• Михаил Агурский
 


Однако уже в ноябре появляется и явная настороженность в оценке сменовеховства. Вначале она исходит из кругов, связанных с работой среди национальностей Советской России. Напомним, что эту работу проводил в то время народный комиссариат национальностей, возглавлявшийся Сталиным.
Его орган "Жизнь национальностей" опубликовал передовицу, где говорилось, что хотя идеология сменовеховства порождена чувством оскорбленного и уязвленного патриотизма и национального самолюбия, которое многим белым "приходилось и приходится испытывать со стороны Антанты, толкавшей их на борьбу с Россией, многие высказывания сменовеховцев "не могут не резать слух". Коммунисты проповедуют, подчеркивалось в статье, "не русский дух, а идеи интернационального коммунизма". Большевизм рожден не русским духом, а капитализмом. "Мы гордимся не столько "русской душой", как обретенной нами "мировой душой".

В заключении все же подтверждалось, хотя и очень сдержанно, положительное значение сменовеховства. Что же касается его идеологии, то на нее указывалось просто как на забавное самоутешение людей, капитулировавших перед советской властью. Растущую тревогу среди нацменьшинств еще более отражает опубликованная в начале декабря той же газетой более обстоятельная статья о "Смене вех" за подписью "И. Борисов" (скорее всего псевдоним). Явно успокаивая встревоженных лидеров национальных меньшинств, автор старается ввести различие между национализмом сменовеховцев и национализмом Милюкова, утверждая, что национализм Милюкова носит буржуазный характер, а национализм сменовеховцев более самобытен и представляет собой пережиток эпохи, в которой капитализм был еще очень молод. В таких-то условиях и родились в свое время русское славянофильство и мессианство. Для того чтобы сгладить отрицательное впечатление, произведенное официальной поддержкой сменовеховства на национальные окраины, автор доказывает, что сотрудничество национальных движений с советской властью в Туркестане и других районах также есть сменовеховство. Это расширенное толкование сменовеховства становится впоследствии очень распространенным и явно имело целью затушевать специфику русского национал-большевизма, являвшегося сущностью первоначального сменовеховства. "Не может быть и речи ни о "русском", ни о "восточном коммунизме", - провозглашает автор.
Попытка автора приравнять сменовеховство к окраинному национал-коммунизму (с.243) объяснялась стремлением сгладить тревогу, порожденную им на национальных окраинах. Это явствует из заключения, где отмечается, что местные националисты со злорадством указывают на рекламу в советской печати, созданную "Смене вех".

Однако вряд ли такое объяснение могло успокоить тех, для кого оно предназначалось. В той же статье говорилось, что один видный татарский коммунист (вряд ли кто иной, как Султан-Галиев, член редколлегии этого же журнала!) сказал по поводу "Смены вех": "Несомненно, что это развал антисоветского фронта и крупная победа советской власти, но это походит немного на победоносный захват города, зараженного чумой". Не исключена возможность, что критическое отношение к существующей системе у Султан-Галиева, приведшее к его аресту в 1923 году, было окончательно спровоцировано именно появлением "Смены вех" и ее поддержкой со стороны центральной власти.
Но "Жизнь национальностей" продолжала успокаивать своих читателей, говоря, что национал-большевизм является безобидной игрушкой сдавшихся белогвардейцев. И. Трайнин, один из редакторов, писал: "Мы не станем сейчас слабее от того, что... нам помогут наши вчерашние противники, даже если они будут носиться с эфемерной мыслью, что они делают это во славу русского народа".
Явное, хотя и скованное недовольство сменовеховством проявляется у заместителя Луначарского Михаила Покровского, по своим взглядам примыкавшего к левым коммунистам. В отличие от своего начальника Покровский обвиняет сменовеховцев в наивной фантазии. Забавно, что главным аргументом против Устрялова Покровский считает отсутствие у него диалектики.
Ленин, несомненно, поддерживал сменовеховство, хотя, быть может, с меньшим энтузиазмом, чем Троцкий. В феврале 1922 года он предлагает "Правде" перепечатать статью Ключникова из журнала "Смена вех" о Генуэзской конференции и примерно в то же время предлагает включить его в состав экспертов советской делегации на эту конференцию.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2633
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X