• С. А. Левитин
 

Пропагандисты ленинской школы


С. Левитин. Сергей Миронович Киров
 



Сергей Миронович Киров. 1886-1934

«Глашатай советского века»,— кратко и образно сказал о Кирове Николай Тихонов. В этой поэтической строке перед нами предстает вдохновенный трибун революции, проповедник ленинских идей, мудрой политики нашей партии.

Сергей Миронович Киров был неутомимым пропагандистом идей коммунизма, талантливым оратором. Емельян Ярославский писал о нем: «Кто слышал хоть раз в жизни полную огня речь С. М. Кирова, тот никогда не забудет игры вдохновенного лица этого виднейшего народного трибуна, тот не забудет энергичный жест «Мироныча» — иногда поднятые страстно обе руки его, словно этим движением Киров поднимал аудиторию, звал ее, вел вперед к победе»1.

В годы комсомольской юности посчастливилось мне слушать речь Сергея Мироновича. Это было в конце января 1934 года. Несмотря на стужу, Красную площадь заполнили десятки тысяч рабочих, служащих, студентов. Москвичи пришли приветствовать проходивший в то время в Кремле XVII съезд ВКП (б). На трибуне Мавзолея Ленина—руководители партии и правительства, президиум съезда. У микрофона Киров.

— Товарищи рабочие, работницы нашей славной красной столицы!— начинает он.— По поручению XVII съезда нашей партии большевиков передаю вам пламенный привет! Оратор рассказывает о работе партийного съезда, который подвел итоги первых лет социалистического строительства, об успехах ленинской политики индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, о руководящей роли партии, о значении единства ее рядов. Говорит он образно, вдохновенно. Над громадной площадью и прилегающими к ней улицами звучит его голос:

— Там, где вчера были пустыни, необитаемые места, ныне воздвигаются гиганты индустрии... Мы за этот период времени сумели повернуть на новые, колхозные рельсы нашу деревню. Это огромное завоевание дало новое основание для еще более прочного утверждения союза рабочих и крестьян в нашей стране...

Мы обязаны, товарищи, нашими победами тому, что мы имеем огромную Коммунистическую партию, в которой собрано все лучшее, все творческое и революционное из среды славного рабочего класса СССР2.

Киров напоминает о враждебном капиталистическом мире, о том, что фашисты на площадях своих столиц сжигают гениальные творения классиков марксизма-ленинизма. Он призывает советских людей сделать все, чтобы быть готовыми дать сокрушительный отпор врагам, если они вздумают посягнуть на священные границы Советского Союза.

Выступление Кирова неоднократно прерывалось бурными аплодисментами, возгласами «Ура!». Оно закончилось здравицей в честь партийного съезда, пением «Интернационала».

...Выступал ли Киров на сельском сходе или партийном съезде, в красном уголке цеха или на красноармейском митинге,— его речь заставляла утихать все вокруг. Он владел удивительным ораторским искусством, в котором не было ничего нарочитого, отрепетированного, заранее придуманных приемов красноречия. Это было органическое проявление яркой революционной натуры идейно убежденного человека, талантливой, красивой личности.

Старые ленинградские рабочие, вспоминая о Кирове, говорили, что позови Мироныч с трибуны на подвиг, в бой, за ним пошли бы не мешкая, без сомнения и страха...

«Но еще обаятельнее,— писал советский публицист Михаил Кольцов,— был Сергей Миронович в непосредственных встречах, в личных беседах с рабочими и крестьянами, в бесконечных обходах, объездах посещениях

заводов, колхозов, морских кораблей, электрических станций. Простой разговор, товарищеская шутка, прямой, в корень вещей направленный вопрос, короткое и меткое замечание,— какой долгий след это всегда оставляло!»3

Личное обаяние Кирова, его задушевность, бесстрашие сыграли огромную роль и в огненном семнадцатом году, и в первые месяцы после пролетарской революции, и в период гражданской войны.

...Сергей Миронович вернулся после победы Октября на Северный Кавказ. Обстановка в этом многоязычном и разноплеменном крае была сложной. Кругом бушевали банды белых казаков, царских офицеров, наймитов местных князей и шейхов. В этих условиях Киров рассылал во все концы края, в самые высокогорные и малодоступные места своих гонцов, большевистских пропагандистов и организаторов. Их задача — довести до каждого аула идеи Октябрьской революции, исторические ленинские декреты о мире и земле, помочь трудящимся установить власть Советов.

Отправляя в аулы своих посланцев, Киров нередко видел тень печали и неуверенности на их лицах. Угроза безымянной смерти в глухих ущельях, бесследного исчезновения смущали горцев, не боявшихся ничего в открытом бою, рядом со своими товарищами. Сергей Миронович тепло и дружески говорил одному из тех, кто отправлялся с полномочиями Советской власти:

«— Ехать надо, поезжай, верь, что проедешь благополучно. А убьют, ну что ж, мы же не боимся смерти, я скажу по тебе хорошую речь. Хочешь, скажу сейчас?

— Скажи.

Горец внимательно слушал под свист ветра тихую речь, стоял неподвижно, с лицом как будто окаменевшим. А Киров говорил о сильном воине, храбреце, герое революции. И горец протягивал Кирову сухую, жилистую руку и благодарил:

— Спасибо, я поехал. Очень хорошо ты сказал. За такое дело, как ты сказал, умереть не жалко!»4

«Учиться у Ленина»



Уже в ранней юности Сергей Костриков (такова была его настоящая фамилия) становится на путь революционной борьбы. Его волнуют острейшие социальные проблемы. В одном письме из Казани шестнадцатилетний учащийся технического училища пишет своей учительнице в родной городок Уржум: «Здесь есть завод Крестовникова... рабочие работают день и ночь и круглый год без всяких праздников... зачем это один блаженствует, ни черта не делает, а другой никакого отдыха не знает и живет в страшной нужде. Почему это, как вы думаете?..»5

Сам Сергей Костриков, рано осиротевший, воспитанник детского приюта, хорошо знал, что такое нужда.

Ответы на волнующие вопросы юноша находит в трудах Маркса и Ленина, в беседах со старшими товарищами, революционными социал-демократами. Приезжая летом на каникулы в Уржум, который был в начале века одним из мест царской ссылки, Сергей Костриков знакомится с политическими ссыльными, беседует с передовыми рабочими. Он получает от старших товарищей запрещенные книги, листовки, ленинскую «Искру».

В 1904 году Киров переезжает в Томск, чтобы поступить в Технологический институт. Здесь он устанавливает связь с большевистским подпольем и становится членом РСДРП. Кирову не удалось поступить в институт. Он оказался в гуще революционных событий 1905 года. Политическая пропаганда, выпуск листовок, организация тайной типографии, создание боевых рабочих дружин — все это целиком захватило молодого большевика. И он с увлечением отдавался делу.

И в марксистских кружках, и дома путем самообразования, и в тюремных камерах Сергей Миронович не прекращал партийной учебы, овладевая революционной теорией. Он стремился глубоко познать научную мудрость и боевой революционный характер «Капитала» Маркса, ленинского сборника «Экономические этюды и статьи», книг «Что делать?», «Шаг вперед, два шага назад», «Две тактики...». Книга «Что делать?» стала для Сергея Кострикова настольной.

В разгар столыпинской реакции, в 1909 году, Сергей Миронович вынужден был срочно исчезнуть из Иркутска, где тогда находился, и отправиться на Северный Кавказ. Дело в том, что томская полиция обнаружила подпольную большевистскую типографию и усиленно разыскивала ее организатора Сергея Кострикова. Молодой революционер с паспортом на имя Миронова уезжает с берегов Ангары на Терек, во Владикавказ (ныне Орджоникидзе). Здесь, работая в либеральной газете «Терек», журналист Миронов вел нелегальную революционную деятельность.

В исторические дни Великого Октября делегат II Всероссийского съезда Советов Киров впервые встретился с Лениным.

В годы Советской власти Киров — видный деятель партии. Возглавляя партийные организации Азербайджана, а затем Ленинграда, он много занимался пропагандой марксизма, изучением ленинского идейного наследия.

22 апреля 1924 года в Баку открылся городской партийный клуб. Сергей Миронович выступил с речью, которую назвал «Ленин и рабочий класс». Пять книжных страниц занимает его выступление. Но сколько в нем идей, теоретических положений, ярких образов!

Приведем несколько выдержек из этой речи:

«Ровно 54 года тому назад на берегах великой русской реки родился человек, которому суждено было потрясти весь мир. В это время рождался также застрельщик мировой революции — русский рабочий класс». В этом сопоставлении — неразрывная связь Ленина и рабочего класса России.

Ленинизм надо не только изучать, говорит Киров, его необходимо претворять в жизнь. Сергей Миронович напоминает, что Ленин «заложил фундамент будущего социалистического строя. Каждый из нас, выросший в Коммунистической партии, чувствует руководящую руку Ильича.

И если мы сумеем сохранить в партии душу Ильича, то мы доведем его постройку до конца. Нам все же теперь уже легче. У нас надежный, проверенный партийный компас, и мы дорогу найдем»6.

Особенно большое внимание Киров уделял идейному воспитанию подрастающего поколения, политической учебе в комсомоле.

В речи на Выборгской районной конференции ВЛКСМ Ленинграда 21 января 1929 года Киров говорит, что на смену старой большевистской гвардии идет молодежь. Страна нуждается в многочисленных кадрах инженеров, техников, квалифицированных рабочих. Юноши и девушки только в том случае станут хорошими работниками, если наряду со знанием науки о сопротивлении материалов будут так же хорошо знать науку о сопротивлении буржуазии. Дело социалистического строительства, подчеркивал Киров, требует от каждого революционера, чтобы он обладал острым ленинским взглядом. «...Уверенное движение вперед возможно в том случае, если каждый из пас на все сто процентов убежден в верности ленинского дела, если каждый из нас основательно подкован ленинизмом»7.

Изучение ленинского идейного наследия, политическое воспитание коммунистов, комсомольцев, всех трудящихся Сергей Миронович рассматривал как важное средство решения практических задач. Он органически связывал партийную учебу с жизнью, с практикой, с осуществлением генеральной линии партии.

Весьма характерен в этом отношении доклад Кирова на общегородском собрании пропагандистов Ленинграда осенью 1927 года. В докладе, названном «Вооруженные марксистско-ленинской теорией успешно завершим построение социализма», выдвинуты и обоснованы следующие положения: овладеть революционной теорией; уметь сочетать революционную теорию с практикой; о значении партийного просвещения на современном этапе; сделать партийную пропаганду действенной, активной; поставить партийное просвещение на уровень новых задач; о значении партийного просвещения в деле разоблачения оппозиции; четко разъяснять сущность уклонов от ленинизма у оппозиции; больше внимания рабочему пропагандисту.

Ленинская партия, говорил Сергей Миронович, во главу угла всегда ставила дело партийного просвещения. Наша партия, в свое время малочисленная, была спаяна глубоким революционным сознанием, верностью учению Маркса — Энгельса — Ленина. Старое поколение большевиков, напоминал Киров, получало «партийное образование не в комвузах, а в царских казематах». После того как партия стала правящей, созданы самые благоприятные условия для марксистско-ленинского воспитания коммунистов, широких масс трудящихся. Оратор подчеркнул при этом, что значение революционной теории в период созидания нового общества неизмеримо возрастет. Необходимо «подводить теоретический фундамент под нашу практическую работу», на основе марксистско-ленинской теории «строить нашу практическую жизнь»8.

Сергей Миронович глубоко верил в силы партии, мудрость ее политики, воплощающей в себе революционную теорию и революционную практику. Он говорил: «Дело наше, товарищи, непобедимо не только потому, что у нас великая армия строителей, но и потому, что мы строим по плану такого архитектора, который не собьется с правильной исторической дороги, наш архитектор — это наша непобедимая большевистская партия, вооруженная ленинизмом»9.

Искусство полемики



Статьи, речи, доклады Кирова отличает яркая политическая направленность. В острой полемической форме он вскрывает мерзости эксплуататорского строя, чудовищные злодеяния фашизма, разоблачает врагов ленинизма. Полемические приемы Киров использует также, критикуя ошибки и недостатки в работе отдельных организаций и их руководителей. И в каждом конкретном случае у него своя манера выступления, свои слова, образы.

Мастерство Кирова как публициста всесторонне раскрылось еще во время его работы в газете «Терек». Свыше восьми лет (с 1909 по 1917 год) провел он в редакции этой либерально-буржуазной газеты. За это время он опубликовал здесь более 1500 статей, корреспонденций, фельетонов, обозрений, рецензий и других материалов. Из многих псевдонимов, которыми Сергей Миронович подписывал свои материалы (С. Миронов, С. Смирнов, Терец, Турист, С. М. и другие), С. Киров стал его партийным именем, навсегда вошедшим в историю КПСС и Советского государства.

Пользуясь тем, что атмосфера в газете была благоприятная для большевика-подпольщика (ее владельца более всего интересовало не политическое направление, а коммерческая сторона дела — тираж, количество подписчиков, прибыль), Киров не раз выступал с материалами, разоблачающими буржуазно-помещичий строй.

Так, в 1912 году в «Тереке» за подписью «С. Киров» появился памфлет «Простота нравов»10, посвященный выборам в Государственную думу, ее составу, ее деятельности. Автор опровергает либеральные иллюзии, зло высмеивает тех, кто считает, что в России существует парламент, что в Таврическом дворце, где заседает дума, «собирается цвет всей страны, гордость ее».

Сергей Миронович раскрывает политическое хамелеонство правых деятелей царской думы, которые «отличаются удивительной способностью перекрашивать себя в случае надобности. И делают они это чрезвычайно просто. Весь этот процесс занимает ровно столько времени, сколько его потребно для того, чтобы пересесть с одного кресла на другое». Автор показывает, что правые депутаты соединяют в себе краснобайство с пресмыкательством перед самодержавием, с готовностью идти на какие угодно сделки. «Куда подует политический ветерок, в ту сторону и поворачивается большинство думских законодателей»,— заключает Киров.

Полемическую остроту памфлету Сергея Мироновича придают различные сатирические средства: пародирование литературной манеры политических противников, использование художественных образов, афоризмов (в данном случае для характеристики думских деятелей Киров приводит лакейские слова: «как прикажете», оговорку либералов: «в зависимости от обстоятельств»).

Памфлет «Простота нравов» вызвал целый переполох: местные власти начали даже следствие по этому делу. Ведь в газете открыто говорилось о темных махинациях реакционного большинства думы, назывались фамилии таких депутатов-черносотенцев, как Пуришкевич и Замысловский, Балашов и Крупенский...

И в годы Советской власти Киров не раз применяет свое грозное оружие — талант партийного публициста, искусство полемики. Например, отвечая продажной буржуазной прессе, которая клеветала на народы Северного Кавказа, запугивала обывателей, будто чеченцы и другие горцы режут русских, Киров 2 июля 1918 года опубликовал в «Правде» обстоятельную статью «На берегах Терека. (К событиям на Кавказе)»11. «До последних дней,— пишет он,— Северный Кавказ твердо отстаивает Советскую власть и революцию, и, конечно, это причиняет писателям из буржуазных газет очень много огорчений...» Империалисты делают все, чтобы «набросить мертвую петлю на шею Северного Кавказа». Разоблачая злобные измышления «собственных корреспондентов» и «сведущих лиц» из «уличной печати», Киров высмеивает их невежество, показывает некомпетентность в освещении событий на Северном Кавказе. Они знают о Кавказе, замечает Сергей Миронович, ровно столько же, сколько у них осталось в памяти «от колыбельного возраста, когда простодушные няни напевали им: «Злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал»».

Высмеяв незадачливых буржуазных борзописцев, Киров показывает подлинное положение дел на Северном Кавказе, совместную борьбу трудящихся-горцев и русских рабочих и крестьян против белогвардейцев, за упрочение Советской власти.

Особенно ярко проявился полемический талант Сергея Мироновича в борьбе против антиленинских оппозиций— троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев и других оппортунистов, противников ленинизма. Верный ленинец, он неутомимо отстаивал генеральную линию партии, разоблачал фракционеров, капитулянтов и маловеров, аргументированно и веско опровергал их доводы. Киров боролся за чистоту революционной теории, единство нашей партии. При этом он умело пользовался различными ораторскими средствами, делавшими его речи яркими, образными.

Как известно, на XIV съезде ВКП(б) развернулась ожесточенная борьба ленинского большинства против так называемой «новой оппозиции» во главе с Зиновьевым и Каменевым. Фракционеры повторяли старые троцкистские измышления о невозможности построения социализма в нашей стране, о перерождении партии и т. д. Центр «новой оппозиции» находился в Ленинграде. Скрывая до поры до времени от коммунистов свои антиленинские взгляды, разногласия с ЦК партии, фракционеры пробрались обманным путем в качестве делегатов на XIV съезд, где пытались навязать партии капитулянтскую платформу.

Наряду с другими делегатами Киров решительно выступил против «новой оппозиции», отстаивая ленинский курс. Сергей Миронович поднялся на трибуну съезда в разгар его работы, 22 декабря 1925 года. До него уже выступили многие лидеры и активные участники оппозиции, и Киров имел возможность проанализировать их речи, вскрыть подлинную сущность их платформы. Он убедительно показал, что троцкисты и зиновьевцы не верят в творческие силы рабочего класса, в возможность индустриализации страны, социалистической переделки деревни, построения социалистического общества в нашей стране. Злобным вымыслам капитулянтов и маловеров он противопоставил реальные факты, подчеркивая, что партия, рабочий класс успешно осуществляют на деле ленинские предначертания: быстро восстанавливается советская промышленность. Все более прочной становится экономическая смычка между городом и деревней, укрепляются в стране позиции социализма. «Сейчас,— отмечает Сергей Миронович,— происходит огромный рост нашего хозяйства, пробуждаются все спящие силы нашей великой страны»12.

Речь Сергея Мироновича неоднократно прерывалась репликами, но он тут же парировал их под аплодисменты или смех всего зала. На другой день, 23 декабря, «Правда» в отчете о заседаниях съезда писала: «Простая, но очень содержательная, горячая речь товарища Кирова была очень хорошо принята съездом, увидевшим в ней подлинное отражение настроений партийной массы на местах».

Вскоре после окончания работы XIV съезда для разъяснения его решений в Ленинград выехала группа руководящих деятелей партии, в том числе и С. М. Киров. Они выступали на районных собраниях партийного актива, на предприятиях с докладами об итогах съезда, о его решениях, о позорном поведении на съезде представителей «новой оппозиции». Сергей Миронович в эти дни провел огромную работу. Голос вдохновенного трибуна звучал на многих ленинградских заводах и фабриках — на «Электросиле», «Красном путиловце», «Красном маяке» и других, на собраниях комсомольского актива Выборгского района, на съездах профсоюзов транспортников, текстильщиков, химиков и т. д.

«В сложной обстановке пришлось тогда работать,— вспоминает старый член КПСС Д. Лазуркина.— Доходило до того, что оппозиционеры, боясь разоблачения, старались не пускать на собрания сторонников генеральной линии партии. В то время и проявились во всем блеске замечательные качества Кирова, его марксистско-ленинская эрудиция, непримиримость ко всяким антипартийным взглядам, выдающийся талант народного трибуна.

Возглавив новый состав Ленинградского губкома партии, Киров за год идейных боев с оппозицией сделал около 80 докладов. Каждый, кто их слышал, помнит, какие это были яркие, бьющие в цель, прямые и откровенные выступления. Правотой и правдой, искренностью и сердечностью сплачивал Сергей Миронович людей вокруг Центрального Комитета. Кажется, ему было под силу повести за собой любого человека на самое трудное дело, нужное партии... Он всегда был принципиален, совершенно нетерпим к любого рода демагогии и фракционерству, к любым отклонениям от марксизма-ленинизма»13.

Так, 12 января 1926 года Киров выступил на объединенном собрании партийных организаций заводов «Красный гвоздильщик» и «Электроаппарат». В центре внимания докладчика — вопрос о возможности победы социализма в нашей стране, который к этому времени, по словам Сергея Мироновича, «из области теоретической перешел в практическую». Киров убедительно доказывает, что, «несмотря на паническое карканье» оппозиционеров, социалистическое строительство ведется успешно. Оратор напоминает ленинские высказывания по этому вопросу, подтверждающиеся самой жизнью. «Вы помните,— говорит он,— слова нашего незабываемого Владимира Ильича, который указывал, что десять-двадцать лет правильных взаимоотношений между рабочим классом и крестьянством, и победа наша обеспечена в мировом масштабе»14.

Просто и популярно разъясняет Киров сущность капитулянтской политики Сокольникова и других оппозиционеров, направленной на превращение нашей страны в придаток капиталистического хозяйства. «Сокольников говорит: «Надо вывозить хлеб и на вырученные деньги покупать оборудование». (Голос: «Правильно».) А съезд решил, что это неправильно,— возражает Сергей Миронович.—...Мы должны добиваться, чтобы у нас это оборудование строилось, мы должны добиваться, чтобы на наших заводах строились тракторы». В связи с этим Киров рассказывает анекдот. Дело было в Одессе. Когда на улицах города появился первый автомобиль, лошади шарахались в сторону. И вот ретивый полицмейстер запретил езду на автомобиле, пока к нему не привыкнут лошади. «Если мы будем действовать по рецепту Сокольникова, который стоит на стороне оппозиции, мы никогда не научимся делать этих станков, тем более, что нам за границей их будут делать «охотно и сходно»»15.

Доклад и заключительное слово Киров закончил призывом теснее сплотиться вокруг ЦК для претворения в жизнь решений партийного съезда.

Прошло немногим больше месяца, и, как отмечал Киров на партийной конференции Петроградского района, в Ленинграде «произошел полный перелом». Фракционеры позорно провалились. Коммунисты города Ленина доказали свою революционную стойкость, преданность делу партии. В этом большая заслуга и самого Сергея Мироновича Кирова.

Образцом ораторского искусства, умелой большевистской полемики явилась речь Кирова на XVII съезде ВКП(б). Как известно, партия пришла к этому съезду сплоченной и монолитной. Никаких фракционных групп в ее рядах уже не было. На съезде с покаянными речами и признанием успехов партии выступили бывшие лидеры оппозиций. Сергей Миронович дал оценку этим выступлениям. Он говорил: «...Вот представьте себе картину: после того, как армия одержала решающие победы над врагом — основные позиции заняты, война еще не кончилась, далеко не кончилась, но наступило нечто вроде победной передышки, если можно так выразиться,— и вот вся великая победоносная рать бойцов поет могучую победную песню. И в это время что остается делать всем тем, которые до сегодняшнего дня были в обозе? (Аплодисменты, смех.)

Они, товарищи, выходят, пытаются тоже вклиниться в это общее торжество, пробуют в ногу пойти, под одну музыку, поддержать этот наш подъем. Но как они ни стараются — не выходит и не получается. (Смех, аплодисменты.) ...И в тон не попадают, и в шаг не поспевают»16.

Как бы горячо и взволнованно ни полемизировал Киров с врагами ленинизма, он никогда не допускал необоснованных обвинений, оскорбительных выпадов. Он убеждал аудиторию силой ленинской правды, всесторонней аргументацией, умением популярно изложить самые глубокие теоретические положения. Яркий и образный стиль его устных и печатных выступлений, меткие сравнения, ссылки на художественную литературу, народные пословицы и поговорки, острое словцо — все это было не ради пустого красноречия. Полемика с противниками носила конкретный характер, была посвящена актуальным политическим и экономическим проблемам, важным вопросам духовного развития общества. Киров подчинял свое ораторское искусство, все средства ведения полемики тому, чтобы отстоять чистоту марксистско-ленинского учения, сделать его достоянием широких масс.

Умение убеждать



На одном из пленумов Ленинградского обкома ВКП(б), в июле 1932 года, Киров говорил, что мы должны охватить политическим влиянием партии каждого рабочего, каждого колхозника, всех трудящихся. Он подчеркивал при этом: «...Нужно действовать методом разъяснения, убеждения, а не командовать»17. Вся многогранная деятельность Сергея Мироновича — яркий пример политической, воспитательной работы в массах, умения разъяснять политику партии, убеждать людей, поднимать их творческую активность, трудовой энтузиазм.

Ораторское искусство Кирова всегда служило делу партии. Сохранилось, например, немало рассказов участников гражданской войны о его исключительном воздействии на массы. А. Вартанян вспоминает о выступлении Сергея Мироновича на собрании трудящихся Владикавказа в ноябре 1920 года по поводу победы над Врангелем. «Наконец на трибуне появляется улыбающийся Мироныч. Вначале речь Кирова звучит деловито-спокойно. Но чувствуется, что она вот-вот сверкнет обжигающим темпераментом, остроумным бодрящим юмором.

— Товарищи,— говорит Киров,— наша доблестная Красная Армия, как вы уже знаете, полностью освободила Крымский полуостров от контрреволюционных сил Врангеля. Остатки его офицерства выброшены в Черное море, а сам кичливый барон, потеряв армию и всякую надежду на русский престол, сейчас в каюте французского военного судна горько оплакивает свою судьбу на груди разочарованной баронессы!

Взрыв аплодисментов сотрясает зал. Так ярко представляется всем и уходящее военное судно, и незадачливый барон, проливающий слезы»18.

Выступления Кирова, устные и печатные,— образец умения тонко улавливать настроение людей, учитывать общественную психологию, тесно связывать революционную теорию с революционной практикой. Сергей Миронович учил пропагандистов: неправильно полагать, что оратор излагает мысль, пропагандирует, а кто-то другой организует массы, добивается конкретных действий. «Такая специализация ни к чему, потому что мы с вами — пропагандисты-агитаторы, марксисты-ленинцы, а не католические или другие попы. Если бы это нужно было для спасения души, тогда «распропагандировал»— и ладно. Но весь смысл и все значение нашей пропаганды заключается в том, что мы должны не только распропагандировать, но, распропагандировав, научить человека делать то-то и то-то. Мы партия действия — вот в чем секрет»19.

Этим «секретом» большевистской пропаганды Киров владел в совершенстве. Каждый его доклад, каждое устное или печатное выступление обладали огромной действенной силой, большой эффективностью. Возьмем, к примеру, его речь на торжественном заседании Ленинградского губисполкома, посвященном проводам в отпуск красноармейцев и краснофлотцев 13 сентября 1926 года,— «Строить здание социализма, неустанно крепить оборону страны»20.

В течение двух лет молодые люди прослужили в рядах Красной Армии и Флота и теперь подлежали демобилизации, или, как в те годы говорили, отправке в отпуск. Этому и было посвящено торжественное заседание. Речь Кирова на заседании, хотя она и отличалась присущими ему революционным пафосом, большевистским вдохновением, отнюдь не была просто торжественной. Сергей Миронович учитывал: в зале сидят в основной своей массе крестьянские парни. Они два года прожили в пролетарском центре, побывали на предприятиях, общались с рабочими, прошли известную политическую школу. Вскоре они вернутся домой, где должны стать проводниками политики Советской власти на селе.

Оратор начинает свою речь с того, что советский воин, в отличие от солдат, обманутых и оболваненных правящими кругами эксплуататорских государств, знает, за что он борется, что защищает. Сергей Миронович говорит об успехах Советской страны в восстановлении народного хозяйства, приводит некоторые цифры, сравнивает положение в СССР с положением в буржуазных государствах, показывая преимущества нашего экономического и культурного развития. Из всего этого он делает вывод: «...Вам необходимо будет с той же энергией, с таким же вниманием, с каким вы служили в Красной Армии, продолжать работу, но уже на другом фронте — в деле укрепления прежде всего хозяйственной мощи нашей страны».

В этой речи, как и в других своих выступлениях, Киров использует самые разнообразные средства из арсенала ораторского искусства: исторические аналогии, афоризмы, народные поговорки и пословицы, метафоры и гиперболы, повторения в разных аспектах наиболее важных положений и т. д. И все это подчинено единой идее, главной мысли: вы, советские воины, наиболее сознательная часть нашей деревни, вы торжественно присягали служить делу рабочих и крестьян; теперь, возвращаясь из армии домой, вы вместе со всем народом должны строить здание социализма, неустанно крепить оборону страны.

Чем бы ни занимался Киров, какие бы проблемы ни решал, всегда на первом плане у него были люди, массы, строители нового общества. Так, в начале февраля 1933 года, возвратясь из Москвы после Объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), Сергей Миронович прямо с вокзала отправился на «Красный путиловец». Дело в том, что завод не выполнял плана по выпуску запасных частей к тракторам, и это ставило под угрозу весенний сев. Детально беседовал Киров с хозяйственными и партийными руководителями предприятия, побывал на участке, где изготовлялись запчасти, встретился с рабочими. Обсуждали, подсчитывали. Уезжая с завода, он сказал:

— Знаете, товарищи, ведь я обещал Политбюро и правительству, что Ленинград выполнит программу по запасным частям.

На заводе почувствовали всю ответственность за порученное дело. Привели в действие неиспользованные резервы, включили в производство запасных частей и другие цехи, участки. В результате отгрузку запасных частей закончили досрочно21.

Не было, пожалуй, такой кировской речи, в которой не звучала бы главная тема: высокая ответственность коммуниста за порученное дело. Нужно, говорил Сергей Миронович, чтобы нам в повседневной практической работе всегда сопутствовала большевистская, честная, благородная внутренняя тревога за дело партии.

Сергей Миронович резко критиковал работников, которые ради формального выполнения производственного плана готовы были поступиться качеством продукции, закрыть глаза на бесхозяйственность, расточительство, хищения и т. д. Таких горе-руководителей он называл «бегунами за процентами».

На одном из совещаний Киров рассказал про флейту, которую начала выпускать музыкальная фабрика:

— Привезли эту флейту в торговую сеть, там, прежде чем продать, испытали, и оказалось — пустяковое дело: флейта как флейта, все клапаны отполированы, на вид—красота, но один лишь «маленький недостаток» — не играет.

Слова про флейту, которая не играет, облетели все предприятия Ленинграда, стали крылатыми. Они заставили хозяйственников, инженеров, рабочих внимательно присмотреться: а каково же качество выпускаемой ими продукции?

Киров воспитывал кадры в духе бережливости. Он умел доходчиво, наглядно показать значение хозяйского отношения к народному достоянию в условиях социализма. «Мы должны быть собственниками гораздо более, чем любой капиталист,— говорил Сергей Миронович в 1932 году.— Каждую гайку, каждое звенышко нашего дела надо беречь, надо холить самым настоящим образом, потому что это наше, рабочее, трудовое, это завоевано нами»22.

Однажды, приехав на большую стройку, Киров увидел, что кругом разбросаны кирпичи и другие материалы. Люди ходят по ним, не замечая, что втаптывают в грязь народное добро. Обращаясь к хозяйственнику, Киров спросил:

— Скажите, пожалуйста, сколько стоит один кирпич?

— Копеек десять.

— Ну, а если бы всюду валялись гривенники, неужели вы также равнодушно проходили мимо и не подбирали бы их?

Это был не только наглядный урок того, как надо бережливо относиться к социалистической собственности, но и яркий пример конкретности в политической работе с людьми...

Что же делало Сергея Мироновича подлинным народным трибуном? Прежде всего вдохновенная убежденность. Массы чувствовали в нем близкого им человека, борца за революционную справедливость и большевистскую правду, видели его беззаветную преданность делу рабочего класса, любовь к людям труда. И они платили ему тем же. Журналист С. Полесьев, много лет проработавший в газете «Ленинградская правда», вспоминает: «Киров-трибун не старался поразить своих слушателей красноречием, не бил на эффект, ему были чужды ораторские ухищрения, он говорил очень просто, как бы беседовал с аудиторией по душам. И касался он часто дел, так сказать, обычных и повседневных, говорил о выполнении плана предприятиями, об уборке урожая и заготовке картофеля, о заводских столовых и работе торговой сети. Сила речей Кирова была в том, что он умел видеть и ярко показать значение той работы, которою занят на своем посту каждый советский человек, как частицы великого дела, творимого народом»23.

Умение глубоко раскрывать сложные проблемы общественного развития, убедительно, ярко и образно излагать свои мысли, находить ключ к сердцам людей — это не только результат природной одаренности Кирова, но и его огромной, тщательной подготовки к каждому выступлению. Сергей Миронович высмеивал пропагандистов, докладчиков, которые слабо готовятся к встрече с аудиторией: «Плетет-плетет докладчик, выслушает его собрание, примет постановление: просим этого докладчика в следующий раз не присылать. (Смех.) И ведь докладчик-то вовсе не плохой, а просто не подготовился»24.

Сохранились в партийных архивах кировские блокноты, листы с заметками, выписками, планами выступлений. Вот страничка из блокнота, где рукой Кирова выписаны слова М. В. Ломоносова: «По многим доказательствам заключаю, что и в северных земных недрах пространно и богато царствует натура...» Нетрудно предположить, что Киров не раз приводил эти слова в беседах с учеными, инженерами, рабочими, когда обсуждался вопрос о хибинских апатитах, когда он приезжал в Мурманск, когда проводил совещание в домике геологов у горы Кукисвумчорр, в районе Хибин25.

Заметки Кирова к его речи на I Всесоюзном съезде по генетике, селекции, семеноводству и племенному животноводству, состоявшемся в Ленинграде в 1929 году, содержат такие мысли:

«Электричество, трактор в деревне будут мертвыми, если одновременно не вооружить трудового крестьянина, работников наших колхозов и совхозов агрономической наукой».

«На трехполье семена социализма дают плохие, чахлые всходы».

«Соха времен св. Владимира не делает почву восприимчивой для революции в сельском хозяйстве»26.

Все эти заметки проникнуты одной мыслью: социалистическое сельское хозяйство надо строить на основе науки и современной техники.

С той же тщательностью готовил Киров конспект своего так и не прочитанного доклада на собрании партийного актива в Смольном, назначенном на 1 декабря 1934 года. В этот день он был злодейски убит. Шестьдесят шесть страниц блокнота заполнил Сергей Миронович, обобщая итоги Пленума ЦК ВКП(б), состоявшегося 25—28 ноября 1934 года в Москве. На этом Пленуме было принято важное решение: отменить карточки на хлеб и некоторые другие продукты. Готовясь к докладу, Киров 30 ноября побывал в ряде районов Ленинграда, посетил некоторые важные стройки, собирая материал. А затем дома, в библиотеке, до глубокой ночи продумывал свое выступление, набрасывал его конспект.

Доклады, речи, статьи С. М. Кирова навсегда останутся на вооружении наших пропагандистов как неувядаемые образцы искусства выдающегося оратора и публициста, народного трибуна.

С. Левитин



1 «Об ораторском искусстве». М., Политиздат, 1973, стр. 331.
2 « См. С. М. Киров. Избранные статьи и речи. М., Госполитиздат, 1944, стр. 289, 290.
3 «Сто страниц о Кирове. Фотографии. Документы. Комментарий». М., Политиздат, 1968, стр. 90.
4 «Партия шагает в революцию». М., Политиздат, 1964, стр. 193.
5 «Сто страниц о Кирове», стр. 9.
6 С. М. Киров. Избранные статьи и речи. 1912—1934. М., Госполитиздат, 1957, стр. 153, 157.
7 С. М. Киров. О народном просвещении и воспитании. М., «Просвещение», 1969, стр. 129.
8 С. М. Киров. Избранные статьи и речи (1957), стр. 419, 422.
9 «Наш Мироныч. Воспоминания о жизни и деятельности С. М. Кирова в Ленинграде». Лениздат, 1969, стр. 3.
10 С. М. Киров. Избранные статьи и речи (1957), стр. 3—5.
11 Там же, стр. 37—42.
12 С. М. Киров. Статьи, речи, документы, т. III. М., Партиздат, 1936, стр. 16.
13 «Наш Мироныч», стр. 40, 41.
14 С. М. Киров. Статьи, речи, документы, т. III, стр. 30—31.
15 Там же, стр. 38, 39.
16 С. М. Киров. Избранные статьи и речи, (1944), стр. 273.
17 С. М. Киров. О народном просвещении и воспитании, стр. 157.
18 Посланцы партии. Воспоминания. М., Воениздат, 1967, стр. 159— 160.
19 С. М. Киров. Избранные статьи и речи, (1957), стр. 427.
20 См. там же, стр. 306—321.
21 См. С. Синельников. Киров. М., «Молодая гвардия», 1964, стр. 325.
22 «Сто страниц о Кирове», стр. 68.
23 «Наш Мироныч», стр. 403.
24 С. М. Киров. О народном просвещении и воспитании, стр. 94.
25 С. Синельников. Киров, стр. 304 28
26 «Сто страниц о Кирове», стр. 80.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3385
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X