• С. А. Левитин
 

Пропагандисты ленинской школы


Ю. Амиантов, Н. Пияшев. Михаил Степанович Ольминский
 



Михаил Степанович Ольминский. 1863-1933

На первое занятие кружка, вести который поручила Михаилу Степановичу социал-демократическая группа Благоева, он пошел с сопровождающим. Вот Садовая улица, что напротив Александровского рынка. Старый дом, грязь, плесень, длинные коридоры с каморками по обе стороны. «Здесь»,— говорит провожатый. Каморка как и все. За занавеской голосит ребенок. Тут живет семья наборщика Арсения Матвеевича Колодонова. За столом— рабочие, они с интересом поглядывают на пропагандиста.

— Я еще мало знаю,— начал Михаил Степанович,— многого не могу объяснить, поэтому условимся: отвечаю на вопросы тогда, когда смогу дать удовлетворительный ответ.

— Здесь все свои, не взыщем,— ответил Колодонов,— что будет не ясно, разберем сообща...

Главу за главой читали и разбирали широко известную в подполье брошюру А. Н. Баха «Царь-Голод»... Через кружки, которыми руководил Ольминский в Петербурге, прошли десятки рабочих-революционеров. Были среди них и опытные, умудренные жизнью слушатели, которые знали подчас больше пропагандиста, они тактично помогали ему, ободряли, вселяли уверенность... Огромное влияние на судьбу и творчество Ольминского оказала встреча в 1904 году с В. И. Лениным и последующая долголетняя совместная работа в редакциях большевистских газет. Близко узнав Ольминского, Владимир Ильич оценил его как надежного, преданного работника, прекрасного товарища и человека.

Ленин внимательно следил за его политическим и теоретическим ростом, радовался его успехам, поддерживал многие начинания. Нередко Владимир Ильич критиковал ошибки Ольминского, особенно в его книге «Государство, бюрократия и абсолютизм в истории России» (1910 год).

Близко общаясь, сотрудничая с Лениным в редакциях большевистских газет «Вперед», «Пролетарий», «Новая жизнь» и других, а затем ведя переписку с ним во время издания «Звезды» и «Правды», Ольминский постоянно видел перед собой пример верности марксизму, творческого отношения к революционной теории, публицистического и редакторского искусства. Такое сотрудничество рождало взаимное понимание и доверие, сохранившиеся на всю жизнь. Вспоминая 1905 год, Ольминский писал: «Мне кажется, что не было ни одного спора или конфликта из-за содержания газеты; бывало только, что тов. Ленин давал какой-нибудь совет, но так мягко и убедительно, что это казалось действительно только дружеским советом, которому нет смысла не последовать»1.

М. С. Ольминский входил в редакции и был ведущим публицистом почти всех важнейших большевистских газет с 1904 по 1917 год. В марте 1917 года он член редколлегии «Правды» и Бюро ЦК РСДРП (б). Затем он работал в редакции московской большевистской газеты «Социал-демократ», входил в состав МК партии, активно участвовал в Октябрьской революции. С 1920 года М. С. Ольминский был руководителем комиссии по истории Октябрьской революции и РКП (Истпарта), создателем и редактором первого в стране историко-партийного журнала «Пролетарская революция».

Мастер большевистской публицистики



Начало работы Ольминского в качестве партийного публициста совпало со временем его идейного самоопределения как большевика-ленинца — 1904 год. Дезорганизаторская деятельность меньшевиков после II съезда РСДРП заставляет Ольминского встать на защиту партийности от посягательств оппортунистов, обостряет его политическое чутье и вызывает своеобразный скачок в развитии творческих способностей журналиста.

От большевистской публицистики, основной задачей которой, по словам Ленина, было «писать историю современности»2, требовалось глубокое творческое исследование процессов, происходящих в революционном движении и партии, быстрая реакция на изменяющуюся обстановку, умелая защита идейных и организационных принципов партии нового типа, решительное разоблачение ее врагов. Пропагандистская функция публицистики находит наиболее яркое выражение тогда, когда автор органически связывает теорию с практикой, с насущными потребностями революционного движения и внутрипартийной борьбы.

В сентябре — октябре 1904 года в «Издательстве социал-демократической партийной литературы В. Бонч-Бруевича и Н. Ленина» (Женева) одна за другой выходят в свет статьи и брошюры Ольминского: «Долой бонапартизм!», «Наши недоразумения», «Орган без партии и партия без органа», «На новый путь» и другие, ставшие острым оружием в борьбе против меньшевиков и примиренцев. В редактировании их участвовал Ленин. Брошюры были подписаны задорным псевдонимом «Галерка». Так меньшевик Мартов презрительно именовал рядовых членов партии, горячих сторонников Ленина. Выбирая это слово в качестве псевдонима, Ольминский подчеркивал свою принадлежность к большевистским массам и бросал вызов меньшевистским лидерам.

М. С. Ольминскому пришлось выступать против серьезных и опытных противников, известных мастеров полемики. Но он смело шел в бой. Его гневная ирония, едкая саркастическая насмешка, меткие сравнения точно били в цель. Опираясь на ленинские труды, Галерка оценивал меньшевистские взгляды как «разновидность оппортунизма», последовательно разоблачал антипартийные действия меньшевиков и их фактических союзников — примиренцев, подчеркивая полный отход дезорганизаторов от решений II съезда РСДРП. Высмеивая претензии меньшевистских лидеров на особое положение в партии, Ольминский требовал, чтобы «старейшие и лучшие», как он иронически именовал Плеханова, Аксельрода и других, научились «уважать российскую революционную молодежь, рабочую и интеллигентскую». Вместе с тем брошюры Галерки содержали четкий позитивный материал. Одним из первых в большевистской литературе он анализирует и пропагандирует взгляды и деятельность Ленина, прежде всего ленинские организационные принципы партии нового типа.

Книга В. И. Ленина «Шаг вперед, два шага назад», вышедшая в мае 1904 года, всем своим содержанием и формой изложения, в частности приемами полемики, оказала большое влияние на публицистику Галерки. Это ясно видно на примере брошюры Ольминского «На новый путь» (1904 год). В ней он защищает и пропагандирует ленинский план организованного строительства партии.

Опираясь на выводы Ленина, Ольминский подчеркивает принципиальное значение 11 съезда РСДРП, после которого партия вступила, по его выражению, на путь «централизованной демократической организации», пришла к «централизованной демократии», обогатилась чертами «демократического устройства»3.

«...Κ несчастью,— писал Ольминский,— политические условия в России таковы, что демократическое начало может быть проведено в нашей организации лишь в сравнительно минимальной степени. Тем более мы должны дорожить теми чертами демократического устройства партии, которые возможно удержать. Хорошо сорить рублями тому, у кого есть тысячи. А обобранному бедняку дорога каждая копейка. Самодержавие лишает нас очень многого, почти всего, что присуще гражданам свободной страны. Тем более наша обязанность отстаивать те черты демократизма партии, которые еще остаются нам или завоеваны нами»4.

М. С. Ольминский тщательно прослеживает многочисленные факты нарушений меньшевиками партийной дисциплины, прежде всего игнорирование решений 11 съезда, отказ от подчинения меньшинства большинству. Он полностью отвергает клеветнические обвинения меньшевиков в адрес Ленина, который якобы проявляет «ультрацентрализм», «самодержавство», «бонапартизм». Сравнение конкретных предложений и выступлений Ленина и Мартова на 11 съезде по организационным вопросам дает возможность Ольминскому сделать вывод о коренной разнице «в организационных приемах Ленина и Мартова», и о том, что именно Ленин «является поборником демократического начала в организации партии, тогда как Л. М. (Мартов) не поднимается выше дисциплины олигархической группы»5. Ольминский выражает свою солидарность с ленинским пониманием строгой партийной дисциплины, единой для всех членов партии.

Разъясняя идеи ленинской книги «Шаг вперед, два шага назад», Ольминский отмечает, что взгляды и практика меньшевистских лидеров, противопоставлявших «верхи» партийным «низам», создают обстановку, способствующую распространению в партии чуждого марксизму культа личности. Особенно усердствовал в этом направлении Троцкий, на все лады восхваляя Плеханова, Потресова, Засулич, Аксельрода, Мартова в брошюре, выпущенной под их же редакцией. Ольминский не упустил возможности воспользоваться этим обстоятельством для нанесения чувствительного полемического удара. Приведя и выделив курсив панегирики Троцкого (среди которых сравнение Мартова с великим русским революционным демократом Добролюбовым было не самым сильным), Ольминский иронически замечает: «Обратите внимание на подчеркнутые мною выражения: не правда ли, что наши редакторы не страдают чрезмерной скромностью. Именно таким языком, устами своих публицистов, должны говорить о себе претенденты на престол...»6 Показывая огромный вред для всей партии и особенно для ее руководящего ядра тенденций культа личности, Ольминский пишет: «Мы должны воспитывать себя не в направлении культа личностей, хотя бы действительно заслуженных, старейших и лучших... У нас может быть только один культ — культ социал-демократизма, один бог — победа пролетариата»7.

В. И. Ленин высоко ценил «Галеркины статьи», неоднократно ссылался на них в своих письмах и произведениях, заявлял, что Ольминский «выступает от имени большинства» партии, объявляет войну оппортунистам «от имени всех нас»8. Статьи Галерки нередко упоминала Н. К. Крупская в переписке с местными партийными организациями.

Боевой полемический характер носят и многие произведения Ольминского, написанные в годы Советской власти. Широкий резонанс вызвала, например, написанная им в апреле 1921 года статья против книги Н. И. Бухарина «Экономика переходного периода». В этой статье он с «галеркиным» мастерством вскрыл ошибочность воззрений автора книги в области политической экономии, его отход от марксистской теории. Обобщая свои выводы, Ольминский подчеркивает, что Бухарин искажает марксизм. «Марксизм для него недостаточно революционен,— отмечает Ольминский.— Все, чего хочет душа, должно быть осуществлено сейчас, сию минуту. Он не хочет знать медлительных переходов строительства от этапа к этапу. И он «моментально» ликвидирует, марксистские категории, воображая, что они уже ликвидированы жизнью»9. Статья Ольминского написана, несомненно, под прямым влиянием ленинской критики экономической политики «левых коммунистов». По ясности мысли, смелости и принципиальности критики, публицистической остроте — это действительно одна из лучших статей Михаила Степановича.

Определяя стиль и форму своих статей для читателя «Звезды» и «Правды», Ольминский исходил из того, что необходимо разбираться в уроках жизни и искать правду вместе с читателем, идти вместе с ним «рука об руку, от случая к случаю, от факта к факту». Отсюда разговорная интонация, свойственная многим его статьям. Отталкиваясь от уже известного, стоящего у всех рабочих перед глазами факта, пропагандист ведет слушателей к другим фактам, а затем — к обобщениям и выводам10.

Так, собирая материал по очень интересовавшей его тогда теме — об отношениях между эксплуататорскими классами и государственной властью, Ольминский обратил внимание на письма и корреспонденции, в которых сообщалось о постоянных угрозах предпринимателей арестовать или выслать рабочих, как только речь заходила об их экономических требованиях. Ставший столь распространенным окрик хозяина «Я вас арестую!» в публицистике Ольминского трансформировался в своеобразный символ самых тесных отношений буржуазии с карательным аппаратом царской власти. Эти факты убедительно доказывали необходимость усиления классовых организаций пролетариата, укрепления его единства перед лицом объединенных действий угнетателей.

Поздравляя Ольминского с одной из его удачных статей «Культурные люди и нечистая совесть» («Правда», № 98, 1912 год), Ленин отмечал превосходную разработку темы «в краткой, но ясной форме»11. Здесь подмечено одно из основных качеств публицистики Ольминского, которое ценили и другие современники. «Вряд ли существует много публицистов из самых лучших, даже среди современников Ольминского,— писал А. В. Луначарский,— которые могли бы гордиться такой лаконичностью и ясностью. Вопрос о простоте слова, об экономии средств выражения, о точности мысли всегда особенно интересовал Ольминского...»12. Друзья по эмиграции, наблюдая редакционную работу Ольминского, шутили, что после правки Михаила Степановича от статьи остается лишь точка в конце. Действительно, Ольминский всегда был готов переделать, переписать, сократить материал. Он вел беспощадную борьбу с длиннотами у других авторов и столь же требовательно относился к собственному творчеству.

Более ста статей поместил Михаил Степанович в большевистских газетах в 1917 году. Это был его личный весомый вклад в борьбу партии за массы на путях от Февраля к Октябрю. Все эти статьи, написанные на злобу дня, по различным конкретным поводам, объединяет последовательное разъяснение ленинской, большевистской тактики, оценки текущего момента, неуклонное разоблачение соглашательской политики меньшевиков и эсеров. Одним из характерных примеров публицистической работы М. С. Ольминского в 1917 году является небольшая, компактная серия статей, опубликованная в московской газете «Социал-демократ» в сентябре— октябре. Здесь дается анализ политического положения в стране после провала корниловщины. Статьи «Перегруппировка» и «Против самодержавия» (7 и 20 сентября 1917 года), основываясь на сведениях о разногласиях между эсеровскими лидерами, дают читателю ясное представление о симптомах разложения в этой партии и голосами самих эсеров разоблачают Керенского.

Основным материалом для двух других статей — «Революция учит» и «Политическое объединение пролетариата» — послужило сравнение результатов выборов в городские думы в Москве и Петрограде в июне и в августе — сентябре 1917 года. Выборы свидетельствовали о резком уменьшении влияния эсеров и меньшевиков на массы, о дальнейшей поляризации классовых сил, неизбежности в ближайшем будущем нового революционного взрыва.

«Исчезают партии соглашателей, а растут партии непримиримых врагов — пролетариата и буржуазии. Близится бой между этими двумя классами. «Будет буря, мы поспорим и поборемся мы с ней!»» — так заключает Ольминский свою статью «Революция учит»13.

После победы Октября Михаил Степанович сотрудничает в «Правде», «Бедноте» и в других органах большевистской печати, популяризирует декреты и основные мероприятия Советской власти, с присущей ему прямотой и правдивостью освещает трудные и острые проблемы, стоящие перед молодым социалистическим государством. Он претворяет в жизнь указания Ленина о необходимости развернуть экономическую пропаганду, заботливо воспитывать массы в духе нового, коммунистического отношения к труду.

До конца своих дней М. С. Ольминский служил партии и народу пером публициста. Лучшие его статьи представляют интерес, сохраняют актуальность и в наши дни.

Художественная литература и революционная пропаганда



Михаил Степанович живо интересовался художественной литературой, глубоко ее знал и умело использовал в научной, пропагандистской и публицистической работе. И в этом отношении его деятельность весьма поучительна для многочисленных наших пропагандистов, агитаторов.

Из собственного опыта и опыта своих товарищей Ольминский вынес глубокое убеждение в том, что художественная литература может оказывать огромное революционизирующее воздействие на человека. Одной из важнейших задач художественной литературы он считал создание положительного образа нового героя, борца за революцию, призванного стать идеалом для молодежи, примером для миллионов трудящихся. М. С. Ольминский подчеркивал, что деятельность революционера-борца, его богатый духовный мир являются неисчерпаемым источником для творчества художника.

В советское время Ольминский приложил немало усилий к тому, чтобы поддержать молодых советских писателей, стремившихся в художественной форме

отобразить сложный процесс революционной борьбы за Советскую власть и созидание нового общества. Не случайно такие произведения Дмитрия Фурманова, как «Красный десант» и «Мятеж в Верном», правдиво отображающие события гражданской войны, Михаил Степанович опубликовал в журнале «Пролетарская революция», а повесть «Чапаев», ярко запечатлевшая самобытный характер народного героя, впервые была издана Истпартом по рекомендации Ольминского. Подобные произведения оказывали плодотворное влияние на формирование социалистического сознания и советского патриотизма масс.

М. С. Ольминский сам делает попытку создать в 1906—1907 годах произведения, в которых в романтической аллегорической форме рисует образы революционеров. Один из них (в новелле «Он умер») навеян образом горьковского Данко. Жизнь едва теплится в герое. Сердце «бьется ровно и тихо». Но когда к нему приближается женщина, олицетворяющая революцию, он пробуждается к жизни и готов оросить своей кровью революционное знамя. Ольминский хорошо понимал, что участие в освободительном движении, особенно для молодежи, не может не быть овеяно революционной романтикой. (Ленин писал: «Лучше избыток ее, чем недостаток»14.) В то же время в других произведениях Ольминский давал совершенно реальное представление о тех тяготах и опасностях, которые выпадают на долю пролетарского революционера. Так, рассказ «После одиночки» и очерк «Три года в одиночной тюрьме», переработанные позднее Ольминским в широко известную советскому читателю книгу «В тюрьме», ничего не убавляя и не прибавляя, дают читателю, как он писал, «фотографическое, подчас, может быть, протокольное изображение пережитого»15, Ольминский создает яркий, запоминающийся образ мужественного революционера, продолжающего борьбу в любых условиях.

Своим партийным долгом Ольминский считал борьбу с упадочнической литературой периода реакции (ее Михаил Степанович называл «иудиной беллетристикой»), пытавшейся вытравить из сознания народа, и прежде всего молодежи, высокие идеалы революции. Этому мутному потоку, писал Ольминский, противостоят реалистические и гуманистические традиции великой русской литературы, в особенности писателей, близких по духу революционной эпохе,— Некрасова, Чернышевского, Короленко и особенно великого русского сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина.

В публицистике Ольминского мы постоянно встречаем художественные образы, выражения, сатирические характеристики, заимствованные у Щедрина или навеянные им. Творческая манера Ольминского формировалась во многом под влиянием Щедрина. Ольминский видел в Щедрине писателя, произведения которого помогают в борьбе с политической, идеологической, нравственной системой, созданной многовековым господством царизма.

Приветствуя удачное использование Ольминским образов Щедрина в статье «Культурные люди и нечистая совесть», опубликованной в «Правде», Ленин советовал: «Хорошо бы вообще от времени до времени вспоминать, цитировать и растолковывать в «Правде» Щедрина и других писателей «старой» народнической демократии. Для читателей «Правды» — для 25 000 — это было бы уместно, интересно, да и получилось бы освещение теперешних вопросов рабочей демократии с иной стороны, иным голосом»16.

Умелое использование Ольминским в злободневной публицистике художественного наследия Щедрина было подготовлено многолетней предварительной работой.

В. И. Ленин и другие партийные товарищи во время дружеских встреч в Женеве в 1904—1905 годах заслушивались рассказами Ольминского о Щедрине и поражались его большой осведомленности в творческой биографии писателя и тонкому пониманию художественных принципов его сатиры. Ольминский много писал о Щедрине.

В статье «Социалист-утопист в оценке современников» (1906 год) он дал развернутую критику либеральных и народнических оценок Щедрина, показав его как одного из предшественников пролетарской идеологии в России. При этом он подчеркнул, что огромную долю щедринского литературного наследия «с удовольствием принимают нынешние идеологи пролетариата». Позднее, уже в 20-х годах, Ольминский назвал имена этих идеологов: Маркса, интересовавшегося Щедриным, и Ленина, который в борьбе с врагами рабочего класса «находил себе неизменного союзника в лице Щедрина».

Досконально изучив творчество писателя в тюремной одиночке, Ольминский создал фундаментальный труд — так называемый «Щедринский словарь». Это — уникальное исследование мировоззрения, литературного языка и стиля писателя, его художественных приемов. Оно облегчает ориентировку в творческом наследии Щедрина, помогает найти нужные художественные образы, определения, характеристики, понятия, меткие выражения.

«Щедринский словарь» был опубликован уже после смерти его составителя, в 1937 году.

Словарь представляет собой особый вид именного (основные образы) и предметного указателя, составленного по алфавиту.

Вот некоторые из записанных Ольминским определений и характеристик персонажа «Современной идиллии»— либерального пустозвона и лгуна Балалайкина: адвокат, «молодой человек с томно самодовольным выражением лица», «считает время минутами, сразу ставит вопрос о сумме вознаграждения за труд, требуя в случае выигрыша восемь тысяч рублей, а в случае проигрыша — две тысячи рублей... Заявляет, что среди адвокатов выработалось убеждение, что невозможных дел не существует»17.

Ольминский не раз и очень удачно использовал образ Балалайкина для разоблачения авантюристического поведения Троцкого после II съезда РСДРП. Родившийся публицистический образ Балалайкина-Троцкого получил широкое одобрение в революционной среде, и не однажды В. И. Ленин пользовался им в полемике с примиренцами накануне первой русской революции. Так, говоря о нападках на «старую» «Искру», Владимир Ильич отмечал, что меньшевики повторяют в прикрытой форме ту же самую ложь, которую всегда проповедовал экономист Мартынов и «которую теперь преподносит Балалайкин-Троцкий»18.

Так же успешно использовал Михаил Степанович высказывания Щедрина в борьбе против «иудиной беллетристики». Арцыбашева, например, автора порнографического романа «Санин», Ольминский назвал щедринским словом «пакостник». Либерального журналиста Котляровского, видевшего в свободе совести преодоление всех социальных зол, Ольминский окрестил «карасем-идеалистом», решившим наставлять «российских щук в мундирах и подрясниках»19.

Блестящее знание русской литературы позволяло Ольминскому привлекать в качестве «союзников» Пушкина, Радищева, Крылова, Чернышевского, Короленко, Некрасова и других классиков. Он очень любил меткое народное слово, пословицы и поговорки, которые часто трансформировал в соответствии с собственным творческим замыслом.

Уроки истории партии



А. И. Ульянова-Елизарова вспоминала: «Еще осенью 1920 года М. С. Ольминский сказал мне, что нашел себе дело, которое считает необходимым и которое будет под силу ему. А именно, что безусловно необходимо начать теперь же собирать материал по истории партии, как архивный, так и сохранившийся в памяти участников, ибо первый теряется и расхищается вследствие небрежного обращения с ним, а второй исчезает со смертью его носителей...»20

Дело, которое нашел себе Михаил Степанович, получило по инициативе Ленина организационное выражение в Комиссии по истории Октябрьской революции и РКП (б) (Истпарт), созданной осенью 1920 года. Комиссия развернула свою работу под руководством М. С. Ольминского.

Еще в годы первой русской революции Михаил Степанович вплотную занялся изучением русской истории, а также истории российского революционного движения. В своих статьях он постоянно стремился обнаружить тесную взаимосвязь истории и современности. Одну из главных задач историка-марксиста Ольминский видел в том, чтобы раскрыть объективные условия, подготовившие пролетарскую революцию, непосредственно помогать партии в разработке ее теории и политики.

Приступая практически к организации работы Истпарта, Ольминский с трибуны IX партийной конференции и X съезда РКП (б) говорил о разработке и пропаганде истории партии как о важнейшей научной и идеологической задаче. Обращаясь постоянно к своей истории, учитывая исторический опыт, партия может правильно предвидеть будущее, разрабатывать научно-обоснованный курс строительства социализма. В истории аккумулируется огромный опыт партии, поэтому знание истории позволяет нашим кадрам избежать многих ошибок. Особенно важно изучение истории партии для молодых коммунистов. «...Нам нужно молодых коммунистов и вообще членов нашей партии сроднить со всей партией в прошлом,— говорил М. С. Ольминский на X съезде РКП(б),— понять душу этой партии, душу старых работников, которые в течение сорока лет и более подготовляли ту диктатуру пролетариата, счастливыми свидетелями и деятелями которой мы являемся»21.

Иллюстрируя свою мысль, М. С. Ольминский привел пример из «эпохи «Звезды» и «Правды». Большевистская печать и Петербургский комитет партии обратились к рабочим ознаменовать 9 Января забастовками. «И вот к нам в редакцию приходили молодые рабочие и говорили: «Мы, конечно, бастовать будем, но расскажите, что такое 9 января...»» В таком же положении может оказаться и завтрашняя советская молодежь. Чтобы этого не случилось, нужно не упускать времени, «думать не только о сегодняшнем дне, но и будущем», активно, широким фронтом вести собирание документальных материалов и их разработку, знакомить массы с героической историей революции. Все то, чему старшее поколение было свидетелем, до молодежи должна донести история.

Михаил Степанович развернул перед делегатами X съезда обширную программу деятельности Истпарта, горячо призывал коммунистов, прежде всего старую партийную гвардию, активно включиться в работу по изучению и пропаганде истории партии.

Нужно было обладать большим авторитетом в партии, чтобы убедить опаленных войной работников в насущной необходимости собирать исторические материалы, заниматься архивами, чтобы доказать, что создание истории революции — это важнейшее дело. Кроме М. С. Ольминского в коллегию Истпарта входили такие видные большевики, историки, публицисты, как В. В. Адоратский, Η. Н. Батурин, А. С. Бубнов, П. Н. Лепешинский, В. И. Невский, С. А. Пионтковский, М. Н. Покровский, А. И. Ульянова-Елизарова и другие.

Издания Истпарта и до сих пор сохраняют большое значение в нашей историко-партийной литературе.

«От группы Благоева к «Союзу борьбы»», «Памяти Η. Е. Федосеева», «Памяти Инессы Арманд», «Из эпохи «Звезды» и «Правды»» (в трех томах) и другие имеют особую ценность. Для трехтомника М. С. Ольминский написал большую вводную статью «Общий очерк эпохи». Это одна из первых в советской историографии попыток исследования истории большевистской печати.

Важная черта Ольминского — революционера и историка— огромное внимание к человеку, делавшему революцию, к рядовым ее участникам. Девиз «Никто не забыт, ничто не забыто», символизирующий отношение нашего современника к героям Великой Отечественной войны, может быть вполне применим для характеристики одной из ведущих тенденций деятельности Ольминского и всего Истпарта. Первую свою работу о героях революции («Памяти погибших») Ольминский выпустил еще в 1907 году. В 1922 году Истпарт публикует сборник «Памятник борцам пролетарской революции, погибшим в 1917—1921 гг.» и ряд других подобного рода изданий. Благодаря им спасены для потомства имена тысяч героев Октября и гражданской войны. Всего во втором издании сборника, выпущенном в 1925 году, содержались сведения о 18 тысячах погибших героях гражданской войны. Одним из составителей сборника была сотрудница Истпарта, участница революционного движения в 90-х годах Л. С. Лежава — родная сестра М. С. Ольминского.

Михаил Степанович отдавал много сил и времени журналу «Пролетарская революция». Здесь впервые печатались многие ленинские произведения и историко-партийные документы, как правило, с авторитетными комментариями, мемуары участников событий, исследовательские статьи, большое количество рецензий на начинавшую выходить историко-партийную литературу.

Во всей работе Истпарта для Ольминского самым близким, сокровенным и в то же время самым ответственным делом было изучение и пропаганда идейного наследия, жизни и деятельности В. И. Ленина. Перу Ольминского принадлежит одна из первых в большевистской печати статей о Владимире Ильиче. Она появилась в «Социал-демократе» 26 мая (8 июня) 1917 года, в разгар злобной клеветнической кампании, поднятой буржуазной прессой против Ленина.

«Вообще среди нас, большевиков, нет обычая выдвигать отдельных лиц, рассказывая их биографию. Обыкновенно это делается только после смерти товарища,— писал Ольминский.— Но ввиду той травли, которая ведется сейчас в буржуазной печати против личности тов. Ленина, и ввиду просьб со стороны товарищей рабочих, мы считаем возможным на этот раз отступить от своего обычая». Далее Ольминский кратко рассказывает о деятельности Ленина, его важнейших трудах, о семье Ульяновых. Он подчеркивает, что буржуазия не может опровергнуть правильность идей Ленина, а потому борется против него ложью и клеветой. «Чаще всего клевещет на Владимира Ильича буржуазия, приписывая ему слова, которых он не говорил. Нужно самим читать то, что пишет т. Ленин...»22

В другой статье о Ленине, написанной в 1918 году, вспоминая ту же антиленинскую кампанию в буржуазной печати, Ольминский писал: «Зная, что этот поход буржуазии на деле означает поход против пролетариата, мы все внимание сосредоточили на том, чтобы укреплять политические позиции пролетариата... Что мы сделали в момент гнуснейшей и ожесточеннейшей травли против него в июле 1917 года? Мы на своем партийном всероссийском съезде избрали его почетным председателем. Этим мы лишний раз подчеркнули, что наша партия неотделима от т. Ленина, как, в свою очередь, он неотделим от партии»23.

Позднее Ольминский постоянно подчеркивал эту мысль применительно к истории партии: «Нельзя изучить историю партии без Ленина», так же как «нельзя понять Ленина, не изучив истории партии»24.

Истпарт много занимался поисками и изучением ленинских документов. Вскоре после создания Истпарта Ольминский написал специальное обращение по этому вопросу. «В течение многих веков,— говорилось в обращении,— личность т. Ленина будет предметом внимания и изучения. Далекие потомки будут завидовать нам, современникам т. Ленина, имевшим возможность видеть его, слышать его живое слово. И с нашей стороны было бы преступлением перед грядущими поколениями, если бы мы теперь же не приняли мер к собиранию и хранению всего, в чем проявлялась и проявляется личность т. Ленина в партии, в государственной жизни, в отношении к среде»25.

Благодаря Ольминскому установлено авторство многих ленинских статей, опубликованных без подписи в большевистских газетах. Он сыграл большую роль в подготовке первых изданий Сочинений В. И. Ленина, в создании к ним справочного аппарата. Многие замечания Ольминского вновь изучались и использовались при подготовке последующих изданий ленинских сочинений.

О Ленине Ольминский писал много и до конца своей жизни. Он дал глубокую характеристику некоторых черт Ленина, среди которых особенно отмечал величайшее трудолюбие и трудоспособность, исключительную сосредоточенность на главном — революционной борьбе пролетариата, редкий по остроте ум, гениальную способность к анализу событий. «Нагляднее всего эта способность,— замечал Ольминский,— обнаруживается в так называемых полемических произведениях». И, наконец, удивительное умение становиться на классово-пролетарскую точку зрения, выражать точку зрения и позицию пролетариата26.

По мнению Ольминского, В. И. Ленин был «самым демократическим из всех вождей русской демократии». Этот демократизм выражался прежде всего в уважении к мнению товарищей, в том, как Ленин вел себя в спорах и дискуссиях, когда ему открыто, подчас резко, возражали, как терпеливо и настойчиво убеждал в своей правоте. «Я никогда не видел со стороны Ленина,— вспоминал Ольминский,— чтобы он придавал значение тому, что его в разговоре или письме уязвишь резким словом. Он брал из разговоров или из писем только то, что касалось политики, а всякие резкости для него не существовали»27.

Ольминский пользовался в партии широкой известностью и большим авторитетом. Он постоянно избирался делегатом партийных съездов и конференций. Переписка со старыми товарищами по партии, с редакциями газет и журналов показывает, что к его голосу, замечаниям и советам прислушивались. Одним из ярких свидетельств уважения, которое партия оказывала Ольминскому, была телеграмма XII съезда РКП(б), направленная в его адрес во время тяжелой болезни: «Дорогой товарищ!

XII съезд РКП (большевиков) шлет Вам, одному из пионеров и активнейших деятелей нашей партии, горячий коммунистический привет. В Вашем лице съезд приветствует всю старую гвардию РКП, в тягчайших условиях царизма закладывавшую фундамент партии российского рабочего класса»28.

Ю. Амиантов
Н. Пияшев




1 «Вперед» и «Пролетарий». Первые большевистские газеты 1905 года. Вып. I. М., изд-во «Красная новь», 1924, стр. II.
2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 9. стр. 208
3 «Как рождалась партия большевиков. Литературная полемика. 1903—04 гг. Сборник». Л., изд-во «Прибой», 1925, стр. 243, 223, 236.
4 Там же, стр. 236.
5 Там же, стр. 226 и 234,
6 Там же, стр. 230.
7 Там же, стр 236.
8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 9, стр. 63; т. 46, стр. 402—403.
9 М. С. Ольминский. Сочинения, т. II М., изд-во «Старый большевик», 1935, стр. 392.
10 См. Б. П. Веревкин. Михаил Степанович Ольминский. М., «Мысль», 1972, стр. 62—64.
11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 48, стр. 89.
12 «Пролетарская революция». 1926, № 6 (53), стр. 235.
13 «Социал-демократ» (Москва), № 168, 27 сентября (10 октября) 1917 г.
14 Ленинский сборник XXXVII, стр. 212.
15 См. Е. Кудряшова. Жизнь, отданная революции. Белгород, 1963, стр. 42—43.
16 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 48, стр. 89.
17 М. С. Ольминский. Щедринский словарь. М., 1937 стр. 95.
18 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 46, стр. 394.
19 М. С. Ольминский. По литературным вопросам. М.—Л., 1937, стр. 95.
20 «Пролетарская революция», 1930, № 5 (100), стр. 156.
21 «Десятый съезд РКП (б). Стенографический отчет». М., Госполитиздат, 1963, стр. 129.
22 «Социал-демократ», № 65, 26 мая (8 июня) 1917 г. м «Вестник жизни». М., 1918, № 2, стр. 10.
23 «Вопросы истории КПСС», 1963, № 10, стр. 98
24 О. Лежава, Н. Нелидов. М. С. Ольминский. Жизнь и деятельность.
25 М., Политиздат, 1973, стр. 209.
26 «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 2. М., Политиздат, 1969, стр. 220—224.
27 См. О. Лежава, Н. Нелидов. М. С. Ольминский. Жизнь и деятельность, стр. 205.
28 «Двенадцатый съезд РКП (б). Стенографический отчет». М., Политиздат, 1968, стр. 665.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3071
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X