• Эдвард Бернейс
 

Пропаганда


Глава 10. Наука и искусство
 


Пропаганда играет немаловажную роль в приобщении американской общественности к искусству. Собираясь выставить полотна того или иного художника, картинная галерея должна вначале подготовить публику к знакомству с ним. Ну, а для привлечения повышенного внимания требуется целенаправленная пропаганда.

В искусстве, как и в политике, бал правит меньшинство, однако управлять оно может лишь в случае, если будет следовать пожеланиям широкой публики, разбираться в структуре общественного мнения и использовать его в своих целях.

В области прикладного и коммерческого искусства пропаганда открывает перед художником небывалые возможности. Дело в том, что при конкуренции лишь на основе цены массовое производство очень скоро оказывается в тупике. Поэтому в очень многих областях следовало бы создать конкуренцию на основе эстетических ценностей. Самые разные коммерческие организации извлекают выгоду из эстетики. Самые разные коммерческие организации используют эстетическое чувство для расширения рынков и увеличения прибылей – лучшее подтверждение того, что художник может сотрудничать с промышленностью, совершенствуя вкусы публики, превращая уродливые товары массового потребления в нечто прекрасное и получая к тому же деньги и признание.

Пропаганда может научить людей различать красоту и уродство, а бизнес, безусловно, способен подобным образом повысить уровень культуры американцев. В этом процессе пропаганда, разумеется, будет опираться на авторитет лидеров групп, вкусу и позиции которых все доверяют.

Используя ассоциативные ценности и яркие события, следует заинтересовать в происходящем общественность. Новые тенденции, которые художник может воспринимать как весьма техничную и абстрактную разновидность красоты, должны быть донесены до публики с помощью ассоциирования их с уже знакомыми и общепринятыми ценностями.

К примеру, производители американского шелка развивают свой рынок, черпая вдохновение в Париже. Влияние Парижа придает американскому шелку вес, помогающий этому товару завоевать определенное положение в США.

Ниже приведена статья из New York Times за 16 февраля 1925. В ней изложена реальная история подобного типа.

«Защищено авторским правом, 1925, THE NEW YORK TIMES COMPANY – специальная каблограмма для New York Times.

Париж, 15 февраля. Впервые в истории отдел прикладных искусств Лувра демонстрирует американские художественные материалы.

Экспозиция открылась 26 мая при участии директора Департамента изящных искусств Поля Леона, под покровительством которого она была организована. В экспозицию вошли шелка производства Cheney Brothers (Южный Манчестер и Нью-Йорк), созданные под влиянием работ Эдгара Брандта, знаменитого французского художника по металлу, создающего восхитительные произведения из железа и прозванного «новым Беллини».

Г-н Брандт по собственным эскизам создал монументальные железные двери для военного мемориала в Вердене. Г-н Брандт также был приглашен к организации и участию в выставке, призванной ознакомить французов с достижениями американского промышленного дизайна.

Тридцать работ, созданных под влиянием творчества Брандта, нашли свое воплощение в набивном шелке, парче и бархате с разрезным ворсом; было использовано 2 500 ярдов ткани ста цветов...

Эти «prints ferronieres» стали первыми образцами ткани, созданными по мотивам творчества современного художника Э. Брандта. На шелковые ткани нанесены изумительные композиции с характерными брандтовскими мотивами, вплетенными в общий дизайн. Эти творения созданы художниками компании Cheney, которым удалось совершить практически невозможное – повторить линии металла на шелке. Мощь и выразительность оригинального дизайна дополнительно подчеркнуты прекрасными теплыми цветами».

Сразу после проведения выставку стали приглашать к себе универсальные магазины Нью-Йорка, Чикаго и других городов, стремившиеся привести вкусы клиентов в соответствие с одобренными Парижем тенденциями. Шелка производства Cheney Brothers – коммерческий товар, производившийся в больших количествах, – обрели популярность, поскольку в общественном сознании были связаны с работой известного художника и с известнейшим музеем искусств.

То же самое можно сказать едва ли не о любом коммерческом товаре, отличающемся красивым дизайном. В быту крайне редко встречаются предметы, будь то мебель, одежда, лампы, плакаты, этикетки, книжные обложки, блокноты или ванны, – которые неподвластны законам хорошего вкуса.

В Америке под влиянием пропаганды изменяются целые производственные отделы, и делается это ради удовлетворения как экономических, так и эстетических потребностей. Производители стараются удовлетворить массовое стремление к красоте, успевшее превратиться в экономический фактор. Не так давно некий производитель музыкальных инструментов обратился к художникам с просьбой создать пианино в стиле модерн. Причина заключалась отнюдь не в высоком спросе на подобные пианино. Производитель вряд ли рассчитывал продать более нескольких экземпляров. Однако для того, чтобы привлечь внимание к пианино, нужно предложить людям нечто большее, нежели просто пианино. На файв-о-клоке никто не станет говорить о пианино; но о новом пианино в стиле модерн говорить будут везде.

Три года назад секретарю Гуверу предложили создать комиссию, которой предстояло отправиться на Парижскую выставку прикладных искусств. Будучи одним из членов комиссии, я участвовал в организации группы крупных бизнес-лидеров в области промышленного дизайна; они должны были представлять американскую промышленность в Париже и сообщать о ходе выставки. Пропагандистская кампания, развернутая в целях поддержки и содействия комиссии, имела огромное влияние на отношение американцев к искусству в промышленности: всего несколько лет спустя современное искусство проникло во все области промышленности.

Подхватили эту тенденцию и универсальные магазины. R.H. Macy & Company провели выставку промышленного искусства при участии музея «Метрополитан», предоставившего необходимые консультации. Компания Lord & Taylor спонсировала Выставку современных искусств, на которой были выставлены работы иностранных мастеров. Эти события затронули многих людей и выполнили роль пропаганды, донеся до людей сведения обо всех лучших тенденциях искусства применительно к промышленности. Сотрудники музея «Метрополитан» также понимали, как важно им установить контакт с публикой, и использовали универсальные магазины для распространения искусства в массах.

Из всех творческих организаций больше всего от недостатка эффективной пропаганды страдают музеи. Большинство современных музеев воспринимаются не то как морги, не то как святилища, в то время как на практике им следовало бы играть ведущую роль в вопросах эстетического образования сообщества. С жизнью они практически никак не связаны.

Хранящиеся в музеях сокровища культуры следует преподнести должным образом – тут-то и требуется пропагандист. Домохозяйка из Бронкса вряд ли так уж сильно заинтересуется древнегреческой вазой из музея «Метрополитан». Но если художник, сотрудничающий с фирмой по производству керамики, воссоздаст дизайн этой вазы в чайном сервизе, а сервиз благодаря массовому производству окажется недорогим, он вполне может попасть в квартирку в Бронксе, а его чистые линии и цвета исподволь приучат женщину к созерцанию прекрасного.

Некоторые американские музеи ощущают собственную ответственность в этой области. Нью-Йоркский музей искусств «Метрополитан» по праву гордится тем, что в 1926 году в нем побывали миллион с четвертью посетителей; гордится тем, что демонстрирует и доносит до посетителей сведения о цивилизациях, сокровища которых сокрыты в его отделах; гордится своими специальными лекциями, «историческими часами», приезжающими из других музеев коллекциями гравюр, фотографий, диапозитивов; гордится тем, что коммерческие фирмы используют его экспонаты для работы в области прикладных искусств, гордится лекциями, проводить которые приглашает лекторов из различных организаций, и лекциями, которые сотрудники музея проводят для других организаций; гордится бесплатными камерными концертами, проводимыми в музее под руководством Дэвида Меннеса, который умеет подчеркнуть, что музей – это храм красоты. Но этим проблема не исчерпывается.

Задача заключается не столько в том, чтобы уговорить человека прийти в музей, сколько в том, чтобы сам музей и хранящиеся в нем частицы прекрасного пришли к людям.

Нельзя оценивать музей по числу посетителей. Цель музея – не просто принимать посетителей, но и представлять себя и свою тему перед сообществом, которому этот музей служит.

Музей может устанавливать в сообществе эстетические стандарты, которые, при содействии умной пропаганды, проникнут в повседневную жизнь каждого человека. Почему бы музею не создать собственный совет искусств, не установить стандарты в области украшения домов, архитектуры, производства? Почему не учредить совет исследователей в области прикладных искусств? Не лучше ли будет, если музей станет не просто хранить произведения искусства, но и расскажет об их значении так, чтобы этот рассказ дошел до публики?

В недавно вышедшем ежегодном отчете музея искусств, находящегося в одном из крупных городов США, говорится: «Главной чертой музеев искусств, к которым относится и наш музей, должен быть консерватизм, поскольку главной нашей задачей является сохранение величайших произведений науки и искусства».

Так ли это на самом деле? Разве музей не должен выполнять еще одну важную задачу – доносить до людей идею красоты своих сокровищ?

Чтобы музей мог вести активную работу, его сотрудники должны понять, в какой наиболее понятной форме они могут донести свой призыв до сознания общества, которому служат. Музей должен быть главным авторитетом в области эстетики.

Наука и искусство бывают «чистыми» и «прикладными». Чистую науку зорко стерегут и взращивают разнообразные научные сообщества и ассоциации. Сегодня чистая наука пользуется поддержкой и одобрением предста вителей промышленности. Многие лаборатории, занятые абстрактными исследованиями, переходят под крыло крупных корпораций, готовых выкладывать сотни тысяч долларов на научные исследования в расчете на одно-единственное гениальное изобретение или открытие.

Конечно, такое открытие большому бизнесу очень выгодно. Но в то же время он берет на себя ответственность – поставить новое изобретение на службу обществу и разъяснить общественности его значение.

Интерес промышленности к науке может способствовать ознакомлению школ, колледжей, университетов с истинной ситуацией, сложившейся сегодня в области научного прогресса. Организации не просто могут это делать – просвещение является их обязанностью. Пропаганда, бывшая поначалу инструментом коммерческой конкуренции, открыла невиданные перспективы перед изобретателем и дала стимул для работы ученому исследователю. В последние пять-десять лет некоторые крупные корпорации добились таких успехов, что благодаря им сделала огромный шаг вперед вся наука. American Telephone and Telegraph Company, Western Electric Company, General Electric Company, Westinghouse Electric Company и другие компании поняли, какую важную роль играют научные исследования. Кроме того, им стало ясно, что для успеха нужно, чтобы их идеи были понятны широким массам. Для пропаганды стали использовать телевизоры, радиоприемники и динамики.

Пропаганда помогает продавать новые изобретения. Вновь и вновь рассказывая о новых научных идеях и изобретениях, пропаганда делает публику восприимчивее. Пропаганда приучает людей к переменам и к прогрессу.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4361
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X