• О. Танин, Е. Иоган
 

Военно-фашистское движение в Японии


Оформление национал-социалистических и террористических организаций
 


Третья группа реакционных организаций представлена в эти годы так называемым «национал-социалистическим» или «государственно-социалистическим движением», основой которого явились левые осколки «Общества старых борцов» (т. е. группы и организации Такабатаке и бывших нагойских анархистов) и группа проф. Уэсуги. Организации эти до сих пор не проявляли большой активности и работали преимущественно в студенческой среде, но описанное уже нами обострение внутренней политической обстановки в стране в годы, лежащие между введением всеобщего избирательного права и банковским крахом 1927 г., активизировало и эти группы.

В 1926 г. ряд групп, соединявших националистическую и монархическую агитацию с идеями «госсоциализма», и бывшие анархисты сделали попытку объединиться, чтобы использовать те организационные связи, которые они имели в рабочей среде, преимущественно среди профсоюзного актива, и среди студенческой молодежи. Так произошло объединение групп проф. Уэсуги и Такабатаке с группой нагойских анархистов, первые связи с которыми были установлены еще в то время, когда Такабатаке и нагойцы состояли вместе в «Обществе старых борцов». Организация, которую до сих пор возглавляли проф. Уэсуги и Такабатаке, т. е. «Лига принципов управления» («Кэйрин Гакумей»), перешла в руки проф. Номура, который продолжал работу среди студенчества и с этой целью реорганизовал это общество в чисто студенческую организацию, назвавшую себя «Общество семи учеников» («Тэйдай Сицися»). Это общество, провозгласившее своей целью «реставрацию идеалов, на основе которых была создана Японская империя», пригласило в число своих руководителей ряд полицейских деятелей (начальника токийской полиции Хоцидзе, прокурора окружного суда в Токио Нагао и др.) и прославилось ярой борьбой с левыми студенческими организациями, в частности избиением левых студентов в Токийском университете в январе 1928 г.

Уэсуги и Такабатаке со своими ближайшими сторонниками объединились с группой бывших нагойских анархистов, руководимых к этому времени Акао, известным своим участием в крестьянском Движении в районе Цюбу, и создали в апреле 1926 г. «Союз государственного строительства» («Кэнкокукай»). В качестве своей цели этот союз провозгласил «создание подлинно народного государства, основанного на единодушии народа с императором». Идеям «госсоциализма» в программе союза была отдана дань ввиде включения требования «государственного контроля над жизнью народа, чтобы среди японцев не было ни одного несчастного или неполноправного». Подобно всем реакционным организациям, союз объявил себя также и сторонником пан-азиатской программы: «Японский народ, — говорит программа союза, — стоящий во главе цветных народов, несет миру новую цивилизацию». Учитывая состав аудитории, к которой он обращался, союз внешне не афишировал своих реакционных целей и одно время заявлял себя даже сторонником всеобщего избирательного права. Однако на деле с первых же своих шагов «Союз государственного строительства» зарекомендовал себя как активная антирабочая организация, пользующаяся своими связями в рабочей среде для провокационной работы по срыву рабочих забастовок, вербовки штрейкбрехеров, устройства погромов рабочих организаций и т. д. Уже в 1926 г. кэнкокукаевцы организовали погром стачечных организаций во время забастовки углекопов в Тоциге, затем подавляли стачки на предприятиях Канегафуцы, токийских трамвайщиков, арендаторские конфликты в префектуре Гифу и на этой основе завязали тесные связи с полицией. Кульминационный пункт развития активности союза относится к моменту полицейского разгрома рабоче-крестьянских партий, в котором кэнкокукаевцы приняли активное участие. Вся эта погромная работа прикрывалась организацией реакционных профсоюзов, помощью безработным, на что предприниматели охотно давали деньги в обмен за услуги, оказываемые обществом по борьбе с революционным рабочим движением.

«Акао, после того, как он переметнулся к правым, — писала недавно одна газета, — продолжает метать гром против капитализма, предлагая, чтобы капиталисты вернули свои богатства трону, подобно тому, как феодальные лорды вернули свои земельные владения императору в эпоху реставрации» 1.


Однако этот гром был не из туч.

В официальной фашистской литературе число членов этого союза в 1927 г. определяется приблизительно в 45 тыс., однако в действительности даже с созданными им профсоюзами «Союз государственного строительства» не насчитывает этого количества членов, а число членов самого «Союза государственного строительства» в описываемый нами период не превышало 10 тыс. Практически взятая им с первых же шагов ярая антирабочая линия не только разоблачила его в глазах рабочих, но быстро привела к расколу в его собственных рядах, ибо как группа Такабатаке, так и группа Уэсуги отнюдь не были заинтересованы в том, чтобы полностью в короткий срок сорвать свой авторитет в массах. Обе эти группы поэтому очень быстро покинули «Кэнкокукай», который сначала остался только в руках бывших нагойских анархистов, нашедших однако себе быстро новых союзников. Группа Уэсуги покинула «Союз государственного строительства» в 1927 г., а в декабре 1928 г., после смерти Такабатаке, из союза вышли его ученики во главе с Цукуи. На место вышедших в союз были теперь приглашены уже откровенно реакционные фигуры: почетным председателем союза стал лидер общества «Черного дракона» Тояма, его заместителем — бывший губернатор и начальник полиции Нагата, советником общества и его идеологом стал известный националист Ихэра, в состав правления союза вошли ген. Кида, лейтенант Сугимото и др. Вождь нагойских «анархистов» Акао удовлетворился ролью директора союза. Теперь при союзе стали уже открыто организовываться «партизанские» и «летучие отряды» для борьбы с забастовщиками, кэнкокукаевцы специализировались на погромах левых союзов и в 1928 г. отличились тем, что бросили бомбу в полпредство СССР. Издаваемый союзом печатный орган «Нихон сюги» превратился в обыкновенный погромный листок. Их боевым лозунгом стало: «Уничтожение коммунизма, русского большевизма, левых партий и рабочих союзов».

Что касается вышедших из «Союза госстроительства» учеников Уэсуги и Такабатаке, то они создали свои собственные организации с целью более тонкого маневрирования. Ученики Уэсуги уже в 1927 г. создали «Всеяпонское общество единомышленников возвеличения родины» («Дзен Нихон Кенкоку Досикай»), объявившее своей главной задачей «создание национального крыла в рабочем движении». Ему удалось создать свои местные организации не только в Токио, но и в провинции, в частности в префектурах Нингата, Нагано, Кумамото, Ибараки и Киото. Организации эти существовали под различными названиями, так что объединяющее их общество может рассматриваться как федерация целого ряда обществ. Общество выпускало свой печатный орган «Нихонгюсю Ундо». Впоследствии из первоначальных вождей Амано, Накатани и Аякава в обществе остался один только Аякава. Последний связался с «Обществом государственных основ», пригласив в свою организацию одного из видных кокухонсевских деятелей Ота. Несмотря на довольно разветвленную организационную сеть, общество это большой политической роли не играло, что в частности объясняется и неопределенностью его установок, так как Аякава стремится сотрудничать как с бюрократами из общества государственных основ, так и с национал-социалистами.


Ученики Такабатаке во главе с Цукуи и с помощью Ивада из «Дайкакай» (общество это продолжало существовать и не было распущено во время слияния с «Союзом государственного строительства») воссоздали в начале 1929 г. распущенное ими раньше «Maccовoe общество» («Тайсюся») на его старой платформе. Вскоре к этому обществу снова примкнули и ученики проф. Уэсуги. Наряду с этими группами широкую деятельность развил также проповедывающий теорию государственного социализма Мицикава. Тогда же, т. е. в 1927 г., он создал «Общество обновления» («Иссинся»), Вместе с ним над созданием этого общества работал Касаги, о котором мы уже говорили выше как о руководителе ряда реакционных организаций, поставивших себе основной целью активизацию внешней политики японского империализма. Одно из основных обществ Касаги — «Тоокио Рэммэй» — фактически превратилось в этот период в исполнительный орган «Общества обновления». Политические установки «Общества обновления» носили весьма упрощенный характер пропаганды японского национального духа, совпадающего якобы с требованиями государственного социализма и призванного теперь лечь в основу переделки японского государства.

На страницах созданного ими печатного органа «Кооганроку» руководители «Общества обновления» писали:

«Что несет с собою 1927 г., являющийся 60-летним юбилеем реставрации Мейдзи, 50-летним юбилеем восстания Сайго и 10-летним юбилеем русской революции? Мы должны ясно возвестить о приходе новой жизни для народа. Наше общество «Иссипся» имеет идейной целью реконструировать японское государство. В этих целях мы будем вести длительную борьбу на широком фронте».


Надо однако подчеркнуть, что за все время существования «Общества обновления» размах его работы, по крайней мере в организационном отношении, особой широтой не отличался и, судя по разным данным, охватывал лишь несколько сот интеллигентов. Мицикава имеет однако довольно прочное влияние среди различных студенческих патриотических организаций и именно в этой среде он пользовался до сих пор известной популярностью.

В четвертую группу реакционных организаций в описываемый период мы включаем те общества, которые явились основным продуктом распада «Юдзонся» и унаследовали его программные установки, т. е. организации реакционной мелкой буржуазии, которые были связаны с группой Окава — Кита Икки. В центре их стоит «Общество действия» («Коцися» или «Гиоцися»), Оно было создано в начале 1925 г. Окава и объявило себя «продолжателем принципов «Юдзонся». Окава на страницах газеты «Нихон» (бывшей одно время органом этого общества) формулировал цели «Общества действия» как «укрепление японской политики и экономики путем возрождения народного духа и коренных внутренних преобразований».

Центром своей политической агитации общество это сделало «борьбу за развитие государства, повинующегося естественным законам природы». Таким естественным законом природы является прежде всего императорская власть, поэтому «реставрация Японии возможна только на основе укрепления императорской власти». Хотя наряду с этим программа общества выставляла требования «равенства в политической жизни и свободы духовной жизни», но его политическая физиономия определяется конечно не этим, а безусловной поддержкой военно-полицейской монархии, выставляемой в качестве «естественного закона природы». Но так как на этом и кончается вся платформа общества по вопросам государственного устройства, то было бы совершенно непонятным, в чем заключаются «коренные внутренние преобразования», которых, по словам Окава, добивается общество, ибо монархия в Японии и сейчас не может пожаловаться на недостаток власти. Это недоумение однако рассеивается самой практикой общества, которое, начиная с 1925 г., т. е. с момента своего возникновения, не пропускало ни одного случая для организации выступлений против демократических и либеральных элементов, для травли парламентских политических партий и тех, кто, по мнению общества, недостаточно активно и решительно выступает в вопросах внешней политики.

Общество стяжало себе известность в частности своими антипарламентскими выступлениями, выступлениями, по китайскому вопросу во время революции 1925-1927 гг. в Китае, своими выступлениями против законов, стесняющих японскую иммиграцию в САСШ, демонстрациями против Англии в связи с протестом английского посла по поводу приезда одного индийского националиста в Японию и т. д. Пан-азиатские идеи, преподносимые под прикрытием лозунга «раскрепощения цветных народов», стояли в центре агитационных выступлений «Общества действия». Оценивая деятельность этого общества примерно до 1927 г., приходишь к выводу, что очевидно и сами лидеры общества еще плохо представляли себе и свои цели и пути, которые должны вести к этим целям, и вся деятельность общества носила какой-то случайный и нецелеустремленный характер, а круг его влияния был совершенно ничтожным: оно объединяло около трех тысяч членов. Объясняется это очевидно тем, что «Общество действия» унаследовало все же основной недостаток «Юдзонся»: его состав был также достаточно пестрым и политически неопределенным. В самом деле, в него еще входила группа национал-социалистов во главе с Мицикава и председателем союза железнодорожников Мацунабу, интересовавшимся преимущественно работой среди рабочих организаций; группа Касаги, занятая исключительно вопросами внешней политики; группа Ясуока, посвятившая себя целиком вопросам «духовного воспитания» и работавшая исключительно среди интеллигенции, и т. д.

Из этого неопределенного состояния «Общество действия» было выведено расколом, произошедшим в 1927 г., в результате которого общество оказалось целиком в руках Окава Сюмей. С этого времени и начинается быстрая эволюция общества к тактике прямого действия, и Окава начинает формулировать программу «уничтожения социальной несправедливости путем террора», устанавливает связь с офицерской молодежью, создает при обществе нелегальные боевые отряды. Таким образом Окава нащупывает тот путь, который должен привести к «укреплению императорской власти», подрываемой парламентскими политическими партиями и сторонниками «мягкотелой» внешней политики. Работа общества начинает оживляться, оно создает свои отделения в Осака, Киото и других крупных центрах страны, завоевывает влияние в ряде студенческих организаций2.


Что касается вышедших в 1927 г. из «Общества действия» руководителей, то почти все они входят в различные общества, создавшиеся одновременно с «Обществом действия» или несколько раньше его и продолжающие существовать параллельно с ним. О группах Мицикака и Касаги мы уже писали выше. Ясуока, сумевший заручиться покровительством члена Верхней палаты графа Оакаи, представителя старинной дворянской фамилии, совместно с рядом крупных бюрократов (генерал-лейтенантом Татэкава Есицугу, начальником полицейского управления Кореи Икэда Киоси, начальником управления по делам храмов Есида Сигэру и др.) создает «Институт золотого фазана» («Кинкэй Гакуин»)3. Общество это, объединяющее сравнительно немногочисленную группу отставных офицеров, чиновников и националистического студенчества, посвятило себя преимущественно воспитательной работе в обычном великодержавно-монархическом духе, громко именуемым «движением за духовную культуру», «воспитанием национальных героев» и т. д. Книги Ясуоки («Восточная логика», «Изучение духа Японии», «Восточная политика»), являющегося видным в Японии публицистом, обличают в нем весьма консервативно настроенного политика и пользуются популярностью среди чиновничьих, военных и буржуазных кругов. Ясуока не порвал однако окончательно тех связей, которые существовали у него с группой Окава: в состав руководства своего общества он привлек одного из ближайших сотрудников Окава Симидзу Гионосуке, а среди рядовых членов общества, остался ряд лиц, принимавших непосредственное участие в террористических предприятиях Окава.

Но еще ближе к Окава, с того момента как он повернул на платформу «прямого действия», оказался ряд групп, возникших одновременно с «Обществом действия» на этой же террористической платформе п предвосхитивших таким образом поворот, который позднее совершил и сам Окава. Прежде всего это относится к группе Кита Икки. В момент развала «Юдзонся» Кита Икки разошелся с Окава, считая, что подлежащая разрешению задача заключается в сознании не широких массовых организаций, а небольших замкнутых групп, которые средствами террора сумеют повлиять на направление политики правительства. С этой целью Кита Икки с помощью Тацукава Сидзуо, Тацибана Масааки и Нисида в 1924 г. создает «Общество белого волка» («Xакурокай») — активистско-боевую организацию, определяющую свои цели в краткой формуле: «Перерешить социальные проблемы фактической силой на основе справедливости и рыцарского духа».


Замкнутый характер этой организации, насчитывающей всего несколько сот членов и существующей нелегально, не позволяет нам судить обо всей ее работе. Известно только, что она усиленно вербовала офицерскую молодежь в свои ряды, занималась шантажем деятелей министерства двора, была замешана в скандальное «дело 15-го банка» и т. д. В ее рядах получили первоначальное политическое воспитание многие исполнители террористических актов последующих лет. Впоследствии (1928 г.) один из участников этой организации бывший офицер Нисида, занимавшийся изучением социальных проблем и увлекавшийся одно время кемалистской революцией, скомпрометированный своим участием в афере с 15 банком, принужден был выйти из организации и создал общество «Сбор самураев» («Сиринея») — также активистско-боевую организацию, сочетавшую в своей программе пан-азиатские и национал-социалистические лозунги.

Организация эта работала среди офицерской молодежи и членов «Союза резервистов», в котором Нисида удалось насадить несколько террористических групп («Общество звездных лучей», «Общество небесного меча» и т. д.). Из рядов этих организаций вышло впоследствии несколько участников террористических групп «Кровавого братства».

Менее ярко выраженный активистско-боевой характер носило «Общество величия» («Дай какай»), созданное Ивада тотчас же после распада «Юдзонся». Сам Ивада, бывший раньше сторонником Такабатаке, в годы мировой войны работал в Манчжурии среди китайских хунхузов, очевидно по заданиям японской разведки, и занимался пан-азиатской пропагандой, а после Октябрьской революции — различными антисоветскими махинациями. Созданное им общество заявило, что задачей общества является «накопление сил для проведения рациональных реформ в Японии», заставив для этого «всю страну понять миссию Японии, противостоящей всему миру». Предпосылкой для этого является «борьба как с рабскими идеями (т. е. идеологией сотрудничества с другими странами), так и с революционными идеями, занесенными из Европы». «На этом общенародном базисе общество будет руководить молодежью». Общество издавало журнал «Кюсин» («Быстрый прогресс»), поддерживало связи с движением Такабатаке и своей активной пан-азиатской пропагандой сумело в 1925 — 1926 гг. завербовать довольно значительное количество членов. Однако примерно с 1927 г. в обществе начинается внутреннее расслоение. Часть его членов во главе с Симидзу Гионосуке выделяется, создает замкнутую боевую организацию «Дайкося», которая после того, как глава «Общества действия» Коцися Окава воспринял террористическую программу, превратилась в боевой отряд при «Обществе действия». Из этой группы вышел в частности один из руководителей «Лиги крови» — Иосифудзи. После этого раскола «Дайкося» насчитывает 1 500 членов.

Сам Ивада, относившийся отрицательно к террористическим методам борьбы, пытался впоследствии создать массовую «патриотическую» организацию.

Таким образом эволюция, которая была проделана в течение 1924-1927 гг. организациями, связанными с именами Окава - Кита Икки, заключается в основном в росте террористических тенденций в их рядах, в постепенном переходе их на платформу «прямого действия». Питались эти тенденции тем отмеченным уже нами фактом, что именно в эти годы укрепились в стране позиции финансового капитала и в его руки перешел в большей степени, чем до сих пор, правительственный аппарат. Оппозиционные настроения среди мелкой буржуазии по отношению к финансовым концернам и к их кенсейкаевскому правительству поощрялись противодействием, которое оказывали военщина и полуфеодально-бюрократические элементы претензиям буржуазии на власть. Противодействие это толкало идеологов реакционной мелкой буржуазии и мелкого помещичьего землевладения на путь «прямого действия».

Оценивая 1924-1927 гг. для всего реакционно-шовинистического движения в целом, мы видим следовательно, что хотя годы эти и не принесли с собой быстрого численного роста членской массы этих организаций и не привели к их консолидации вокруг единого центра, этап этот все же имеет чрезвычайно важное значение для дальнейшего развития реакционно-шовинистического движения. Значение этого этапа сводится к тому, что он содействовал обострению разногласий в лагере господствующих классов; оформлению ряда организационных центров реакционного движения применительно к тем социальным слоям, к которым они апеллировали; активизации этих реакционных организаций как в деле непосредственной борьбы со всеми революционными, демократическими и даже просто либеральными течениями, так и в попытках оказать прямое давление на политику правительства, он содействовал также оформлению террористических течений в рядах реакционно-шовинистических организаций.




1 «Reactionaries in Japan », «The Japan Chronicle» 21/II 1933.
2 Среди студенческих организаций, подпавших под влияние этого ЭКСРЕМИСТского крыла реакционно-шовинистического движения, должно быть названо общество «Киокай», объединившее правое студенсчество университета и Киото. Это общество былосоздао Митусима в 1925 г. под покровительством властей для борьбы с левыми точениями среди студенчества под лозунгом: «Все дела нации должны вершиться императорским домом». Из членов этого общества впоследствии вышел ряд участников террористических пятерок «Кровавого братства».
3 Золотой фазан, согласно японской мифологии охранял первого императора Японии Дзимму Тэтно во время его походов.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3090
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X