• Герберт Шиллер
 

Манипуляторы сознанием


Глава 4. Отдых и развлечения: укрепление статус-кво
 


В Соединенных Штатах, стране, где увеличивающаяся производительность труда позволяет рабочей силе иметь все больше свободного времени, отдых и развлечения представляют собой растущие отрасли индустрии, обладающие огромным, хотя и совершенно неосознаваемым влиянием. По сути почти всегда утверждается, что они вообще не оказывают никакого влияния. Объяснение этого удивительного отрицания требует анализа.

Хотя в развлекательной продукции фабрик слова и образов (Мэдисон-авеню — Голливуд) представлены все мифы, на которые опирается манипуляция сознанием, все же в мире сфабрикованных иллюзий преобладает один, главный миф: представление о том, что отдых и развлечения не имеют рыночной стоимости, не имеют точки зрения и существуют, так сказать, вне социального процесса.

Необыкновенно разнообразный аппарат обработки сознания, включающий все известные формы массовой культуры — комиксы, мультфильмы, кино, телевизионные и радиопредставления, спортивные соревнования, газеты и журналы,— полностью пользуется преимуществами этого абсолютно ложного представления. Информационная индустрия выдает на-гора товары для отдыха и развлечения, отрицая в то же время всякое воздействие своей продукции, за исключением, возможно, минутного эскапизма и счастливого состояния расслабленности.

Ярким примером сказанному служит различие, проводимое между телевидением и учебным, или, как его недавно назвали, общественным, телевидением. В соответствии с этой противоречащей здравому смыслу дихотомией, твердо проповедуемой создателями развлекательных программ, по собирающим наибольшую аудиторию каналам коммерческого телевидения не передается ничего, что способствовало бы повышению уровня образования, за исключением новостей и документальных фильмов. Понятие, согласно которому развлекательные программы не относятся к образовательным, можно охарактеризовать как одно из величайших очковтирательств в истории. Эрик Барноу, историк американского радиовещания, писал по этому поводу: «По-моему, само понятие «развлекательные программы» является вредным. Считается, что развлекательные программы совершенно не затрагивают важных, волнующих мир проблем, а всего лишь служат для заполнения часа потехи. На самом деле в каждом художественном произведении заложена какая-либо идеология. Художественные произведения могут влиять на формирование мнений людей значительно больше, чем документальная литература»1. Конечно же, это замечание справедливо не только по отношению к телевидению.

Нелегко проследить процесс поглощения продукции и образов индустрии развлечения структурами человеческого восприятия. Однако довольно легко объяснить, какое влияние на человека оказывает все, что он читает, видит или слышит. Для целей нашего исследования достаточно определить идеологию корпоративной экономики, пронизывающую «чистую» развлекательную продукцию в Америке. Можно продемонстрировать, что содержание и форма развлекательных сообщений не только не лишены рыночной стоимости, но и специально создаются для пропаганды доминирующего институционального мировоззрения и поведения. «Массовые развлечения,— пишет Эрик Барноу,— в основном пропагандируют статус-кво»2.

В этой главе анализируются три важных и представительных культурно-информационных института, отрицающих какую бы то ни было идеологическую направленность своей деятельности: «ТВ Гайд», «Нэшнл джиогрэфик» и «Уолт Дисней продакшнз, инкорпорейтед» — корпорация, выпускающая большую часть диснеевской продукции. По причинам доступности и наличия материала для анализа была избрана печатная продукция. Я уверен, что анализ телевизионной, радио- или кинопродукции дал бы аналогичные результаты. Ибо, несмотря на утверждение Маршалла Маклюэна об уникальности каждого из средств информации по отношению к основным ценностям системы, прослеживается единая основа информационного потока. Маклюэн ошибочно утверждает, что «средство информации само по себе есть сообщение», на самом деле все средства информации передают одно и то же сообщение, только каждое придает ему собственную форму и стиль. Нельзя сравнивать влияние, оказываемое на читательскую аудиторию исследовательским журналом, и воздействие на зрителей передаваемого по телевидению матча профессиональных футбольных команд. Характер и реакция, вызываемая этими сообщениями, слишком далеки друг от друга. Однако можно измерить и сравнить заложенное в них социальное содержание сообщения. Показывается ли в перерыве матча профессионалов перелет самолетов ВВС, позволяющий тридцати миллионам зрителей косвенно участвовать в замаскированном под развлечение восхвалении военных? Пишет ли исследовательский журнал о военно-морских силах США как о «мирной мощи»3, рассказывая своим читателям о благотворительном, оздоровляющем обстановку воздействии маневров американского флота?

Именно эти взаимосвязи нужно исследовать, как бы трудно ни было измерять их воздействие на аудиторию. Нужно измерять и оценивать кумулятивное воздействие на потребителя информации всех связанных раздражителей, передаваемых по различным информационным каналам.

«ТВ Гайд» — «нейтральная» информация


Появление телевизионного гида было предопределено. Согласно переписи 1970 г., телевидение в домах американцев распространено больше, чем ванны или телефоны. В 1970 г. 95,5% из 67,7 млн. домов имели телевизор и почти 30% имели два или больше телевизоров4.

Главная задача «ТВ Гайда», конечно, после получения прибыли состояла в том, чтобы информировать эту огромную аудиторию о программах, предлагаемых имеющимися телевизионными каналами. Судя по всему, это обыкновенная информационная служба, деятельность которой вряд ли можно было бы назвать манипулятивной, если не принимать в расчет функции коммерческого телевидения и задачи большинства коммерческих издательств в Соединенных Штатах.

Напомним, что основная задача коммерческого телевидения — завоевывать массовую аудиторию для рекламодателей. Различные программы выступают лишь в роли «заполнителей» между рекламными сообщениями. Редактор телепрограммы «Вераети» пишет: «Зритель не клиент, а лишь потребитель телевидения. Рекламодатель покупает его, как покупают стада рогатого скота,— 2 доллара 50 центов за тысячу оптом, от 4 до 8 долларов за тысячу племенных (молодых мужчин, молодых женщин, подростков — в зависимости от того, какой товар продается)»5.

Коммерческое издательство — это еще один способ ловли аудитории на рекламируемые товары. В случае с телегидом прекрасно сочетаются рыночные функции коммерческого телевидения и коммерческого издательства. Журнал помогает загонять аудиторию страны в телевизионные «загоны» и при этом заставляет их прочесть десятки страниц рекламного издания. (Примечание для скептиков: объявление на всю страницу суперобложки порадовало счастливым известием: «Начиная с девятого декабрьского номера за 1972 г. телегид становится четвертым в истории издательского дела журналом с ежегодным доходом от рекламы в 100 млн. долл.»6.)

Таким образом, предоставление телегидом места для рекламы товаров потребления можно рассматривать в двух измерениях. Во-первых, он сам по себе является каналом для передачи информации, во-вторых, он выступает в роли дудочника в пестром костюме7, заманивающего массовую аудиторию обратить внимание на черно-белые и цветные рекламные картинки и приобрести товар.

Еженедельно по стране продается 17,5 млн. номеров телегида. Журнал можно увидеть на расположенных возле кассиров полках в 350000 продовольственных магазинах Соединенных Штатов и Канады. Его распространяют все основные поставщики продовольственных товаров... Один из обозревателей заметил: «Домашней хозяйке ничего не стоит прихватить пятнадцатицентовый журнал и бросить его вместе с консервными банками и пакетами. «ТВ Гайд» - такой же основной продукт питания, как соль и кукурузные хлопья»8. «Ридерс дайджест», хотя и выходит большим тиражом, все же является ежемесячным изданием. «ТВ Гайд», именно потому что он выходит каждую неделю, является, возможно, «самым характерным (наиболеечитаемым) журналом в стране»9.

Представляя определенное удобство для телезрителей, «ТВ Гайд» оказывает «услугу», которую многие американцы считают не только безвредной, но и несомненно полезной — «он никому не делает вреда и нравится миллионам»10. Он информирует общественность о том, что имеется в наличии. Но принимая коммерческое телевидение как естественный и нужный институт и используя собственную информационную службу для усиления авторитета коммерческого телевидения, «ТВ Гайд» превратился в соучастника небывалого обмана. Предлагаемые им услуги используются для манипулирования умами,а значит, служат дополнительным инструментом порабощения сознания. Его собственные, ориентированные на получение прибыли императивы делают это неизбежным. Он также является придатком корпоративной экономики и наживается за счет того же потребительства.

«ТВ Гайд» в силу своих связей с другим средством информации превосходит по уровню доходов все прочие коммерческие издания. Как и все коммерческие издания, основные доходы телегид получает от рекламы. Количество и качество рекламы в свою очередь определяет тираж (продажу). «ТВ Гайд» добивается огромного тиража с помощью бесплатной телевизионной рекламы. «Телестанции бесплатно предоставляют журналу время для рекламы в обмен на рекламу телепрограмм, помещенную на его страницах»11.

При таком преимуществе телегид превращается в золотую жилу. Однако при таком положении вещей процветание журнала полностью зависит от благополучия индустрии коммерческого телевидения. Любое событие, угрожающее, по мнению владельцев коммерческого телевидения, их балансу, должно быть немедленно признано опасным для казны телегида. Происходит это даже не потому, что журнал сам по себе является продажным, а просто в силу стопроцентной зависимости его тиража от доброй воли и платежеспособности владельцев коммерческих телестанций.

Доходы от рекламы, получаемые от компаний, которым журнал предоставляет свои страницы, еще больше закрепляют связи журнала с корпоративной экономикой. К таким компаниям относятся прежде всего известные производители товаров потребления — автомобильные и нефтяные компании, концерны по производству продовольственных товаров, алкогольных и безалкогольных напитков, корпорации по производству хозяйственных товаров и, как это ни удивительно, производители товаров, рекламе которых закрыт доступ на телевидение: начиная с 1971 г. — сигареты и до 1972 г. — «гигиенические средства» для женщин.

Обязанный корпоративной экономике за доходы от рекламы и бесплатное паблисити, «ТВ Гайд» полностью отдает должное своим благодетелям, выступая в роли рыночного инструмента и одновременно источника «нейтральной», а на деле способствующей манипуляции информации.

Как по форме, так и по содержанию «ТВ Гайд» полностью повторяет обозреваемое им средство массовой информации, почти не высказывая по отношению к нему никаких критических замечаний. Каждые семь дней в печатном виде представляются стандартные наборы теле-представлений, общественные деятели и знаменитости, спортивные события, легковесные дискуссии с редкими отступлениями для «серьезных вопросов». Остро обыгрывается светская болтовня о средстве информации и довольно часто появляются «своевременные» статьи о «политике Федеральной комиссии связи», дабы создать впечатление (ложное) об обеспокоенности интересами общества. Выдавая существующее за желаемое, журнал пытается поддерживать интерес к телевидению. Телевикторины, светская хроника и кроссворды сосредоточивают внимание на выпущенных в эфир программах. Короче, «ТВ Гайд», прикрываясь информационной деятельностью, узаконивает то, в чем следовало бы усомниться.

При анализе содержания редакционного материала журнала исчезает даже намек на нейтральность. И все же отход журнала от объективности остается незаметным для большинства его многочисленных читателей. Неспособные, в силу воздействия всей системы массовой информации, сосредоточить внимание на какой-либо одной проблеме, большинство читателей телегида пропускают яркие, короткие, написанные доступным для читателя языком статьи о передаче телеизображения с помощью спутников, кабельном телевидении, Федеральной комиссии связи, европейском телевидении или о будущем кассетного телевидения. В любом случае основное содержание журнала — поддержка существующей формы коммерческого ТВ — нельзя не уловить даже без чтения «серьезных» статей. Упомянутое содержание воспринимается автоматически, стоит только пролистать журнал. Заголовки, реклама, фотографии, цветная печать, фрагментарность подачи материала и одобрительные комментарии делают свое дело.

Те, кто читает тематические статьи и передовицы журнала, нисколько не сомневаются в приверженности телегида коммерческой системе телевещания и потребительскому обществу в целом. Обычная телевизионная сеть — это бесплатное ТВ; кабельное ТВ — платное12. К предложениям о контррекламе относятся неодобрительно. Поддерживающая это начинание Федеральная торговая комиссия (ФТК) подверглась критике в серии статей под названием «Революция в ФТК». Точка зрения Клея Уайтхеда, директора Управления по политике в области телекоммуникаций главного советника президента Никсона по вопросам политики в области информации, цитируется и полностью поддерживается: «Некоторые считают рекламу средством, с помощью которого промышленный комплекс манипулирует потребителем и ориентирует общественное мнение на цели, далеко выходящие за рамки простого приобретения рекламируемых товаров... Некоторые полагают, что американскому народу навязывается потребительский образ жизни... По-моему, именно эти идеи лежат сегодня в основе деятельности ФТК»13.

Общественное радио и телевидение, которые редко отличались мужеством и вряд ли представляют угрозу коммерческим станциям, тем не менее служат предметом нападок со стороны одного из авторов телегида, считающего их «несбалансированными», страдающими «диа-трибами», «чрезвычайно левыми» и «идеологически предвзятыми». Автор призывает к чистке их руководства14.

Примерно в таком же духе редактор «ТВ Гайда» требует у западноевропейских телекомпаний отчета за демонстрацию программ, критикующих «без должной меры» институты Америки15. И уж вообще без всяких оговорок высмеивается телевидение стран Восточной Европы16.

И все же все эти материалы второстепенны по отношению к главной задаче журнала — еженедельному воспеванию коммерческого ТВ. Постоянно и самозабвенно почти карманного размера журнал служит типичным образцом фрагме нтации и потребительства, так успешно содействующих манипуляции сознанием в условиях корпоративной экономики. По окончании теленедели заканчивает свое существование и очередной номер «ТВ Гайда». К сожалению, не так бесследно исчезает оставленный им на психике читателей-зрителей след, последствия которого мы пока еще не в состоянии полностью измерить.

«Нэшнл джиогрэфик»: география без идеологии


Для американских детей «Нэшнл джиогрэфик» является самым распространенным учебным пособием. Нет такой школьной библиотеки, где не получали бы этого журнала. Нет или почти нет таких учебных программ по общественным наукам, которые бы не насчитывали в своем арсенале столь популярного издания. Бесчисленное множество подростков неоднократно обращаются к журналу в поисках рисунков или текстов для внеаудиторной работы.

«Нэшнл джиогрэфик», возможно, не стал таким же привычным в обиходе термином, как «Клинекс», «Левис», «Кока-кола» и «Ксерокс». Зато журнал этот принято считать «полезным». Врачи и стоматологи подписываются на него, дабы ожидающий приема пациент мог с пользой «убить» время.

Журнал издается Национальным географическим обществом, «общественной научной и просветительской организацией, для внедрения и распространения географических знаний и проведения географических исследований». Первый номер журнала вышел в свет в 1888 г. Наибольшего расцвета журнал достиг в 60-х гг. Немногим более чем за одно десятилетие его тираж подскочил до 4,5 млн. экземпляров, что дало издателям право без излишнего бахвальства объявить журнал «восьмым по популярности изданием среди потребительских журналов страны»17.

Домогательство рекламы и ее успех, похоже, не создают никаких проблем для свободного от обложения налогом статуса журнала как органа общественной организации. Значительные доходы, получаемые от рекламы товаров потребления, также не представляют никакой моральной опасности просветительским целям журнала. Его издатели с гордостью заявляют: «В целом мы удовлетворяем интересы 17 млн. энергичных, взрослых читателей, у которых есть деньги, чтобы покупать вещи и путешествовать»18.

Однако «Нэшнл джиогрэфик» представляет собой нечто большее, чем просто очередной массовый журнал на службе Мэдисон-авеню. Его история, его причастность к великим научным географическим исследованиям, его глубокое проникновение в школы, библиотеки и в дома представителей средних слоев общества, а также его авторитет как источника объективной информации в области географии и культуры — все это превращает журнал в один из самых почитаемых, а потому и самых влиятельных парапросветительских институтов. Но так ли хорошо и объективно выполняет он свои просветительские и научные функции?

Если вообще существуют дисциплины, не имеющие стоимости, то естественная география, безусловно, одна из них. Кратеры вулканов, пустыни, ледники, дно океана и горные хребты вряд ли служат предметами социальных споров. «Нэшнл джиогрэфик» с самого начала своего существования утверждает, что он стоит за рамками социальных конфликтов и занимается рассмотрением исключительно явлений природы. Тем не менее география сама по себе вызывает интерес лишь тогда, когда в основе ее лежат социальные факторы. Так, например, железная руда привлекает внимание только при условии, что в ней нуждается металлургия, являющаяся, как известно, продуктом социального развития.

Происхождение «Нэшнл джиогрэфик» становится более понятным, если вспомнить, в какой период истории возник журнал. Том Баклей из «Нью-Йорк таймс» пишет по этому поводу: «В начале века сложилась весьма благоприятная обстановка для появления популярного географического журнала. Испано-американская война и завоевание Запада впервые дали американцам возможность обратить свои взоры за океан. Это был период бурного расцвета торговли, невинного (sic!) империализма и общего оптимизма. Американцам не терпелось разделить «бремя белого человека»19, несущего цивилизацию своим «младшим коричневым братьям» на Филиппинах и вообще повсюду, куда звал их долг»20.

Фрэнк Лютер Мотт в своей всеобъемлющей «Истории американских журналов» также признает интерес «Джиогрэфик» к этим проблемам. «В первое десятилетие нового столетия журнал много писал о подвластных Америке территориях — Аляске, Гавайях, Филиппинах и Зоне Панамского канала. Несколько статей Джорджа У. Гоутелза и Теодора П. Шонтса о Зоне Панамского канала были очень важны и прекрасно иллюстрированы»21. С самого начала «Нэшнл джиогрэфик» привлек в свой совет опекунов группу весьма «широко мыслящих», влиятельных американцев. Поскольку интересы корпоративной экономики приобрели мировой размах, усилилась потребность в географии. Опекуны географического общества представляют и являются представителями США. В 1972 г. в состав совета, например, входили: Кроуфорд X. Гринуолт — президент финансовой комиссии Дюпона, Кертис Лемей — бывший начальник штаба ВВС, Рэнфольф Мэддокс — бывший вице-президент «Америкен телефоун энд телеграф компани», Бенджамин Маккелуэй — бывший редактор «Вашингтон стар», Лоренс Рокфеллер, Роберт К. Сименс —- министр ВВС, Джуан Т. Триппе — бывший президент авиакомпании «Пэн-Америкен», Джеймс Уэбб — бывший управляющий НАСА, Эл Уоррен — бывший председатель верховного суда США.

Если отбросить географию, то Национальное географическое общество ничем не отличается от прочих конгломератов по сбору, обработке и распространению информации. Общество выпускает глобусы, атласы, карты, диафильмы, телепрограммы (в конце 1971 г. Си-би-эс демонстрировала специальную географическую программу под названием «Обезьяны, человекообразные и люди», поведавшую зрителям об истинной биологической сущности человека), фильмы, книги и издающийся для детей «Скул буллетин». Последний (издание на 16 полосах) распространяется среди полумиллиона подписчиков, в число которых входят дети в возрасте от восьми до четырнадцати лет22. Подобно другим конгломератам, географическое общество активно участвует в совместных коммерческих предприятиях: его телепостановки финансируются также такими «старыми друзьями географического общества», как «Этна Лайф», «Кэжуелти Иншуаренс компани» и «Энсайклопидиа Британника, инкорпорейтед»23.

Многие успешные коммерческие предприятия отличает бурно развивающаяся многосторонняя информационная деятельность. Манипуляторы сознанием не замедлили прибрать к рукам «Нэшнл джиогрэфик» прежде всего ввиду его особого и прочного просветительско-информационного положения, опорой которому служит притязание журнала на беспристрастность и независимость суждений. Это и есть модель для программирования сознания. Идеология насквозь пропитывает журнал. Как по форме, так и по содержанию «Джиогрэфик» служит для осуществления политического управления. Ловко используя такие приемы, как комбинированная подача, скрытие и опущение информации, он навязывает читателям свое мировоззрение — «слепую веру в капиталистическую систему свободного предпринимательства»24.

Гилберт Ховей Гроневер, бывший с 1899 по 1954 г. редактором, а затем (по 1966 г.) председателем совета опекунов, давным-давно сформулировал основные принципы политики журнала: точность, обилие иллюстраций, «избежание полемики» («...журнал освещает лишь благоприятные аспекты жизни какой-либо страны или народа»)25.

Правила эти дают «Джиогрэфик» возможность изображать мир как собрание свободных от конфликтов, приятных для посещения достопримечательностей, где время от времени возникают незначительные «беспорядки». «Беспорядками» журнал называет массовые социальные волнения, классовые конфликты и национально-освободительную борьбу. Журнал отображает мир, который сложился до начала первой мировой войны, когда горстка западных государств распоряжалась ресурсами и народами планеты. За редким исключением, статьи журнала не содержат ностальгических воспоминаний о старых порядках, которые в ряде случаев сохраняются до сих пор. Так, например, в своем очерке «Мозамбик — край добрых людей» штатный редактор журнала Волкмен Уэнцел пишет следующее: «Я набрел на развалины старинной доминиканской миссии. Стены поросли кактусами и виноградной лозой, а через каменный алтарь пробилось фиговое дерево. Надгробные плиты и обломки причудливой купели для крещения напоминали о делах храброй Португалии в этой варварской стране»26.

Другой штатный редактор, Джулес Б. Биллард, в 1970 г. опубликовал в журнале статью о Панаме, в которой всячески воспевал строительство канала и техническое мастерство инженеров. Вот как при этом была представлена роль Соединенных Штатов, оказывавших поддержку сепаратистскому движению с целью отделения Панамы от Колумбии и получения концессии на канал:

«Этот участок — пересекающая перешеек полоса земли шириной в 10 миль — был отдан Соединенным Штатам молодой Панамой на шестнадцатый день ее независимости. При поддержке США Панама объявила себя государством, независимым от Колумбии, в состав которой она входила со времен окончания испанского владычества в 1821 г. ...

Договор, согласно которому Соединенные Штаты получили право на строительство канала, был составлен и подписан французским инженером, выступавшим в роли посла Панамы. Договор предоставил США еще более широкие концессионные права, чем те, которые мы пытались получить в проводившихся ранее безуспешных переговорах с Колумбией. Условия договора, как выразился в беседе со мной один панамский бизнесмен, «послужили причиной негодования как по отношению к этому французу, так и по отношению к договору 1903 г. в целом»27.

Журнал уверяет своих читателей, что негодование панамцев направлено против посла-француза, а не против американцев, обеспечивших себе «широкие» права. Что было, то быльем поросло, утверждает журнал и в доказательство приводит слова высокопоставленного панамского чиновника, который, правда, предпочел остаться неназванным: «Нам может не нравиться кое что в вашей прошлой деятельности, но это не означает, что мы не любим или не уважаем американцев. Мы охотнее будем иметь дело с вами, нежели, скажем, с коммунистическими государствами»28.

Следуя правилу избежания острой полемики, отражая лишь «приятные» стороны той или иной страны, «Джиогрэфик» может проявлять ностальгию по отношению к остаткам раннего западного империализма (или даже поддерживать его) и в то же время обходить стороной проблемы национально-освободительной борьбы против иностранного господства или вопросы ежедневной классовой эксплуатации внутри страны. Бакли обнаружил, что «ни в одной из статей журнала, посвященных южным штатам, за последние 50 лет не упоминается о сегрегации, недоедании, ку клукс-клане, судах линча, сидячих забастовках или маршах свободы. В опубликованном в 1949 г. материале об этом регионе — «Дикси29 вращают колеса промышленности» — негры вообще не были упомянуты или показаны хотя бы на одной фотографии».

Анализируя зарубежные материалы журнала, Бакли нашел, например, что в статье о Китае, напечатанной в 1948 г., ничего не говорилось о гражданской войне. В опубликованной в 1962 г. статье о Южной Африке упоминался апартеид и приводились пространные цитаты из высказываний министра информации, оправдывающие со всех сторон существующий режим. Противоположная точка зрения не приводилась, а на фотографиях счастливые черные работали в чистеньких шахтах или, ярко раскрашенные, исполняли свои ритуальные танцы»30.

Поскольку взгляд «Джиогрэфик» на мир отрицает или игнорирует существование основанных на эксплуатации общественных отношений как внутри государств, так и между ними (за исключением коммунистических государств, изображаемых безоговорочно в качестве репрессивных моделей, то, вполне естественно, при возникновении конфликтов редакция испытывает некоторое замешательство. «Беспорядки» обязательно «разжигаются» «пришельцами», заражающими традиционно спокойные общества вирусом беспокойства. Так, сотрудник «Джиогрэфик» Уэнцел во время своего визита в Мозамбик (речь идет о 1964 г. — Примеч. пер.) взял интервью у командующего северным территориальным военным округом португальской армии и привел высказывание этого офицера без каких-либо комментариев: «Беспорядки здесь могут быть инспирированы только из-за границы, как это произошло в Анголе. Но на этот раз они нас не застанут врасплох». Перефразируя это высказывание, корреспондент пишет: «Внимательно следя за развертыванием политических событий в соседних государствах, Мозамбик готовится к возможным волнениям»31.

Освободительная борьба во Вьетнаме ставила редколлегию «Джиогрэфик» в затруднительное положение. На начальном этапе вмешательства Соединенных Штатов журнал уделял этому региону большое внимание, однако по мере углубления катастрофы интерес журнала к Вьетнаму резко снизился. В 1965 г. «Джиогрэфик» напечатал три статьи о Вьетнаме, в 1966 г. — одну, в 1967 г. — также одну, в 1968 г. — две, а в 1969 и 1970 гг. — ни одной. В напечатанной в 1971 г. статье «Страны и народы Юго-Восточной Азии» о войне почти ничего не было сказано. Сделанный Бакли вывод напрашивается сам собой: «Когда ситуация в том или ином регионе становится неблагоприятной, «Джиогрэфик» просто-напросто перестает о нем писать»32.

В 1965 г., когда Белый дом и Пентагон лелеяли мечту о том, что американская военная мощь сможет повернуть ход войны во Вьетнаме, корреспондент «Джиогрэфик» характеризовал происходящие сражения и насилие как спорадические, бессмысленные и абсолютно иррациональные явления. Бойцы Национально-освободительного фронта (Вьетконг) изображались как какие-то темные, грозные личности, чьи действия наводили ужас, но при этом лежащие в их основе мотивы трудно было понять. Все еще были живы надежды, что война закончится быстро и победоносно для Соединенных Штатов. Автор статьи в «Джиогрэфик» «прогнал из головы мрачные мысли и отправился во французский культурный центр смотреть фильм Уолта Диснея «Бэмби» с титрами на французском и вьетнамском языках»33.

В 1971 г. тот же автор отгораживается от войны: «Сайгонцы, которым посчастливилось иметь телевизоры, могут отвлечься от своих проблем и переключиться на «Бонанза» и «Гансмоук»». И опять: «Сайгон воспринимает террористические акты — политические убийства и взрывы зданий — так же спокойно, как и сообщения о несчастных случаях на дорогах»34.

В том же номере другой автор журнала «Джиогрэфик», совершенно очевидно пытаясь выдать желаемое за действительное, утверждает, что недавние археологические находки во Вьетнаме имеют большее значение для будущего этой страны, чем гражданская война: «Подавляющие нас военные события затмили некоторые поразительные открытия в области древней истории и предыстории живущего здесь народа. Тем не менее именно эти, в основном археологические, открытия повлияют — возможно, больше, чем сама война или ее исход — на наше представление об этом районе и его людях, а также на их собственное представление о самих себе»35.

Совершенно очевидно, что «Нэшнл джиогрэфик» предпочитает уйти в археологию и резко осудить социальный конфликт, в особенности борьбу, имеющую своей целью свержение существующего статус-кво.

Предпочтение, отдаваемое журналом потускневшему превосходству белого Запада, проявляется и с помощью многочисленных литературных и фотографических уловок. Бакли отмечал, что «Джиогрэфик» всегда охотно выставлял на всеобщее обозрение женскую грудь любого цвета, кроме белого. Однажды на фотографии игривая полинезийская девушка получилась подозрительно светлокожей. Проблема была быстро решена в фотолабораториях «Джиогрэфик». «Мы сделали ее потемнее,— сказал президент общества Мелвин М. Пейне,— чтобы она выглядела более естественной, более достоверной»36.

Точно так же бирманцы «возбужденно разговаривают в сгущающейся темноте»37, дабы вызвать у читателей журнала ассоциации с прочими звуками джунглей. «Потерявшие родителей японские дети хлынули на борт» американского военного корабля, чтобы получить рождественский обед38. Говоря об азиатах, «Нэшнл джиогрэфик» предпочитает слово «хлынули».

На первый взгляд эти факты могут показаться малозначительными, но не надо забывать, что речь идет о журнале, в котором все материалы тщательно проверяются и редактируются, а некоторые статьи готовятся к печати за несколько лет до публикации.

Склонность «Нэшнл джиогрэфик» к националистическим представлениям и милитаризму прошлого образца очевидна. Редко какой номер журнала выходит без фотографии (последнее время цветной) с изображением государственного флага США. Даже такое мирное занятие, как фотографирование речных порогов, может обрести патриотическую окраску, если над плотом на обложке журнала поднять флаг39.

Похвалы, которыми «Джиогрэфик» так щедро осыпает военно-морской флот Соединенных Штатов, возможно, отражают тесные узы журнала с Аннаполисом40. Как бы там ни было, но американский флот хозяйничает в водах мирового океана. В опубликованной в 1959 г. статье «Тихоокеанский флот — флот мира» помощник редактора журнала Фрэнк Шор сделал следующие интересные выводы:

«Одна из самых мощных ударных сил в мировой истории оказывает Соединенным Штатам неоценимую услугу, служа проводником политики доброй воли на Востоке... Авианосец служит опорой нашего могущества в Тихом океане. Адмирал Брэндли однажды вывел формулу могущества: «Авианосец плюс возможности прессы довести до сведения каждого, что он на месте и в боевой готовности»41. «Джиогрэфик» охотно представляет возможности прессы, а военно морской флот обеспечивает присутствие силы.

В 1965 г. вице-президент совета опекунов Национального географического общества Томас У. Макнью написал статью под названием «Флот четырех океанов в ядерный век». В частности, он писал следующее: «Сегодня военно-морской флот обходится американским налогоплательщикам в 14,3 млрд. долл. ежегодно, что составляет примерно 126 долл. на каждого гражданина в возрасте 21 года и старше. В любом случае это дешево». А 656 ракет «Поларис», которыми флот был оснащен в 1965 г., назывались не иначе как «656 аргументов в пользу мира». Более того, «в целях установления и сохранения нужного для дела мира равновесия он (ВМФ) должен демонстрировать свою силу во всех морях, где свободный человек находится или может оказаться под угрозой». Под конец, в заключительной части своей статьи «Мир зависит от готовности к войне», Макнью, следуя далеко не новым традициям милитаристской риторики, заявил: «Для сохранения мира необходимо постоянно поддерживать высокую боевую готовность. На протяжении всей истории контроль над морями определял судьбу государств. Это правило действует и сегодня. И надо сказать, что контроль этот находится в надежных руках — в руках всемирного военно-морского флота Соединенных Штатов»42.

Спустя несколько месяцев, очевидно дабы продемонстрировать свою беспристрастность по отношению к другим частям военного истэблишмента Соединенных Штатов, «Нэшнл джиогрэфик» опубликовал статью члена совета и бывшего начальника штаба ВВС США Кертиса Лемея, озаглавленную, как и следовало ожидать, «Военно-воздушный флот США — флот мира»43.

Остается лишь сожалеть, что для большинства американцев знакомство с географией начинается и заканчивается с «Нэшнл джиогрэфик». Репутация журнала как источника достоверной информации поддерживается еще и подобными библиографическими рекомендациями: «Немногие журналы так разносторонни и так успешно отвечают столь разнообразным вкусам публики, как это удается столь старому, испытанному изданию. Журнал в равной степени интересен и для учащегося начальной школы, и для профессионального географа. Его ценность как источника информации особенно велика, и он принадлежит к числу тех немногих журналов, которые должны быть в каждой библиотеке... Как выразился один критик: «...для любознательных... это лучший путеводитель по экзотическим местам». К этому добавить нечего»44.

Могут ли американцы с помощью «Джиогрэфик» понять или поставить себя на место «неимущих», веками борющихся за освобождение от колониального и внутреннего угнетения? «Читатель, полагающийся исключительно на «Джиогрэфик»,— писал в 1970 г. Бакли,— получит такое же представление об окружающем мире, какое имела Мария-Антуанетта в своих апартаментах в Версале»45.

Что и говорить, мировоззрение Марии-Антуанетты (благодаря любезности «Нэшнл джиогрэфик») достойная подготовка к жизни в ядерном веке!

«Чистое» развлечение: корпорация «Уолт Дисней Продакшнз»


В 1972 г. журнал «Форчун» подтвердил давно подразумевавшийся факт, а именно: империя развлечения Уолта Диснея — одно из крупнейших (занимающих 502-е место по стране) промышленных предприятий с торговым оборотом, превышающим 175 млн. долл.*46

Американских бизнесменов это не удивило. И действительно, еще за несколько лет до этого они назвали Диснея вместе с Генри Фордом, Эндрю Карнеги, Джоном Рокфеллером-младшим и другими известными капиталистами в числе десяти крупнейших дельцов за всю историю Америки. В хвалебном упоминании говорилось, что, «становясь миллионером и помогая в этом своим соратникам по бизнесу, мальчик с фермы в Миссури развлекал детей и взрослых приносящими только пользу искусными мультипликационными фильмами и кинокартинами...». По их мнению, «Уолт Дисней был современным Гансом Кристианом Андерсеном, только с деловыми способностями»47. Один из авторов, восхищаясь техническим совершенством и размерами экспонатов в «Диснейленде», заявил, что они «делают Диснея Генри Фордом бизнеса развлечений»48.

Под руководством Диснея его предприятие превратилось в гигантский, небывалых размеров, рынок. Десятки миллионов людей ежегодно соприкасаются с духовной или материальной продукцией Диснея. Ричард Шишел, биограф Диснея, писал: «Согласно данным «Уолт Дисней продакшнз», в 1966 г. по всему миру 240 млн. человек смотрели кинокартины Диснея, 100 млн. каждую неделю видели по телевидению его представления, 800 млн. читали диснеевские книги или журналы, 50 млн. слушали или танцевали под его музыкальные передачи и пластинки, 80 млн. купили запатентованные его фирмами товары, 150 млн. читали диснеевские странички юмора, 80 млн. смотрели просветительские фильмы Диснея в школах, в церкви, на работе и 6,7 млн. человек посетили эту своеобразную Мекку, именуемую в сообщениях компании для печати «Волшебным королевством Уолта Диснея», или, проще, «Диснейлендом»»49.

Однако, независимо от стараний дутой рекламы, размах влияния Диснея значителен. И оно продолжает расти. Например, в 1971 —1972 гг. два парка Диснея — «Диснейленд» в Калифорнии и «Дисней уорлд» во Флориде — привлекли 20,3 млн. посетителей, «больше, чем общее число людей, посетивших сыгранные за тот же период матчи команд Национальной бейсбольной лиги, и почти в два раза больше числа зрителей, присутствовавших на сыгранных в сезоне 1971 г. матчах Национальной футбольной лиги» («Уолл-стрит джорнел», 8 декабря 1972 г.).

Корпорация Диснея не является исключительно внутренним феноменом развлечения. Продукция компании заполонила международные средства массовой информации. Уже в 30-е годы диснеевские юмористические издания и сборники рассказов для детей «были переведены по крайней мере на двадцать семь иностранных языков» и распространялись по всему миру50 Обозрение «Дисней на параде», привлекшее семимиллионную аудиторию в США и Канаде, обошло также Австралию, Японию, Новую Зеландию и г. Мехико. Двухлетнее турне обозрения по странам Европы началось в 1972 г. Эта постановка «знакомит новое поколение детей во всем мире с классическими историями и мультипликационными персонажами Диснея»51. Существуют также дискоклубы, книжные клубы, еженедельные журналы для новых читателей и, кроме того, продающиеся во многих странах энциклопедии.

Корпоративная структура, заправляющая этой огромной индустрией развлечений и массовой культуры, представляет собой образец современной конгломератизации. В ее ведении находятся внутренние и международные дочерние системы коммуникаций, музыкальное издательство, компания по производству учебных пособий, исследовательские и проектные филиалы, отдельная огромная организация для управления недавно открытым комплексом во Флориде и компания по управлению гостиницами в этом районе. Существуют также филиалы по управлению развитием недвижимого имущества и служб связи. Прибыльность всех этих предприятий (доходы за первую половину 1972 г. вдвое превысили доход за весь предыдущий год)52 обеспечивается за счет системного подхода к развлечению и в особенности к использованию средств массовой информации. Компания тщательно подбирает какое-либо одно из средств информации, которое затем распространяет свою деятельность на все остальные средства, что в свою очередь вызывает дополнительный интерес к начальному источнику распространения информации.

Так, например, подготовка с помощью средств массовой информации до и сразу же после открытия 1 октября 1971 г. парка «Дисней уорлд» напоминала тыловое планирование дня высадки союзных войск в Европе, разница заключалась лишь в том, что наступление Диснея было направлено на умы людей. В ежегодном отчете компании сообщалось, что «открытие получило беспрецедентное освещение в газетах и национальных журналах, включая репортажи в таких журналах, как «Лук» и «Лайф», а также большие статьи в «Тайм», «Ныосупк», «Париматч», «Эсквайр», «Форбс», «Эпока» и «Бизнес уик». Кроме того, около 52 000 000 зрителей в Соединенных Штатах познакомились с «Уолт Дисней Уорлд» во время 90-минутной специальной телепрограммы, передававшейся Эн-би-си 29 октября»53.

Эффективность телевидения в деле привлечения внимания к различным начинаниям Диснея была должным образом оценена и использовалась правлением корпорации с самого момента появления телевидения. «Диснейленд» всегда поддерживала тесные финансовые связи с Эй-би-си, которая приобрела 34,8% акций «Диснейленд инкорпорейтед», а Уолт Дисней дал согласие в течение семи лет выпускать еженедельное обозрение «Диснейленд» для Эй-би-си. Дисней однажды признал, что «для существования парка необходимо было рассказать о нем миллионам людей... с помощью телевидения»54.

В день открытия «Диснейленда», 17 июля 1955 г., по каналам Эй-би-си была передана 90 минутная программа, во время которой сам Дисней сопровождал по парку десятки знаменитостей. «Диснейленд» и еженедельная телепрограмма сразу же стали пользоваться огромным успехом.

Доходы, получаемые компанией от телевидения, сравнительно невелики, всего 8 млн. долл. за 1971 г.55, в то время как доходы от кинофильмов составили 64 млн. долл., а всего доход компании за год составил 175,6 млн. долл., но телевидение играет очень важную роль в рекламе фильмов, парков и коммерческой продукции Диснея. Программа «Удивительный мир Диснея», вот уже девятнадцать лет не сходящая с экрана (из них одиннадцать лет она передается по Эн-би-си), по-прежнему остается в числе двадцати самых популярных программ56.

Повторяющиеся телепрограммы, увеселительные центры, новые и старые фильмы в свою очередь подогревают интерес к печатной продукции диснееевского комплекса. На зарубежных рынках печатная продукция иногда предшествует фильмам и телепрограммам и способствует образованию спроса на эти виды продукции. Как бы там ни было, но использование фильмов, телевидения и печати для рекламы диснеевских произведений и побочной продукции (в нагрузку) вызывает зависть и восхищение в сфере предпринимательства. «ТВ Гайд» писал, например: «Первым и наиболее удачливым киноторговцем является студия Диснея, которая... еще в 30-х годах сбывала часы «Микки Маус», юмористические книги и т. д. на миллионы долларов. Затем в дело пошел утенок Дональд... Сегодня они продают побочной продукции на 11 млн. долл.»57.

«Бизнес уик» также обращал внимание на умение Диснея вовремя ориентироваться. «Образцу Микки Мауса сегодня следуют и «Битлз», и Джеймс Бонд. Студия Диснея приурочивала распространение печатных комиксов к выходу на экран фильмов задолго до того, как другие кинодеятели поняли, что книги в мягкой обложке способствуют продаже кинокартин»58.

Признание Диснеем ассоциативного воздействия воображения и взаимозависимости современных видов информации подтверждается также и сделанным Шикелем наблюдением, что «герои Диснея никогда не рекламируют товары, имеющие неприятное назначение для детей, например такие, как лекарства»59.

Империя Диснея занимается в основном сферой мысленных образов. Правда, последнее время, с ростом компании, она стала заниматься недвижимым имуществом, строительством и управлением отелей, транспортом и службами связи. Если в «Диснейленде» концессии на мотели и гостиницы принадлежали другим компаниям, то в новом комплексе «Дисней уорлд» компания предпочла владеть и управлять этими вспомогательными, но весьма прибыльными предприятиями.

И все же главными элементами в корпорации «Уолт Дисней продакшнз» остаются фильмы, телевизионные программы, печатные материалы и парки развлечения (сами по себе представляющие тысячи акров земли, где собраны всевозможные образы). Информация (по всем видам средств массовой информации) — вот основной продукт империи развлечения. Какого же рода сообщения несут аудитории десятки полнометражных фильмов, постоянные еженедельные телеобозрения, тысячи сборников рассказов и юмористических книг, учебные материалы, пластинки и парки развлечения?

Подобно тому как управление диснеевской корпорации считает наиболее эффективным для продажи своей продукции использовать системный подход, так и для понимания продаваемого корпорацией сообщения лучше всего подвергнуть ее продукцию системному анализу, т. е. рассматривать диснеевский механизм как объективную реальность и анализировать всю его продукцию как обладающие некоторыми общими свойствами элементы в целом. При таком подходе сообщение превращается в доминирующий фактор, а передающее его средство становится второстепенным. Однако нельзя забывать, что повтор и усиление с помощью передачи по другим средствам информации играют решающую роль в распространении сообщения.

Макс Рафферти, бывший управляющий государственным образованием в Калифорнии и весьма консервативный человек, назвал Диснея «величайшим просветителем нашего столетия»60. Если считать, что величие эквивалентно степени влияния, то Рафферти может быть ближе к истине, чем мы можем предположить. Дисней с самого начала утверждал, что он предлагает лишь развлечение. В некрологе, напечатанном после смерти Диснея в «Лос-Анджелес таймс», говорилось: «Его герои не имели политических убеждений и проникали в сердца молодых независимо от их политических убеждений и идеологии»61.

Но если Дисней был просветителем, то какого рода просвещение нес он людям? И когда просвещение можно было отделить от системы ценностей? Развлечение есть просвещение, а просвещение есть идеология. Роберт Шайон, телевизионный редактор программы «Сатердей ревью» указывает, что «развлекательные программы дают аудитории ключ к тому, что считается ценным в обществе и как себя нужно вести. Они на самом деле представляют собой формы просвещения, внушения принципов»62.

В этом смысле Дисней был могущественным просветителем. После его смерти корпорация «Уолт Дисней продакшнз» стала еще более влиятельным манипулятором сознанием, ибо теперь она может распространять свою развлекательную продукцию среди большего числа людей, чем раньше.

Мы уже подчеркивали необходимость анализировать развлекательную функцию Диснея в ее всеобъемлющем контексте. Очевидно, что характер и нюансы сообщения меняются в зависимости от средства передачи, вида продукции и постановки. Учитывая все сказанное, я думаю, можно следующим образом сформулировать содержание диснеевских сообщений, передаваемых кинофильмами, комиксами, пластинками, рассказами, комплексами на открытом воздухе и ограниченными киносценариями: созерцайте мир, в котором нет социальных конфликтов. В нем немало насилия. Есть и «дурные люди», но это всего лишь отдельные люди, а не представители значимых социальных слоев общества. Мир — это счастливое место, и средние слои американского общества полностью пользуются его благами.

Когда это возможно, сообщение, преднамеренно или нет (это не имеет значения), передается в естественной обстановке, где основная роль отводится «чудо-комбинации экрана — детям, животным и природе»63, т. е. категориям, которые отрицают или максимально принижают значение социально-классовых отношений. Если же таких отношений нельзя избежать, как, например, в полнометражных ситуационных комедиях, то их разрешают с помощью героев, выведенных в качестве всем довольных потребителей из средних слоев. Не довольствуясь тем, что в ее продукции все герои в человеческом облике довольны стандартами буржуазной Америки, «Дисней продакшнз» заставляет бобров, медведей, львов и уток вести себя подобно жителям респектабельного пригорода.

Все это достигается при помощи невероятного технического совершенства операторской работы, кинотехники и постановочно-отделочных работ, а также благодаря жестким требованиям, предъявляемым к жизненности, правдоподобности всех изображаемых деталей, будь то сцена из жизни животных, озвученный, двигающийся манекен Абрахама Линкольна в «Диснейленде» или телевизионная постановка «Винни-Пух».

Однако время от времени надуманный, как правило, оторванный от действительности мир Диснея соприкасается с проблемами мира реального. Двое чилийских ученых, Эриел Дорфмэн и Арманд Мэттеларт, подвергли анализу несколько диснеевских юмористических сборников и пришли к необычным выводам. Они обнаружили в распространяемых в Латинской Америке массовым тиражом «свободных от ценностных ориентаций» сборниках элементы расизма, империализма, алчности и высокомерия. Три четверти рассмотренных ими рассказов повествовали о путешествиях в поисках золота. В остальных 25% рассказов герои соперничали друг с другом ради денег или славы. В половине рассказов действие происходит за пределами Земли, во второй половине — за пределами Соединенных Штатов, в странах, население которых находится на примитивном уровне развития. Все они, как правило, цветные. Показываются исключительно мужчины, при этом все они либо пигмеи, либо огромных размеров и с необыкновенной мускулатурой. Они как дети. Для того чтобы жить, им вовсе не обязательно производить что-либо. Они представляют собой образец потребителя64.

Мэттеларт полагает, что «мнимое ребячество (на котором специализируетсг Дисней) есть не что иное, как политическая утопия класса. Во всех своих комиксах Дисней использует анимализм, инфантилизм и простодушие, для того чтобы замаскировать сеть интересов, формирующих сложившуюся в социальном и историческом отношениях конкретно обозначенную систему: североамериканский империализм»65.

Дисней, вне всяких сомнений, составляет необыкновенно успешную часть предпринимательской системы Северной Америки, Примечательно также, что диснеевская продукция оказывает влияние на сознание и представления, бытующие в рамках этой системы. «Диснейленд» — образец интеграции развлечения, бизнеса и просвещения. Комплексные сделки с авиа- и автобусными компаниями обеспечивают возможность посещения парка жителями всех уголков страны. Примером проникновения корпорации во все сферы жизни служат устраиваемые парками выпускные вечера для школьников. Для учащихся страны празднование окончания учебного процесса в развлекательном заведении стало своего рода неотъемлемой частью института среднего образования. В 1972 г. во время проведения выпускных вечеров парк сообщил о том, что «свыше 110 000 выпускников средних школ посетят в этом году семь выпускных вечеров в «Диснейленде». На вечера приедут новые выпускники из штатов Невада, Аризона, Ута и Гавайи... Всего с момента открытия выпускных вечеров в парке (в 1961 г.) их посетило 700 тыс. человек»66.

На этих завершающих школьный процесс торжествах молодые люди получают дополнительные (но никак не последние в их жизни) наставления от таких ведущих производителей товаров потребления и услуг, как «Бэнк оф Америка», «Санта-Фе рейлроуд», американская авиатранспортная компания «Трансуорлд эйрлайнз», «Ричфилд ойл», «Пепси-кола», Эй-би-си и многих других, чьи экспонаты и реклама представлены в парке.

В конце оплаченного из собственного кармана путешествия по самозванному «счастливейшему месту на земле»67 толпы экскурсантов могут посетить «Зал президентов». Здесь они удостоятся чести послушать речь Абрахама Линкольна, который, по словам одного из посетителей, «предстает удивительно непротиворечивым. Его речь не покоробит никаких политических убеждений. Линкольн здесь возрожден для Америки как самый беспристрастный президент... В его речи не упоминается ни проблема рабства, ни Гражданская война. Это Линкольн, которого все мы можем принять без каких-либо оговорок»68.

Это бессодержательное и в то же время полное скрытого смысла (с точки зрения возможного воздействия на аудиторию) обращение раскрывает для нас суть развлекательной продукции корпорации Уолта Диснея —опустошение социального содержания и укрепление статус- кво.

Заключение


Информационный мир Соединенных Штатов, конечно, не ограничивается двумя национальными журналами и одним развлекательным конгломератом. Но они отражают основные тенденции и методы, применяемые при создании современной информационно-культурной продукции страны. Присваиваемая ими роль беспристрастных носителей развлекательной или нейтральной информации стала сегодня отличительной чертой информационного потока в Америке — специализированный канал, посвященный исключительно одному элементу существования: путешествиям, спорту, новостям, т. е. развлечениям. Предполагается, что это автоматически исключает возможность социального вовлечения и всеобщей необъективности. На деле это позволяет лучше скрыть социальные предпосылки и обязательства, которым содействует специализация. Кроме того, специализация сама по себе зачастую свидетельствует об искажении социального процесса.

Общие для «ТВ Гайд», «Нэшнл джиогрэфик» и «Уолт Дисней продакшнз» ценности и социальные обязательства можно опознать как по форме, так и по содержанию. Все они удовлетворены существующим социальным устройством как в национальном, так и в глобальном масштабе. Они относятся к потребительству - стремлению к удовлетворению материальных потребностей, заменяющих все другие потребности человека, — спокойно или даже с энтузиазмом. Продукция их постоянно содействует насаждению эгоизма, стяжательства, стремления к достижению личного успеха, утверждению веры в неменяющуюся природу человека. Возможность социальных альтернатив — других способов организации жизни человеческого общества — отрицается или если вообще рассматривается, то оценивается скептически.

Корпоративная экономика не забывает должным образом оценивать услуги подобного рода развлекательных и информационных каналов. В 1963 г. Уолт Дисней получил от весьма консервативной организации «Фридомз фаундейшн» («Фонд свободы») ее высшую награду— медаль Джорджа Вашингтона. Бывший президент Эйзенхауэр, являвшийся в то время председателем совета директоров фонда, вручая награду, сказал: «Уолт Дисней — посол свободы Соединенных Штатов... За его последовательную профессиональную верность таким самым важным понятиям, как человеческое достоинство и личная ответственность. За мастерство и творческое лидерство в деле донесения надежд и чаяний нашего свободного общества до самых отдаленных уголков планеты»69.

Уолтер Анненберг, владелец и издатель «ТВ Гайда» (и ярый приверженец республиканской партии) был назначен президентом Никсоном послом Соединенных Штатов в Великобритании.

Историки и библиографы всячески восхваляют «Нэшнл джиогрэфик». Один из них пишет: «В мире нет журналов, равных ему»70. Другой подхватывает: «Ни одному журналу не удалось превзойти «Нэшнл джиогрэфик» в передаче очарования близких и далеких стран... За все время своего существования журнал не знал себе равных. Это образец высочайшего качества»71.

Но ни «ТВ Гайд», ни «Нэшнл джиогрэфик», ни «Уолт Дисней продакшнз» не удостоились высочайшего знака признания, пожалованного «Ридерс дайджест» в начале 1972 г. по случаю пятидесятилетия этого журнала, — обеда и приема в Белом доме.

Президент Соединенных Штатов в присутствии созвездия американских эстрадных артистов и прочих знаменитостей (Боб Хоуп, Билли Грэхэм, Рей Конифф, Джеймс Миченер, Сидней Хук) обратился к владельцу и издателю «Ридерс дайджест» Де Уитт Уолласу со следующими хвалебными словами: «Он внес самый большой вклад в развитие свободы мысли, которая лежит в основе всех других наших свобод»72.

Коль скоро президент позволяет себе подобное утверждение, можно предположить, что в свое время таких же похвал удостоятся и владельцы «Нэшнл джиогрэфик», «ТВ Гайд» и «Уолт Дисней продакшнз», чьи сообщения и образы продолжают верой и правдой служить господствующей институциональной системе.



1 Erik Barnouw. Television as a Medium. — "Performance", N 3, 1972, p. 13.
2 Ibid., p. 40.
3 Franc Shor. Pacific Fleet: Force For Peace. — "National Geographic", IX, 1959, pp. 283—335.
4 "Вroadcasting", 14. VIII. 1972, p. 39.
5 Les Brown. Television: The Business Behind the Box. New York, 1971, p. 59.
6 "New York Times", 27. XI. 1972.
7 Герой поэмы американского поэта Браунинга. — Пpимеч. пер.
8 James Playsted Wood. Magazines In the United States. New York, 1971, p. 291.
9 Ibid., p. 292.
10 Ibid., p. 291.
11 "New York Times", 31. VII. 1967.
12 "As We See it". - "TV Guide", 22. VII. 1972, p. 1.
13 Max Gunther. Revolution at the FTC. — "TV Guide", 24. VI. 1972. pp. 27—28.
14 John C. Schwarzwalder. Public Broadcasting Must Clean House. - "TV Guide", 30. IX - 6. X, 1972.
15 Merill Panitt. America Out of Focus. — "TV Guide", 15. I. — 12. II., 1972.
16 Ibid.
17 "Advertizing Age", 24. IV. 1972, p. 22.
18 "Advertizing Age", 3. VII. 1972.
19 Лозунг колонизаторов. — Примеч. пер.
20 Tom Buckley. With the National Geographic on Its Endless, Cloudless Voyage. — "New York Times Magazine", 6. IX. 1972.
21 Frank Luther Mott. A History of American Magazines. Cambridge, 1957, p. 626.
22 "National Geographic Society Elect Key Executives". — "National Geographic", X, 1967, p. 576.
23 M. B. Grosvenor. National Geographies Newest Adventure: A Color Television Series. — "National Geographic", X, 1965, p. 451.
24 Tom Buckley. With the National Geographic..., p. 22.
25 Mott. History of American Magazines, p. 625.
26 Volkman Wentzel. Mozambique, Land of the Good People. — "National Geographic", VIII. 1964, pp. 214—215.
27 Jules В. ВiHard. Panama, Link Between Oceans and Continents. — "National Geographic", III. 1970, p. 404.
28 Ibid., p. 412.
29 Южные штаты США. — Примеч. пер.
30 Buckley. "With the National Geographic...", p. 18.
31 Wentzel. Mozambique..., pp. 203—204.
32 Buckley. With the National Geoff rap hie..., p. 18.
33 Peter T. White. Saigon, Eye of the Storm. — "National Geographic", VI. 1965, p. 862.
34 Peter T. White. Mosaic of Cultures. — "National Geographic", III. 1971, p. 329.
35 Wilhelm G. Solheim II. New Light On a Forgotten Past. — "National Geographic", III. 1971, p. 330.
36 Buckley. With the National Geographic..., p. 20.
37 W. E. Garrett. Pagan On the Road to Mandalay. — "National Geographic", III. 1971, p. 349.
38 Franc Shor. Pacific Fleet..., p. 283.
39 "National Geographic", VI. 1972, cover.
40 Столица штата Мэриленд, место расположения Академии ВМФ США. — Примеч. пер.
41 Franc Shor. Pacific Fleet, Dp. 283, 311.
42 Thomas W. Mс Knew. Four Ocean Navy in the Nuclear Age. — "National Geographic", II. 1965.
43 "National Geographic", IX. 1965.
44 "Magazines for Libraries". New York, 1969, p. 169.
45 Buckley. With the National Geographic..., p. 12.
46 "Fortune", VI. 1972, p. 110.
47 "Nation's Business", III. 1971, pp. 46, 49.
48 Leo E. Litwak. Fantasy That Paid Off. — "New York Times Magazine", 27. VI. 1965.
49 Richard Schickel. The Disney Version. New York, 1968, p. 19.
50 Ibid., p. 165.
51 Предварительное письмо к держателям акций и служащим, "Уолт Дисней ародакшнз", 24. IV. 1972.
52 Ibid.
53 Annual Report, Walt Disney Productions, 1971, p. 4.
54 Schickel. Disney Version..., p. 313.
55 Annual Report... p. 28.
56 Предварительное письмо к держателям акций и служащим, "Уолт Дисней продакпшз", 24. IV. 1972.
57 Dwight Whitney. It's Practically a Branch of the U. S. Mint. — "TV Guide*, 15-21, VII. 1972, p. 25.
58 "Disney's Live Action Profits". — "Business Week", 24. VII. 1965, p. &2.
59 Schickel. Disney Version..., p. 164.
60 Litwak. "Fantasy", p. 28.
61 "Los Angeles Times", 16. XII. 1966.
62 Robert Shayon. Entertainment. — "Performance", N 3, VII/VIII, 1972, p. 91.
63 Annual Report..., p. 21.
64 Ariel Dorfman and Armand Mattelart. Para Leer Al Pato Donald. Valparaiso, 1971.
65 A. Mattelart. Mass Media In the Socialist Revolution; The Experience of Chile. — Communications Technology and Social Policy. New York, 1973.
66 "Los Angeles Times", 1. VI. 1972.
67 Дисней сказал однажды: "У меня не бывает подавленного настроения, и я не хочу, чтобы оно у меня появилось. Я счастлив, просто очень, очень счастлив". (J. Anthony Lukas. "The Alternative Life — Style of Playboys and Playmates", — "New York Times Magazine", 11. VI. 1972.).
68 Litwak. Fantasy, p. 27.
69 M. B. Grosvenor. Walt Disney. Genius of Laughter and Learning. — "National Geographic", VIII. 1963, p. 158.
70 Mott. A History of American Magazines, p. 632.
71 James L. C. Ford. Magazines for Millions, Carbondale, 1969, pp. 57—58.
72 "Reader's Digest at the White House". — "New York Times", 29. I. 1972.
* В 1972 г. торговый оборот заметно увеличился — до 329 млн. долл., что свидетельствует об огромных доходах, приносимых новым парком для развлечений «Дисней уорлд», открывшимся в г. Орландо, штат Флорида. — «Лос-Анджелес таймс», 22 ноября 1972 г.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3713
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X