• Михаил Агурский
 


Нередко ненависть против большевиков распространяется и на русских в целом, в которых многие русские оппоненты большевизма видят озверевшую, соблазненную, растленную толпу. И это имело корни еще до революции. Митрополит Московский Макарий (Невский) говорил тогда, что русский народ "как бы обратился от ног до головы в гнойный труп". Митрополит Макарий видел "в верхних слоях его отступление от Бога, отпадение от церкви, восстание против бого-учрежденной власти, крамолы и убийства, подстрекательства к бунту, убийства сановников и других верных царских слуг. "В среднем сословии, торговом и ремесленном, - поклонение Золотому тельцу с забвением о Боге, о правде, о чести, о милости. А о простом народе с сожалением должно сказать, что он спился и развратился". Разумеется, митрополит Макарий лишь обличал своих современников, но во время революции и гражданской войны такие обличения у других сменяются настоящей ненавистью к своему народу.
Не скрывал такой ненависти, например, знаменитый русский писатель Иван Бунин. "Конечно, большевики, - возмущался он, - настоящая рабоче-крестьянская власть". Она осуществляет "заветнейшие чаяния народа". А уж известно, каковы "чаяния у этого народа, призываемого теперь управлять миром, ходом всей культуры, права, чести, совести, религии, искусства". "Русь - классическая страна буяна!" - восклицает Бунин".
Известный историк Роберт Виппер вообще похоронил русских, утверждая, что национальность русская растворилась, ослабела, исчерпалась, причем нет ни малейшей надежды, что она когда-либо возродится. Сама мысль об этом для Виппера - коллективное безумие.

Самые резкие обвинения исходят, казалось бы, из совершенно неожиданных источников, а именно со стороны активных русских националистов. Так, писатель Иван Родионов1 передает их наиболее четко, и в его обвинениях ясно слышны обличения церковных проповедников еще до революции. "Русский народ, обманутый и ограбленный, нищий и бесправный, развращенный и голодный, - говорит он, - провалился в смрадную бездну и теперь под игом международных политических шулеров, воров и убийц... беспомощно барахтается на дне в крови грязи и прахе, грозя всему потерявшему ум и совесть культурному человечеству страшной заразой всеистребляющей смертельной болезни жидобольшевизма".
Родионов называет русский народ "растленным, забывшим Бога и совесть", который перестал быть "народом-строителем, народом-государственником и всей своей громадой превратился в буйную, забывшую божеские и человеческие законы своевольную чернь.
Бывший член Союза Михаила Архангела полковник Ф. Винберг2 утверждает, что из всех народов, населяющих Россию, хуже и гнусней всех оказались великороссы. "В тупик становишься, - негодует он, - перед этой грубой, жестокой, тупой и холодной, беспросветно толстокожей злобностью... Как могли мы, культурные классы, проморгать то обстоятельство, что имеем дело со зверем, притаившимся, скрывающим свои инстинкты, но при первом случае бывшим наготове вцепиться нам в горло.



1 Был близок к крайним черносотенцам. Известен сенсационной книгой "Наше преступление", выставлявшей русскую деревню как вместилище всевозможных пороков. Крайний антисемит.
2 Первый популяризатор "Протоколов сионских мудрецов" на Западе; издатель журнала "Луч света"; русский немец.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3387
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X