, представляла собой чисто механическое явление. Вместе с тем придание особого значения расе не считалось антиинтеллектуализмом, поскольку вело к развитию интуитивной проницательности. В своей книге «Суеверие и медицина» Лёр подчеркивал, что только представитель нордической расы с его талантом наблюдательности может понять имманентные законы природы. Подобную мысль высказывал и Ленард. Суеверие возникает не под воздействием природы, а сверхъестественных сил, подобно тем, что выдвигались христианством.

   В этих документах нацистское мировоззрение приравнивалось к естественной природе: народ и раса объявлялись частью взаимосвязанной общности, в которой природа была лишь одним из аспектов. Все это, вместе взятое, связывалось воедино духовными принципами, отраженными в нацистской культуре. «Биологический солдат» должен был отдавать себе в этом полный отчет и тем самым служить истине и своему народу.

   Для Лёра это означало также пропаганду чистоты расы путем рождения здоровых детей и введения закона о стерилизации.

   Наука, таким образом, была поглощена нацистской культурой, придав ей, однако, некую интеллектуальную респектабельность. Значение эмпирических фактов не отрицалось, более того, они интегрировались в нацистское мировоззрение. Можно не сомневаться, что нацистская наука, отошедшая от известных традиций чисто немецкой науки, внесла свою лепту в военное поражение Третьего рейха. Не случайно, что союзники, а не Германия, первыми разработали и создали атомную бомбу – «чудо-оружие», на которое так рассчитывал Гитлер.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3370
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X