• С. А. Левитин
 

Пропагандисты ленинской школы


Н. Мор. Надежда Константиновна Крупская
 



Надежда Константиновна Крупская. 1869-1939

Подобно немалому числу ее сверстниц и сверстников, Крупская не сразу пришла к марксизму. Сначала были поиски... Образ жизни, среда, в которой она росла, атмосфера дома, которой дышала, побуждали ее к этим поискам.

Родители Крупской принадлежали к трудовой революционно-демократической интеллигенции.

Гимназистка Надежда Крупская могла и не знать того, что ее отец примыкает к революционной народнической организации «Земля и воля» и что он связан с русской секцией I Интернационала. Однако Крупского навещали землевольцы и девочка-подросток внимала их пылким речам, прислушивалась к спорам, к беседам о произведениях революционных демократов. Позднее Н. К. Крупская скажет, что поколение Ленина — а это и ее поколение — воспиталось на сочинениях Чернышевского, Добролюбова, Писарева, Щедрина, Некрасова, на литературе, которая беспощадно бичевала крепостничество и его остатки, зло высмеивала угодничество, двуличие, мещанство, разоблачала бюрократизм и взяточничество, звала всматриваться в жизнь, подыматься на защиту угнетенных.

В 1883 году отец скончался, и четырнадцатилетняя Надежда Крупская, чтобы помочь матери свести концы с концами, стала давать уроки, брать переписку. Работая, училась, с отличием окончила гимназию, два года была репетитором, затем поступила на Бестужевские Высшие женские курсы. Революционно настроенная девушка предполагала, что курсы не только дадут ей высшее образование, но и помогут определить, как бороться с ненавистным строем эксплуатации, несправедливости, нищеты, произвола. Вскоре она разочаровалась, ибо обнаружила: «...того, что мне надо, курсы мне не дадут.., там учат весьма ученым вещам, но очень далеким от жизни»1.

Бросила курсы и занялась самообразованием. Увы, литература, какая ей попадалась, не отвечала на мучительно сложный вопрос: что делать для освобождения людей труда от проклятой, от подневольной жизни? Идти путем героев «Народной воли»? Нет, террором, убийством отдельных, пусть и самых вредных, сатрапов и даже царей делу не поможешь.

Одно время она углубилась в сочинения Льва Толстого, обличавшего роскошь тунеядцев, богачей, осуждавшего государство, которое губит человека в котле каторжного труда. Поначалу казалось, что Толстой прав, когда призывает людей к опрощению, к физической работе, к самосовершенствованию. Однако увлечение толстовством было преходящим. Критический ум Крупской подсказал, что толстовство — не выход, а тупик.

«Я бросила курсы и стала учиться в кружках, стала читать Маркса и другие необходимые книжки. Я поняла, что... для того, чтобы быть полезной, нужной, надо отдавать все свои силы рабочему делу». И вот товарищи по студенческому марксистскому кружку достали Надежде Константиновне первый том «Капитала» Маркса. «Первые две главы были очень трудны, но, начиная с третьей главы, дело пошло на лад. Я точно живую воду пила... Могучее рабочее движение — вот где выход»2.

Крупская стала страстным приверженцем марксизма.

Здесь уместно сослаться на воспоминания Н. Л. Мещерякова, который отнюдь не прямым путем пришел к марксизму. Мещеряков преподавал в школе для рабочих и познакомился там с Крупской, в то время уже марксисткой.

«...Я немедленно начал упорные атаки, чтобы совратить ее в народничество и привлечь к работе в нашей группе. Она, со своей стороны, старалась склонить меня к марксизму. Нам часто приходилось ездить вместе в далеко расположенную от центра школу, и это долгое путешествие заполнялось всегда горячими спорами... Эта молодая, до последней степени скромная на вид девушка обнаружила хорошее (насколько это было возможно в то время) знание марксизма и народничества. Она умело и ловко отражала все мои атаки и немедленно переходила в наступление. Целый год воевали мы с нею таким образом. Ее упорство, ее вдумчивость уже тогда поразили меня».

Финал единоборства двух мировоззрений был таков:

«Должен сознаться, что споры с Надеждой Константиновной до известной степени сыграли роль в том, что... я убедился в ошибочности того, что я защищал перед нею, и перешел на сторону марксизма»3.

Ценное свидетельство! Значит, уже в начале 90-х годов Крупская-пропагандистка воздействовала в марксистском духе не только на рабочих, но и на некоторых идейно заблуждавшихся интеллигентов.

Крупская преподавала в школе для рабочих с 1891 года и до ареста в 1896-м. То была вечерне-воскресная школа в селе Смоленском за Невской заставой. Как говорила впоследствии. Надежда Константиновна, занятия с рабочими на всю жизнь остались для нее «одним из самых светлых воспоминаний, они дали мне чрезвычайно много в смысле понимания рабочей среды, рабочего быта»4. Не называя имени Маркса (этого нельзя было делать в легальной школе), учителя — социал-демократы старались разъяснить ученикам основы научного социализма, вербовать из них слушателей нелегальных марксистских кружков. «Меня удивляло, как легко было, стоя на почве марксизма, объяснять рабочим самые трудные вещи». И еще: «Эти пять лет, проведенные в школе, влили живую кровь в мой марксизм, навсегда спаяли меня с рабочим классом»5.

О Владимире Ульянове, «приезжем волжанине», «очень знающем марксисте», Крупская услыхала от своих друзей осенью 1893 года, то есть вскоре после прибытия Владимира Ильича в Петербург. Впервые встретились они в феврале следующего года — на совещании группы питерских социал-демократов. Потом познакомились ближе. Надежда Константиновна жила тогда на Старо-Невском, в доме с проходным двором — большое удобство, чтобы в нужном случае уйти от филеров,— «и Владимир Ильич по воскресеньям, возвращаясь с занятий в кружке, обычно заходил ко мне, и у нас начинались бесконечные разговоры»6.

Что Ленин увидел в Крупской убежденную и стойкую марксистку — несомненно. Сама Крупская сказала впоследствии: «Мы встретились с Ильичем уже как сложившиеся революционные марксисты,— и это наложило печать на нашу совместную жизнь и работу»7.

Политическую работу Надежда Константиновна начала в качестве не только пропагандиста, но и организатора. Она была среди тех, кто вместе с Лениным основал петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса».

По словам М. А. Сильвина, Крупская своим положением в вечерней школе за Невской заставой «пользовалась для привлечения новых рабочих в наши кружки, к ней стекались все особо важные или срочные сведения для нас от рабочих — членов кружков, все рабочие-вожаки лично ее знали и относились к ней с глубоким уважением и полным доверием. Она поддерживала и возобновляла обрывавшиеся связи, она была, в сущности, главным стержнем всей нашей организации,— она и ее ближайшие помощницы и коллеги: Куделли, Чечулина и др.»8

Ленин после ареста в декабре 1895 года с помощью Крупской держал нелегальную связь с «волей». Оставшиеся на свободе члены «Союза борьбы» решили, что именно Крупской по плечу задача — поехать в Киев, договориться с тамошними социал-демократами об издании общей нелегальной газеты и о подготовке партийного съезда. Поездка состоялась летом 1896 года. Вскоре, однако, Крупскую спешно отозвали в Петербург, где назрела массовая забастовка текстильщиков. В организации стачки в Невском районе активно участвовала и Надежда Константиновна. На ее квартире была явка для рабочих, работниц, курсисток, студентов, инженеров. Грандиозная по тогдашним масштабам стачка — тридцать тысяч человек! — была лучшим свидетельством успешной деятельности «Союза борьбы».

Забастовка вызвала волну репрессий. Среди арестованных оказалась и Н. К. Крупская. В докладе министра внутренних дел на «высочайшее имя» значилось, в частности. что она, будучи учительницей в школе для рабочих и «имея в силу своего положения непосредственное отношение к рабочим, энергично пропагандировала в их среде...»9.

После полуторагодичного тюремного заключения — приговор: три года ссылки. Крупской разрешили отбыть ее в Шушенском, где уже находился В. И. Ленин. В 1898 году они стали там мужем и женой. «Гармония мысли и дела, растворение всей индивидуальности Надежды Константиновны в революционном действии — стали несокрушимой основой ее союза с Лениным»10,— писала Клара Цеткин.

По характеристике Крупской, годы Шушенской ссылки были для нее годами «серьезной учебы». Учебы и работы. «С утра,— вспоминала Надежда Константиновна,— мы брались с Владимиром Ильичем за перевод Вебба... После обеда часа два переписывали в две руки «Развитие капитализма»... Как-то прислал Потресов на две недели книжку Каутского против Бернштейна, мы побросали все дела и перевели ее в срок — в две недели»11.

Здесь требуется пояснение, чтобы очевиднее стало начавшееся и в течение четверти века продолжавшееся тесное духовное содружество Ленина и Крупской. «Перевод Вебба» — это был перевод с английского книги Беатрисы и Сиднея Вебб «Теория и практика английского тред-юнионизма», «перевод Каутского» — перевод с немецкого книги, тогда еще марксиста, Карла Каутского «Бернштейн и социал-демократическая программа. Антикритика».

А вот переписка «в две руки» книги Ленина «Развитие капитализма в России» не сводилось только к переписке набело рукописи (Владимир Ильич спешил отправить ее издательству). Роль Крупской вовсе не была лишь технической. Напомним ее письмо от 14 октября 1898 года к М. А. Ульяновой в Подольск: «Первая глава уже готова, мне она показалась очень интересной. Я изображаю из себя «беспонятного читателя» и должна судить о ясности изложения «рынков», стараюсь быть как можно «беспонятнее», но особенно придраться ни к чему не могу»12. Владимир Ильич видел в Надежде Константиновне первого читателя своего труда и, считаясь с ее мнением, просил читать критически.

Цеткин имела все основания сказать, что Крупская была «ободряющей, критикующей и самостоятельной сотрудницей» Ленина, «которой он поверял свои мысли и планы, оценки социальных явлений, характеристики друзей и врагов»13.

3. П. Невзорова-Кржижановская, бывавшая у Лениных («у Ильичей», как говаривали большевики-подпольщики) в Шушенском, Мюнхене, Париже, Москве, говорит: «Как всегда, их время было заполнено работой, революцией». П. Н. Лепешинский, знавший Ленина со времен сибирской ссылки, писал о Крупской: «Она была не только преданным, но и умным другом Владимиру Ильичу. Она знала, чем надо ему в каждую данную минуту помочь»14.

Можно привести различные свидетельства содружества Ленина и Крупской в строительстве большевистской партии. Сошлемся хотя бы на рассказ Г. И. Петровского о совещаниях ЦК РСДРП с партийными работниками в Кракове (конец 1912—начало 1913 года) и в Поронино (осень 1913). Надежда Константиновна, вспоминает Григорий Иванович, «выступила с интересной речью о пропаганде и агитации... Говорила очень убедительно и интересно. Все выдвигаемые ею положения были глубоко продуманы и носили злободневный характер... Все, что говорила она, было особенно близко нам, депутатам-рабочим. В перерывах между заседаниями, разговаривая с группой делегатов или с отдельными товарищами, она особенно обращала наше внимание на необходимость переписки с Владимиром Ильичем, с ЦК...». «Она давала нам адреса явок в России, через которые мы могли писать в ЦК и Ленину; когда мы подбирали нелегальную литературу, указывала, что лучше взять...»15

Из множества фактов видно, насколько был прав А. М. Горький, когда в 1930 году писал Крупской: «...труден и великолепен был путь Ваш», «много потрудились Вы в деле революции», Вы «всю жизнь шли рядом» с Владимиром Ильичем «и знаете его лучше, чем я и все вообще люди»16.

Крупская вошла в историю не только строителем большевистской партии, но и одним из самых образованных коммунистических пропагандистов. В ее литературном наследии пропагандисты могут почерпнуть полезнейшие методические советы. Советы тем более ценные, что они выношены в результате долгих лет жизни и работы рядом с Владимиром Ильичем, обобщения ленинского опыта партийной пропаганды.

Марксизм-ленинизм изучайте в развитии



При Исполкоме Коммунистического Интернационала существовала комиссия пропаганды. Ее членом была и Н. К. Крупская. Однажды комиссия обсуждала вопрос, как сделать так, чтобы тома Сочинений В. И. Ленина были доступны иностранным коммунистам.

Вернувшись с заседания, Надежда Константиновна поделилась с Владимиром Ильичем своими размышлениями. Она сказала, в частности, что когда перечитываешь сочинения Ленина, то особенно поражает, с каким упорством на протяжении долгих лет большевики боролись за осуществление некоторых основных теоретических и политических положений. Поэтому было бы интересно проследить, как одна и та же идея в ходе борьбы развивалась, видоизменялась, принимала новые формы. Эта мысль понравилась Ильичу.

Н. К. Крупской удалось в ряде выступлений проследить, как в связи с изменившейся исторической обстановкой конкретизируется, наполняется новым содержанием та или другая идея, которую сформулировал и популяризовал Ленин, в разное время выдвигая на первый план новую грань политической задачи. Этот анализ необходим был Крупской и для того, чтобы продемонстрировать: марксизм-ленинизм — живое, творческое учение, не терпящее застоя, шаблона, омертвевших догм, и изучать его надо в развитии.

В докладе «Ленинские дни», сделанном в начале 1931 года в Институте марксистско-ленинской педагогики, Надежда Константиновна показала, что Владимир Ильич рассматривал общественные явления диалектически, брал их в движении и во всех опосредствованиях. Она привела убедительные примеры, как Ленин с позиций диалектического материализма подходил к вопросам о войне, рабочем классе, крестьянстве, науке, культуре.

Или статья Крупской «Ленин — редактор и организатор партийной печати» (1932 год). И в ней мы находим упоминание о том, что в разное историческое время Владимир Ильич по-разному подходил к одной и той же теме; основная мысль, основная идея — та же, но, в главном неизменная, она прежде рассматривалась более теоретически, позднее — более, так сказать, агитационно. И тут же ссылки на то, например, что говорил Ленин о связи религиозных воззрений с отсталыми формами хозяйствования: в 90-х годах — в «Друзьях народа» и в 1920 году — в речи на митинге беспартийных рабочих и красноармейцев.

«Как изучать ленинизм?» — озаглавила Крупская свой доклад в марте 1924 года на собрании коммунистов, мобилизованных для работы с товарищами, вступавшими в РКП (б) в дни ленинского призыва. Этой же теме — как изучать ленинизм — посвящена ее речь на VI съезде РЛКСМ «Подготовка ленинца» (июль 1924 года), статьи «К вопросу о ленинском методе научной работы» (1928 год). «Как Ленин работал над Марксом» (1933 год) и другие.

В речи на съезде комсомола Надежда Константиновна, в частности, напомнила, что Ленин в одной ранней работе процитировал Лессинга: «Мы хотим, чтобы нас меньше почитали, но зато прилежнее читали!» Ленина не надо превращать в какую-то икону, его надо прилежнее читать, глубоко изучать его идеи, продумывать, осмысливать их, чтобы они становились руководством к действию.

Н. К. Крупская не раз предостерегала от начетнического, школярского подхода к изучению революционной теории. При таком подходе можно вызубрить даты и факты, знать наизусть цитаты, а существа теории не постичь. А ведь важно прежде всего научиться понимать Ленина, это — главное при изучении его трудов. Как-то Надежда Константиновна рассказала слушателям об одном разговоре с Владимиром Ильичем. Несколько студентов Коммунистического университета имени Свердлова провели ночь в горячем, но совершенно бесплодном, схоластическом споре насчет того, как определить закон стоимости. Ленин заметил, что «это не марксизм», потому что «при изучении Маркса гнаться лишь за точностью определений, формулировок по всем правилам науки, уходить в детали не следует. Главное при изучении марксизма — это понимание духа марксизма, понимание основных идей, уменье приложить марксизм к действительности»17.

Снова и снова: политическая учеба не терпит формализма и начетничества.

Полезно в связи с этим рассмотреть статью Н. К. Крупской «Второй съезд партии» (1933 год). Здесь автора занимает сущность столкновения Г. В. Плеханова и В. И. Ленина при подготовке к съезду проекта программы РСДРП. Крупская говорит о заслугах Плеханова, пионера марксизма в России, о его энергичной борьбе с ревизионистами, «легальными марксистами». Но к моменту подготовки II съезда партии Плеханов, проживший два долгих десятилетия в эмиграции, оказался оторванным от живого, нараставшего российского рабочего движения. А Ленин был тысячью нитей связан с этим движением и хотел так сформулировать, так изложить программу РСДРП, чтобы она была руководством к действию. Потому-то он и «нападал на Плеханова за абстрактность формулировок, затрудняющих понимание программы рядовыми членами партии», потому-то он и «требовал увязки программы с задачами борьбы именно с русским капитализмом, требовал подчеркивания ведущей роли пролетариата, роли диктатуры пролетариата, настаивал на характеристике двойственной роли крестьянина. Ленин подчеркивал, что социал-демократия, представляющая интересы рабочего класса, выражает тем самым интересы всего общественного развития»18.

В статьях, речах, докладах Крупской ощущаешь стремление по-ленински соединить теоретические и политические тезисы с живой практикой. Достаточно с этой точки зрения рассмотреть хотя бы такие ее работы: «Ильич о колхозном строительстве» (1929 год), «Реконструкция народного хозяйства и политехническое образование» (1930 год), «Ленин и техника» (1931 год), «Каким должен быть коммунист» (1933 год), «Ленин о производительности труда» (1935 год).

Продумывая содержание будущего доклада (или статьи), Надежда Константиновна вновь перечитывала, казалось бы, давно и хорошо ей знакомые произведения Владимира Ильича, вновь их осмысливала.

Это — ленинская традиция, это — ленинская школа. Вспомним, что Ленин, великолепный знаток Маркса и Энгельса, тем не менее не раз углублялся в их сочинения. Он брал произведения Маркса и Энгельса, разбирающие сходные ситуации, тщательно анализировал их, сравнивал, сопоставлял с переживаемым моментом. Именно такой подход к трудам классиков марксизма и имел в виду Владимир Ильич, когда, как вспоминала Крупская, говаривал, что надо «посоветоваться» с Марксом... «Посоветоваться» — значит прочесть Маркса «сегодняшними глазами», с высоты сегодняшнего исторического момента.

Такого метода всегда придерживалась и Крупская. Характерна в этом отношении статья «Как Ленин работал над Марксом». Всеми своими материалами, всем ходом рассуждений автор логично, последовательно приближает читателя к важному для каждого пропагандиста заключению: «Путь изучения Лениным Маркса на всех этапах революционной борьбы, с начала до конца, поможет лучшему, более глубокому пониманию нами не только Маркса, но и самого Ленина, его метода изучения Маркса и метода претворения учения Маркса в жизнь»19.

Ленин — не только гениальный теоретик, развивший взгляды Маркса и Энгельса в новую историческую эпоху. Он и непревзойденный популяризатор учения Маркса и Энгельса. В статье Крупской исследована и эта — пропагандистская— сторона многогранной революционной деятельности Ленина. Приведем в связи с этим поучительное наблюдение Крупской: «Если популяризатор подходит к своей работе «всерьез», ставит себе целью дать в наиболее простой, понятной форме изложение самой сущности той или иной теории, эта работа дает ему самому чрезвычайно много»20.

Эти строки можно с полным основанием распространить и на Крупскую. Несомненно, что она получала «чрезвычайно много» от серьезной пропаганды трудов Маркса, Энгельса, Ленина.

Уж кто-кто, а Надежда Константиновна досконально знала произведения Ленина. И все же она с величайшей научной добросовестностью вновь и вновь перечитывала ленинские труды.

Долголетний секретарь Крупской В. С. Дридзо рассказывает, что, готовя свои воспоминания о Владимире Ильиче, Надежда Константиновна перечитала том за томом его сочинения, просматривала протоколы и стенографические отчеты партийных съездов и совещаний, комплекты газет «Искра», «Вперед», «Пролетарий», встречалась и беседовала со старыми товарищами по партии, с участниками событий, которые описывала, давала на просмотр отдельные главы, то есть делала все, чтобы контролировать память. Приступив к воспоминаниям о послеоктябрьском периоде, Крупская составляла синхронные хронологические таблицы по каждому году, отмечая в них события международной и внутренней жизни, партийные съезды, конференции и совещания, декреты Советской власти, выступления и статьи Владимира Ильича21.

Нужны ли лучшие доказательства высокого чувства ответственности перед аудиторией?

«Будем учиться у Ильича-пропагандиста»,— призывала Н. К. Крупская в статье «Ленин как пропагандист и агитатор» (1933 год). Анализируя ленинский опыт, Надежда Константиновна в этой статье говорила, что между пропагандой, агитацией и организацией нет каменных стен. Пропагандист, способный зажигать людей своим энтузиазмом,— в то же время и агитатор, так же как пропагандист, умеющий превращать теорию в руководство к действию, несомненно, облегчает работу организатора.

И во многих других устных и печатных выступлениях Крупской мы находим характеристику Ленина-пропагандиста. Эта тема сильно занимала ее, она часто обращалась к ней, популяризуя ленинский стиль пропаганды.

Немеркнущим подвигом Крупской явилась речь, произнесенная ею 26 января 1924 года на траурном заседании II Всесоюзного съезда Советов, посвященном памяти В. И. Ленина. Надежда Константиновна нашла в себе огромную силу воли, чтобы в тот тяжелый момент призвать рабочий класс высоко держать ленинское знамя.

«Товарищи,— сказала она,— за эти дни, когда я стояла у гроба Владимира Ильича, я передумывала всю его жизнь, и вот что я хочу сказать вам. Сердце его билось горячей любовью ко всем трудящимся, ко всем угнетенным... Я говорю об этом потому, что это чувство он получил в наследие от русского героического революционного движения. Это чувство заставило его страстно, горячо искать ответа на вопрос: каковы должны быть пути освобождения трудящихся? Ответы на свои вопросы он получил у Маркса. Не как книжник подошел он к Марксу. Он подошел к Марксу как человек, ищущий ответов на мучительные, настоятельные вопросы. И он нашел там эти ответы. С ними пошел он к рабочим»22.

Глубочайшее уважение Ленина к рабочему классу, к людям труда, проявлялось и в том, что, как писала Крупская в статье «О пьесах, посвященных Октябрю» (1937 год), Владимир Ильич «подходил к рабочим, крестьянам, товарищам не менторски, не свысока, а как равный к равному»23, и в том, что на любом собрании — рабочих, крестьян, красноармейцев — никогда не говорил он общих фраз, говорил о самом важном и существенном.

Уважение Ленина к людям труда выражалось и в том, как серьезно, как внимательно он их слушал. В 90-е годы в Петербурге руководители кружков собирались раз в неделю, чтобы обменяться опытом, и Владимир Ильич каждого с пристрастием расспрашивал о том, что говорили рабочие на занятиях. Надежда Константиновна хорошо запомнила также, что Ленин, побеседовав с рабочими, потом со всех сторон обдумывал услышанное и часто рассказывал о своих разговорах с рабочими по поводу того или иного события.

Серьезность, с какой Ленин готовил свои лекции, рефераты, доклады, речи, тоже показывает, что он дорожил вниманием слушателей, ценил их ум, их труд и жизненный опыт. В ответах на анкету Института мозга (1935 год) Крупская писала: «...Всегда очень тщательно готовился к выступлениям, но, готовясь, он готовил не фразы, а план речи, обдумывал содержание, мысли обдумывал». «Перед всяким выступлением очень волновался: сосредоточен, неразговорчив, уклонялся от разговоров на другие темы... Обязательно писал план речи»24.

Крупская, напоминая слова Ленина о том, что сила большевистской пропаганды — в правдивости, говорила, что и сам Владимир Ильич во всех своих выступлениях был до конца искренен и правдив. Он обнажал трудности, показывал корни этих трудностей, чтобы народ мог сознательно и энергично преодолевать все, что мешает успеху борьбы за социализм. В статье «Ленинские установки» (1931 год) Надежда Константиновна писала: «Те, кто знал Ильича, знают, как умел он вглядываться в жизнь... Трезвый учет действительности, уменье глядеть правде в глаза, как бы она горька ни была, не опьяняться успехами — характерны для Ильича». Это давалось ему отнюдь не легко. «По натуре был он человеком очень страстным, принимавшим все, касавшееся дела, очень близко к сердцу. Когда что случалось, волновался он здорово, нервничал, не спал ночи напролет... Но был он человеком крепкой воли, и никогда тяжелые переживания, настроения не туманили его взора, всегда сохранял он трезвость мысли. Такой трезвости мысли требовал он от каждого партийца, от всей партии»25

«Ильичевская пропаганда» (выражение Надежды Константиновны) была плодотворна еще и потому, что Владимир Ильич излагал свои мысли просто и доступно. Даже теоретические произведения он, противник псевдо учёности (и в то же время противник популярничанья, вульгаризаторства), писал так, чтобы их могло понять возможно большее число читателей. Выступления же Ленина перед массовой аудиторией остаются классическими образцами популярной партийной пропаганды.

Крупская постоянно общалась с пропагандистами, агитаторами, работниками библиотек, клубов, изб-читален, с учителями, она знала, что их очень интересовал вопрос, как популярно и вместе с тем научно излагать материал. Ее нередко спрашивали: «У кого Ленин учился говорить и писать популярно?» Вот что она ответила на этот вопрос в статье «Ленин об умении писать для рабочих и крестьянских масс» (1929 год): «Учился у Писарева, которого в свое время много читал, учился у Чернышевского, но больше всего учился у рабочих, с которыми он часами говорил, расспрашивая их о всех мелочах их жизни на заводе, внимательно прислушиваясь к их случайно бросаемым замечаниям, к постановке ими вопросов, приглядываясь к уровню их знаний, к тому, что и почему они не понимают...

Но много работая над тем, чтобы яснее, лучше передать свои мысли рабочему, Ильич в то же время возмущался всякой вульгаризацией, стремлением сузить перед рабочим вопрос, упростить его»26.

Крупская училась у тех же «учителей», что и Владимир Ильич,— у Писарева, у Чернышевского, у рабочих. Но она училась еще у Ленина. Об этом хорошо сказала Клара Цеткин: речи и статьи Надежды Константиновны «зовут массы к расширению кругозора, к активности. Здесь нет кокетства научными формулами, риторического пафоса; просто, светло, спокойно текут мысли, действуя убеждающе, но не ослепляя и не оглушая. Мысль остается ясной, если даже речь идет о глубоких, трудных проблемах, ибо глубина отнюдь не тождественна с невразумительностью и ученой напыщенностью. Как это похоже на искусство изложения, которым владел Ленин!..»27

Советы педагога-революционера



Наблюдения и методические советы Н. К. Крупской тем более ценны и авторитетны, что она, профессиональный революционер, была и профессиональным педагогом, одним из крупнейших педагогов-марксистов.

Педагогической наукой она серьезно занималась еще задолго до Октябрьской революции. В разгар мировой империалистической войны, когда Владимир Ильич уделял много внимания развитию марксистской теории социалистической революции, он советовал Крупской изучить опыт народного образования Европы и Америки. Ленин объяснил смысл своего предложения: после того как в России произойдет пролетарская революция, можно будет, учитывая опыт зарубежных стран и русской школы, на которой сильно отразились демократические идеи 60-х годов, так организовать народное образование, чтобы оно помогало строить новое общество, поднимало сознательность широких масс, вооружало их знанием.

«Я,— говорит Крупская,— засела за работу, стала подбирать материал к брошюре «Народное образование и демократия». Ильич эту работу читал, мы много говорили с ним на эти темы»28.

Ленин не только прочитал рукопись, но и в начале 1916 года послал ее из Берна в Петроград А. М. Горькому с просьбой помочь издать. В письме, в частности, говорилось: «Автор занимается педагогикой давно, более 20 лет. И в брошюре собраны как личные наблюдения, так и материалы о новой школе Европы и Америки. Из оглавления Вы увидите, что дан также, в первой половине, очерк истории демократических взглядов. Это тоже очень важно, ибо обычно взгляды великих демократов прошлого излагают неверно или с неверной точки зрения... Изменения в школе новейшей, империалистской, эпохи очерчены по материалам последних лет и дают очень интересное освещение для демократии в России»29.

После Октябрьской революции Надежда Константиновна вошла в состав коллегии наркомата просвещения, позднее стала заместителем наркома. Когда в недрах Наркомпроса возникло Главное управление политическим просвещением, ни у кого не возникло сомнения, что Главполитпросвет должна возглавить Крупская и никто иной. М. Н. Покровский в свое время сказал: «...Надежда Константиновна была педагогом-теоретиком задолго до революции», а после Великого Октября «в ее лице мы имеем первого педагогического «спеца» нашей партии». И авторитетное признание А. В. Луначарского: роль Н. К. Крупской «по путям Наркомпроса» — «бесспорно первая»; общее направление послереволюционной школы выстроено «на базе педагогических мыслей Надежды Константиновны»30.

Многоопытный партийный пропагандист и одновременно выдающийся педагог — теоретик и практик, Крупская оставила нам ценные высказывания о самообразовании как наиболее активном и плодотворном методе политической учебы. Эта тема освещена ею во многих работах. Вопросам самообразования Надежда Константиновна посвятила и специальные статьи. Так, еще в 1919 году она со страниц журнала «Юный коммунист» сказала: «Настоящее самообразование выковывается не в кабинетах, а в процессе активного участия в коллективной жизни»31. В 1935 году в том же молодежном журнале Крупская вновь выступает по вопросам самообразования, объяснив, что оно требует взаимопомощи людей в приобретении знаний. При этом следует усвоить, что ученье — не самоцель, знание необходимо для сознательного и активного участия в революционном переустройстве общества. Учиться нужно в процессе этой борьбы. Тогда приобретаемое знание будет не книжным, а кровно близким каждому, кто своим трудом участвует в социалистическом развитии нашего общества.

Важную роль в организации политической учебы коммунистов сыграла опубликованная в журнале «Коммунистическое просвещение» статья Крупской «К постановке дела в совпартшколах» (1922 год). Статья открыла дискуссию перед II Всероссийским съездом совпартшкол и комвузов. Подчеркнув значение политического самообразования, Надежда Константиновна писала, что бесполезно повторять людям о необходимости самостоятельно работать, надо их научить, «как это делать». Чему именно научить, она указала в статье «Методы преподавания в совпартшколе»: как читать и усваивать прочитанное, как пользоваться библиотеками, справочниками, как разыскивать необходимую литературу, как делать выписки, конспектировать... Это и есть то, что она позднее в «Памятке занимающемуся самообразованием» (1934 год) выразительно назвала «самообразовательным техминимумом».

Из чего же слагается такой «техминимум»?

«Памятка» советует выработать привычку читать «про себя», причем не очень медленно, научиться разбираться в книге, газете, справочнике, библиотечном каталоге, делать выписки и самые необходимые заметки. Во втором параграфе «Памятки занимающемуся самообразованием» (всего в ней шесть параграфов) говорится об условиях, способствующих успешным занятиям. Далее, обращаясь к «новичкам», Надежда Константиновна советует ясно продумать, чем заниматься, не разбрасываться, не хвататься сегодня за одно, завтра за другое. Поставив перед собою цель самообразования, следует затем наметить учебный план. «Это дело самое трудное. Начинающий заниматься обычно не знает ни объема знаний, которые он хочет приобрести, ни системы, то есть того порядка, в котором он должен приобрести знания, что после чего читать»32. Как же быть? Надо обратиться за помощью к консультанту, ознакомиться со списками рекомендуемой литературы и с пособиями, запастись учебниками.

Остановимся еще на одном вопросе. «Как надо заниматься?» — спрашивает Надежда Константиновна. Она предостерегает от спешки, считая ее особенно вредной при самообразовании. Нельзя при чтении оставлять непонятными те или другие места. Не понял — справься в толковом или в энциклопедическом словаре, спроси у сведущих людей, посоветуйся с консультантом. Всегда надо перечитывать пройденное, непременно перечитывать то, что сделал в предыдущее занятие.

Следующий совет: занимайся регулярно, не делай перерывов, пока изучаемое не врезалось в память. Полезно делать выписки п почаще их перечитывать. Записывать надо четко, ясно, чтобы потом не приходилось тратить время на разбор написанного.

Таков в самых общих чертах «техминимум» самообразования. Разумеется, он не универсален. «Памятке», как и другим своим методическим советам, Крупская вовсе не придавала значение всеобщности, обязательности. Все зависит от индивидуальности данного человека, от склада его характера, опыта, уровня знаний. Главное — так построить занятия, чтобы получать от них наибольшую пользу и чувствовать, что движешься вперед, знаешь больше, чем раньше.

* * *


Крупская прожила счастливую жизнь. Счастливую уже по одному тому, что шла рядом с Лениным и что всегда была верна высокому коммунистическому идеалу. Она сказала: «Мне выпало на долю большое счастье видеть, как росла сила и мощь рабочего класса, как росла его партия, пришлось быть свидетельницей величайшей в мире революции, видеть уже ростки нового, социалистического строя, видеть, как жизнь начинает перестраиваться в своих основах»33.

Когда в начале 90-х годов она стала заниматься пропагандой марксизма, или позднее, когда она была в числе преподавателей основанной Лениным партийной школы в Лонжюмо, ее слушали десятки рабочих. После Октябрьской революции, в годы Советской власти, ее слушали тысячи, а читали десятки и сотни тысяч людей. До их умов и сердец доходило проникновенное слово пропагандиста идей научного социализма, борца за коммунистическую культуру.

Все, кто знал Надежду Константиновну, отмечали, что она всегда работала с полным напряжением сил. В советское время ее рабочий день обычно начинался в шесть утра. К девяти часам заданный себе накануне «урок», как любила говорить Крупская, был уже готов: на столе лежала рукопись новой статьи или отзыв о прочитанной программе, учебнике, замечания о материалах, полученных вчера, ответы на письма. Перед тем как ехать в Наркомпрос, Крупская набрасывала распорядок текущего дня: созвать такое-то совещание, пригласить таких-то товарищей для беседы на такую-то тему, переговорить с таким-то по телефону. У нее была особая тетрадь, в которую она систематически — каждый день — записывала, что именно сделано. В конце недели подводились итоги сделанного.

В сборнике «Рядом с Лениным» можно увидеть, как работала Надежда Константиновна в январе 1939 года. То был предпоследний месяц ее жизни. И вот что она, семидесятилетняя труженица, сделала в этот месяц: написала 20 статей, выступила 16 раз, участвовала в заседаниях, написала 240 писем34. Это за один только месяц! Писала она рабочим, работницам, колхозникам, колхозницам, красноармейцам, учителям, пропагандистам, ученым, библиотекарям, работникам дошкольного и внешкольного образования... Какая неустанная, планомерная работа!

О политическом просвещении масс Н. К. Крупская заботилась до последних дней своей жизни. Не в фигуральном, а в буквальном смысле — до последних дней. За несколько дней до кончины, 24 февраля 1939 года — в выходной день!— Надежда Константиновна правила стенограмму своего доклада «Ленин — пропагандист и агитатор», сделанного ею в Высшей школе пропагандистов имени Я. М. Свердлова. Из-за внезапной тяжелой болезни она так и не смогла завершить правку...

Свой революционный путь она начала и закончила вдохновенным партийным пропагандистом.

Н. Мор



1 Н. К. Крупская. О коммунистическом воспитании. Избранные статьи и речи. М., «Молодая гвардия», 1956, стр. 14.
2 Там же, стр. 15.
3 «Воспоминания о Н. К. Крупской». М., «Просвещение», 1966, стр. 44.
4 Н. К. Крупская. О коммунистическом воспитании, стр. 20.
5 Там же, стр. 17, 18.
6 «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1. М., Политиздат. 1968, стр. 227.
7 Цит. по кн.: С. М. Левидова, С. А. Павлоцкая. Н. К. Крупская. Лениздат, 1962. стр. 38.
8 М. А. Сильвин. Ленин в период зарождения партии. Воспоминания. Лениздат, 1958, стр. 104.
9 Цит. по кн.: С. М. Левидова, С. А. Павлоцкая. Н. К. Крупская, стр. 30.
10 «Рядом с Лениным. Воспоминания о Н. К. Крупской». М., Политиздат, 1969, стр. 32.
11 «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 240.
12 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 400—401.
13 «Рядом с Лениным», стр. 32.
14 Там же, стр. 56, 59.
15 Там же, стр. 85, 84.
16 В. И. Ленин и А. М. Горький. Письма, воспоминания, документы, М., 1958, стр. 279, 278.
17 Н. К. Крупская. О Ленине. Сборник статей. М., Политиздат, 1971, стр. 286.
18 Там же, стр. 117—118.
19 Там же, стр. 255.
20 Там же, стр. 257.
21 См. Вера Дридзо. Надежда Константиновна Крупская. М., Госполитиздат, 1958, стр. 65—66.
22 Н. К. Крупская. О Ленине, стр. 15.
23 Там же, стр. 82.
24 «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 613, 616.
25 Н. К. Крупская. О Левине, стр. 294.
26 Там же, стр. 179.
27 «Рядом с Лениным», стр. 35.
28 Н. К. Крупская. О коммунистическом воспитании, стр. 372..
29 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 182.
30 «Рядом с Лениным», стр. 22, 319.
31 Н. К. Крупская. О коммунистическом воспитании, стр. 341.
32 Там же, стр. 316.
33 Там же, стр. 19.
34 «Рядом с Лениным», стр. 174.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3676
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X