• Джордж Моссе
 


(Инструктивное письмо по идеологическим вопросам)
   Штутгарт, 19 июня 1939 года Всем церковным округам

   Попытки школьного руководства и специальных организаций побудить вюртембергских прихожан-родителей забрать своих ребятишек с занятий по религии и определить их на занятия по так называемому идеологическому инструктажу, судя по поступающим к нам сведениям, продолжаются. Реакция родителей показывает их отношение к такой постановке вопроса.

   В старших классах школ для мальчиков родители, несмотря на предъявлявшиеся требования, перевели на идеологические занятия 17 учеников из 250, а в школах для девочек – 23 из 600. В обоих случаях подавляющее большинство родителей продолжали придерживаться права определения своих детей на религиозные занятия евангелической или католической конфессий. В связи с этим представляется необходимым постоянно информировать прихожан о положении дел и методах, с помощью которых будут и далее предприниматься попытки внедрения занятий по идеологии в школы Вюртемберга.

   В одном из церковных округов Нижнего Вюртемберга родители еще несколько месяцев тому назад успешно настояли на продолжении религиозных занятий в школах. Эти же родители с неменьшей настойчивостью воспротивились организации занятий по идеологии. Школьное руководство раздало недавно всем детям для передачи родителям отпечатанные на гектографе памятки, датированные 17 мая 1939 года, следующего содержания:



   «Вашего ребенка планируется послать в лагерь здоровья в____________________на период с____________________по____________________.

   В соответствии с последними указаниями эта поездка будет зависеть от того, разделяете ли вы мировоззрение фюрера и готовы ли включить своего ребенка в занятия по идеологии, проводящиеся национал-социалистским государством. Если вы этого еще не сделали, то запишите ребенка на указанные идеологические курсы. Если же вы делать этого не намерены, сообщите нам о своем решении в ближайшее время в письменной форме.

   Директор школы».



   В Ц. детям начальных классов школ было сказано, чтобы они сделали выбор между религиозными и идеологическими занятиями. Религиозные мероприятия в школах становятся необязательными и будут заменены занятиями по идеологии. Те, кто намерен продолжить свое обучение в средней школе, будут сдавать экзамены не по религии, а по идеологии. Поэтому они сами должны сделать надлежащий вывод.

   В муниципалитете Л. детям в школах было объявлено, что их родителям в ближайшее время будет предложено направить ребят на занятия по идеологии. 10 мая 1939 года там даже было проведено собрание родителей, в котором приняли участие 20 мужчин и 150 женщин, категорически отвергших это требование.

   В это же время около 50 отцов были вызваны в городскую администрацию без указания причины их сбора. Там к ним обратились бургомистр, затем местный партийный руководитель и один из школьных боссов. После этого им было зачитано обращение и предложено его подписать. Подписи свои поставили почти все, и только три или четыре человека отказались. Причиной этого послужило заявление, что занятия по идеологии все равно в ближайшее время станут в школах обязательными.

   Случай этот вызвал большое волнение среди жителей. На следующий день группы горожан собирались на улицах вплоть до наступления темноты, обсуждая введение занятий по идеологии в школах. Большинство женщин со слезами на глазах умоляли своих мужей не записывать детей на такие занятия. Снова и снова возникали вопросы, сохраняют ли матери право распоряжаться своими детьми и действует ли заверение фюрера, что любой гражданин может поступать по своему усмотрению. Утром, собравшись около школ, некоторые женщины послали своих детей к отцам, чтобы те отказались от своих подписей о включении ребят в списки для посещения занятий по идеологии. Требования эти были вполне обоснованны, так как отцы, собиравшиеся в ратуше, провели там какие-то полчаса, не успев осмыслить последствия своих подписей.

   А в населенном пункте X. агитация за введение занятий по идеологии сопровождалась давлением и угрозами. Как нас проинформировали оттуда, один из преподавателей сказал ученице седьмого класса: «Если ты не пойдешь на занятия по идеологии, я заставлю тебя читать Библию до посинения». А еще с одним учеником произошел следующий разговор. Преподаватель спросил его:

   – Чем занимается твой отец?

   – Он письмоносец, – ответил парнишка. – Если он не подпишет заявление, то станет дворником, – пригрозил учитель.

   Детям, пришедшим в школу без подписанных заявлений, директор лично заявил:

   – Вздор, написанный в Библии, что последний становится первым, истине не соответствует.

   Родители, не подписавшие заявлений, числом около 100 человек были 28 апреля 1939 года приглашены на родительское собрание. Отец ученика начальных классов, местный евангелический пастор, на это собрание приглашен не был. Когда же он тем не менее там появился, ему в резкой форме было сказано, чтобы он убирался, ибо только внесет разлад в настроения собравшихся. Свидетелями такого отношения к пастору было несколько прихожан. Собрание поэтому проходило весьма бурно. Открывать на нем какую-либо дискуссию не планировалось. Выступление директора, прерывавшееся возбужденными выкриками, вызвало резкие и громкие протесты. Его нападки на церковь были решительно отклонены. Возбуждение достигло апогея, когда на сцене появился вызванный в школу отряд полиции. Полиция, однако, лишь установила, что собравшиеся родители выразили энергичный протест против беспрецедентного давления на них со стороны руководства школы. Собрание было прервано, а директор школы стал извиняться перед несколькими оставшимися родителями: резкие выражения с обеих сторон, мол, следует забыть, тем более что речь идет о деле добровольном.

   Затем, собравшись вместе 4 мая, 47 родителей и опекунов-евангелистов подписали и отослали вюртембергскому министру по вопросам религии письмо, текст которого мы приводим:

   «В течение нескольких дней родители детей школьного возраста нашего района подвергались давлению со стороны учителей с целью получить согласие на введение в школах идеологических занятий вместо религиозных. Родители весьма решительно отвергли это насилие и потребовали полной свободы вероисповедания и прекращения принудительного сбора подписей.

   Хайль Гитлер!»



   В Т. мальчики седьмых классов должны были присутствовать на так называемых занятиях по идеологии 24 апреля 1939 года с 9.30 до 10.30, то есть в учебное время. Из 32 учеников на них присутствовали всего 5. Остальные 27 были собраны в одном из классов на занятие по правописанию. Им был зачитан такой трудный диктант, что даже лучшие ученики сделали как минимум семь ошибок, максимальное же количество ошибок достигало сорока трех. За столь плохие показатели все они на следующий день должны были находиться в порядке наказания в школе после окончания занятий с двух до четырех часов дня, а некоторые даже до половины пятого. На жалобы родителей директор ответил: «Все – в надлежащем порядке».



   В А. директор средней школы сказал отцу, поинтересовавшемуся введением занятий по идеологии:

   – Вы знаете, что я сам вышел из церкви, и вам известно мое отношение к христианству. И занятия по идеологии будут иметь такую же направленность. Никакой полемики на них не будет, но различные религиозные вероучения будут раскритикованы в пух и прах.

   Когда же родитель спросил об отношении имперского министерства образования к занятиям по идеологии и о том, соответствуют ли истине разговоры, будто оно дало указания противоположного плана, то услышал в ответ:

   – Инструкции министерства образования для Вюртемберга не обязательны, официальные публикации имперского министерства здесь, как правило, не читают, и внимание обращают только на особенно значимые указания.

   О традиционных предконфирмационных занятиях директор сказал:

   – Ученики, которые будут посещать занятия по идеологии, на конфирмационные занятия ходить уже не будут.

   И добавил, что не понимает необходимости конфирмации вообще. Кое-где после четвертого класса обычно проводились даже своеобразные празднования по этому поводу, но разъяснений, как следует поступать в таких случаях, пока еще не было.

   Он отрицал необходимость какого-либо давления на родителей по вопросу записи детей на занятия по идеологии. Когда же ему было сказано, что некоторые учителя применяют такую тактику, он воздержался от комментариев.

   В одной из общин Франконии директор начальной школы в субботу 20 мая раздал ученикам официальное письмо, которое их родители должны были подписать и вернуть в школу утром следующего дня. Вот текст этого письма:



   «Идеологические дебаты последнего времени привели к тому, что многие ученики прекратили посещение религиозных занятий, и число их постоянно увеличивается. Для учеников, которые по рекомендации своих родителей прекратили посещение религиозных занятий, министерство по вопросам религии учреждает занятия по идеологии. И такие занятия уже введены в ряде начальных школ. Информация о Вашем решении должна быть срочно представлена мне.

   Подпись: Мергенталер».



   Это обстоятельство произвело на родителей, экономически зависимых от этого босса, ошеломляющее впечатление и вызвало тревогу у независимых крестьян. В Вознесение на собрании родителей директор школы занимался агитацией в пользу введения занятий по идеологии. Впредь каждый ученик должен их посещать. Если детям пришлось бы присутствовать два часа на религиозных занятиях в школе да еще два часа на проповедях местного пастора, этого было бы слишком много для них. Поэтому от религиозных занятий в школе ученики должны быть освобождены. Однако по окончании родительского собрания он внес в список для посещения занятий по идеологии только двоих учеников – своих собственных детей.

   Во вторник 23 мая на школьном совете директор снова повел речь о введении занятий по идеологии. На этот совет была приглашена и местная общественность. Когда же он высказывался отрицательно в адрес пастора, который также присутствовал на заседании, раздались крики возмущения. Так что директор был вынужден прекратить свое выступление. Размахивая кулаками, к нему подскочил один из членов школьного совета с недвусмысленными угрозами. В отношении разосланного им письма было высказано мнение, что это – подсудное дело. От директора потребовали, чтобы он впредь строго выполнял официальные указания, в которых сказано о необходимости учета мнения родителей в отношении религиозных занятий их детей. Более того, директору было предъявлено обвинение в создании хаоса в общине и обмане народа. Чашу терпения переполнило его решение изгнать из школы пастора и запретить ему проводить религиозные занятия. Это было расценено как выпад против всей общины.

   «Разве мы уже не хозяева школьного здания, построенного на наши собственные деньги?!» – раздавались возбужденные крики.

   Собравшиеся потребовали восстановления пастора в качестве преподавателя религиозных занятий в школе. Директор объяснил, что это решение принято не лично им, а высшим руководством. Такое его заявление вызвало новый взрыв возмущения.

   Директор снова взял слово и предложил принять мирное и продуманное решение в интересах школьников. На этот его призыв пастор ответил, что для этого достаточно разрешить ему проводить религиозные занятия, как и в прошлые годы. Собравшиеся заверили директора, что в общине будет восстановлена гармония и новых трудностей не будет. В этом все видели единственное решение проблемы, которое соответствовало бы и личным интересам самого директора. На этом заседание завершилось.

   В ряде муниципалитетов руководство гитлерюгенда потребовало, чтобы родственники членов организации в течение трех недель прекратили религиозные занятия своих детей в школах и перевели их на занятия по идеологии.

   В результате подобных мероприятий родители были лишены права на свободу выбора в отношении религиозных занятий в школах, проблема же решалась в антихристианском духе, несмотря на официальные заявления властей.

   Информацию о происходящем следует в приемлемой форме доводить до прихожан. Все приходские пасторы обязаны, если они этого не сделали до сих пор, представить до 1 июля сведения о методах, применяемых в кампании по введению идеологических занятий, и об их результатах. Особое внимание следует обращать на конкретные случаи, прежде всего на замечания и предложения, касающиеся будущего характера обучения в школах, поведения ребятишек, продолжающих посещать религиозные занятия, на угрозы лишения каких-либо семей детских пособий[49] и на любые другие средства экономического давления.

   Вурм[50]

   (Сборник деятельности евангелической церкви в Германии в 1933–1944 годах. С. 343–347.)



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2977
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X