• Игорь Панарин
 


Развитие технологий информационные войны ведет к глобальным переменам в мировой политической сфере.

По нашему мнению, мировым лидером в ведении информационной войны является КИТАЙ. Впервые термин ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА был введен в 1985 году в Китае ведущим китайским теоретиком информационной войны Шэнь Вэйгуаном.

Современная концепция ведения информационной войны начала разрабатываться в Китае в конце 80-х годов 20 века. Под информационной войной понимались действия (политические, экономические, культурные, технологические и т. д.) по захвату глобального информационного пространства и созданию защитной информационной границы Китая, ВЕЛИКОЙ КИТАЙСКОЙ СТЕНЫ в 5 ИЗМЕРЕНИИ.

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ КИТАЙСКОГО ПОДХОДА.

1. Теоретическое устрашение.

2. Противостояние информационных потенциалов.

3. Конкуренция информационных стратегий.

4. Повышение информатизации войск (искусственный интеллект).

5. Экономическая информационная агрессия.

6. Культурная информационная агрессия.

7. Информационная война умов:

• мирное устрашение – главный метод,

• психология – главный объект.

Я считаю, что китайцы взяли на вооружение Информационную Доктрину начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР маршала Н. В. Огаркова (она не была воспринята в СССР).


Никола́й Васильевич Ога́рков (30 октября 1917 – 23 января 1994 года) – Маршал Советского Союза (1977). Начальник Генерального штаба вооруженных сил СССР с 1977 по 1984 годы.

В РККА с 1938 года. Закончил Военно-инженерную академию им. В. В. Куйбышева.

Начало Великой Отечественной войны застало его на строительстве укрепленного района у реки Ломжа в должности полкового инженера 1-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии Западного фронта.

С сентября 1941 года по февраль 1942 года служит старшим инженером по фортификации в инженерном управлении Карельского фронта, затем полковым инженером в 289-й стрелковой дивизии и бригадным инженером 61-й морской стрелковой бригады. С декабря 1942 года – помощник начальника штаба инженерных войск 32-й армии, с августа 1943 года – помощник начальника оперативного отдела штаба инженерных войск Карельского фронта. С мая 1944 года – дивизионный инженер 122-й стрелковой дивизии на Карельском, с ноября – на 2-м Украинском, затем на 3-м Украинском, фронтах.

После войны с октября 1945 года по январь 1946 года помощник и старший помощник начальника штаба инженерных войск армии в Прикарпатском военном округе, с февраля 1947 года – заместитель начальника отдела инженерного управления Приморского военного округа. В сентябре 1948 года назначен старшим офицером отдела, а с января 1949 года – начальником отдела управления штаба Главнокомандующего войсками Дальнего Востока. С мая 1953 года назначен начальником оперативного отдела, а с ноября 1955 года – начальником оперативного управления, заместителем начальника штаба Дальневосточного военного округа.

В 1957 году Огаркову было присвоено звание генерал-майора, он был направлен на учёбу в Военную академию Генерального штаба. После окончания Академии был назначен командиром 20-й гвардейской мотострелковой дивизии в Группе советских войск в Германии. В декабре 1961 года был назначен начальником штаба Белорусского военного округа. В 1965–1968 годах – командующий войсками Приволжского военного округа, затем – начальник Главного управления Стратегической Маскировки ГРУ генштаба Вооруженных сил. С марта 1974 года по январь 1977 года – заместитель министра обороны СССР, председатель Гостехкомиссии СССР. 8 января 1977 года генерал армии Н. В. Огарков назначен начальником Генерального штаба Вооруженных Сил СССР – первым заместителем министра обороны СССР. 14 января 1977 года ему было присвоено звание Маршала Советского Союза. За годы руководства советским Генштабом, Огарков подготовил и провел несколько самых крупных в истории отечественных Вооруженных Сил оперативно-стратегических учений и маневров на всех основных стратегических направлениях и с применением всех видов Вооруженных Сил, военно-научных и военно-промышленных органов. Крупнейшим из них стало оперативно-стратегическое учение под кодовым названием «Запад-81», проведенное в сентябре 1981 году. Я также принимал участие в учениях «Запад-81». По своим масштабам оно было сравнимо лишь с крупными наступательными операциями завершающего этапа Великой Отечественной войны. На нем впервые были опробованы автоматизированная система управления и некоторые виды высокоточного оружия.

Огарков также уделял серьезное внимание развитию теории управления стратегическими ядерными силами и противоракетной обороне, фактически создал в Генштабе центр оперативно-стратегических исследований. В 1983 году Огарков выступил по советскому телевидению с анализом ситуации в связи с провокацией южнокорейского самолета. В 1984 году назначен Главнокомандующим войсками Западного направления. В 1988–1992 годах служил генеральным инспектором Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Одновременно до августа 1991 года возглавлял Всесоюзный совет ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов. В 1992 году назначен советником при Министерстве обороны Российской Федерации.

ГОВОРЯ о Николае Васильевиче, нельзя умолчать, конечно, о вводе советских войск в Афганистан. Руководство Генерального штаба было категорически против такого шага. Информационная операция по обеспечению втягивания СССР в афганский конфликт была проведена стратегическим агентом британской разведки МИ-6 З. Бжезинским, глубоко внедренным в высшую элиту США. Маршал Огарков предпринял огромные усилия, чтобы уговорить министра обороны СССР Дмитрия Федоровича Устинова не делать этого.

Следует и сказать о том, что агент ЦРУ (заочно осужденный за предательство), генерал-предатель Калугин, активно участвовавший в реализации планов З. Бжезинского, являлся близким родственником министра обороны СССР Д. Устинова. 8 декабря 1979 года, на совещании у руководителя КПСС Л. Брежнева начальник Генштаба доказывал бесперспективность ввода наших войск в Афганистан. Однако было принято другое решение. План Бжезинского удался. В этой связи мне хотелось бы привести выдержку из книги воспоминаний советского посла в США, а в дальнейшем секретаря ЦК КПСС Анатолия Федоровича Добрынина «Сугубо доверительно»:

«…Характерно, что Генеральный штаб и бывавшие в Афганистане советские военные решительно возражали против ввода войск, доказывая опасность и нецелесообразность втягивания советских регулярных войск в затяжную гражданскую войну в Афганистане в трудных условиях гористой местности. Высшие чины генералитета – Огарков, Ахромеев, Варенников – даже обратились с необычным коллективным рапортом по этому поводу к министру обороны Устинову. В ответ они услышали раздраженный окрик: «… Не рассуждать! Выполняйте решение Политбюро». Министр обороны СССР Д. Устинов инициировал перед Политбюро вопрос о замене начальника Генерального штаба.

В 1984 году Николая Васильевича назначили главнокомандующим войсками Западного стратегического направления, где в его оперативном подчинении находилось четыре группы войск и несколько перворазрядных военных округов, значительные силы ВВС и ПВО, Балтийский флот… Это было около 35–40 процентов общей численности Вооруженных Сил СССР.

В зарубежных медиа обычно говорят, что отцом Революции в военном деле (РВД) был Эндрю Маршал (Andrew Marshall) из вашингтонского Of ce of Net Assessment. Но специалисты знают, что подлинным творцом этой концепции был Маршал Советского Союза Николай Васильевич Огарков, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР с 1977 по 1984 год [Mitchell O.S. T e New High Ground: An Analysis of Space-Based Systems in the Information Revolution' Air Force Institute of Technology WRIGHTPATTERSONAFB OH, 2002).

Но наиболее важными в технологическом аспекте были 4-й и 5-й пункты доктрины. Часто под доктриной Огаркова понимают именно их. Огарков считал самым важным развитие систем управления, анализа, связи и разведки. То есть концептуальной основы ведения информационной войны на театре военных действий. Именно маршал Огарков создал Разведывательно-ударные комплексы по тогдашней советской терминологии. И задача создания технологической основы для ведения эффективной информационной войны была успешно решена в СССР. Отметим, что даже через 20 лет после распада СССР объем продаж российского оружия превышает 9 миллиардов долларов в год. Все – насыщено системами управления C4I.

Огарков – лидер советских государственников, гениальный знаток теории и практики стратегической маскировки, являющейся важнейшей составляющей информационной войны. Он много раз стратегически переигрывал глобалистов как внутри страны, так и за ее пределами. В данном случае считаю необходимым дать некоторые пояснения. После смерти генералиссимуса Сталина, лидера советских государственников, разгромившего агентуру британской разведки МИ-6 в высших эшелонах СССР (последователей главных агентов МИ-6 среди большевиков – Троцкого и Свердлова), длительное время в СССР не было режиссера-идеолога ведения информационной войны против американо-британских глобалистов, создавших агрессивный военный блок НАТО. Именно маршал Огарков сформулировал концептуальные идеи разгрома агентуры глобалистов (так называемых агентов влияния и пятых колонн в в соцстранах) информационным оружием.

Его талант наиболее ярко проявился при проведении информационных и дезинформационных мероприятий в ходе событий в Чехословакии в августе 1968 года. Не секрет, что истинным противником Огаркова была британская разведка МИ-6, в недрах которой и был разработан план переворота в Чехословакии.

Именно маршал Огарков был реальным организатором успешной Пражской операции, которая прошла так гладко только потому, что ему удалось совершенно запутать британскую разведку МИ-6 и другие разведслужбы НАТО и навязать им блестяще поданную дезинформацию. Любопытно отметить, что события «Пражской весны», окончившейся для демократических путчистов «печальной осенью», в некотором смысле были стратегической информационно-интеллектуальной дуэлью двух персонажей, посвященных в самые глубокие тайны планетарного конфликта. Сегодня общеизвестно, что режиссером информационной операции глобалистов (так называемой «Пражской весны») был Давид Гольдштюкер.

Именно Гольдштюкеру противостоял в этой операции маршал Огарков, и надо заметить, что победа Огаркова была не просто победой мощи советских танков, но победой интеллекта и великолепного владения искусством дезинформации, «маскировки», с помощью которой руководство НАТО было введено в полнейшее заблуждение и не успело вовремя среагировать, на что, естественно, доктор Гольдштюкер и его агентура (Дубчек, Гавел и т. д.) в основном и рассчитывали.

Именно Огарков был инициатором создания «Спецназа», который призван был осуществлять локальные и молниеносные действия в тылу противника, что совершенно необходимо для успеха сугубо континентальных, локальных военных операций. Геополитически маршал Огарков всегда открыто защищал единство Евразии и стремился трансформировать Вооруженные Силы СССР так, чтобы они смогли наилучшим образом повести себя в затяжной, локальной войне с преобладанием обычных видов вооружения.

Китайские теоретики информационной войны сделали вывод о необходимости реализации Доктрины Огаркова в Китае. В 2010 году Китай стал второй экономической державой мира, что и подтвердило правильность китайского подхода. В последние годы Китай добился блестящих результатов в ходе информационного противоборства с США.

Наиболее наглядно это было продемонстрировано после студенческих волнений на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, когда через СМИ до простого обывателя была доведена информация, что в Пекине, Шанхае и некоторых других крупных городах действовали небольшие группы экстремистов и уголовников. Лидеры Китая убедили народ в том, что беспорядки инспирировались США. Китайцы тогда одержали первую победу в информационной войне против США. Большую роль в победе сыграло эффективное информационное воздействие на китайскую диаспору в США и Западной Европе.

Китай, на основе концептуальных идей маршала Огаркова развивает концепцию Сетевых сил (воинские подразделения численностью до батальона), которые состояли бы из высококлассных компьютерных экспертов, обученных в государственных университетах, академиях и специальных учебных центрах. Основной акцент делается на привлечение активной молодежи, прежде всего из числа пользователей сети Интернет (Китай занимает уже сейчас Первое место в мире по числу пользователей – 468 миллионов). Вообще фантастически выглядит рост числа пользователей Интернет: если в 1999 году насчитывалось около 1,5 миллионов пользователей, то в 2012 – около 500. Тот есть рост в 320 раз!!! Проведено уже несколько крупномасштабных учений этих сил по отработке концепции информационной войны.

После инцидента весной 2001 года в Тайванском проливе с американским разведывательным самолетом, американцы оказались не способными противостоять агрессивной китайской информационной политике. Китай тогда стратегически переиграл США.

Атаки китайских хакеров на системы Минобороны в период кризиса, вызванного инцидентом с разведывательным самолетом на острове Хайнань, оказались достаточно эффективными. Согласно ряду заявлений сотрудников администрации США, созданная национальная система информационной безопасности, оказалась слишком тяжеловесной и неповоротливой. В ряде случаев процесс доведения информации тормозился в силу бюрократических проволочек, что приводило к неприятным последствиям.

Практика стран, входивших некогда в мировую социалистическую систему, демонстрирует два основных варианта трансформации административно-командной системы в рыночную экономику: первый – эволюционный путь постепенного создания рыночных институтов с опорой на все лучшее что было в СССР (Китай, Вьетнам), второй – «шоковая терапия», применявшаяся в той или иной степени в России и большинстве стран Восточной Европы по рецептам МВФ.

Китайская экономическая модель доказала свою эффективность.

ВВП Китая за последние 20 лет вырос в 5 раз. По прогнозам американских аналитиков Р. Бернстайна и Р. Манро уже к 2020 году ВВП Китая достигнет 20 триллионов долларов и оставит на втором месте США (13,5 трлн. долларов).

На 16 съезде КПК была поставлена фантастическая задача – в ближайшие 20 лет увеличить свой и так большой ВВП еще в 4 раза. Фантастическая задача для России и всего мира, но не для Китая. Сейчас Китай занимает первое место в мире по привлечению иностранных инвестиций.

Китаю повезло (в отличие от СССР). На рубеже 1970-х и 1980-х годов в стране – в нужное время и на нужном посту – нашелся политический лидер, который повторил слова КОНФУЦИЯ «неважно какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». И который добавил от себя: «Хватит спорить о том, что мы строим – социализм, капитализм или что-то еще, – давайте делать то, что поможет поднять нашу экономику». Это был ДЭН СЯОПИН. Но следует отметить и важную деталь, о которой почти ничего не известно. Стратегию модернизации Китая разрабатывали бывшие сотрудники личной разведки генералиссимуса Сталина.

В середине 80-х годов, когда Дэн Сяопин выбирал стратегию китайских реформ, в недрах китайских спецслужб была разработана стратегическая концепция добывания финансовых ресурсов и передовых технологий с помощью методов информационной войны. Эта программа понравилась китайскому лидеру. Было принято решение о приоритетном финансировании спецслужб.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6903
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X