• Л.И. Емелях
 

Происхождение христианских таинств


Великое завещание священника-атеиста
 


Жан Мелье родился 15 июня 1664 года в деревне Мазерни провинции Шампань. Отец Жана был деревенским ремесленником-ткачом по сарже. Он отдал сына в Реймс в духовную семинарию, по окончании которой в 1687 году Жан стал священником. В 1689 году он получил приход в небольшой деревушке Этрепиньи в Шампани, насчитывавшей всего 150 жителей. В этой деревне Мелье прожил до конца своих дней. Прихожане очень любили своего священника за необычайную доброту, за бескорыстную помощь, которую он оказывал беднякам (Мелье отдавал часть своего дохода крестьянам, отказываясь от платы за требы).

Мелье много читал. Он глубоко изучил великое атеистическое произведение древности «О природе вещей» Лукреция Кара, сочинения замечательных французских философов Монтеня и Декарта. Но особенно многому научила Мелье сама жизнь его прихожан, жестоко угнетаемых сеньором.

В 1716 году Мелье выступил с церковной кафедры против владельца деревни Этрепиньи сеньора Антуана де Гули, осудив его за жестокое обращение с крестьянами. Сеньор пожаловался на дерзкого священника архиепископу римскому кардиналу де Майи. Он обвинял Мелье в небрежном отношении к своим обязанностям, в нежелании исповедовать прихожан, в отсутствии уважения к дворянству. Архиепископ вызвал к себе строптивого священника и сделал ему в присутствии сеньора де Гули строгое внушение.

Архиепископ потребовал также, чтобы Мелье призвал прихожан молиться за их сеньора. В первое же воскресенье после возвращения в свой приход Мелье сказал крестьянам с церковной кафедры:

— Вот какова обычно судьба бедных сельских священников; архиепископы, которые сами являются сеньорами, презирают их и не прислушиваются к ним, у них есть уши только для дворян. Помянем же сеньора нашего селения и помолимся о нем. Попросим бога, чтобы он обратил его сердце и даровал ему благодать не обращаться дурно с крестьянами и не грабить сирот.

С тех пор архиепископ реймский кардинал де Майи возненавидел строптивого священника, заступившегося за крестьян.

Мелье умер в мае 1729 года в возрасте 65 лет, завещав все свое имущество прихожанам. Он просил, чтобы его похоронили не на церковном кладбище, а в саду.

Каково же было изумление прихожан и близких Мелье, когда в бумагах священника были обнаружены три огромных манускрипта с надписью «Мое завещание». На бумаге, в которую были завернуты рукописи, Мелье писал: «Я видел и познал ошибки, заблуждения, бредни, безумства и злодеяния людские. Я почувствовал к ним ненависть и отвращение. Я не осмелился сказать об этом при жизни, но я скажу об этом, по крайней мере, умирая и после смерти. Пусть знают, что я составляю и пишу настоящий труд, чтобы он мог служить свидетельством истины для всех тех, кто его увидит и прочтет, если им будет угодно».

Жан Мелье, простой деревенский священник, понял, что религия помогает феодалам угнетать крестьян. Он знал, что рассказать правду об этом — значит неминуемо погибнуть. И вынужден был надеть на себя личину религиозности, служить мессы, скрывать свои истинные взгляды. Мелье писал, что взялся за перо, чтобы по мере сил своих раскрыть людям глаза на все те заблуждения и суеверия, в которых воспитывают народ. В тиши ночей философ-самоучка создал великое завещание. Оно не имело себе равных в истории атеистической литературы XVIII века по гневному пафосу и силе ненависти к религии и церкви.

Богоборец и тираноборец Мелье беспощадно критиковал королевскую и церковную власть, дворянство и духовенство.

В то время, в начале XVIII века, во Франции дворянству и духовенству принадлежала половина всех земель. Огромные налоги и тяжелые повинности были так обременительны, что в неурожайные годы почти четверть французских крестьян жила подаянием. Духовенство же считалось первым сословием, и церковь имела сотни миллионов ливров дохода в год. Католическая церковь всецело поддерживала гнет королевской власти, освящая его божественным авторитетом. Вот почему в народных массах Франции нарастали протест и ненависть как против сеньоров и королевских чиновников, так и против католических пастырей. В середине XVIII века маркиз д’Арджансон писал: «Причина падения религии во Франции кроется в доходящей до крайности ненависти к священникам. Ни один служитель не осмеливается показаться на улице, не рискуя быть освистанным». Уже в начале XVIII века в ряде мест крестьяне отказывались платить церковную десятину, то есть отдавать духовенству десятую часть урожая, расправлялись с наиболее жадными священниками, поддерживающими дворян.

Сын деревенского ткача, Мелье, живший среди крестьян, любивший их и мечтавший об освобождении и счастье народа, был выразителем этого протеста трудящихся против гнета помещиков и духовенства. Он был идеологом крестьянства, идейным вождем демократического движения масс. В «Завещании» великий просветитель выразил чаяния обездоленных крестьянских масс, поднимавшихся на борьбу против угнетателей.

Французский народ создал бесчисленное множество сказок, песен и пословиц, которые обличают церковь. Они в сжатом виде содержат те же мысли, что проповедовал Мелье в «Завещании»: «Поповская думка без дна», «Поп ждет покойника», «Черт под старостью», «Три были на свете целомудренные монахини: одна в мир сбежала, другая в бане захлебнулась, а третья еще не сыскалась», хочешь быть счастливым — хлебни как следует вина, хочешь счастья на три дня — женись, неделю хочешь всласть пожить — свинью зарежь, по если хочешь весь свой век прожить без труда, то в рясу обрядись» и т. д. Во всех французских деревнях в XVII веке пели песенку о том, как веселится кюре, узнав, что умер крестьянин:

Священник весело поет,
Какой хороший день встает,
Мужик помре в селе,
Мужик помре в селе,
Девке молвит поп:
Какая радость — новый гроб!
Мужик помре в селе,
Мужик помре в селе.
Беги к соседним всем попам,
Пускай на пир приходят к нам,
Мужик помре в селе,
Мужик помре в селе.

Беспощадно обличая церковь и ее служителей, Шан Мелье черпает силу в мыслях и настроениях широких народных масс Франции. Не случайно Мелье, так же как французский крестьянин, о котором Маркс говорил, что он изображает чертей в образе своих врагов, отождествлял нечистую силу с дворянством. «Наши художники заблуждаются и обольщаются, когда изображают на своих картинах дьяволов в виде ужасных и страшных чудовищ,— писал Мелье.— Они обольщаются, говорю я, и обольщают вас так же, как и ваши проповедники, когда одни в своих картинах, а другие в проповедях изображают вам дьяволов такими безобразными, уродливыми, нескладными. Художники и проповедники должны были бы лучше изображать их вам в виде всех этих прекрасных господ, всех этих власть имущих и знатных, всех этих прекрасных дам и девиц, которых вы видите такими разряженными, завитыми, кудрявыми, напудренными, раздушенными, сияющими золотом, серебром и драгоценными камнями».

Критика религии и церкви восходит также у Мелье и к идеям его великих предшественников-вольнодумцев: к книге великого римского атеиста Лукреция Кара «О природе вещей», к сочинениям Лукиана, этого «Вольтера классической древности», как его называл Ф. Энгельс, к замечательной сатире вольнодумца Ф. Рабле, к «Опытам» французского философа-скептика XVI века Мишеля Монтеня, которого так часто цитировал Мелье в «Завещании». Он знал о героической борьбе против церкви Джулио Ванини, сожженного на костре за атеизм в 1619 году в Тулузе, о жизни, деятельности и идеях Бенедикта Спинозы.

Жан Мелье отрицал существование бога, сотворение мира и бессмертие души. Он исходил при этом из глубоко продуманных и развитых им материалистических философских положений.

Гневное и смелое разоблачение религии сочеталось у Мелье со страстной критикой классового общества. Философ доказывал, что главная несправедливость — это непропорциональное распределение богатств между людьми. Оно вызвано частной собственностью, которая неизбежно порождает социальное неравенство и служит причиной неисчислимых бедствий и страданий. Люди от природы равны, но короли, дворяне и священники захватили все богатства земли, а народу оставили в удел только тяжелый труд и лишения.

С революционной страстностью Мелье призывал к ниспровержению существующего строя и установлению общности имущества, видя путь к этому в объединении всех угнетенных для борьбы с угнетателями. Он жаждал наступления народной революции в королевской Франции и предпринял свой труд для подготовки революционного восстания. Жан Мелье ярко рисовал картины будущего коммунистического общества, в которых все люди трудятся и пользуются результатами своего труда на равных основаниях.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2028
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X