• О. Танин, Е. Иоган
 

Военно-фашистское движение в Японии


Новые буржуазно-помещичьи реакционные организации
 


Первые попытки к созданию новых обществ с новыми задачами были сделаны самим правительством, находившимся тогда в руках буржуазно-помещичьей партии Сейюкай. Эта партия и в довоенные годы имела тесную связь с рядом патриотических обществ, проявляла еще большую активность в пропаганде идей пан-азиатизма, чем военно-бюрократические клановые правительства, стоявшие тогда у власти, что в частности отмечает в своей работе и Гаузгофер, искажая только, как это обычно свойственно ему, классовую основу этой «тяги в Азию». Но тогда не было нужды напрягать особые усилия для придания массового характера обществам, выступавшим за форсирование внешней агрессин.

Положение однако резко изменилось после войны, когда патриотическое движение должно было прежде всего противопоставить себя быстрому росту леворадикальных, социалистических и коммунистических идей. Правительство Хара, находившееся у власти с октября 1918 г. по ноябрь 1921 г., и партия Сейюкай прибегли в то время к созданию патриотических обществ прежде всего как к средству противодействия зреющей революции. Среди первых организаций этого типа должно быть названо «Общество королевского пути» («Одогикай»), созданное в конце 1918 г. сейюкаевскими депутатами парламента Нода Юкаро — (бывш. министром путей сообщения в кабинете Хара), Исии Сабуро, маркизом Яманоуци и ген. Тацибана. Все эти лица близки, с одной стороны, к партии Сейюкай, с другой стороны — к правлению ЮМЖД. Общество это насчитывало 9 тыс. членов. В своей программе организация эта так формулировала свои цели:

1.Монархия, венчающая конституционную политику.
2.Воспитание честного характера, обеспечивающего торжество национальных идей.
3.Развитие расы «Ямато» (старинное название японцев. — Ред.) за границей.
4.Реорганизация административного аппарата и самоуправление на местах.
5.Поднятие индустрии и урегулирование вопроса об обороне страны.
6.Поднятие воинского духа и национальной репутации 1.


Программа этой организации представляет, как мы видим, довольно выпуклое и яркое соединение задач империалистической агрессии с задачами укрепления внутриполитического базиса буржуазно-помещичьей монархии, как на конкретную меру, которая должна укрепить аппарат государственной власти в борьбе с нараставшим массовым революционным движением, программа указывает на «реорганизацию административного аппарата и самоуправления на местах». Надо иметь в виду, что партия Сейюкай, тесно связанная не только с промышленниками, но и с помещиками, а до войны даже преимущественно с помещиками, еще в довоенные годы выставляла требование расширения прав местного самоуправления, что мыслилось, как увеличение роли представителей землевладения в провинциальной администрации. Тогда (в 1912 г.) требование это было сформулировано главным образом ввиду резкого обострения аграрного кризиса, заставившего помещиков позаботиться об укреплении своего влияния в аппарате власти для изменения в выгодную для себя сторону налоговой и тарифной политики правительства. Конкретно требование это было связано с другим требованием партии Сейюкай: об увеличении пошлин на ввозные с.-х. продукты. Начало послевоенного кризиса опять активизировало эти стремления помещиков, обостряя борьбу между помещиками и капиталистами за долю в национальном доходе и присоединяя к этому старому мотиву необходимость организации для противодействия революции.

К этому же типу организаций принадлежит и основанное в октябре 1919 г. «Общество духа великой Японии» («Дайнихон Кокусуйкай»), с той однако существенной разницей, что оно в отличие от «Общества королевского пути» ориентируется больше на работу среди масс городских рабочих. Последнее стоит в прямой связи с тем, что стачечное и политическое движение городских рабочих в 1919 г., хотя и не носило уже такого массового размаха, как рисовые бунты 1918 г., но приобрело зато более четкий классовый характер. Организаторами этого общества выступали близкие к правительству Хара сейюкаевцы — нынешний президент партии Сейюкай Судзуки Кисабуро, его заместитель Накаясу Синеабуро, министр внутренних дел правительства Хара Таканами Такедзиро и генералы Кида Иносукэ и Сато. Во главе местных отделений общества были поставлены влиятельнейшие представители «делового» мира. Так главным директором столичной окружной организации общества был выдвинут маркиз Ито Уэхиро — по своему происхождению представитель крупнейшего владетельного дворянства, потомок даймио, а в настоящее время глава акционерного общества гидроэлектрической компании и плательщик самого большого налога по Токио. Во главе Осакского отделения общества был поставлен глава крупнейшей строительной фирмы Нагуци Эйдзиро, и общество это охватило почти всех строительных подрядчиков в стране и старост («ояката») строительных артелей.


Центром своей агитации общество это сделало «гармонию труда и капитала» (или «взаимное сотрудничество капиталистов и рабочих, обеспечивающее благосостояние народа», как выражается программа общества), единение народа с императором, «поднятие в сознании людей почитания божества» и т. д. Требование внешней империалистической агрессии занимает в программе общества подчиненное место. На практике общество это специализировалось на погромах рабочих организаций, избиении стачечников, вербовке Штрейкбрехеров и тому подобных подвигах. Это общество проявляло наибольшую активность именно в первые послевоенные годы, когда ему удалось развернуть свои местные организации во всех более или менее крупных промышленных центрах и довести количество своих членов до 120 тыс. человек. В 1922 — 1923 гг. оно отличилось кровавым избиением рабочего митинга в Киото, разгоном митинга рудокопов в Явата и вмешательством в конфликт между крестьянами-арендаторами и фирмой Фудзитагуми.

Если руководителями местных ячеек и отделений общества являются большей частью старосты и подрядчики строительных артелей, то основная масса членов общества — это строительные рабочие, рабочие-сезонники, неквалифицированные рабочие на фабриках и заводах, люмпен-пролетарии, мелкие лавочники и торговцы в разнос и т. д. Установившаяся на этой основе прямая материальная зависимость членов общества от его руководителей — артельных старост и подрядчиков, от которых зависит подыскание работы, определение заработка и т. д., помогает поддерживать ту систему «патернализма», которая положена в основу организационной структуры общества и при которой руководитель местной ячейки считается как бы «отцом», указаниям которого должны беспрекословно следовать члены общества. В рядах «Кокусуйкая» нашли себе работу немало наемных громил, профессиональных хулиганов, бродяг и тому подобных деклассированных элементов. Имя «кокусуйкаевцев» было в это время широко известно в рабочих кварталах, как кличка самых ярых противников рабочего движения, пользовавшихся неизменной поддержкой со стороны полиции, которая возглавлялась министром внутренних дел, бывшим в то же время и инициатором этого общества. Любое убийство, избиение, грабеж и погром проходили для этого общества безнаказанно, если только жертвами этого дебоша были деятели рабочего движения. «Кокусуйкаевцы» специализировались также на борьбе против «Суйхэйся», выступившего па защиту неполноправной касты париев «Эта», и организовали по этому поводу целую серию громких скандалов и насилий.

По заказу своих нанимателей кокусуйкаевцы не гнушались и выполнением самых грязных денежных афер. Известен ряд случаев (например дело крупного концерна Иссии), когда кокусуйкаевцы, будучи наняты банкротящимися фирмами, являлись в банки и к другим кредиторам этих фирм и принуждали их под угрозой насилия отказываться от своих денежных претензий к этим фирмам. Этот шантаж только очень поверхностно прикрывался разговорчиками о «защите промышленности от засилия банков».

Задачу борьбы с назревающей революцией в новой обстановке, сложившейся после мировой войны, вынуждены были взять па себя н организации Таяма — Уцида, до сих пор посвятившие свои силы почти исключительно зарубежным задачам японского империализма. Созданные ими общества носят характер откровенно черносотенный и в этом смысле ничем не отличаются от «Кокусуйкая». Из этих обществ здесь необходимо отметить «Дружину по борьбе с большевизацией великой Японии» («Дайнихон Сэкика Хасидан»), Она была основана в октябре 1922 г. Нонэмура Дзюнциро (член общества «Черного дракона»), а ее официальным руководителем был сам Уцида. Ее устав гласил:

«1. Большевики подрывают основы социального порядка и несут горести человечеству. Наша партия клянется до конца препятствовать развитию большевизма.
2.Тирания капиталистов и произвол богачей являются источниками и причинами развития радикальных идей. Мы будем жестоко и со всей силой выступать против капиталистов и богачей.
3.Рабочее движение издавна связано с социализмом и благодаря этому идет по ошибочному пути. Социализм прельщает рабочих. Наша партия будет стремиться к отрыву рабочих от социализма».


«Дружина» приобрела известность благодаря нескольким проведенным ею жестоким побоищам с забастовщиками и левыми организациями и благодаря шумным «патриотическим» скандалам, которые она учиняла по всякому поводу, в частности н против иностранных дипломатов, когда последние, по мнению руководителей «Дружины», относились с недостаточным уважением к Японии. «Дружина» эта однако широкого круга влияния не имела, и количество ее членов не превышало двух тысяч человек, из которых добрая половина была непосредственно на жалованья либо у полиции, либо у отдельных предпринимателей. В ряде случаев «Дружина» выступала совместно с «Обществом духа великой Японии» («Кокусуйкай»).

Наконец в числе реакционно-националистических организаций, возникших вскоре после мировой войны и связанных с руководящими политическими буржуазно-помещичьими кругами, должно быть названо и «Кокухонся» («Общество государственных основ»), которому впоследствии суждено было стать центральной организацией всего лагеря японской реакции. Формально его организация и выступление на более широкую политическую арену относятся к периоду 1924 — 1926 гг., поэтому подробную характеристику этого общества мы дадим в связи с описанием реакционного движения на этапе, последовавшем за сентябрьским землетрясением 1923 г. Однако оно должно быть упомянуто уже здесь, ибо первые его шаги относятся к 1918 г.

В это время барон Хиранума в качестве главы Токийского университета поддерживал созданное проф. Уэсуги общество «Кококу Досикай», ставившее себе целью борьбу с левыми течениями среди студенчества. «Моя цель, — заявил тогда Хиранума, — не выпустить из стен этого заведения ни одного студента левого направления». В рядах общества «Кококу Досикай» выдвинулись два Руководителя — Ота и Таканаучи. Совместно с ними Хиранума стал сколачивать группу, которая поставила себе целью распространение реакционно-националистической пропаганды н за стенами университета. Эта группа и явилась основой «Кокухонся», в которую были затем привлечены ряд деятелей патриотического движения и вожди самых разнообразных группировок консервативного лагеря. Сам Хиранума был уже в это время крупным чиновником (председателем верховного суда) и имел широкие связи среди монархической бюрократии. По своим связям он был близок к партии Сейюкай, что однако не мешало ему занимать виднейшие бюрократические посты не только при сейюкаевских, но и при других правительствах. Идеология руководимой им группы была совершенно чужда каких бы то ни было критических попыток по отношению к существующему политическому режиму, который принимался им целиком и с его основным военно-бюрократическим содержанием и с его декоративным лжепарламентским оформлением.

Ни критикой «продажных политических партий», ни лицемерной травлей «корыстолюбивых капиталистов» барон Хиранума не занимался: тогда еще это было не в моде. Он поставил себе более ограниченные цели — «воспитания национального духа, и морали», и действительно группа его в первые годы после войны занята была преимущественно пропагандистской воспитательной работой, имевшей целью противодействовать росту левых настроений среди интеллигенции. Возможность широко использовать аппарат министерства юстиции, где он занимал виднейшие посты и прочные связи с сейюкаевскими политическими кругами и с «деловым миром» (скандальные процессы которых по случаю злостных банкротств, взяток и различных злоупотреблений время от времени приходилось разбирать «правосудию»), позволила барону Хиранума постепенно расширять круг своих сторонников и сколотить довольно значительную (преимущественно чиновничью) группу. Этим и ограничивалась роль барона Хиранума в националистическом движении в первые годы после мировой войны.

Эти непосредственно связанные с правительственными и буржуазно-помещичьими кругами реакционные общества несомненно сослужили ценную службу господствующим классам Японии в годы послевоенного революционного подъема, когда массовое движение приобрело широкий размах, но отсутствие прочных революционных организаций и отсутствие политического опыта у масс делало это движение стихийным и позволяло сравнительно легко подавлять его самыми примитивными способами: простыми погромами и избиением безоружных стачечников и крестьян, и спекуляцией на живучести монархических идей среди отсталой части трудящихся и мелкой буржуазии. При дальнейшем усложнении политической обстановки в стране эти общества оказались однако мало приспособленными для выполнения своих задач. Правда, некоторые из них, как например общество «Кокусуйкай», еще сейчас представляют собой очень сильную организацию и часто используются полицией для борьбы со стачечниками и рабочими демонстрациями.

Наряду с ними как в 1920 — 1921 гг., так и в 1924 — 1925 гг. (т. е. в полосу второго послевоенного подъема, рабочего движения) создался ряд аналогичных по своему типу организаций, т. е. также руководимых непосредственно буржуазно-помещичьими политиками, но сумевших под давлением обстановки более удачно приноровиться к настроениям в отсталых рабочих и мелкобуржуазных массах. Среди этих организаций следует назвать «Японское народно-трудовое общество» («Ямато Минрокай»), созданное в начале 1921 г. одним из уполномоченных «Кокусуйкай» — Фудзисиро Тенбо как параллельная организация. Эта организация развила довольно широкую деятельность, создавая вечерние школы для рабочих, благотворительные госпитали, юридическую консультацию и т. д. и организуя под прикрытием этой филантропии «благонамеренные» элементы для борьбы с революционным движением. Это общество также участвовало в подавлении стачечников на заводе Нода и в разгроме забастовки в газетном бюро Ивацуки и т. д. Одно время обществу С помощью полиции удалось развернуть довольно широкую работу, и оно насчитывало в Токио около 20 тыс. членов.

Непосредственно созданные буржуазно-помещичьими политиками реакционные политические организации продолжают играть по сей день важную роль. Но для большинства этих организации остается все же характерным то, что состав их руководства и весь характер их агитации позволяют им выступать в роли «усмирителей» и «карателей», но не в роли лжевождей массового движения, т. е. взять на себя инициативу разложения массового движения изнутри, увлечь на путь реакции отсталые отряды массового движения. Между тем для господствующих классов именно эта, тактическая задача становится наиболее ценной, по мере того как количественно и качественно растет массовое революционное движение рабочих и крестьян и к нему присоединяется обостряющееся недовольство мелкой буржуазии в городах.

Эти соображения, общие господствующим классам в целом, приобрели еще особое значение для буржуазно-помещичьих политических партий в послевоенные годы. Надо вспомнить, что под давлением массового движения правительство Хара принуждено было в 1919 г. провести через парламент закон о расширении избирательного права, согласно которому имущественный ценз для выборов в парламент был снижен, право выборов было теперь предоставлено платящим не менее 3 иен налога в год (раньше — не менее 10 иен) и число выборщиков в связи с этим повысилось с 1 500 тыс. до 2 860 тыс. человек. Надо было обеспечить теперь, чтобы эти новые массы выборщиков послушно пошли за старым реакционным руководством, что было особенно нелегкой задачей, поскольку настроения недовольства охватывали широкие круги мелкой буржуазии.

Стоявшая у власти партия Сейюкай пыталась сначала справиться с этой задачей через свои собственные организ а ц и и, как «Общество королевского пути» и «Общество духа великой Японии», не давая возможности мелкой буржуазии организоваться отдельно и не делая никаких даже чисто демагогических уступок ее требованиям. С этой целью в руководство созданных сейюкаевцами реакционных обществ было привлечено несколько политиков, влиятельных среди мелкобуржуазного студенчества, чиновничества, мелких помещиков и т. д., например Окава Сюмэй в «Общество королевского пути», бывшие самураи Аояма Хироноси и Сино Синдзиро в «Общество духа великой Японии». Однако вскоре выяснилось, что на этом отыграться не удастся, и всерьез противодействовать массовому движению можно будет лишь в том случае, если реакционным идеологам мелкой буржуазии будет предоставлена возможность самостоятельного выступления перед массами.

Прежде всего это понимали они сами, проявляя все увеличивающуюся тягу к оформлению собственных организаций и к выставлению таких демагогических лозунгов, которые выглядели бы совершенно неправдоподобными в устах императорских министров, вождей буржуазно-помещичьих политических партий И крупнейших представителей промышленного капитала и землевладения, возглавлявших такие общества, как «Общество королевского пути» и «Общество духа великой Японии» и т. д. Необходимость встать на этот путь стала очевидной, когда в ряде городов начали возникать стихийно организации подобного типа, причудливо соединявшие смутные утопические идеи в экономической и социальной области со все еще популярной монархической идеологией. Если в одних случаях эти организации находились под влиянием уже хорошо известных правительству реакционных лидеров, вроде Инокици Сабуро, создавшего центр своей «народно-патриотической» агитации в храме Оден, то в других случаях движение ускользало из-под правительственного контроля, несмотря на то, что оно продолжало еще облекаться в весьма реакционные формы. Как например такого движения можно указать на секту Омото-Кио, возникшую в 1918 г. и быстро объединившую сотни тысяч последователей в деревнях и среди низших слоев городской мелкой буржуазии под лозунгами ожидания воцарения на престоле микадо, нового Мессии, который устранит угнетающих народ капиталистов и бюрократов и установит всеобщее равенство и справедливость. Правительство разгромило эту секту полицейскими мерами, но это конечно не решило вопроса о руководстве радикализирующимися мелкобуржуазными массами. Таковы были те условия, которые заставляли правительство не только допустить, но и начать поощрять возникновение нового типа патриотических организаций. Были конечно группы либеральной буржуазии, которые надеялись овладеть положением с помощью обычных конституционных мер, считали важнейшей мерой осуществление избирательной реформы, которая приблизит их самих к руководству государственным аппаратом. Поскольку промышленная буржуазия значительно окрепла во время войны, эти настроения в ее среде были даже сильнее, чем в годы, непосредственно предшествовавшие войне. Но наряду с ними значительные группы буржуазии считали своевременным если не прямо содействовать, то во всяком случае примириться с дальнейшим ростом нового типа реакционно-патриотических обществ как с мерой, без которой само расширение избирательного права становится опасным.




1 Такой же характер, как «Одогнкай», носила и возникшая в то же время «Группа искренности правления Тайсио» («Тайсио Сакисиндан»), созданная Мори Кении. Она провозглашала необходимость полного «объединения национального духа и подавления всех националистических идей, грозящих достоинству страны», но совершенно не противопоставляла себя существующему политическому режиму. Ее программа говорила поэтому о «спокойном развитии имперского конституционализма», «единстве всех партий» и т. д. Таким образом эта организация, так же как «Одогикай», еще не усвоила антипарламентских лозунгов. К этому же типу организации принадлежат «Общество надежд» («Кибося»), основанное также вскоре после войны Гото, и созданное в 1920 г. Уэхара «Общество государственных нравов» — «Кокуфукай», — насчитывавшее 23 тыс. членов.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2569
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X