• С. А. Левитин
 

Пропагандисты ленинской школы


А. Толмачев. Михаил Иванович Калинин
 



Михаил Иванович Калинин. 1875-1946

Путь в революцию



Много их было, путей в революцию, сложных и извилистых. Один не похожий на другой. Своеобразным, не укладывающимся в привычные схемы был этот путь у Михаила Ивановича Калинина.

Простой крестьянский мальчишка родился в семье, еще помнившей крепостное право, в деревне Верхняя Троица Тверской губернии. Он за счастье, за крупное везение в жизни считал то, что ему удалось устроиться «мальчиком для услуг» у петербургского генерала Мордухай-Болтовского, проводившего лето близ Верхней Троицы. Генерал, его супруга и дети относились к Михаилу почти как к родному. Зимой, когда семья генерала уезжала в Петербург, вместе с ней отправлялся и молодой Калинин.

И в таких условиях вырос стойкий и бесстрашный большевик-ленинец, авторитетный руководитель питерских пролетариев, выдающийся пропагандист и агитатор нашей партии. Противоречие здесь только внешнее. Честная, жаждущая действия натура юноши не хотела мириться с социальным неравенством, искала путь к правде, а благоустроенный быт генеральской семьи лишь подчеркивал резкий социальный контраст с жизнью крестьян родной деревни, толкал его на размышления, побуждал к овладению знаниями. В доме генерала были условия и для учебы. В его библиотеке нашел Калинин «вольнодумные» сочинения Радищева и Пушкина, Герцена и Чернышевского, впервые узнал о декабристах, познакомился с философскими сочинениями Шелгунова. Здесь, в доме генерала, из уст его детей впервые услышал он либеральные рассуждения о деспотии, о необходимости конституционной монархии.

Юношеские годы Калинина, его служба у генерала, потом работа на «Старом арсенале» — это годы поисков, становления характера, накопления знаний, пока бессистемных, порой случайных. «Учением врассыпную» называл сам Михаил Иванович свое самообразование. Его сознательная жизнь, которую он посвятил делу освобождения рабочего класса, по собственному признанию, началась на Путиловском заводе, куда он поступил весной 1896 года. «Среди рабочих Кировского района во мне начало создаваться, крепнуть, выковываться большевистское революционное мировоззрение»1.

Здесь он сначала вступает в один из кружков ленинского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», потом сам начинает руководить кружками, создает марксистские организации не только на Путиловском, но и на других заводах и фабриках Петербурга. В тяжелейших условиях подполья, постоянной жандармской слежки Калинин овладевал революционным марксистским учением, изучал русскую литературу, историю, готовился к грядущим битвам с самодержавием.

Огромное впечатление произвела на него первая ленинская работа, с которой он познакомился на занятиях кружка. Это была книга «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?». С этого момента он становится ярым приверженцем Ленина, никогда ни на шаг не отступившим от его заветов.

Жизнь Калинина насыщена кипучими боевыми делами, но на все он находит время. Тяжелый физический труд на заводе по 12—14 часов в сутки. Занятия в вечернем техническом училище для взрослых рабочих (использовал он эту возможность для повышения своих знаний). Революционная работа в марксистских кружках. Организаторская деятельность, направленная на сплочение социал-демократических сил. Да еще диспуты, споры, беседы. Сколько же это все отнимало времени, сил, энергии! Правда, вспоминал впоследствии Михаил Иванович, «иногда мы были «свободными» для учебы людьми. Бывало, посадят в тюрьму, там мы и читаем, что, правда, не всегда удавалось»2.

В 1899 году Калинин был арестован в первый раз. Генерал Мордухай-Болтовский, в доме которого он служил, считая себя морально ответственным за воспитание молодого рабочего, вместе с супругой прибыл в жандармское управление просить за своего подопечного. Основной аргумент генерала сводился к тому, что-де Калинин, безусловно человек честный и в политические мог попасть только по несознательности. В ответ начальник жандармского управления показал генералу калининский формуляр тюремной библиотеки. Длиннющий список, во главе которого красовалось название: «К. Маркс. Капитал, том I» (в те годы порядки в Доме предварительного заключения — том самом, где дожидался ссылки в Шушенское В. И. Ленин, были еще либеральными). Генералу не оставалось ничего другого, как развести руками и удалиться. О «несознательности» молодого Калинина, разумеется, не могло быть и речи.

Четырнадцать раз закрывались и открывались ворота тюрем перед Калининым. Почти на каждый год вплоть до Февральской революции приходились арест, тюрьма, ссылка или просто бегство от жандармской слежки в Верхнюю Троицу. Рабочие Тбилиси (тогда Тифлис), Таллина (в те годы Ревель), старой Москвы помнят высланного из столицы Калинина — простого, обаятельного, смешливого человека и в то же время бесстрашного борца, талантливого пропагандиста и организатора, хитроумного конспиратора.

Куда бы ни бросала судьба Михаила Ивановича, он неизменно возвращался в Петербург — штаб, цитадель революции. С каждым годом деятельность его приобретала все более широкий размах. Пражская партийная конференция в 1912 году избрала его кандидатом в члены ЦК РСДРП. Он был введен в состав Русского бюро ЦК. Трудно перечислить все боевые дела Калинина. Не случайно в одном из донесений царской охранки, относящемся к концу 1915 года, сказано: «Калинин, Михаил Иванов, по агентурным сведениям,— социал-демократ (большевик), ленинец. Видный и деятельный партийный работник, член Выборгского районного комитета...

В прежние годы состоял членом Петроградского комитета, был на съездах социал-демократов, имеет большой опыт организационной работы, ведет широкое знакомство с интеллигенцией, пользуется большой популярностью среди рабочих, много раз выступал на митингах, призывал к забастовке, хороший оратор и пропагандист... Вел агитацию за забастовку 1 мая среди рабочих завода «Айваз»3.

После Октябрьской революции, в которой М. И. Калинин принимал активное участие, он становится председателем Петроградской городской думы, а в 1919 году— председателем ВЦИК. Выступая в поддержку его кандидатуры, В. И. Ленин говорил: «Это товарищ, за которым около двадцати лет партийной работы; сам он — крестьянин Тверской губернии, имеющий тесную связь с крестьянским хозяйством и постоянно обновляющий и освежающий эту связь. Петроградские рабочие сумели убедиться, что он обладает умением подходить к широким слоям трудящихся масс, когда у них нет партийной подготовки, когда пропагандистам и агитаторам не удавалось к ним подойти по-товарищески и умело, тогда тов. Калинину удавалось разрешить эту задачу»4.

С этого времени почти до последних дней своей жизни Калинин оставался на посту сначала «всероссийского», а потом «всесоюзного старосты». С его именем неразрывно связано решение важнейших вопросов государственного строительства: создание советских республик, национальных областей и округов, образование СССР, разработка и принятие Конституций СССР и РСФСР. Занятый колоссальной организаторской работой, Михаил Иванович всегда теснейшим образом был связан с массами, опирался на них.

С агитпоездом «Октябрьская революция» он в годы гражданской войны объездил чуть ли не всю страну. Государственную работу Калинин сочетал со своей любимой пропагандистской деятельностью. Только в 1919 году, после VIII съезда партии, он побывал в 15 губерниях, 36 уездных городах, 70 волостных центрах и селах... За это время он 240 раз выступил перед рабочими и крестьянами. «...Благодаря тов. Калинину,— говорил Ленин на I Всероссийском совещании по партийной работе в деревне 18 ноября 1919 года,— работа в деревне получила значительный толчок. Крестьянин, несомненно, получил возможность более непосредственного сношения с Советской властью, обращаясь к тов. Калинину, который представляет в своем лице высшую власть Советской республики»5.

Продолжает Калинин свои поездки и в последующие годы, все время находясь в гуще людей. Только в общении с ними чувствовал он биение пульса жизни. Он то и дело выезжает на заводы и стройки, в колхозы и воинские части. Принимает делегации рабочих, колхозников, писателей, комсомольцев... Беседует с ними не ради формы, а строго, по существу дела и в то же время душевно, по-отечески. Поток людей приходит в его знаменитую Приемную на Воздвиженке (теперь проспект Калинина).

Создание и укрепление Советского государства, воспитание масс в духе коммунизма, пропаганда марксистско-ленинских идей — вот основные направления деятельности Михаила Ивановича Калинина. Государственную и пропагандистскую работу он органически сочетал, рассматривал их в единстве, ибо, как учил В. И. Ленин, государство сильно сознательностью масс.

Пропагандист идей ленинизма



Уже начиная с середины 20-х годов Михаил Иванович Калинин часто выступает в газетах и журналах с обстоятельными статьями. Среди них можно сослаться, как на наиболее полно отражающую особенности пропагандистских выступлений М. И. Калинина, статью «Что делает Советская власть для осуществления демократии». Написана она была осенью 1926 года для иностранной печати, а советские читатели имели возможность ознакомиться с ней тогда же по журналу «Новый мир» № 10.

Без преувеличения можно сказать, что эта статья Калинина и сегодня служит образцом блестящего пропагандистского выступления. Вся сила идейной убежденности, глубокого мышления, публицистического мастерства Михаила Ивановича отразилась в этой статье. В ней ярко проявились все черты, наметившиеся еще в его ранних устных и печатных выступлениях, и обнаружились новые, свидетельствующие о рождении выдающегося таланта на ниве партийной пропагандистской публицистики.

Довольно значительная по объему (более двух печатных листов), статья тем не менее не производит впечатления громоздкой. Она светла и прозрачна, если так можно сказать об этой стороне литературного творчества. Светла и прозрачна за счет исключительной простоты языка, стройной логичности изложения, предельной откровенности.

Простота языка достигается автором путем разговорной речи. В тексте статьи мы не найдем языковых штампов, «готовых формул», как называл их Калинин. Изложение популярно, но в то же время нигде умышленно не упрощено. В этом автор не испытывает никакой необходимости. Он просто говорит своими словами то, что думает. Говорит вроде бы об известных вещах, но каждый раз неожиданно свежо, ярко и очень интересно.

С самого начала статьи автор умело овладевает вниманием читателей: «По существу говоря, можно бы заглавие перевернуть: «Чего не делает Советская власть для осуществления демократии», ибо все, что бы ни делала Советская власть, есть осуществление или укрепление демократии, ибо все, что укрепляет Советскую власть как таковую своим следствием укрепляет и демократию»6. И дальше внимание читателя до конца удерживается постановкой все новых и новых острых вопросов, полемическим характером их изложения, стройной логикой повествования, приведением убедительных примеров.

Вот, например, показывая, как исторически сложилось, что в СССР осталась одна партия — Коммунистическая, Михаил Иванович убедительно разъясняет, что легализация в стране обанкротившихся партий меньшевиков и эсеров, предавших интересы рабочего класса и крестьянства, означала бы, по существу, легализацию буржуазной организации, у которой в перспективе была только одна цель — свержение Советов. Мы же держим курс на ликвидацию не только буржуазных партий, но и вообще всех буржуазных классов.

Автор не отметает «обвинений» по адресу большевиков, не оправдывается — он все время наступает. Нарушаем ли мы принципы демократизма, отнимая у буржуазии политические права? А покажите мне хоть одну революцию в мире, в которой не нарушались бы чьи-либо права? Да, капиталисты у нас лишены права участия в выборах и права быть избранными в Советы. Но зато Советское правительство привлекает к активной общественной деятельности наряду с пролетариатом миллионы трудящихся. И здесь Михаил Иванович высказывает мысль, которая намного опередила события, показала его глубокую государственную мудрость. «...Пролетарское государство,— писал он,— будет превращаться постепенно, по мере успехов социалистического строительства, изживания капиталистических отношений и исчезновения капиталистов, в государство общенародное...»7

Так предвидеть дальнейший ход исторических событий мог только настоящий марксист-ленинец, владеющий революционной методологией. Уже тогда, отметил впоследствии А. И. Микоян, развитие и совершенствование социалистической демократии Калинин связывал с перспективой перерастания пролетарского государства в общенародное.

Калинин не смягчает выражений, когда говорит об ущербности буржуазной демократии: «Для капиталистов выборы в парламент — это бросить обглоданную кость народу, иллюзию, что он может забаллотировать ту или другую буржуазную группировку или особо ненавистную ему партию»8.

Яркая, написанная с твердых идейных позиций, убедительно и сочно, статья М. И. Калинина сыграла важную роль в разъяснении политики партии и государства, в опровержении лживых измышлений и прямой клеветы буржуазных пропагандистов на нашу страну.

Диапазон вопросов, которые Калинин поднимает в своих устных и печатных выступлениях, широк и разнообразен. Однако чаще всего он отдает предпочтение темам демократии, крестьянства, советского строительства.

Особое место в творчестве М. И. Калинина занимают публикации о В. И. Ленине.

«Чем дальше в историческую даль отходит от нас живой, непосредственный Ленин,— пишет М. И. Калинин в 1927 году,— тем все выше, все более гениальным обрисовывается его образ перед глазами трудящихся масс»9. Именно это обстоятельство заставляет Калинина снова и снова обращаться к ленинской теме. Свет ленинских идей, безграничную любовь к Ильичу, бесконечную преданность его учению Михаил Иванович пронес через всю свою жизнь. Ленину, его бессмертному теоретическому наследию он посвятил сотни своих докладов, речей, статей и отдельные брошюры. Уже в глубокой старости Калинин с юношеской энергией работает над брошюрой, посвященной первому крупному ленинскому произведению, прочитанному им в молодости,— книге «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?».

Брошюра М. И. Калинина как бы итог всей его пропагандистской деятельности. Он начинает ее простыми словами, лишь одним абзацем подводя читателя к разговору о ленинской книге. Хотя брошюра и не имеет подзаголовков, план ее ощущается без всяких затруднений. Калинин берет основные вопросы и разбирает их коротко, выразительно, четко, поясняя лишь то, что современному читателю может показаться непонятным. Почему нужна была книга Ленина в 90-х годах прошлого столетия? Почему она направлена против народников, группировавшихся вокруг журнала «Русское богатство»? Какое значение имеет ленинский труд в наше время?

Михаил Иванович разъясняет политическую актуальность ленинского труда, показывает, что народники в свое время пользовались популярностью среди интеллигенции, студенчества и даже части рабочих. Они выдавали себя за революционеров, прикрывались социалистической фразеологией, кажущейся непримиримостью к царизму. А по существу, пишет Калинин, либеральные народники «являлись выразителями интересов кулацких слоев крестьянства, мелкой буржуазии, интересов, прикрываемых проповедью мещанского социализма. Реакционная обстановка способствовала такой мимикрии, ибо ночью все кошки серы»10.

Наглядно и убедительно показывает Калинин, как Владимир Ильич сорвал с народников «социалистическое покрывало», как разоблачил их стремление замазать «отвратительность русского царизма», притупить ненависть к нему. Своей теоретической полемикой с народниками, пишет Михаил Иванович, Ленин «преследует практическую цель — расширить и углубить водораздел между либералами и демократическим движением, избавить демократическое движение от гегемонии либерализма, обосновать необходимость поддержки радикальной демократии, способной на народную революцию с отторжением земли от помещиков, с уничтожением всех феодальных институтов. Другими словами, Ленин рассматривал революционное крестьянство как надежного союзника пролетариата в народной революции»11.

Брошюра написана Калининым спустя пятьдесят лет после выхода в свет работы В. И. Ленина. Но Михаил Иванович доказывает, что значение ее и в наши дни не уменьшилось. «Мы видим,— пишет он,— как Ленин в полемике с враждебной марксизму идеологией с предельной простотой и ясностью дает настоящее понимание марксизма, приучает к пытливой зоркости, недоверию к людям, прикрывающимся плащом социализма и демократии, а на самом деле готовым не за страх, а за совесть раболепно служить реакции. Таких людей в зарубежных странах в настоящее время более чем достаточно— от прямых политических жуликов до мягкотелых соглашателей, на словах сочувствующих народным массам, а на деле всегда готовых, при удобном случае, продать народные интересы»12.

Связь с современностью, наступательность, страстность — вот черты, которые отличали пропагандистскую деятельность М. И. Калинина. Главное для такой пропаганды — это идейное содержание, коммунистическая убежденность самого пропагандиста, его преданность партии, верность марксизму-ленинизму. Эту истину Михаил Иванович выстрадал и понял на основе личного опыта. Только переварив и усвоив содержание огромного количества разнообразной литературы — и художественной, и научной, и политической,— он смог изучить и понять Маркса, Ленина, связать свою судьбу с рабочим движением и на этой основе стать убежденным революционером, непоколебимым борцом за народное дело.

Уча и воспитывая массы, Калинин в свою очередь учился у них. Он неустанно совершенствовал свои знания, расширял кругозор. Самостоятельно овладевал экономической наукой, философией, историей, читал множество книг по вопросам русского языка и литературы. Следил за новинками советской литературы, причем настолько внимательно, что многие писатели поражались глубине и мудрости его суждений в различных, сугубо специфических вопросах.

Овладение марксизмом-ленинизмом Калинин рассматривал не как простое чтение соответствующих произведений. Чтобы быть марксистом, учил он, недостаточно ознакомиться с трудами Маркса, Энгельса, Ленина. Изучение марксизма он тесно связывал с практическим применением его к конкретным явлениям жизни. «Мы изучаем марксизм-ленинизм,— говорил Михаил Иванович,— как метод, как инструмент, при помощи которого мы правильно определяем наше политическое, общественное и личное поведение. Мы считаем, что это — самое могущественное орудие человека в его практической жизни»13.

Овладеть революционным учением — это не просто выучить, зазубрить, а глубоко усвоить его, сделать это учение своим мировоззрением. Быть марксистом, любил повторять Калинин,— это значит быть творцом. Ведь общественная жизнь не стоит на месте, а вечно движется вперед. И марксист вместе с историческим развитием должен постоянно двигаться вперед, чтобы точно ориентироваться в событиях. Мысль марксиста, как бы ни была проста его практическая работа, вечно должна бурлить, изучать, творить.

Призывая пропагандистов и агитаторов, всех советских людей к творческому овладению марксизмом-ленинизмом, Калинин прививал своим слушателям принципы коммунистической морали, учил их любить Родину, труд, сохранять верность делу партии, преданность идеалам коммунизма. В своих произведениях «О коммунистическом воспитании», «О моральном облике нашего народа», «Что дала Советская власть трудящимся», «Славный путь комсомола» и других он глубоко разработал вопросы коммунистического воспитания, показал образцы научности, партийности, искусства пропаганды.

Доклад «О коммунистическом воспитании», прочитанный на собрании партийного актива Москвы 2 октября 1940 года, в двадцатую годовщину речи В. И. Ленина на III съезде РКСМ,— одно из замечательных выступлений Калинина. Здесь он показал, что коммунистическое воспитание масс неразрывно связано с развитием их политического сознания, общей культуры, повышением интеллектуального уровня. Важнейшим элементом этого воспитания является труд, отношение к труду. В нашей стране ценнейший человек — это тот, кто вносит эффективный вклад в борьбу за высокую производительность труда. «...Если сейчас, в социалистическом обществе, человек работает хорошо, то этим самым он становится на сторону социализма и своими достижениями не только расчищает путь к коммунизму, но и разбивает цепи рабства мирового пролетариата. Он является активным бойцом за коммунизм»14.

Глубоко и обстоятельно разработал Калинин вопрос о воспитании советского патриотизма. Любовь к Родине он понимал не как отвлеченную, платоническую, а как могучую и действенную силу. «Я говорю... о любви напористой, активной, страстной, неукротимой, о такой любви, которая не знает никакой пощады к врагам, которая не остановится ни перед какими жертвами во имя родины»15.

Умение доходчиво, ярко излагать широким массам сложнейшие теоретические и политические вопросы Калинин довел до большого совершенства. Человек, всегда тесно связанный с жизнью, с широкими массами трудящихся, он умел находить такие образы, которые были близки его слушателям, которые и сегодня являются шедеврами большевистской пропаганды. Особенно ярко это дарование проявилось в устных выступлениях М. И. Калинина — его речах, докладах, беседах.

Трудное искусство



В речи на XV Московской губернской партконференции 12 января 1927 года Калинин говорил: «...Ораторское искусство - это, товарищи, самое трудное искусство, и большевики, работающие в массовых организациях, должны обладать этим искусством. Не обладая этим искусством, усыпить аудиторию ничего не стоит»16.

Сам Калинин был замечательным большевистским оратором, мастером яркой и образной речи, задушевной беседы. Говорил Михаил Иванович уверенно и спокойно, иногда останавливался, обдумывая очередное слово, нередко поправлял сам себя. Видно было, что он творит свои фразы в ходе речи. Многим казалось, что его выступления — это сплошная импровизация. На самом же деле было не так.

В Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС хранится много черновиков, машинописных и написанных от руки,— свидетелей кропотливой и скрупулезной работы Калинина над текстом будущих речей. Выписки из разных книг, цифровой материал, цитаты из зарубежных изданий и факты, факты, факты... Потом планы, короткие наброски, развернутые тезисы. Реже он писал полный текст, как это было, например, с докладом «О коммунистическом воспитании».

Калинин с огромным уважением относился к своей аудитории, каждый раз обстоятельно готовился к выступлению. «Ведь чтобы доклад писать, для этого надо каждое слово, каждую мысль продумать. Доклад писать — надо и туда в источник заглянуть и сюда»17.

Иной раз мы шутим: «Не было времени подготовить речь покороче, придется говорить длинно». Калинин всерьез был уверен, что это действительно так. «Если я над докладом работаю месяц...— говорил он в 1929 году на IV Всесоюзном совещании рабселькоров,— то у меня доклад выйдет значительно лучше и значительно короче. А когда доклад делаешь, то вы думаете, что человек над этим докладом предварительно не работал, а просто здесь на трибуне, «по интуиции» слова говорит, случайные анекдоты приводит, случайные отвлеченные мысли излагает популярным языком. Жестоко ошибаются те, кто так думает. Когда хочешь, чтобы доклад был короткий и в то же время обстоятельный, чтобы он был не скучный, потому что самый плохой доклад — это скучный, чтобы доклад влиял на массу,— над ним нужно очень и очень много работать»18.

Тщательно, с карандашом в руке готовясь к докладу, Михаил Иванович вместе с тем не был сторонником выступления по бумажке. После того как доклад подготовлен, материал усвоен и переварен, Калинин шел на трибуну с небольшим планом и теми необходимыми цифрами и цитатами, без которых нельзя было обойтись. Он просто и задушевно беседовал с людьми. «Лектор,— говорил он,—должен прочесть 10—15 книжек и рассказать их по-своему,— так рассказать, как только он один может»19. Каждый пропагандист должен стремиться говорить своим языком, учил Калинин, языком простым и естественным.

Нередко наша устная и особенно печатная пропаганда изобилует готовыми формулами и цитатами, штампованными фразами, книжными выражениями. «Почему вы, когда рассказываете, то стремитесь говорить готовыми формулами?—спрашивал Калинин учителей, собравшихся на совещание в редакции «Учительской газеты» в декабре 1938 года.— Вы же учителя, вы русский язык знаете. А знаете, что значит говорить готовой фразой? Это значит, что ваша мысль не работает, а работает лишь язык»20.

Большое значение Калинин придавал началу выступления. Он предупреждал пропагандистов против трескучих слов, общих рассуждений, против трафаретных фраз. «Речь надо начинать прямо с существа дела,— говорил Михаил Иванович,— или с чего-либо интересного, что привлечет внимание»21. Главное в дальнейшем изложении — логичность, последовательность, целеустремленность. Только соблюдая эти требования и широко используя многообразные ораторские приемы, лектор, докладчик, пропагандист кружка может рассчитывать на внимание слушателей.

Калинину, воспитаннику ленинской школы, были чужды словесные штампы, громкие заклинания и готовые фразы. Каждое его выступление проникнуто горячим желанием убедить, доказать, заставить поверить правде своих слов. Непреклонная идейная убежденность в сочетании со страстностью, доказательностью и задушевностью речи — так можно было бы коротко охарактеризовать его манеру говорить.

Выступления, в которых не видно собственных мыслей оратора, Михаил Иванович сравнивал с луной, которая светит, но не греет. Что это за речь, спрашивал он, которая не возбуждает новых вопросов, с которой все согласились, а назавтра забыли ее?

«Ошибочно думать,— учил он пропагандистов,— что самое главное — это чтобы лектор сумел преподать суть вопроса и не обращал внимания на форму преподавания. Я могу вам говорить самые умные речи, но если они будут скучно изложены, то вы их не воспримете»22.

Калинин был сторонником спора, полемики, живого обсуждения вопросов теории. Он говорил: «Надо, чтобы люди спорили, и не искусственно, а по существу, т. е. так, чтобы дело доходило, если не до «драки», то хотя бы до серьезной, до жаркой перепалки. Тогда люди будут ходить на кружки и заниматься»23.

Михаил Иванович любил шутку, юмор. Это качество высоко ценил в нем В. И. Ленин. По свидетельству А. А. Андреева, на заседаниях ЦК партии Калинин, высказывая свое мнение, «обычно любил ввернуть что-нибудь такое мудреное и оригинальное, что все покатывались со смеху, особенно Ленин. Он смеялся до слез и снова повторял: «Как, как вы сказали, товарищ Калинин?»— и снова заразительный смех»24.

Шутка, ироническая или добродушная, замечание, злое, саркастическое или просто смешное, доброжелательное,— все это ложится в выступлениях Калинина каждое на отведенное место, органически вплетается в словесный узор речи, не выпирает из нее, не носит характера «вставного номера». Так, на приеме комсомольских работников Красной Армии, отвечая на чье-то замечание, что в их организации много хороших товарищей, но не все, дескать, они вожаки, Калинин говорит: «Что на это ответить? Ежели бы весь народ состоял из вожаков, то, пожалуй, и народа не было бы... Я боюсь, что, если бы в части оказались одни только вожаки, такая часть была бы небоеспособной, потому что каждый обижался, почему его ведут»25.

Быстрый остроумный ответ, кстати вспомнившийся факт помогают пропагандисту иной раз ярче осветить вопрос, чем десяток цитат и цифр. Калинин владел таким умением в совершенстве. Вот один пример.

В начале февраля 1920 года Калинин выступал в Иваново-Вознесенске на губернской конференции беспартийных крестьян. На конференции было немало эсеров, стремившихся во что бы то ни стало скомпрометировать «всероссийского старосту», а в его лице и политику Советской власти в отношении крестьянства. «После доклада,— вспоминал позднее Михаил Иванович,— мне было задано много разных вопросов и среди них такой: кто важнее для Советского государства — крестьянин или рабочий? На это я ответил также вопросом: пусть мне скажут, какая нога важнее у человека — правая или левая? Ответ был встречен бурей аплодисментов»26.

Этим ставшим знаменитым ответом М. И. Калинин, по его собственному признанию, не стремился к оригинальности и остроумию. Ему нужно было найти наглядный пример равенства двух дружественных классов в строительстве Советского государства. В ту пору это было очень важно. И он нашел сравнение, образ, пример, понятный массам беспартийных крестьян.

Находчивость, в основе которой глубокая мудрость, знание жизни,— вот что характеризовало Калинина-оратора. Как-то в Твери, которую он впервые посетил только после Октябрьской революции, один из местных руководителей рассказал ему, что многие рабочие и работницы после смены подрабатывают продажей овощей с приусадебных участков, разгрузкой барж. Предложение его сводилось к тому, чтобы издать декрет против «любителей двойных заработков».

Калинин усмехнулся иронически, раскурил погасшую самокрутку и спросил:

— Это что же они, рабочие-то, с жиру за двойным заработком гоняются?

Рабочие засмеялись, а сторонник нового декрета молчал.

— И сколько у вас таких, против которых декрет нужен?— продолжал Калинин.

— Почти все такие.

— Выходит, декрет рабоче-крестьянской власти будет против большинства рабочих, которые завоевали эту власть?.. Не так-то это просто, как кое-кому кажется, написать декрет. Конечно, бумага — она бессловесная; что ни написано, все стерпит. А народ? Законы Советского государства должны быть для большинства трудящихся— это раз. Мало ли что захотелось бы мне утвердить декретом! Желание одного человека или незначительной массы —это еще не основа для закона. Все полагается взвесить, какой толк от этого для народа, для государства, для нашей партийной линии? А, во-вторых, декреты пишутся не на один год. От них внукам нашим, и тем польза должна быть27.

Просто, с юмором, облекая сложные понятия в популярную форму, говорил он с народом, стараясь, чтобы слово его доходило до всех.

Метод простого рассказа



Простота — вот что сразу же бросается в глаза каждому, кто знакомится с выступлениями Михаила Ивановича. Что понимал под простотой Калинин? Ведь простота простоте рознь. Можно говорить просто и в то же время скучно. Простота не только доходчивость и убедительность. Настоящая простота речи — это ясное, яркое и логичное изложение.

Простота не исключает, а, наоборот, предполагает использование различных образных средств, усиливающих выразительность речи. Эта образность должна быть умелой и уместной, где каждый эпитет и каждое сравнение не являются самоцелью, а служат средством наиболее яркого изложения мысли. Простота речи Калинина достигалась прежде всего тем, что он охотно применял, по его собственному выражению, «метод простого рассказа». Чаще всего он по-дружески беседует со слушателями. Задает им вопросы — и риторические, не требующие ответа, и деловые, ответы на которые вплетаются в текст его речи; обращается со словами, приглашающими вместе рассудить, обдумать тот или иной вопрос; приводит примеры близкие тем, кто его слушает; возражает сам себе и тут же разбивает возражение; призывает слушателей в свидетели и вместе с ними шаг за шагом добирается до истины. И все это в разговорной форме, свободно, так, что создается впечатление исключительной простоты.

Фразы Калинина могли быть и длинными и короткими, почти афористичными,— они всегда одинаково ясны. Вот несколько коротких фраз: «Жизнь измеряется не только в длину», «Плестись в хвосте за массами — это тоже «связь» с массами». Или исключительно емкое по смыслу: «Самое ценное у партийного работника,— чтобы он сумел празднично работать и в обыкновенной будничной обстановке...»28

Ясность, доходчивость достигаются Калининым и за счет образных выражений, ярких сравнений. «Коммунистическое мировоззрение,— говорил он,— является тем же самым для борцов пролетарской революции, чем, скажем, для астронома является огромнейший телескоп, а для лабораторного исследователя — микроскоп»29.

С каждой аудиторией Михаил Иванович умел найти общий язык, установить контакт. С партийными работниками он говорит не так, как с комсомольцами, с рабочими или колхозниками — иначе, чем с учителями. И дело тут не в каком-то умышленном упрощении речи.

Так, в 1935 году он выступает на машиностроительном заводе имени Калинина в Москве. Как принято говорить, он сразу «берет быка за рога». Нелицеприятно, не боясь кого-либо обидеть, говорит: «Слишком, если можно так выразиться, ваша конференция принимает агитационный характер. Мы здесь собрались, я думаю, не для того, чтобы агитировать один другого или давать обещания, а потом их не выполнять. Что это? Это ведь люди сошлись для того, чтобы дело поправить. Есть брак. Я не знаю, как в других местах, но делегация, которая у меня была, вынуждена была признаться, что по ответственным деталям брак доходит до 40 процентов... Такая вещь нетерпима, и при таком положении ни о каком выполнении плана, ни о какой решительной борьбе со штурмовщиной речи быть не может»30.

Серьезный деловой разговор специалиста со специалистами, разговор обстоятельный, энергичный, доказательный. Критика сменяется конкретными советами. Его очень волнует качество продукции. Он снова и снова возвращается к этому вопросу: «Представьте себе, что будет война. Во время войны вы будете давать в ответственных деталях 40 процентов брака. Вы знаете, что это будет?»31

А вот незадолго до войны, в апреле 1941 года, Калинин выступает перед учениками-старшеклассниками Ленинского района столицы. В беседе с молодежью он больше шутит, чаще вспоминает эпизоды из своей революционной юности, стремится ярче, образнее выразить мысль. «...Предмет, который я считаю чрезвычайно важным для вас,— говорил он,— это... но я боюсь, что вы очень удивитесь тому, что я собираюсь сказать, и, может быть, не вполне со мной согласитесь. Тем не менее, я должен сказать. Если мне не удастся убедить вас окончательно, то я попытаюсь, по крайней мере, подтолкнуть вашу мысль к пониманию важности этого предмета. Может быть, ваша мысль заработает в этом направлении, и тогда я буду считать свою цель достигнутой. Что же это за предмет? Я имею в виду физкультуру. (Смех, аплодисменты.) Я вижу, что некоторые обрадовались, и скорее всего потому, что я не назвал других предметов, требующих большого умственного напряжения.

Почему же я поставил физкультуру на одну линию с русским языком и математикой?.. Мы... хотим, чтобы советские люди и прежде всего вы, учащаяся молодежь, были ловкими и выносливыми, как Суворов»32.

Совсем иной характер носит речь Михаила Ивановича перед необычной даже для того времени аудиторией. В Оренбурге в 1919 году он вышел в своем длинном брезентовом пальто на трибуну, перед которой стояли сотни военнопленных колчаковцев. Снял картуз и сказал им, ожидавшим увидеть советского президента в несколько ином обличье:

— Казаки, военнопленные, перед вами стоит представитель рабоче-крестьянской власти, перед вами стоит не человек белой кости, не человек, умеющий красиво гарцевать на коне...

И, добившись внимания, Калинин заговорил о страданиях народа, о том, за что воюет Советская власть. Пристыдил за то, что казаки поддались на уговоры белогвардейцев, поверили им.

— Вы могли думать, что великий русский народ, который создал все фабрики, который построил тысячеверстные железные дороги, у которого в руках дворцы и все богатства этого мира,— вы могли подумать, что этот русский народ придет отнимать у вас эту землю... Только опьяненная ненавистью голова может подумать, что английский купец из милости, из сожаления к казакам посылает пулеметы и деньги.

Нет, он посылает эти пулеметы для того, чтобы вас, дураков, связать крепкими цепями, а потом и нас — всю коренную Россию33.

И бывшие колчаковцы не обиделись даже, что их назвали дураками. Они приняли резолюцию, которая начиналась словами: «Мы до сего времени были обмануты царскими старыми слугами...»

Три аудитории, три разных подхода к людям, три разных манеры разговора. Но есть и некоторые общие приемы речи, с помощью которых Михаил Иванович поддерживал контакт с аудиторией. Это задушевность, внимание и уважение к людям, искренность и правдивость, творческое горение. Равнодушному пропагандисту никакие ораторские приемы не помогут. Михаил Иванович в речи на выпуске студентов Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова 28 мая 1926 года говорил:

«...если хочешь владеть массами, так нужно гореть, если ты подошел к аудитории и ты сам не волнуешься, тебе самому хочется спать, несомненно, и аудитория будет соответствовать твоему настроению. Прямо вам скажу, нет ничего более чувствительного, это самый чувствительный барометр — аудитория. Вы можете самым простым языком говорить с трибуны, но, если вы волнуетесь, если вопросы, которые вы подняли, имеют значение, если вы на трибуне решаете вопрос, масса будет увлечена вместе с вами. О чем это говорит? Это говорит о том, что для того, чтобы вести за собой массу, надо вместе с массой гореть»34.

Не бойтесь резко ставить вопрос, советовал Михаил Иванович, лишь бы это было правильно, по-партийному. Всю правду в глаза, как бы неприятна она ни была,— вот что было повседневным правилом Калинина. Во всем нужно поступать так, учил он, чтобы люди чувствовали твою искренность и честность. Лицемерие от масс никак не скроешь. Массы не обманешь, и если люди заметят, что человек лицемерит, ему никогда не поверят.

Правдивость пропагандиста он всегда тесно связывал с такими его качествами, как скромность, уважение к людям. Если хочешь пользоваться любовью рабочих, говорил он, нужно воспитывать в себе скромность, не зазнаваться, не кичиться своей образованностью. Речь пропагандиста не должна быть казенной, излишне назидательной: «нужно то-то», «мы должны», «мы обязаны». Совсем другое дело, когда пропагандист свою мысль выражает путем рассуждения, анализа, доказательства. Можно ведь обратиться к аудитории, как бы советуясь с ней: «Как вы думаете, товарищи, если так сделать?», «Мне кажется, что так разрешить вопрос было бы лучше».

Часто, вместо назидания, Михаил Иванович ссылается на личный пример, говорит, а как бы он поступил в данной ситуации: «Если бы я был преподавателем марксизма-ленинизма, то я всегда обращал бы свое внимание именно на то, как по существу усваивают мои слушатели основы марксизма-ленинизма»35. Или еще в более деликатной форме: «Предположим, я выполняю ту или иную работу. Проходит широкое беспартийное собрание, где я должен показать, как я действую, как я работаю...»36 и т. д.

В деловом партийном разговоре, состоявшемся вскоре после войны (22 августа 1945 года) с группой секретарей сельских райкомов партии, Михаил Иванович высказал свою точку зрения на то, как в разговорах с людьми избегать назидательного тона: «Когда говорите о дурном колхозе, приведите рядом и колхоз хороший...»; «Если председатель колхоза слаб, то нужно показать конкретно, в чем он слаб, что нужно было сделать, а он не сделал»; «Не везде говорите только от себя, а то скажут: вот приехал, ему сверху кажется все легким! Нет, вы обопритесь на авторитет самих колхозников».

Снова он напоминает, как важно знать людей, чтобы можно было задеть их за живое, что «пасторской манерой» их не увлечешь. Когда люди говорят гладко, все у них отшлифовано, то эта речь не задевает, не будоражит мысль.

Как же подходить партийному работнику к массам?— спрашивал Калинин и давал на этот вопрос исчерпывающий ответ:

«Как мне представляется на основании собственного многолетнего опыта, требуется, чтобы партийный руководитель не был гордецом, зазнайкой. Если вы в разговоре с рабочими или рядовыми партийцами хоть каким-нибудь жестом, интонацией голоса, незначительной, случайной, казалось бы, фразой дадите понять, что вы считаете себя умнее их, больше знаете, то вы пропали. Рабочий и вообще рядовой человек не любит людей, которые себя высоко ставят, и прислушиваться к ним не будет, а в подходящий момент и крепко им об этом напомнит...»37

И еще: «...когда будете работать, никогда не следует перед массами кичиться своей культурностью. Никогда. В этом отношении масса очень чутка. С массой можно говорить только тогда, когда говоришь открыто, прямо, подразумевая, что это одинаково с вами здравомыслящие люди, могущие так же умно решать вопрос, как сам докладчик и автор»38.

Никакая статья о пропагандистском мастерстве Калинина не может заменить живого общения с его трудами. Каждое его выступление, будь то брошюра или статья, доклад или беседа,— богатейшая школа для пропагандиста. Советы Калинина, его мысли по вопросам пропаганды марксизма-ленинизма, коммунистического воспитания были и остаются источником вдохновения для миллионов пропагандистов и агитаторов, для всех коммунистов.

А. Толмачев



1 М. И. Калинин. Избранные произведения в четырех томах, т. 3. М., Госполитиздат, 1962, стр. 260.
2 М. И. Калинин. О коммунистическом воспитании. М., «Молодая гвардия», 1958, стр. 139.
3 Цит. по кн.: А. Толмачев. Калинин. М., «Молодая гвардия», 1974, стр. 98.
4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 224.
5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 313.
6 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 2. М., Госполитиздат, 1960, стр. 51.
7 Там же, стр. 75.
8 Там же, стр. 80.
9 Там же, стр. 134.
10 М. И. Калинин. О работе В. И. Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?». М., Госполитиздат, 1952, стр. 5.
11 Там же. стр. 11.
12 Там же, стр. 24—25.
13 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 3, стр. 318.
14 Там же, стр. 404.
15 Там же, стр. 413.
16 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 2, стр. 129.
17 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 3, стр. 322.
18 М. И. Калинин. О корреспондентах и корреспонденциях. М., Госполитиздат, 1958, стр. 71—72.
19 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 2, стр. 131.
20 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 3, стр. 330.
21 «Об ораторском искусстве», изд. 4-е, перераб. и доп. М., Политиздат, 1973, стр. 283.
22 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 2, стр. 131.
23 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 3, стр. 323.
24 «Воспоминания о В. И. Ленине» в пяти томах, т. 4. М., Политиздат, 1969, стр. 26.
25 М. И. Калинин. О коммунистическом воспитании, стр. 390.
26 М. И. Калинин. О корреспондентах и корреспонденциях, стр. 245.
27 См. «Вопросы истории», 1966, № 8, стр. 115—116.
28 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 2, стр. 29.
29 М. И. Калинин. О коммунистическом воспитании, стр. 138.
30 «М. И. Калинин о профсоюзах. 1919—1945». М., Профиздат, 1958, стр. 312.
31 Там же, стр. 318.
32 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 3, стр. 445—446, 447.
33 М. И. Калинин. За эти годы. Кн. 2. М.—Л., Госиздат, 1926, стр. 30—32.
34 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 2, стр. 32—33.
35 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 3, стр. 379.
36 Там же, стр. 243.
37 М. И. Калинин. Советы партийному работнику. М., Политиздат, 1975, стр. 186.
38 М. И. Калинин. Избранные произведения, т. 2, стр. 33.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3600
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X