• Герберт Шиллер
 

Манипуляторы сознанием


Глава 3. Индустрия знаний: военно-корпоративный компонент
 


До недавнего времени система образования хотя и была насквозь пропитана коммерческим духом, все же сохраняла известную автономность, по крайней мере в сфере принятия решений. В настоящее время действуют влиятельные силы, которые могут вызвать далеко идущие структурные изменения в администрировании, финансировании и управлении системой среднего образования страны. Подобные явления вызваны к жизни значительными изменениями, происходящими в национальной экономике.

Характер экономики раскрывается в выполняемой людьми работе, а также в том, какие товары и услуги они производят. С исторической точки зрения большинство американцев в относительно короткие сроки перешли от сельскохозяйственного производства к промышленному, а соответственно от сельской жизни к городской.

После второй мировой войны произошли новые изменения. В сфере обслуживания и информации рост рабочей силы происходил значительно быстрее, чем в сфере товарного производства. Это было отмечено в исследовании, проведенном в 1962 г. профессором Фрицем Маклапом, который обнаружил, что на долю индустрии знания в 1958 г. приходилось 29% валового национального продукта и что темпы роста этой индустрии в 2 раза превышали темпы производства других товаров и услуг1.

Можно, конечно, не соглашаться с определением «знания», данным Маклапом, но факт остается фактом — информационная деятельность, какой бы она ни была по своему характеру, вредной или полезной, развивается необыкновенно быстрыми темпами. Маклап, корректируя свое исследование с современными данными, утверждает, что сегодня 50% рабочей силы, включая студентов, связано с индустрией знания2.

Еще одна оценка, сравнивающая несколько различные компоненты национальной экономики, но позволяющая сделать аналогичный вывод, была дана бывшим президентом Национальной ассоциации просвещения. Джордж Д. Фишер, возглавляющий теперь Центр учебного оборудования (постоянно действующая экспозиция учебного оборудования и материалов, выпускаемых американской промышленностью), заметил, что «индустрия образования уступает по своим размерам разве что оборонной промышленности»3.

Короче говоря, ясно, что разрастающийся информационный сектор обретает характерные черты крупной макросистемы, имеющей своеобразные, но вполне понятные и санкционированные взаимосвязи с остальной экономикой4. Хотя окончательные формы этих взаимосвязей еще не ясны, некоторые тенденции уже определились. Та же социальная динамика, что породила существующую структуру Америки, влияет сегодня на формирование институтов будущего: рынок знаний расширяется, и нити управления этим рынком находятся в цепких руках частной индустрии и военного истэблишмента.

О качестве информации, производимой институциональной структурой, где доминирующее положение занимают бизнес и военный истэблишмент, мы поговорим позже. В этой главе мы рассмотрим более общие последствия подчинения государственной системы образования узким интересам и целям частных корпораций и программ военной подготовки.

На первый взгляд может показаться странным сам факт рассмотрения Пентагона как части образовательно-информационной структуры Соединенных Штатов, но вот уже более четверти века вооруженные силы занимаются подготовкой миллионов молодых людей и накопили значительный фонд знаний в области механики обучения. Дэвид Шоуп, бывший командующий морской пехотой Соединенных Штатов, пишет по этому поводу:

«Мы стали нацией ветеранов. К 14,9 млн. ветеранов второй мировой войны Корея добавила еще 5,7 млн., кроме того, с тех пор огромный военный истэблишмент мирного времени обучал и выпускал ежегодно сотни тысяч призывников, кадровых военных и краткосрочных резервистов. В 1968 г. число живых ветеранов американской военной службы составило 23 млн. человек, т. е. 20% всего взрослого населения страны... Для многих ветеранов военная подготовка и обучение явились самым впечатляющим опытом за всю их жизнь, особенно это относится к молодым и малообразованным людям»5.

В 1968 г. бывший тогда министром обороны Кларк Клиффорд говорил: «Министерство обороны является самым крупным просветителем в мире и посему должно быть самым лучшим. Мы проводим обучение военных по 1500 различным специальностям, и наши школы для детей военнослужащих находятся в 28 странах мира»6.

Вооруженные силы, которые расширяли и защищали американскую империю в течение трех последних десятилетий, всегда получали огромные бюджеты от скупых, когда дело касалось других программ, конгрессменов. Поразительные ассигнования позволили вооруженным силам превратиться в наиболее передовой экспериментирующий сектор общества с трагическими последствиями для тех, кто оказался на пути американской Джагернаутовой колесницы.

Тщательная обработка информации, позволившая применить во Вьетнаме самые изощренные методы геноцида, производилась объединенными усилиями военно-промышленного консорциума. Ни в одном из других секторов экономики нет таких усовершенствованных автоматических методов обработки данных. Свидетельством того, насколько относительно неразвиты остальные ведомства национального правительства, служит хотя бы тот факт, что «к началу 1972 финансового года на службе федерального правительства было 5400 вычислительных машин, из которых восемьдесят процентов приходилось на долю министерства обороны»7.

Воздушная война против вьетнамцев в значительной степени зависела от этой техники. Например, «в конце 1970 г. из одиннадцати американских военно-воздушных баз во Вьетнаме восемь имели работающие на вычислительной технике службы обеспечения. Гордостью 7-й воздушной армии была вычислительная система, с помощью которой программировались воздушные налеты и переброски по воздуху вьетнамских вооруженных сил»8.

Военные добились успеха в объединении теории (исследования в области информационных систем и техники) с практикой (использование возможностей обработки данных против препятствий на пути американского империализма). В результате этого процесса Пентагон превратился в одну из крупнейших информационных систем в мире, объединяющих в себе такие различные области, как подготовка личного состава, тактика ведения и материально-технического обеспечения военных действий, электронная слежка и шпионаж и глобальная (равно как и местная) информационная деятельность. В насчитывающем девяносто страниц реестре федеральных библиотек, составленном в 1970 г., шестьдесят страниц занимает список библиотек, обслуживающих вооруженные силы9.

В 1968 г. Пентагон заявил о готовности взять на себя функции, выходящие за рамки традиционной военной деятельности. Министерство обороны предложило взять на себя выполнение ряда социальных обязанностей, включая различные фазы процесса образования, до тех пор входившего в компетенцию гражданских властей *10.

В то же время деловые круги, включая ставших бизнесменами просветителей, предпринимали гигантские усилия, направленные на то, чтобы занять доминирующее положение на рынке учебной продукции, уверяя при этом страну, что действиями их разрастающихся как грибы «просветительских корпораций» руководят если не чисто альтруистические соображения, то по крайней мере разумно сочетающееся с удовлетворением социальных нужд стремление к получению прибылей. Однако подобное положение вещей устраивает далеко не всех. Фред Хеддинжер, являющийся одновременно президентом Ассоциации школьных советов штата Пенсильвания и корпорации «Пенсильвания электроник текнолоджи», дал этой ситуации следующую оценку:

«С появлением недавно изысканных федеральных фондов на образование объявились друзья, которые хотят взять на себя часть забот об образовании на федеральном уровне. Большой бизнес, который, если бы он только захотел, уже давно мог бы направить свои усилия в сферу образования, вдруг осознал, что можно получить большие прибыли, заключив союз с федеральными агентствами, ведающими образованием... Президент Эйзенхауэр, незадолго до того как оставить свой пост, предупреждал нас относительно потенциальной угрозы, таящейся в могущественном союзе имеющих огромные финансовые возможности военных организаций с нуждающимися в этих средствах отраслями... Если это предостережение справедливо по отношению к области оборонной промышленности (так оно было вчера и есть сегодня), то оно, несомненно, справедливо и по отношению к сфере образования»11.

Популярный журнал по проблемам образования «Фи Делта Каппан» посвятил целый номер теме «Военные и образование». Журнал предупреждал: «Нет никаких сомнений в том, что руководство министерства обороны стремится использовать растущее могущество Пентагона в сферах, выходящих за рамки его традиционных функций». По мнению журнала, проблемы, «порожденные этой возрастающей близостью военных и гражданских усилий в сфере образования... озадачивают и пугают»12.

Планы военно-промышленной коалиции относительно создания новой империи в сфере образования поддерживаются такими правительственными чиновниками, как помощник министра здравоохранения, образования и социального обеспечения Семюэл Хэлперин, который заявил в 1968 г.: «Образование — растущая индустрия Америки... уже сегодня почти треть нашего населения обучается в той или иной школе... Преподаватели, школьные инспектора, администраторы и прочий педагогический персонал насчитывают теперь три миллиона человек и скоро превысит число фермеров... Ассигнования на оборудование увеличатся с пятидесяти миллиардов долларов до шестидесяти шести миллиардов долларов в 1975 г. Короче говоря, перспективы роста американского образования заслуживают самого серьезного внимания с вашей стороны»13.

Хотя пять лет спустя эти «перспективы роста» все еще не были такими светлыми, усилия по передаче образования на откуп смешанным частно-государственным корпорациям не ослабевали. Образование больше не является второстепенной сферой интересов рыночной экономики.

В результате взаимодействия трех независимых сил школьные аудитории превратятся в поточную линию промышленного производства: (1) стоимость содержания Американской Империи ввиду усиления сопротивления во всем мире продолжает увеличиваться; (2) налоги на содержание системы образования даже в их нынешних размерах вызывают недовольство; (3) накапливаются исследования в области технических средств обучения.

Тенденции эти, пройдя через аппарат принятия решений частной, стремящейся лишь к получению прибылей, экономики, неизбежно приведут к «необходимости экономии» за счет образования. С принятием такого решения, если только оно уже не принято, значительно усилится пока что незначительная тенденция к введению в школах электронных обучающих машин.

Поставка школам, а также на дом материалов и оборудования для электронного обучения в будущем — слишком выгодная перспектива, чтобы бизнес оставил ее в руках государственных чиновников и школьной администрации. Не удивительно, что при отсутствии четкой программы государственных действий частные фирмы разрабатывают новые экономические методы захвата свежих источников прибыли на уже и без того прибыльном рынке образования. Они стремятся урвать свою долю в потенциально богатой индустрии знания. В результате образование, которое до сих пор было изолировано от прямого коммерческого проникновения, теперь рассматривается как потенциальный энклав для извлечения прибылей.

Ярким свидетельством, «золотой лихорадки», охватившей новый Клондайк образования, служит молниеносная реорганизация издательской промышленности. Производство «запрограммированных» учебных пособий попало в цепкие лапы электронных корпораций, которые частично уже приступили к выпуску так называемых обучающих электронных машин.

Компании, производящие учебные материалы — книги, журналы, аудиовизуальные пособия и т.п.,— объединялись с необыкновенной быстротой. В то время как многие из новых корпораций рождались обычным путем (одно издательство поглощало другое), вызвало удивление большое количество межиндустриальных слияний.

Стремление производить или по крайней мере контролировать производство учебных материалов, которые в конце концов могут быть запрограммированы для электронных машин, а также желание распространить свое влияние на все сферы рынка образования вынудили производителей электронных обучающих машин, фирмы и компании, владеющие средствами массовой информации, распространить свою деятельность и на сферу производства учебных материалов программного обеспечения. Так, радиокорпорация Америки (РКА) приобрела издательство «Рэндом Хаус», Международная телефонная и телеграфная компания (ИТТ) купила выпускающее учебники и технические книги издательство «Ховард У. Сэмс энд компани». Радиовещательная компания Си-би-эс приобрела выпускающее книги по торговле и учебники издательство «Холт, Райнхарт энд Уинстон», заплатив за него 280 млн. долл.— самую высокую цену, назначенную когда-либо за издательство. «Интернэшнл бизнес машинз» (ИБМ) слилась с «Сайнс рисерч ассошиэйтс», которая в свою очередь купила «Говард Чендлер компани» — сан-францисское издательство учебников для колледжей.

Список этот можно продолжать бесконечно. Промышленный конгломерат «Литтон индастриз» поглотил Американскую книжную компанию. «Ксерокс» приобрела целый ряд издательств, включая «Р. Р. Боукер», издающее ведущие коммерческие журналы «Паблишерз уикли» и «Лайбрэри джорнэл», и крупнейшее издательство учебников для начальной школы «Джинн». Корпорация «Тайм» совместно с «Дженерал электрик компани» создала «Дженерал Лернинг корпорейшн» и попутно «Тайм» приобрела известное бостонское издательство «Литл Браун энд компани». «Силвания электрик продактс» — дочерняя организация «Дженерал телефоун энд электроник компани» — заключила союз с «Ридерз дайджест» для изучения потенциальных возможностей электронных систем в сфере образования. «Харксут, Брейс Янович», одно из крупнейших издательств, объединилось с радиокорпорацией Америки для изучения учебного процесса. Список подобных приобретений, консолидаций и слияний увеличивается с каждым годом.

В 1973 г. Лига американских писателей призвала подкомиссию сената по антитрестовскому и антимонополистическому законодательству обратить внимание на «массовую волну приобретений» в издательской промышленности. Лига считала, что такое развитие событий представляет серьезную угрозу существованию независимой книгоиздательской промышленности14.

В основе многих из перечисленных влияний лежит не одна только перспектива «захвата» классных аудиторий. Неформальные, побочные виды образовательной деятельности развиваются еще быстрее, чем институционализированное образование, и они также служат объектами коммерческого проникновения. Не случайно проведенная в 1972 г. журналом «Форчун» статистическая компиляция пятисот крупнейших промышленных корпораций Соединенных Штатов впервые включала кинематографическую и радиовещательную индустрию. Этот новый подход редактор журнала объяснял так: «Даже несмотря на то что такие компании, как Си-би-эс, Эй-би-си и «Коламбиа Пикчерс индастриз», «производят» информацию и развлечения, они в прошлом исключались из этого списка, потому что они не считались промышленными компаниями, согласно определению, данному в справочнике классификации промышленных стандартов. Определения, приведенные в справочнике, остаются для нас основным критерием оценки, но включение в список названных компаний, с нашей точки зрения, может способствовать получению более полной картины»15. Несомненно, подобные компании можно причислить к промышленным. Конгломерат «Уорнер коммуникейшнз инкорпорейтед» так определяет круг своих интересов:

««Уорнер коммуникейшнз инкорпорейтед» представляет все виды коммуникаций, включая такое новейшее средство информации, как кабельное телевидение. «Уорнер коммуникейшнз» выпускает музыкальные записи на магнитофонных пленках и пластинках, а также (уже более половины века) выдающиеся киноленты...

Мы издаем и распространяем книги и журналы, отвечающие всем вкусам. Мы выпускаем всевозможные телевизионные программы, от мультипликационных фильмов до комедий на темы из семейной жизни и многосерийных оригинальных пьес для телевидения. Какие бы фантастические технические средства ни использовались для передачи печатного слова, образа на экране или звука в эфире — мы всегда впереди»16.

Связи большого бизнеса с Голливудом, существовавшие с первых дней рождения кинематографа, сегодня выражаются в открытом совместном производстве фильмов. Так, например, конгломерат «Уорнер коммуникейшнз» финансировал три из самых популярных в кассовом отношении фильмов страны, выпущенных в 1972 г. — «Механический апельсин», «Подонок Гарри» и «Что случилось, доктор?».

После второй мировой войны особенно очевидна стала зависимость роста и прибылей частных предприятий от правительственных контрактов, а также их огромное влияние на процесс принятия решений в стране. Сейчас в сфере образования складывается новый комплекс, также во многом зависящий от государственных фондов. Образовательно-коммерческий комплекс рассчитывает на помощь и понимание министерства просвещения США. Подобно тому как старые, многоопытные подрядчики нашли друга в лице министерства обороны, так и министерство просвещения установило прочные связи с военным истэблишментом. Рискованность подобного союза очевидна.

Ключевые позиции образовательно-коммерческого комплекса уже заняты. Бизнес контролирует большинство производственных центров и технологию. Политические решения в области образования теперь принимаются в министерстве просвещения в Вашингтоне, куда просочились многие представители техноструктуры индустрии образования. Декан колледжа Иллинойского университета Майрон Аткин писал в 1967 г. в журнале «Эдьюкейшнл форум»: «Можно представить себе структуру взаимоотношений между федеральными чиновниками и зарождающейся индустрией образования. В основном их отношения заключаются на данном этапе в свободном обмене кадрами между индустрией и федеральным правительством»17.

Более того, сотрудники министерства просвещения следуют той же миграционной модели, которая уже давно свойственна связанным с обороной правительственным ведомствам и их частным корпоративным поставщикам.

Огромный, щедро финансируемый в отличие от государственных школ аппарат по подготовке и обучению, находящийся на службе министерства обороны со времен второй мировой войны, позволил Пентагону накопить огромную информацию об учебном процессе. Например, «в Форт-Орде, где одновременно проходят обучение 16 тыс. человек, а также в десяти других учебных центрах, расположенных по всей стране, просмотр телевизионных программ стал обязательным пунктом в ежедневном распорядке солдат... Командование сухопутными войсками США в Европе имеет в своем распоряжении библиотеку, содержащую сотни записанных на видеопленку фильмов-пособий, с помощью которых новобранцев обучают всему: от того, как отдавать честь, до того, как выдергивать предохранитель гранаты и ремонтировать ведущий мост бронетранспортеров. Ежегодно 4,8 млн. зрителей смотрят передаваемые по армейской сети программы, и таким образом командование превращается в оператора крупнейшей и одной из самых изощренных замкнутых телевизионных систем в мире»18.

Министерство просвещения, естественно, считает нужным брать пример с опытного правительственного ведомства. Соответственно административные и организационные методы министерства обороны используются министерством просвещения, несмотря на то что они вряд ли соответствуют его целям.

Однако такой подход к определению политики министерства просвещения всячески поддерживается военными и деловыми кругами. Тесные связи установились между министерством и Промышленной ассоциацией национальной безопасности, являющейся организационным олицетворением военно-промышленного комплекса.

В июне 1966 г. министерство обороны, министерство просвещения, министерство труда и Промышленная ассоциация национальной безопасности провели совместную конференцию по прикладным системам в сферах образования и профессиональной подготовки. На заседаниях около семисот представителей военных ведомств и промышленных организаций обсуждали технические проблемы образования и подготовки. В задачи конференции входило:

Ознакомить промышленность с размахом и видами деятельности министерства просвещения и министерства обороны в таких областях, как образование и подготовка, с тем чтобы она могла выработать соответствующую политику в этих областях.

Информировать промышленность о проблемах и первоочередных задачах, стоящих перед министерством обороны и министерством просвещения, и предложить промышленности возможные варианты решения этих проблем.

Дать промышленности представление о том, в каких направлениях ей следует развивать свои усилия с точки зрения будущих рыночных возможностей в рамках четырехмиллиардного ежегодного бюджета (министерства обороны) на образование и подготовку, а также в рамках программ, финансируемых министерством просвещения.

Наладить взаимопонимание между промышленностью, министерством обороны и министерством просвещения в деле поиска решений проблем образования и подготовки.

Решающую роль для внедрения прибыли как движущей силы процесса образования сыграло принятие так называемой договоренности о применении к образованию тех же приемов, которые уже были отработаны в процессе взаимодействия треугольника: бизнес — военные - правительство.

Начиная с 1969 г. этими контрактами, заключенными между частными фирмами и государственными школами, предусматривается, что компании платят соответственно количеству детей, обученных по программе компании, после проведения проверки в конце определенного периода. Причем основной упор делается на программированное обучение, так как его результаты легче поддаются измерению. Неизбежно обучение рассматривается как механическая операция. В одном из отчетов говорится: «Знания (определенные виды) можно разделить на от- дельные части; части эти можно обозначить ярлыками (в соответствии с целями) и измерить. Учащийся должен набрать как можно больше знаний. Система считается успешной, когда ребенок набирает при тестировании 100%. Знания — это вещи; поскольку контракторам платят за обучение учащегося, обучение превращается в товар, который покупается и продается»19.

При таком подходе все тенденции и цели развитого корпоративного капитализма сближаются. Методы подготовки, разработанные военной машиной, применяются для извлечения прибыли фирмами, которые сами являются производителями или подрядчиками по производству новой учебной электронной техники. Выигрывают все, кроме объектов обучения. Дети из наименее обеспеченных секторов общества, национальные меньшинства и выходцы из бедных семей пропускаются через учебные шарады, которые, как утверждается, способствуют преодолению их отсталости, вызванной неравными условиями окружающей среды.

Например, г. Гэри, штат Индиана, где большинство населения составляют черные, был выбран в качестве лаборатории для проверки этого метода. Такой же эксперимент проводился и в г. Тексаркана, расположенном на границе штатов Техас и Арканзас. Эти «эксперименты» всячески пропагандировались агентами по связи с печатью, которые являются неотъемлемой чертой культуры, где средства массовой информации находятся в руках манипуляторов. Два года спустя настало время противоположных оценок.

В начале 1972 г. на первой странице «Лос-Анджелес таймс» под флаговым заголовком «Провал спецклассов гетто» появилась статья, в которой сообщалось: «В сообщениях правительства о массовом эксперименте говорится, что тысячи детей из малообеспеченных семей, которые плохо успевали в обычных классах, показали ничуть не лучшие результаты после того, как они были подвергнуты обучению с помощью учебных машин, психологических методов и других методик, разработанных частными фирмами»20. Несмотря на такие разочаровывающие результаты, основанная на заключенных с частными фирмами контрактах система образования продолжает распространяться и в других городских районах. В середине 1972 г. департамент просвещения в Лос-Анджелесе проголосовал за выделение государственных средств на заключение контрактов с частными фирмами в области образования21.

Ясно, что «образовательный» сектор корпоративного капитализма не может разрешить углубляющегося кризиса в американской системе просвещения. Однако дельцы от образования не оставляют надежды извлечь прибыль из этого рынка. Образовательно-коммерческие корпорации проникают и в международную сферу, где насчитываются сотни миллионов людей, лишенных возможности получить должное образование. «Паблишерз Уикли» сообщает о состоявшемся в 1971 г. в Париже совещании (проведенном с помощью ЮНЕСКО), на котором «представители производителей и продавцов учебных материалов основных стран, где эти материалы издаются... заложили основу для координации усилий по удовлетворению потребностей развивающихся стран. Американская делегация включала представителей «Рейтеон», «Тайм, инк.», «Гролье» и «Макгроу-Хилл бук компани»»22.

Со времен рождения республики образование, несмотря на скудные финансовые возможности страны, всегда находилось в руках государства. Теперь же, когда государство стало богатым, образование находится под угрозой передачи на откуп частным, стремящимся к получению прибылей организациям и военного истэблишмента.

Образовательно-коммерческий синдикат представляет собой объединенное усиление военных и бизнеса по обеспечению контроля над необходимой им подготовленной рабочей силой. В то же время он обеспечивает расширение рынка для учебных фильмов, книг и других пособий, выпускаемых синдикатами. Все это в результате неизбежно скажется на судьбах миллионов людей, как взрослых, так и детей.

Бесконтрольная экспансия индустриальных монолитов в образовательно-информационно-культурный сектор представляет собой очевидную, реально существующую угрозу. Никакие ссылки на эффективность промышленности не могут оправдать ту потенциальную опасность для нации, которую несут с собой культурные синдикаты, тщательно просеивающие проходящие по их управляемым частным образом каналам знания с целью создания учебных систем, делающих основной упор на натаскивание, но почти не уделяющих внимания воспитанию и удовлетворению действительных потребностей индивида.

Появление гигантских, объединенных единой организацией и тесно связанных с огромной военной структурой информационных комплексов таит в себе новую угрозу для американского общества. Эти частные информационно-образовательные синдикаты присваивают себе прерогативу перерабатывать культуру страны в соответствии с их собственными узкими понятиями эффективности и мастерства. В то же время эти суперкорпорации все тщательнее скрывают механизм собственного функционирования. В опубликованном в конце 1972 г. исследовании Федеральной торговой комиссии говорится, что распространение конгломератов приводит к «потере информации». Информация о бывших некогда независимыми и впоследствии поглощенных более крупными объединениями компаниях «исчезает в глубинах конгломерата»23.

Данное военными описание использования учебной техники прекрасно подытоживает наши рассуждения. Предлагаемая цитата представляет собой метафору, взятую из выступления специалиста «Уэст пойнта» по учебной технике на Международном симпозиуме по коммуникациям, состоявшемся в 1972 г.:

«...приведем грубую аналогию. Если рассматривать преподавателя как «пехотного инструктора», тогда почему бы нам не создать ему в помощь такие средства огневой поддержки, как «учебная артиллерия» с учебным эквивалентом артиллерийских корректировщиков, учебным эквивалентом координационного центра огневой поддержки и т. д. Подобно тому как в состав артиллерии входят такие разнообразные виды вооружения, как минометы, гаубицы, пушки, ракеты и управляемые снаряды, так и организация учебного обеспечения может включать такие разнообразные виды учебных пособий, как видеографики, слайды, диафильмы, кинофильмы, телевидение и обучение с помощью электронной техники. Корректировщики становятся консультантами по средствам, которые работают в соответствующих учебных заведениях и консультируют директоров и преподавателей, какими средствами пользоваться, когда применять их и применять ли их вообще. Координационный центр огневой поддержки превращается в центр координации потребностей в средствах и их возможностей, с тем чтобы телевидение не использовалось там, где более эффективны будут отдельные фильмы, или слайды, когда в них нет необходимости, заменялись проектированием негативного изображения на экран»24.



1 Fritz Machlup. The Production and Distribution of Knowledge in the United States. Princejbon, 1962.
2 "New York Times", 10. I. 1972.
3 "Education Industry Is Marketing ABC's". — "New York Times", 10. III. 1972.
4 M. Marten. Notes on the Education Complex as an Emerging Macro-System, Global Systems Dynamics International Symposium, Charlottesville, 1969. New York, 1970, pp. 225—244.
5 David M. Shoup. The New American Militarism. — "The Atlantic 223", N 4, IV. 1969, pp. 51—56.
6 Clark M. Clifford. Address before the National Security Industrial Association. Washington, 26. IX. 1968.
7 Lawrence S. Wittner. IBM and the Pentagon. — "The Progressive", II. 1972, pp. 33-34.
8 Ibid.
9 Mildred Benton and Signe Ottersen. Roster of Federal Libraries. Washington, 1970.
10 "я утверждаю, что министерство обороны, ведомство, потребляющее 9% валового национального продукта, ведомство, на службе у которого находится четыре с половиной миллиона американцев, должно больше чем когда бы то ни было способствовать удовлетворению социальных потребностей страны. Законность... внутреннее спокойствие... всеобщее благосостояние... дары свободы. Может ли быть, чтобы все эти элементы свободы ложились на плечи правительства Соединенных Штатов, минуя министерство обороны, на чью деятельность расходуется половина всех затрат нашего правительства?" (Clark M. Clifford, op. cit.).
11 Fred M. Heddtnger. Address before the 13th Annual Summer Conference of the Pennsylvania School Boards Association, 15. VII 1967. — "Newsletter" of the Pennsylvania Electronics Technology» Inc. 68—3, p. 4.
12 "Phi Delta Kappan", V. 1967, 417.
13 Samuel Halperin. Things Don't Just Happen. — "Congressional Record", 20. II. 1968, p. E 981.
14 "Publishers1 Weekly", 19. II. 1973.
15 "Fortune", V. 1972, p. 149.
16 "New York Times", 11. II. 1972, p. 49.
17 J. Myron Atkin. The Federal Government, Big Business, and Colleges of Education.
18 "New York Times", 14. VII. 1968.
19 James A. Mecklenburger and John A. Wilson. Learning C.O.D. Can the Schools Buy Success? — "Saturday Review", 18. IX. 1971, p. 76.
20 "Los Angeles Times", 1. II. 1972.
21 "Los Angeles Times", 28. VII. 1972.
22 "Publishers' Weekly", 8. II. 1971.
23 John. D. Williams. Conglomerates Cause An Information Loss. — "Wall Street Journal", 29. XII. 1972.
24 William F. Luebbert. Instructional Technology, Education and Man as a Builder and User of Tools. — International Symposium on Communication, Univ. of Pennsylvania, 111» 23—25, 1972.
* Насколько далеко продвинулся Пентагон в этом направлении, пользуясь полной поддержкой, видно из одного поразительного отчета Внутренней программы действия (ВПД). Согласно этой программе, министерство обороны (МО) организует летние лагеря для детей из бедных семей. «В 1970 г. в программе ВПД были заняты 5 тыс. военных организаций, действовавших во всех 50 штатах. Свыше 75% детей, взятых в летние лагеря, были из малообеспеченных семей, проживающих в различных гетто... В соответствии с данными МО в 1969 г. в летние лагеря из гетто было взято 225 тыс. детей, в 1970 г. — 775 тыс. и в 1971 г.— 2,7 млн. (увеличение, равное 347%)». Авторы отчета приходят к следующему выводу: «ВПД ставит под угрозу само существование различия между военным и гражданским секторами американского общества, так как военные постепенно втайне от общественности присваивают себе функции других исполнительных департаментов...» (Джордж Д. Корей и Ричард А. Кохен. Внутреннее усмирение. — «Трансэкшн-Сосаети», 1972, № 9, с. 17—23). Отметим также назначение министром обороны бывшего министра здравоохранения, образования и социального обеспечения Эллиота Ричардсона.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3427
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X