• С. А. Левитин
 

Пропагандисты ленинской школы


А. Аксютин, С. Левитин. Александра Михайловна Коллонтай
 



Александра Михайловна Коллонтай. 1872-1952

Бурная весна семнадцатого года. В революционном Петрограде, где только что опрокинут царский трон,— беспрерывные митинги, собрания, манифестации. Россию, по образному выражению американского журналиста Джона Рида, затопил поток живого слова... Амфитеатр цирка «Модерн» заполнен до отказа. Всюду матросские бескозырки, солдатские папахи, красные косынки работниц. В зале несмолкаемый гул. Все говорят, о чем-то ожесточенно спорят. Но вот на трибуне появилась Александра Михайловна Коллонтай, оратор от большевиков. Притихли, замерли люди.

К тому времени ей уже было за сорок. Но она по-прежнему полна обаяния и привлекательности. Стройная фигура, глубокие и выразительные голубовато-серые глаза, светло-каштановые вьющиеся волосы, красиво очерченные губы. Все в ней гармонично и непосредственно, просто и изящно. Такой запомнили Александру Михайловну ее современники, товарищи по совместной революционной борьбе.

Старая большевичка А. М. Иткина, много лет близко знавшая Коллонтай и работавшая с ней, так описывает митинг в цирке «Модерн». «Коллонтай проникновенно говорила о страданиях и муках, которые война принесла народу. Ее слова убеждали и волновали. Солдаты, матросы, работницы слушали и верили ей, потому что она говорила о самом для них близком, сокровенном.

— Война еще не кончилась, а сколько в мире безруких, безногих, слепых, изувеченных, сколько вдов, сирот! Сколько разрушенных городов и сел! Лгут, кто говорит о защите отечества. Войну ведут капиталисты для дележа добычи.

— Правильно, правильно!— кричат из зала.

— Куда идут народные деньги? На школы, больницы, на жилища, на охрану материнства и детства? Ничуть не бывало. Деньги народные идут на кровавые схватки. Виновники войны — банкиры, фабриканты, помещики-толстосумы. Все это одна разбойничья шайка. А народ — умирай!

— Как правильно она говорит! Да, так больше нельзя. Почему не кончают с войной?— с гневом сказала моя соседка.

— Становитесь под красное знамя большевистской партии! Пополняйте ряды большевиков — бесстрашных борцов за власть Советов, власть рабочих и крестьян, за мир, за свободу, за землю! — звучат слова Коллонтай, и они тонут в буре аплодисментов и восторженных возгласов»1

Небольшой отрывок из речи, приведенной по живой записи участницы митинга,— и уже чувствуешь, что перед тобой оратор незаурядный. Глубокие ленинские положения об империалистическом характере первой мировой войны, причинах ее возникновения, о бедствиях, которые она несет народным массам, Коллонтай излагает образно и доходчиво, просто и вдохновенно. В речи нарисована жуткая картина того, что с собой несет мировая война («сколько в мире безруких, безногих, слепых, изувеченных, сколько вдов и сирот!»); ответ на вопрос, кто же виноват в этом бедствии («Виновники войны— банкиры, фабриканты, помещики-толстосумы») и призыв скорее покончить с кровавой бойней («Становитесь под красное знамя большевистской партии!»).

Видный партийный и государственный деятель А. М. Коллонтай была талантливым оратором, неутомимым пропагандистом и агитатором. Александра Михайловна с большой любовью относилась к своей роли партийного пропагандиста. Подводя итоги своего многолетнего труда, она на склоне лет писала, что одним из важнейших ее вкладов в революционное движение, в государственную деятельность была «агитация и пропаганда во многих странах, работа по указанию Ленина».

Она записывала в дневник: «Я сама горела, и мое горение передавалось слушателям. Я не доказывала, я увлекала их. Я уходила после митинга под гром рукоплесканий, шатаясь от усталости. Я дала аудитории частицу себя и была счастлива»2.

Незаурядный пропагандист и организатор, Коллонтай пользовалась большим успехом среди трудящихся, особенно женщин, которые видели в ней своего друга, защитника их интересов.

Революционный трибун



Александра Михайловна прожила большую жизнь, насыщенную яркими событиями. Она была первой в истории нашей партии женщиной, избранной на VI съезде РСДРП (б) членом ее Центрального Комитета. Ей довелось в исторические дни Великого Октября быть первой женщиной-наркомом в составе первого Советского правительства. Коллонтай — первая в истории дипломатии женщина-посол, достойно представлявшая Советский Союз в ряде стран Европы и Америки.

Жизненный путь Александры Михайловны сложен и тернист. Были в ее кипучей революционной деятельности поиски и заблуждения, серьезные ошибки. Но она, как подобает пролетарскому революционеру, умела признавать и исправлять их, занимать в конце концов правильную позицию, сохранить верность делу коммунизма.

Елена Дмитриевна Стасова писала о ней:

«Перед моим взором прошла яркая и необыкновенно красивая жизнь замечательной русской женщины — Александры Михайловны Коллонтай. Я хорошо знала ее. На протяжении многих десятилетий нас связывали дружеские отношения. Мы познакомились еще в 90-х годах прошлого столетия. В 1896 году вместе собирали деньги для бастующих рабочих Петербурга. Уже тогда в Александре Михайловне проявились ясный ум и горячее сердце.

Она была дочерью царского генерала, выросла в привилегированной среде и могла бы прожить легкую, беспечную жизнь светской дамы. Но она избрала другой путь — трудный, тернистый, полный опасностей и лишений, путь революционера, большевика-ленинца»3.

В результате многолетней политической учебы, чтения марксистской литературы, знакомства с тяжелой жизнью русских рабочих Александра Коллонтай принимает важное решение: нельзя жить только для себя; главным для нее становится революционная борьба во имя освобождения рабочего класса, всех трудящихся. Она покидает родных и вся уходит в революционную работу.

Как известно, поворотным пунктом в российском и международном рабочем движении явился II съезд РСДРП. После него развернулась острая борьба большевиков-ленинцев против меньшевиков, все более скатывавшихся в болото оппортунизма. Какую позицию заняла в этой борьбе Коллонтай? Сама она на этот вопрос отвечает так: «У меня были друзья в обоих лагерях. По душе ближе мне был большевизм, с его бескомпромиссностью и революционностью настроения, но обаяние личности Плеханова удерживало от разрыва с меньшевиками»4.

Такая двойственность, несомненно, отразилась на ее последующей судьбе. В годы первой русской революции она активно сотрудничает с большевиками. Затем ряд лет примыкает к меньшевикам. И только в 1915 году делает окончательный выбор — вступает в партию большевиков и до конца жизни остается ее активным деятелем.

Уже в конце 1904 года она по заданию большевистской организации проводит в вечерней школе за Невской заставой под видом уроков географии политические беседы с рабочими. 9 января 1905 года, в день Кровавого воскресенья, Александра Коллонтай — вместе с питерскими рабочими, мирно шествовавшими к Зимнему дворцу. После расстрела манифестации она активно участвует в создании и распространении нелегальных прокламаций, призывавших к вооруженной борьбе против самодержавия.

Как подлинный революционный трибун, она выступает на митингах перед тысячными аудиториями в Петербургском университете, Тенишевском училище, в Народном доме Паниной и других местах. Она присутствует в Технологическом институте на первом собрании Петербургского Совета рабочих депутатов. Вспоминая о выступлении Коллонтай на массовом митинге, старый член КПСС В. М. Дюшен рассказывает:

«Как-то я попала на митинг в университет, в физическую аудиторию, расположенную амфитеатром. Сидела я где-то наверху, напротив трибуны. Ораторы, как обычно, выступали один за другим. Вот на трибуне появилась женщина...

Когда раздался ее грудной, чарующий голос, весь зал смолк и не сводил с нее глаз. Нас всех покорила ее манера говорить, убежденность, темперамент, весь ее облик. Она говорила о задачах социал-демократии в надвигающейся революции.

Когда оратор замолк, весь зал огласился бурными рукоплесканиями. Я твердо решила обратиться к выступавшей женщине с просьбой помочь мне вступить в партию»5.

По поручению Петербургского комитета партии Коллонтай выезжала и в другие города. В Вильне (ныне Вильнюс), например, она выступила на большом митинге, призывая народные массы к вооруженной борьбе. Появилась полиция, зал был оцеплен, но оратору удалось скрыться.

В ноябре 1905 года Александра Михайловна встретилась с Лениным, вернувшимся в Россию после первой эмиграции. Она присутствовала на собрании большевиков и меньшевиков, на котором выступил Владимир Ильич. Под сильным впечатлением этой встречи она писала: «Лицо мыслителя, глубокий и внимательный взгляд. Когда он на вас смотрел, то чувствовалось, что он весь внимание... Его речь была исключительно убедительной. Каким незначительным показался мне Мартов после выступления Ленина»6.

Вскоре Александра Михайловна в редакции большевистской газеты «Новая жизнь» снова встречается с Лениным, а также с Н. К. Крупской, беседует с ними, передает Владимиру Ильичу письмо от товарищей.

Когда началась война, многие честные революционеры растерялись: что делать, как определить свое отношение к этой мировой бойне? Социал-шовинисты предали дело рабочих, переметнулись окончательно в лагерь буржуазии. И вот Коллонтай, еле выбравшись из кайзеровской Германии в Стокгольм, получает из Швейцарии большевистскую газету «Социал-демократ» с написанным Лениным манифестом ЦК РСДРП «Война и российская социал-демократия».

«Мне показалось, что из темного глубокого колодца я снова вышла на солнечный свет и увидала свой дальнейший путь,— вспоминала Александра Михайловна.— Он был ясен и четок...

Я поняла, что Ленин стоит над всем человечеством и умеет своей необычайной силой мышления видеть то, что недоступно всем нам. Я осознала его моральное и духовное бесстрашие, не знающее ни пределов, ни границ. Чем ниже падали оппортунисты, Каутский и его ближайшие последователи, тем выше вырастал бесстрашный образ человека, который во всем этом кровавом хаосе конкретно указал путь»7.

Она выполняет задания Ленина, информирует его о положении в социал-демократических партиях Скандинавии, о событиях в России. Начиная с конца 1914 года между Лениным и Коллонтай завязывается регулярная переписка.

Насколько высоко Ленин ценил Александру Михайловну, можно судить по его письму, написанному в марте 1917 года и адресованному редакции шведского «Социал-демократа»:

«Уважаемые товарищи!

Вы знаете, что в России происходят серьезные революционные события. Центральный Комитет Российской социал-демократической рабочей партии считает поэтому очень важным, чтобы иностранные товарищи были правильно информированы об этом движении. Центральный Комитет РСДРП рекомендует вам тов. А. Коллонтай, информации которой заслуживают полного доверия»8.

Как и многие другие пропагандисты ленинской школы, Александра Михайловна сочетала в себе дар пламенного и эмоционального оратора с ярким и самобытным талантом публициста, популяризатора идей марксизма, мемуариста, ученого-исследователя. Ее перу принадлежат многие газетные и журнальные статьи, брошюры, книги.

Образцом публицистики является брошюра А. М. Коллонтай «Кто такие социал-демократы и чего они хотят?». Научная обоснованность отправных положений, доказательств и выводов, классовый подход к объяснению происходящих событий, оценка их с позиций марксизма, простота и ясность изложения — таковы характерные особенности брошюры. Эти ее достоинства послужили причиной того, что брошюра, впервые опубликованная в 1906 году, была с некоторыми дополнениями переиздана в 1917 году.

«Много развелось теперь в России партий; у всякой своя программа, и каждая кое-что обещает рабочим и крестьянам. Трудно во всем этом разобраться; трудно человеку, до сих пор не принимавшему участия в политике, понять, кто друг, кто враг, а кто просто волк в овечьей шкуре. Всего важнее рабочему понять: чего добиваются социал-демократы и кто они такие?»9 — так начинает Александра Михайловна брошюру.

Объясняя популярно своим читателям положение марксизма об основном противоречии капиталистического общества — противоречии между общественным характером производства и частной формой присвоения плодов общего труда, Александра Михайловна пишет: «Смотрите, что делает само капиталистическое производство: с одной стороны — оно создает совместный общественный труд, расширяет торговлю до размеров общенародной и даже мировой, с другой стороны — все барыши, все капиталы оставляет по-прежнему в руках частных собственников. Другими словами — производство уже сейчас обобществляется, потребление же не регулируется, не устанавливается обществом; тут хозяева все еще отдельные хищники-капиталисты, а не общество, не сам народ. В этом-то и кроется все зло и вся неизбежность гибели капитализма»10.

«Грядущее в руках рабочих»— так называется один из разделов брошюры. В нем дается ответ на вопрос, кто должен возглавить сложный процесс революционного переустройства общества. В последних двух разделах автор отвечает на поставленные в начале брошюры вопросы о том, кто такие социал-демократы и чего они требуют. Тем, кто захочет ближе познакомиться с борьбой РСДРП за демократию и социализм, автор советует достать Программу и Устав партии и ознакомиться с ними, регулярно читать революционные рабочие газеты.

Важную роль сыграла и другая брошюра Коллонтай — «Кому нужна война?». Она была тщательно отредактирована Лениным. В Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС хранятся ленинские замечания и исправления, показывающие, с каким исключительным вниманием отнесся Владимир Ильич к тексту брошюры, уточняя и углубляя смысл отдельных положений11. Эта брошюра — убедительный рассказ о том, что такое война, кому она нужна, как должны поступать рабочий класс и его партия, чтобы покончить с агрессивной империалистической войной. Брошюра имела большой успех: она выдержала несколько изданий за границей и в России.

Узнав 1 марта 1917 года о победе Февральской буржуазно-демократической революции, Александра Михайловна в тот же день шлет Ленину в Швейцарию телеграмму с просьбой дать директивы для большевиков, готовящихся к отъезду из Скандинавии в Россию. Вскоре она получает от Владимира Ильича первые статьи «Писем из далека», которые она, вернувшись 18 марта в Петроград, на другой день передает в «Правду».

По возвращении в Россию Коллонтай включается в активную революционную работу. 27 марта она избирается депутатом Петроградского Совета от Военной организации большевиков. Через несколько дней — и в исполком Совета. Она пишет статьи в «Правду», выступает на митингах.

В исторический день 3 апреля Александра Михайловна вместе с огромными массами революционных рабочих, солдат, матросов встречает на Финляндском вокзале великого вождя революции, а вечером 4 апреля на объединенном собрании большевиков и меньшевиков выступает с речью в поддержку Апрельских тезисов В. И. Ленина.

За раскрепощение и равноправие трудящихся женщин



Среди многих партийных дел, которыми занималась Коллонтай и в дореволюционное время, и в пламенном семнадцатом году, и в первый период Советской власти, самым главным для нее была борьба за полное и всестороннее раскрепощение трудящихся женщин, за их равноправие и счастливое материнство. «Женщины, их судьба занимали меня всю жизнь. Их-?? участь толкнула меня к социализму»12,— говорила Александра Михайловна.

Еще в 1908 году в связи с подготовкой к Всероссийскому женскому съезду Коллонтай написала фундаментальный теоретический труд «Социальные основы женского вопроса». В русской литературе того времени это была одна из первых книг, после вышедшей в 1901 году брошюры Саблиной (псевдоним Н. К. Крупской) «Женщина-работница», в которой развивались марксистские взгляды на женский вопрос.

Революция 1905—1907 годов, поднявшая на борьбу за свободу самые широкие массы угнетенного населения, вызвала оживление деятельности и буржуазных женских (так называемых, феминистских) организаций. Феминизм (от латинского слова femina — женщина) — это течение в буржуазном женском движении, выступающее за уравнение в политических и гражданских правах женщины с мужчиной в рамках капиталистического общества. Феминистки издавали свои журналы, выпускали брошюры, воззвания, собирали женские конференции и съезды.

Так, в декабре 1908 года буржуазные феминистки созвали в Петербурге 1-й Всероссийский женский съезд. На нем собрались жены министров и крупных чиновников, фабрикантов и купцов, известные дамы-благотворительницы. Из 1053 делегаток только 45 представляли работниц. Первые же заседания съезда обнаружили фальшь демократических лозунгов феминисток. Все, что тревожило трудящихся женщин: борьба против наступления реакции, за право на равный труд, государственную охрану детского труда, материнства и младенчества,— все это откладывалось на далекое будущее.

На трибуну поднимается представительница рабочей делегации Коллонтай. «В руках у нее,— вспоминала впоследствии участница съезда А. Иванова,— маленькая записная книжечка со статистическими данными, куда, кстати говоря, она ни разу не заглянула...

— Женский вопрос,— говорят феминистки,— это вопрос «права и справедливости».

— Нет,— отвечают пролетарки,— женский вопрос — это вопрос «куска хлеба»!

Уже первые слова нашего докладчика пронеслись по залу, как электрический ток, заставили слушать ее с величайшим вниманием. Образно, ярко и убедительно А. М. Коллонтай доказывает, что женский вопрос — это рабочий вопрос и что интересы женщины отстаивает только рабочий класс. Не феминистская женская организация, а совместная классовая борьба рабочих и работниц против своих эксплуататоров освободит женщину-работницу от капиталистического ада»13.

Выступления Коллонтай вызвали горячие дебаты. А на следующий день зал оказался оцеплен полицией. Шла проверка документов. Александру Михаиловну предупредили об этом. Из-за угрозы ареста она вынуждена была спешно отправиться за границу.

От имени тружениц России выступала Коллонтай и на женских международных социалистических конференциях в Штутгарте (1907 год) и Копенгагене (1910 год). Датская газета «Политикен» писала: «...И вот на трибуну поднялась г-жа Коллонтай из Санкт-Петербурга... Движение руки — и пламя революционного энтузиазма засверкало в словах, она зажгла всех своим волнующим пафосом, своей неуемной энергией, своей беспредельной страстностью... Когда она умолкла, раздались такие бурные аплодисменты, что казалось, будто сам царский трон разрушится от этого...»14

Конференция в Копенгагене по предложению К. Цеткин и А. М. Коллонтай постановила считать 8 марта Международным днем работниц и отмечать его ежегодно как день солидарности пролетариев-женщин всех стран в борьбе за равные с мужчинами экономические и политические права. В России этот день впервые отмечался в 1913 году. Незадолго до этого в «Правде» была опубликована статья А. М. Коллонтай «Женский день», в которой излагалась позиция революционных социал-демократов. «Вся особая, выделенная работа среди женщин рабочего класса,— разъясняла Александра Михайловна,— это лишь способ разбудить работницу, присоединить ее к ряду борцов за лучшее будущее... Не расколу, а единению рабочего класса служат женские дни и вся кропотливая, медленная работа для пробуждения самосознания работниц»15.

В тот же период Александра Михайловна, выполняя просьбу социал-демократической фракции III Государственной думы, подготовила специальный раздел в законопроекте о страховании рабочих. Увлекшись темой, она несколько лет кропотливо исследовала проблему в библиотеке Британского музея, изучала огромный фактический материал об охране материнства и младенчества в различных странах. И в результате появилась новая книга — «Общество и материнство», вышедшая в свет в 1916 году в Петрограде.

Особенно большую работу в защиту интересов трудящихся женщин Коллонтай развернула в семнадцатом году и в начальный период Советской власти.

...Статьи в «Правде» и в журнале «Работница». Речи на заседаниях Петроградского Совета. Выступления на партийных совещаниях, митингах и собраниях работниц. Руководство забастовкой питерских прачек. Организация антивоенной демонстрации солдаток. Участие в выработке программы школы партийных агитаторов при редакции журнала «Работница».

В первом составе Советского правительства Александра Михайловна заняла пост народного комиссара государственного призрения (как тогда называлось социальное обеспечение). Ее подпись стоит под постановлениями об охране материнства и младенчества, под декретами о праве на расторжение брака и о гражданском браке.

И в эти первые дни Советской власти партия использует ее талант пламенного оратора, умелого пропагандиста и агитатора. Как-то Коллонтай позвонил из Смольного Ленин и сообщил, что саботируют почтово-телеграфные служащие.

— Среди них много женщин, и именно вам и надо поехать туда,— сказал Владимир Ильич.

Атмосфера на Центральном почтамте была накалена. Пока Коллонтай взывала к сознанию служащих, разъясняла им важную роль предприятий связи для нормальной жизни страны, настроение в зале не менялось. Но вот она стала рассказывать, что Советская власть делает и намерена сделать для улучшения положения трудящихся женщин. И лед тронулся. Раздались аплодисменты.

В это время к трибуне кинулось несколько разъяренных эсеро-меньшевистских приспешников. Они сорвали с головы оратора шляпку, оборвали пуговицы на пальто... Расправу предотвратила группа рабочих, вошедших в зал. Все кончилось благополучно, «как в фильме со счастливым концом»,— шутила Коллонтай. В Смольном Александру Михайловну встретил Яков Михайлович Свердлов и сказал:

— Я слышал о вашей битве. Но я только что получил информацию, что наша резолюция принята и что работа на почте и телеграфе возобновится завтра.

Осенью 1918 года Коллонтай по поручению Свердлова ездила в Орехово-Зуево, Иваново-Вознесенск, Кинешму и другие текстильные города и поселки. Кохомский партийный комитет писал в Секретариат ЦК РКП (б) об улучшении работы среди текстильщиц «после посещения наших мест тов. А. М. Коллонтай» и просил вновь командировать ее к ним.

Во время своих агитационных поездок Александра Михайловна часто бывала в семьях работниц. Ее принимали как родного человека. В Кинешме, например, ее пригласила к себе текстильщица Анучкина. Говорили о житье-бытье, о том, что надо делать, чтобы увеличить число сознательных работниц на фабриках. И пришли к выводу: пора собирать большой женский съезд.

Коллонтай сообщила об этом разговоре Владимиру Ильичу, который полностью одобрил мысль о созыве съезда.

— Конечно,— сказал он,— никаких отдельных организаций женщин создавать не следует, но надо иметь в партии соответствующий аппарат, который нес бы ответственность за работу по поднятию самосознания широких женских масс и научил бы женщину использовать свои права для строительства Советского государства, то есть лучшего будущего. Надо вовлечь женщин в местные Советы в городе и деревне, надо давать им практические задания и знания16.

Первый Всероссийский съезд работниц состоялся в Москве 16—21 ноября 1918 года. В его президиуме — Надежда Константиновна Крупская, Инесса Федоровна Арманд, Александра Михайловна Коллонтай и многие другие видные коммунистки, рядовые работницы и крестьянки.

На одном из заседаний съезда выступил Владимир Ильич. Отметив, что «женщины во всех странах всего труднее приходили в движение», он сказал: «Не может быть социалистического переворота, если громадная часть трудящихся женщин не примет в нем значительного участия»17.

Эту ленинскую мысль Коллонтай развивала на съезде в своем докладе о методах работы среди женщин и об организации соответствующего аппарата в партии, то есть женотделов партийных комитетов. 1147 делегаток с фабрик и заводов, из деревень призвали трудящихся женщин к защите Советской власти и приняли конкретные решения о вовлечении трудящихся женщин в общественную жизнь, в управление государством, о воспитании детей, охране детского труда и т. д.

Вскоре после съезда при партийных комитетах были созданы комиссии по агитации и пропаганде среди работниц (женотделы). Они издавали литературу, проводили собрания и митинги, готовили агитаторов и пропагандистов, проявляли заботу об условиях труда и быта женщин, о материнстве и младенчестве.

Обо всем этом рассказывала Коллонтай на VIII съезде РКП (б), в марте 1919 года, делая доклад о работе среди женщин. Разумеется, выступление на партийном съезде с докладом — это большая честь и высокое доверие. И Александра Михайловна стремилась его оправдать.

По докладу Коллонтай съезд принял резолюцию, указывавшую на настоятельную необходимость укрепить наши силы привлечением работниц и крестьянок к борьбе за коммунизм и к советскому строительству. Резолюция легла в основу деятельности в нашей партии женотделов.

Осенью 1920 года, после смерти И. Ф. Арманд, заведовавшей женотделом ЦК РКП (б), Александра Михайловна заменила ее на этом посту. Одновременно она читала курс лекций в Свердловском университете. Лекции эти впоследствии вышли отдельной книгой под названием «Положение женщины в связи с эволюцией хозяйства».

Летом 1921 года Коллонтай перешла на работу в Коминтерн. Она была избрана членом его Исполкома (ИККИ), стала заместителем Клары Цеткин по руководству Международным женским секретариатом при Исполкоме Коминтерна.

...Мучительно тяжело переживала в то время Коллонтай свои разногласия с партией, с Лениным, свои фракционные выступления на X съезде РКП (б) и III конгрессе Коминтерна в качестве одного из лидеров «рабочей оппозиции». В дневнике она записала: «На душе У меня темно и тяжко. Ничего нет страшнее, больнее, чем разлад с партией. И зачем я выступила?..»18 И была по-настоящему счастлива, когда сумела порвать нити, связывавшие ее с «рабочей оппозицией». Дальнейшей работой она стремилась исправить допущенные ошибки.

Во имя мира на земле



Так уж сложилась судьба Александры Михайловны Коллонтай, что почти половину своей жизни она провела за рубежами нашей страны. В 90-х и начале 900-х годов она неоднократно выезжала в Германию, во Францию, в Швейцарию для получения образования. С конца 1908 по март 1917 года Коллонтай — политическая эмигрантка. В 1922—1945 годах Александра Михайловна находилась на дипломатической работе в Норвегии, Мексике, снова в Норвегии, в Швеции.

В дореволюционные годы А. М. Коллонтай принимала активное участие в рабочем движении многих стран. Она была знакома с такими видными социалистами, как Г. В. Плеханов и К. Каутский, А. Бебель и В. Либкнехт, К. Цеткин и Р. Люксембург, Поль и Лаура Лафарги. Она присутствовала на многих международных социалистических конгрессах, конференциях, совещаниях. Позже входила в состав советской делегации на ассамблеях Лиги наций. Главным в политической и дипломатической деятельности А. М. Коллонтай за границей были (наряду с борьбой за свободу и равноправие трудящихся женщин) разоблачение милитаризма, агрессивных сил империализма, отстаивание интересов социалистической Родины, борьба за мир и дружбу между народами.

В 1909—1914 годах Александра Михайловна совершила ряд агитационных поездок по рабочим районам Германии, Англии, Дании, Швеции, Франции, Бельгии, Швейцарии. Основной темой ее лекций были революционные события на ее родине. Россия!.. Ореол революционной романтики окружал тогда одно это слово. И когда оратор в рабочей аудитории говорил от имени революционной России, в памяти слушателей оживали броненосец «Потемкин», баррикады Пресни, Советы рабочих депутатов...

Коллонтай всегда удавалось установить контакт с аудиторией. Александра Михайловна говорила горячо, ее горение, одержимость идеей социализма и справедливости передавались другим. Ее выступления, проникнутые боевым наступательным духом, нередко прерывались дружными аплодисментами, а остроумие вызывало взрывы смеха.

Вот как описывает свое впечатление от речи Коллонтай на интернациональном митинге в Копенгагене академик И. М. Майский: «Она говорила лишь минут пять. Говорила о том, как она счастлива быть среди товарищей из разных стран мира, как вдохновляет ее неудержный рост социалистического движения, как твердо верит она в конечное торжество пролетариата и установление на земле царства справедливости и всеобщего братства. Слова были простые, обыкновенные, но как они были сказаны! И слушатели были действительно увлечены пламенной речью оратора. Их восторг возрос еще более, когда Коллонтай, произнеся сначала свою речь по-немецки, повторила ее затем — все с тем же энтузиазмом! — по-английски и по-французски. Коллонтай была устроена бурная овация. Я стоял и думал: «Как велика и кипуча сила жизненности в этой небольшой и изящной женщине!»...»19

Майский, присутствовавший на конгрессе II Интернационала в качестве корреспондента, не знал Коллонтай. Он спросил Луначарского, кто, мол, такая. Тот рассмеялся:

— О, это восьмое чудо света...

Как известно, Анатолий Васильевич сам был выдающимся оратором. И его высокая оценка способностей Коллонтай, несомненно, была весьма авторитетна.

Александра Михайловна встречалась со многими деятелями II Интернационала. Неверие правых социалистов, реформистов в неизбежность социалистической революции, преклонение перед буржуазным парламентаризмом всегда поражали и возмущали Коллонтай. Ей ненавистен был дух бюрократизма, который, подобно ржавчине, разъедал рабочее движение на Западе, особенно в Германии, мещанство партийных боссов, их самодовольство и самомнение, боязнь критики и самокритики, болезненное стремление к популярности. Обо всем этом она написала в книге «По рабочей Европе», вышедшей в 1912 году на русском языке в руководимом Горьким издательстве «Знание». Книгу с интересом встретили партийные круги, прогрессивная общественность. Автора сердечно поздравили А. М. Горький, К. Цеткин и другие. Г. В. Чичерин, проживавший в те годы в Париже, писал Александре Михайловне: «Мы находим Вашу книгу очень интересной, живо и тепло написанной, дающей очень яркое представление о реальной жизни масс. Она появилась очень кстати, будет очень полезна...»20

В годы первой мировой войны А. М. Коллонтай проводит последовательно интернационалистскую политику. В условиях, когда II Интернационал потерпел полный крах и Ленин начал объединять революционные элементы в мировом рабочем движении, Коллонтай стала помощницей и соратницей Ильича в этом важном деле. Она занимала большевистскую позицию в проблемах войны, мира, революции и активно боролась за претворение ее в жизнь.

Осенью 1915 года Александра Михайловна по приглашению немецкой секции Американской социалистической партии выехала в США для чтения лекций по вопросам войны, мира и революции. Владимир Ильич одобрил ее поездку, с которой он связывал немало надежд. Нужно было установить контакты с левой Лигой социалистической пропаганды и постараться превратить ее в один из опорных пунктов «Циммервальдской левой» в Америке. Выступления Коллонтай с лекциями могли пополнить опустевшую в годы войны партийную кассу. Важно было заняться переводом и изданием в Америке на английском языке ленинской книги «Социализм и война», явившейся боевым манифестом революционной, интернационалистской социал-демократии — партии большевиков.

Четыре с половиной месяца провела Коллонтай в США. Она побывала более чем в 80 городах и поселках, прочитала много лекций, докладов, рефератов на четырех языках. Часто приходилось ей выступать два-три раза в день. И почти ни единого вечера для себя, для отдыха. Темы ее докладов: «Мировая война и будущее Социалистического Интернационала», «Война и будущее рабочего движения», «О положении в Европе», «Кому нужна война?» и другие.

Обладая огромными ораторскими способностями и пользуясь большим успехом у аудиторий, Коллонтай тем не менее критически относилась к своим выступлениям, считая, что в них много пафоса, воодушевления, агитационного духа, но мало полемической остроты, что ей недостает умения спорить с противниками. Вот одна характерная запись в ее дневнике.

«В Чикаго было большое русское собрание — человек 600. Говорила неплохо, но чего-то не хватало. Публика, по-моему, осталась «неудовлетворенной». Главное — от меня ждали «сенсации» и щекочущих нервы дебатов с оппонентами...

А я лучше умею «призывать». Возражения приходят мне на ум только позднее, ночью, на другой день! От этого я не верю, что я оратор. Я просто «проповедник». Может быть, есть во мне «артистическая жила», которая помогает в речи. Но я не оратор, нет. И все же...»21

И все же она была оратором, и притом великолепным. Это признавали все ее современники.

...В декабре 1922 года Амстердамский Интернационал профсоюзов созвал в Гааге Международный конгресс мира. Были приглашены и советские представители. Хотя заранее можно было предположить, что конгресс, руководимый правыми социалистами, лидерами желтых профсоюзов, вряд ли сможет выполнить свою высокую миссию, тем не менее наша партия решила принять в нем участие, чтобы с его трибуны разъяснить миролюбивую политику советского народа, его позицию в борьбе за всеобщий мир.

В. И. Ленин 4 декабря 1922 года писал, что в делегацию на конгресс должны быть включены ораторы, способные решительно выступить против войны, «владеющие всеми тремя главными иностранными языками люди, которые посвящали бы себя разговорам с делегатами и выяснению того, насколько ими поняты основные доводы...»22.

Александра Михайловна как нельзя лучше подходила для этого. И вот она в Гааге. Там пришлось встретить многих довоенных знакомых, лидеров II Интернационала. Но они ее сторонились... Предложенная советской делегацией программа действий требовала установления единого рабочего фронта в последовательной борьбе за мир, против империализма, за уничтожение Версальского договора, опубликование тайных соглашений. Эта программа была далека от взглядов «социалистических» вождей и потому не была принята конгрессом.

После конгресса Коллонтай прочла два доклада: о роли Советского государства в борьбе за мир, о равноправии женщин при социализме. Когда она говорила о принципах советского законодательства, установившего полное равноправие женщин, кто-то из зала доброжелательно крикнул:

— Вы сами, мадам Коллонтай,— пример этих принципов.

В то время Александра Михайловна занимала пост советника полпредства РСФСР в Норвегии.

Александра Михайловна оказалась на редкость способным дипломатом. Она умела привлекать к себе людей, хорошо понимать мотивы поведения, психологию партнеров из буржуазного мира. Ей пришлось вести переговоры с правительством и предпринимателями Норвегии о закупке сельди, выдаче концессии на убой тюленей в советских территориальных водах, о создании смешанной русско-норвежской судоходной компании для доставки из СССР пиломатериалов в европейские порты, об официальном признании Советского правительства...

В августе 1924 года она назначается послом СССР в Норвегии.

Заместитель наркома иностранных дел СССР М. М. Литвинов писал ей: «...Мы все здесь ценим Вашу работу по установлению нынешних дружественных отношений с Норвегией. О нашем Союзе за границей еще так плохо осведомлены, что во многих странах о нем судят по полпреду. Вы несомненно успели расположить к себе норвежцев и снискать себе симпатии, которые распространились на Союз»23.

...Осенью 1930 года Александра Михайловна вручила верительные грамоты шведскому королю Густаву V — тому самому королю, указом которого шестнадцать лет назад она была выслана из Швеции за антимилитаристскую деятельность, пропаганду идей социальной революции. Указ этот все еще сохранял свою силу. Вскоре кто-то из чиновников или журналистов вспомнил о нем. Доложили королю, и в официальной газете «Пост ог Инрикес-Тидненгар» на последней странице мелким шрифтом была напечатана заметка об отмене пресловутого указа.

В Швеции Коллонтай проработала послом Советского Союза непрерывно пятнадцать лет, вплоть до окончательного возвращения на Родину в 1945 году. В трудный и сложный период второй мировой войны Александра Михайловна, несмотря на то, что в 1942 году перенесла тяжелую болезнь, оставалась на своем посту, неустанно отстаивала интересы социалистической страны, всеми силами способствовала великой победе над фашизмом. Коллонтай пользовалась любой возможностью, чтобы лживой пропаганде нацистов и их подручных в Швеции противопоставить правду о Советском Союзе. Советское посольство издавало бюллетень о реальном положении дел на фронте и в тылу.

...Проходят годы, десятилетия, но не меркнет память об Александре Михайловне Коллонтай — пламенной революционерке, талантливом ораторе-пропагандисте, видном дипломате. Ее звонкий голос народного трибуна и сейчас звучит со страниц ее книг.

А. Аксютин
С. Левитин




1 А. М. Иткина. Революционер, трибун, дипломат. М., Политиздат, 1970, стр. 143—144.
2 А. М. Коллонтай. Избранные статьи и речи. М., Политиздат, 1972, стр. 3—4.
3 А. М. Иткина. Революционер, трибун, дипломат, стр. 3.
4 А. М. Коллонтай. Из моей жизни и работы. М., «Советская Россия», 1974, стр. 96.
5 А. М. Иткина. Революционер, трибун, дипломат, стр. 40.
6 Там же, стр. 43.
7 А. М. Коллонтай. Из моей жизни и работы, стр. 171—172.
8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 408.
9 А. М. Коллонтай. Избранные статьи и речи, стр. 31.
10 Там же, стр. 39—40.
11 См. там же, стр. 9.
12 Там же, стр. 7.
13 Женщины в революции. М., Госполитиздат, 1959, стр. 89—90.
14 А. М. Иткина. Революционер, трибун, дипломат, стр. 63.
15 А. М. Коллонтай. Избранные статьи и речи, стр. 112.
16 А. М. Коллонтай. Из моей жизни и работы, стр. 354.
17 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 185.
18 А. М. Коллонтай. Избранные статьи и речи, стр. 13.
19 И. М. Майский. Годы. События. Факты. М., «Наука», 1973, стр. 151—152.
20 А. М. Коллонтай. Из моей жизни и работы, стр. 9.
21 Там же, стр. 217.
22 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 321.
23 А. М. Иткина. Революционер, трибун, дипломат, стр. 234.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3710
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X