• Герберт Шиллер
 


В предлагаемой советскому читателю книге «Манипуляторы сознанием» объединены две книги известного американского ученого Г. Шиллера — «Манипуляторы сознанием» и «Средства массовой информации и культурное господство», вышедшие в разные годы.

Г. Шиллер знаком нашему читателю по публикациям переводов его статей в советских журналах и газетах. В Соединенных Штатах Америки в последние 10—15 лет вокруг его работ идет весьма острая полемика, при этом деятели средств массовой информации пытаются поставить под сомнение выводы ученого, обвиняя его в опасном для Америки радикализме.

Герберт Шиллер родился в 1919 г., участвовал в войне против гитлеровского фашизма, затем окончил Колумбийский университет в Нью-Йорке и защитил там диссертацию. Долгое время он занимался проблемами экономики.

С 1970 г. Г. Шиллер — профессор факультета средств массовой информации в университете Калифорнии в Сан-Диего. Кроме чтения лекций по журналистике в Америке он активно участвует в международных конференциях по проблемам международной информации и неоднократно выступал в качестве лектора в европейских университетах — в Голландии, Швеции и других странах. Г. Шиллер пользуется большим уважением международной научной общественности, что нашло отражение в том, что он в течение полутора десятилетий является вице-президентом Международной ассоциации по научным исследованиям средств массовой информации (АИЕРИ).

Исследовательская работа Г. Шиллера тесно связана с проблемами политической и социальной жизни Америки. Книга «Массовые средства информации и американская империя» вышла в свет в разгар подъема движения против войны во Вьетнаме, активным участником которого был и Г. Шиллер. В ней он показал, какую зловещую роль в агрессивной политике американских правящих кругов играют средства массовой информации. Именно здесь Шиллер вводит и широко использует термины «информационный» и «электронный» империализм. «Дипломатия канонерок,— писал он в 1969 г., — теперь сдана в архив, но зато процветающим бизнесом сегодня стала дипломатия средств массовой информации». Г. Шиллер показал, как империалистическая Америка опутала мир сетью своих радиостанций и путем внедрения своей печатной продукции и распространения своих кинофильмов и телевизионных материалов для неокрепших телевизионных организаций не только развивающихся, но и многих капиталистических стран вмешивается в дела других государств, подчиняет их своему идеологическому и политическому влиянию, вселяя в умы народов ложные идеи и представления.

Г. Шиллер выдвинул в этой книге также понятие «американской империи», рассматривая печать, радио и телевидение и их использование в целях внешнеполитической пропаганды как важнейшее орудие монополий для политической и военной экспансии.

К критике военной, политической и экономической экспансии он добавил еще один важный аспект — критику информационно-пропагандистского аппарата американских монополий, электронного информационного империализма.

Книга Г. Шиллера была обращена прежде всего к американскому читателю. Она остро и наглядно поставила перед ним проблему использования средств массовой информации военно-промышленным комплексом американских монополий и корпораций в интересах укрепления власти крупного капитала. Здесь экономическое образование автора помогло ему глубже вскрыть зависимость средств массовой информации от истинных хозяев Соединенных Штатов.

В 1973 г. Г. Шиллер издал новую монографию — «Манипуляторы сознанием», которая целиком воспроизведена в качестве первой части настоящего издания.

А в 1976 г. вышла в свет книга Шиллера «Массовые средства информации и культурное господство», составляющая вторую часть его.

Критика американских средств массовой информации приобрела в этих работах новую глубину и основательность.

Книги Г. Шиллера содержат богатейший фактический материал и помогают разностороннее, основательнее и явственнее понять угрозу, которую представляет для миролюбивой общественности, для национального суверенитета капиталистических и развивающихся стран, для их культуры и национальной независимости пропагандистская машина американского империализма.

В работе «Манипуляторы сознанием» автор последовательно рассматривает основные аспекты воздействия средств массовой информации на массовое сознание, на формирование буржуазного общественного мнения, на управление обществом посредством информационно-пропагандистского аппарата.

Подобный подход позволяет автору разносторонне показать всю систему средств массовой информации, действующую в рамках американского государственно-монополистического капитализма. Он как бы вычленяет информационно-пропагандистский комплекс из других социально-экономических институтов и скрупулезно анализирует все составные части его и их роль в манипулировании сознанием, в управлении поведением американцев. Монография начинается с анализа самого процесса манипулирования и того, что автор называет «расфасованным сознанием». Он выделяет при этом пять основных мифов буржуазной пропаганды: миф об индивидуализме и личном выборе; миф о нейтралитете; миф о неизменной природе человека; миф об отсутствии социальных конфликтов и миф о плюрализме средств массовой информации. Выделение этих основных направлений, которые призваны замаскировать классовый характер буржуазного общества и буржуазной пропаганды, помогает автору дать достаточно серьезную научную основу для понимания читателями системы манипулирования сознанием.

Хотелось бы специально подчеркнуть важность и обоснованность критики Г. Шиллером мифа о плюрализме средств массовой информации. Он справедливо подчеркивает, что буржуазная информационно-пропагандистская промышленность создает иллюзию информационного выбора, выдавая обилие разного рода информационно-пропагандистских материалов, изготавливаемых на конвейере американской пропагандистской промышленности, за разнообразие содержания. Исследователь достаточно остро и глубоко показывает те основные тезисы, на которых строят пропагандистскую обработку населения буржуазные органы массовой информации и пропаганды. В качестве важнейших приемов воздействия на сознание аудитории Шиллер выделяет фрагментацию информационного потока и мгновенность доставки информации.

Фрагментация информационных сообщений, стремление подать их как поток разнородных сведений лишают аудиторию — телезрителей, радиослушателей, читателей — возможности воспринять картину мира в целом. Намеренная раздробленность информационного потока ведет к раздробленности восприятия мира, что либо обезоруживает аудиторию, лишая ее общего представления о мире, либо облегчает искажение различных аспектов социальной реальности, давая возможность преувеличивать значение одних событий за счет умалчивания других. Фрагментация информационного потока является, конечно же, важнейшим приемом, открывающим широчайшие возможности для искажения информационной картины мира в сознании аудитории средств массовой информации.

Вместе с тем видимость немедленности сообщения, причастности телезрителей, радиослушателей, читателей к сообщениям, видимость чуть ли не соприсутствия при событиях, о которых идет речь, создает дополнительные возможности для воздействия на них. Г. Шиллер справедливо отмечает, что стремление как можно быстрее сообщить о событиях, являющееся одним из важнейших принципов американской журналистики, также активно используется в целях манипулирования сознанием. Автор подчеркивает, что быстрота доставки информации едва ли является сама по себе достоинством. Видимость быстроты, исключительной оперативности сообщений облегчает распространение заведомо непроверенных, неточных, а подчас и просто ложных сообщений. И в этом смысле абсолютизация оперативности, как и фрагментарность ее, открывает серьезную и опасную возможность для искажения сообщений и для оправдания этих искажений, а следовательно, для самого откровенного манипулирования сознанием.

Как важнейшую сторону процесса манипулирования Шиллер рассматривает пассивность восприятия. Он видит в этой пассивности главную цель манипуляторов сознанием. Буржуазные средства массовой информации не только не стремятся привлечь аудиторию к участию в деятельности телевидения, радио, печати, а, наоборот, воспитать у них пассивное, потребительское отношение. И Шиллер справедливо делает вывод о том, что «цель телевизионных и радиопрограмм, фильмов в конечном счете не возбудить, а уменьшить озабоченность социальными и экономическими реальностями». В этой пассивности, которую воспитывает буржуазная пропаганда, он видит большую опасность для сознания масс.

В целом его концепция манипулирования сознанием, как мы видим, достаточно глубока и выявляет классовую природу этого процесса. Но мы должны более четко подчеркнуть мысль о том, что не следует забывать, что в процессе манипулирования сознанием важнейшую роль играют не только средства массовой информации, но и сами общественно-экономические условия. Буржуазная пропаганда стремится закрепить пассивность населения, подавить его сознание. В этом смысле буржуазная пропаганда как бы закрепляет деятельность институтов буржуазного общества: буржуазного государства, аппарата монополий и корпораций, аппарата принуждения — армии, полиции и пр., буржуазных политических партий, церкви, системы школьного и университетского образования и воспитания.

В данном случае вычленение средств массовой информации, конечно, дает возможность разносторонне выявить особенности их воздействия на общественное сознание, но вместе с тем несколько обособляет их от других факторов, часто имеющих решающее значение в этом процессе.

Рассматривая различные отрасли манипулятивной промышленности, Г. Шиллер анализирует деятельность правительственного аппарата пропаганды, который он называет «правительственным участком промышленности знаний», выявляя серьезную, часто решающую роль, которую играет американское правительство как производитель и хранитель информации. Он разрушает иллюзии буржуазных пропагандистов, пытающихся доказать, что американские средства информации лишены правительственного контроля.

Более того, автор справедливо подчеркивает, что усиление роли правительства наряду с усилением влияния корпораций ведет к монополизации и концентрации в распространении информации и к реальному ограничению доступа к информации для американцев; говоря словами Г. Шиллера, «это означает конец участия в информационном процессе для большинства американских граждан».

Отдельная глава посвящена роли военно-промышленного комплекса в информационно-пропагандистском процессе манипулирования. Раскрывая процесс милитаризации американского общества, Шиллер показывает, что министерство обороны вместе с военно-промышленным комплексом способствует «воспитанию» американцев в духе милитаризма.

Особый раздел книги «Манипуляторы сознанием» раскрывает роль массовой культуры в утверждении статус-кво. В процессе манипулирования, с точки зрения Шиллера, наряду с воздействием направленного и искаженного информационного потока важнейшую роль играют различные формы массовой культуры, распространяемые через телевидение, радио и печать. При этом автор справедливо подчеркивает, что массовая культура оказывается особенно сильным источником воздействия на сознание, поскольку только на первый взгляд кажется, что она автоматически исключает возможность осознанного воздействия, скрывает те самые буржуазные идеи, которыми проникнуты все виды коммерческой культуры, начиная от телевизионных многосерийных фильмов и кончая сериями рисованных картинок — комиксами.

Как особый механизм манипулирования сознанием автор рассматривает промышленность опросов общественного мнения, в которой он видит не только и не столько средство измерения состояния общественного мнения, сколько средство производства общественного мнения и воздействия на него. Шиллер — один из первых буржуазных ученых, показавших, что широкое распространение опросов общественного мнения способствовало не столько выявлению реального состояния общественного сознания, сколько созданию новой формы манипулирования им. Произвольно составленные программы опросов ведут часто к заранее запрограммированным результатам, которые в свою очередь способствуют созданию ложных представлений о мире, искажающих реальное соотношение политических сил, социальную картину мира.

Не случайно даже во многих буржуазных странах запрещены публикации опросов общественного мнения в период предвыборных кампаний, поскольку выяснилось, что их данные намеренно искажаются, для того чтобы воздействовать на избирателей.

Безусловно, заслугой Г. Шиллера было то, что он сумел увидеть, как промышленность, изучающая общественное мнение, превратилась в промышленность, сознательно управляющую общественным мнением или пытающуюся управлять им во имя интересов крупного капитала.

Рассмотрев, таким образом, различные аспекты манипулирования сознанием в Соединенных Штатах Америки, Шиллер переходит к проблемам использования приемов манипулирования сознанием в области внешней политики. В главе «Манипулирование сознанием выходит за пределы метрополии: экспорт методов убеждения» он раскрывает роль американского информационно-пропагандистского бизнеса в системе внешнеполитической экспансии США, рассматривая международную деятельность информационно-пропагандистских монополий как важнейшее средство проникновения американского капитала в другие страны мира для усиления своего господства. При этом автор подчеркивает, что внешнеполитическая деятельность американского информационно-пропагандистского и манипулятивного бизнеса укрепляет систему капитализма и за пределами США.

Важный смысл вкладывает автор в главу, посвященную усилению прямого политического контроля над средствами массовой информации. Автор считает, что в Соединенных Штатах Америки все более очевидным становится стремление правительственных органов воздействовать на средства массовой информации. И здесь он безусловно прав, что бы ни говорили современные апологеты американских информационно-пропагандистских монополий, пытающиеся представить публикацию пентагоновских документов и «уотергейтское дело» как доказательство чуть ли не конфронтации правительства и средств массовой информации. На деле же здесь речь шла о борьбе различных сил американского капитала за влияние на правительственные учреждения. Средства массовой информации выступали в этой борьбе лишь как инструмент и, конечно, сами по себе сыграли важную роль в укреплении влияния восточного истэблишмента США на американское правительство, что проявилось в устранении Никсона от власти и назначении на пост вице-президента Соединенных Штатов Америки Н. Рокфеллера, представителя могущественнейшего клана американских корпораций, членам которого ранее никогда не удавалось занимать такое высокое официальное положение. В известном смысле американские средства массовой информации в «уотергейтском деле» выполнили роль тех самых сил, которые по традиции были главными исполнителями всякого рода дворцовых интриг и переворотов в эпоху феодализма. На деле же процесс усиления влияния правительства на средства массовой информации возрастает. Об этом свидетельствует и политика теперешнего президента США Картера. Так, в федеральном правительстве работают до 5 тыс. служащих, занимающихся пропагандой его деятельности. Это намного больше, чем в любой другой стране, где количество таких работников исчисляется десятками или сотнями.

Не следует забывать и о том, что крупнейшей в мире правительственной пропагандистской машиной является Управление международных связей, которое инкорпорировало в себя ЮСИА — Информационное агентство Соединенных Штатов Америки и Пентагона.

Заключает монографию Г. Шиллера «Манипуляторы сознанием» глава, содержащая в своем названии вопрос: «Информационная технология как демократизирующая сила?» В ней автор выдвигает вопрос о путях противодействия манипуляторам сознанием. Он видит в роли главных хозяев средств манипулирования сознанием господствующие в американском обществе корпорации, растущую национальную бюрократию и подчеркивает, что система средств массовой информации в Соединенных Штатах «едва ли действует в интересах общественности, сколь бы расплывчатым ни был этот термин».

Перспективы противодействия манипулированию сознанием автор несколько наивно, с нашей точки зрения, усматривает в развитии промышленности информации и ее рабочей силы (подразумеваются журналисты и сотрудники технических служб средств массовой информации), в росте скептического отношения рабочего класса к современной социальной системе, в появлении так называемых независимых информационных изданий, пытающихся противостоять информационно-пропагандистской промышленности в целом. Он также считает, что и сама американская действительность должна помочь увидеть ложность и иллюзорность представлений, которые распространяются средствами массовой информации. Шиллер предполагает, что с каждым годом все больше американцев не верят тому, что они видят и слышат в своих средствах массовой информации, и он хочет надеяться, что «их цинизм, который сегодня укрепляет статус-кво, может при наличии других стимулов превратиться в четко выраженную оппозицию и политическое сопротивление».

Таким образом, Г. Шиллер стремится не только констатировать факты манипулирования сознанием, но и пытается выявить определенные пути противодействия. К сожалению, здесь наиболее очевидно сказывается ограниченность буржуазно-либеральных концепций автора, который при всем своем сочувствии к революционному движению не в состоянии увидеть место средств массовой информации в общей структуре буржуазного общества государственно монополистического капитализма. В результате этого разносторонняя, насыщенная богатейшим фактическим материалом и острейшими аргументами критика информационно-пропагандистского бизнеса оказывается отрезанной от анализа социально-экономических структур буржуазного общества. Показав важную роль средств массовой информации как инструмента манипулирования сознанием, автор вместе с тем не стремился, и может быть, и не сумел показать, что эта система является только одним из инструментов в руках буржуазного государства и монополистического капитала в укреплении их господства.

Сильные стороны критического анализа американских средств массовой информации и пропаганды особенно наглядно выявляются во второй книге Г. Шиллера, включенной в настоящее издание,— «Средства массовой информации и культурное господство», где он углубленно анализирует, как уже указывалось, роль буржуазной пропаганды на международной арене. Автор выделяет четыре главные проблемы, на которых он сосредоточивает внимание:

1) источники, контекст и современные «стили» культурного господства;
2) дипломатия культурного господства и свободный поток информации как главная форма этой дипломатии;
3) технология культурного господства;
4) национальная политика в области средств массовой информации как арена социальной борьбы.

Г. Шиллер в этой книге подчеркивает: современная история показала, что далеко не всегда американским правящим кругам удается навязать свою волю народам мира. Он обращает особое внимание на катастрофические результаты поражения американского империализма во Вьетнаме и в связи с этим — на стремление правящих кругов Америки подновить методы своего воздействия на международной арене с помощью средств массовой информации.

Автор показывает, что деятельность американских средств массовой информации направлена не только против социалистических и развивающихся стран, но и против стран Западной Европы, где наблюдаются признаки не только экономической, но и информационно-пропагандистской экспансии США через посредство американских информационных агентств АП и ЮПИ, выступающих в роли транснациональных корпораций.

Во второй части монографии Г. Шиллер подвергает глубокой критике концепцию свободного потока информации. Он широко цитирует при этом выступление президента Финляндии Урхо Кекконена в мае 1973 г., который высказался о том, что поток информации между государствами является в значительной степени односторонним, несбалансированным. Автор справедливо подчеркивает, что лозунг свободного потока информации на деле означает оправдание информационно-пропагандистской экспансии Соединенных Штатов в целях достижения ими идеологического господства.

Г. Шиллер подробно рассказывает о новейших технологических достижениях в области пропагандистской деятельности. При этом он выявляет активную роль экспорта информационно-пропагандистской техники в укреплении идеологической зависимости тех стран, которые пользуются ею (как развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки, так и развитые страны Западной Европы), от Соединенных Штатов Америки и от тех транснациональных корпораций, которые производят эту технику.

Важным средством противодействия информационно-пропагандистской экспансии американских монополий Шиллер считает разработку национальной политики в области средств массовой информации. Он видит в этой национальной политике важнейший шаг в борьбе против культурного и социального господства во всех его формах, старых и новых.

Конечно, средства массовой информации требуют углубленного к себе внимания, определенных форм планирования и управления. Разработка национальной политики в этой области может иметь серьезное значение, но лишь при определенных условиях: если эту национальную политику действительно определяют народные массы, но это возможно только в условиях общества, освободившегося от частной собственности на средства производства, в том числе и на средства массовой информации и пропаганды.

В известной степени Г. Шиллер абсолютизирует средства массовой информации, провозглашая возможность усовершенствования их деятельности вне реальностей социально-экономической и политической борьбы, недооценивает роль политического фактора в борьбе против информационно-пропагандистского комплекса США на международной арене.

Интересные и глубокие мысли содержатся в послесловии автора. Здесь он вновь возвращается к критике так называемого информационного плюрализма, показывая, что информационный плюрализм на деле служит защите интересов крупного капитала. «Обладающий собственностью класс,— подчеркивает Г. Шиллер,— чувствует себя в безопасности с информационным плюрализмом, когда весь остальной культурный аппарат находится в его руках». Развивая эту мысль, Шиллер вновь подчеркивает, что плюрализм лишь скрывает классовое господство крупного капитала.

Критикуя свободный поток информации, ученый подвергает критике и буржуазную концепцию свободы информации, которая на деле прикрывает свободу для крупного капитала манипулировать информационным потоком.

В заключение автор выдвигает новую для него идею о важной роли социалистической культурной политики. Но этот тезис остается у него неразработанным, поскольку вся концепция революционного процесса, обосновываемая Г. Шиллером, рассматривается в рамках буржуазного либерализма и достаточно далека от научного марксистского подхода.

Это особенно отчетливо проявляется в послесловии к части 2 «Средства массовой информации и культурное господство», посвященном событиям в Чили.

Автор с глубоким сочувствием анализирует деятельность правительства Альенде, по-своему стремится установить причины, которые позволили реакции свергнуть это правительство, и связывает их с некоторыми особенностями политики Альенде в области средств массовой информации.

Эти суждения, посвященные критике теории плюрализма и буржуазных концепций свободы печати, безусловно, представляют интерес.

К сожалению, при большой остроте критики определенных моментов политики в области информации Г. Шиллер по существу не видит реальных путей такой организации системы средств массовой информации, которая позволила бы поставить их на службу народу, революции, социализму.

Таким образом, Г. Шиллер в двух книгах, которые объединены в настоящем издании, показывает методы использования американским государственно-монополистическим капитализмом, международными монополиями информационно-пропагандистской промышленности в целях укрепления господства капитала как внутри стран государственно-монополистического капитализма, так и на международной арене.

Книга Г. Шиллера помогает лучше понять важнейшие аспекты современной идеологической борьбы. Она дает в руки советскому читателю, в руки прогрессивным читателям многих стран мира богатейший фактический материал, острые и надежные аргументы в борьбе против информационно-пропагандистских монополий, хотя и остается в рамках концепции буржуазного либерализма. При знакомстве с работой Г. Шиллера советский читатель должен учитывать некоторые особенности употребляемой автором терминологии. Так, например, когда Шиллер пишет о «центре системы», «мировой экономической системе», он имеет в виду американский империализм, мировую капиталистическую систему; под термином «провинция» подразумеваются страны, зависящие от США в экономическом отношении. В столь же специфическом смысле автор употребляет некоторые другие термины и понятия.

В предисловии к книге «Средства массовой информации и культурное господство» Г. Шиллер называет имена тех, кто помогал ему в работе над книгой и прочитал разные ее части. Среди них — американские профессора Тран Ван Дин и Джордж Гербнер, голландец Сеес Хамелинк, финны Каарле Норденстренг и Тапио Варис, канадец Даллес Смайт. Эти люди во многом близки по взглядам американскому исследователю. Их объединяет с ним глубоко критическое отношение к манипулятивной деятельности информационно-пропагандистского бизнеса, осуждение методов психологической войны, сочувствие прогрессивным силам и национально-освободительному движению, причем позиции многих из них не совпадают по различным вопросам.

Издание монографии американского ученого Г. Шиллера позволит советскому читателю познакомиться с одним из тех представителей западной интеллигенции, которые, несмотря на свои либеральные иллюзии, оказываются в состоянии их переступить в критике информационно-пропагандистского империализма, а это требует большого мужества, и за это все они заслуживают глубокого уважения со стороны прогрессивной общественности.

Я. Засурский, профессор, доктор филологических наук.

Вперёд>>  
Просмотров: 6290
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X