• Владимир Шкуратов
 

Искусство экономной смерти. (Сотворение видеомира)


Как это было (хроника 11 сентября 2001 г.)
 


Приведу сначала основную хронологию 11 сентября 2001 г. Она дается по нескольким источникам: Thompson P. The Terror Timeline: Year by Year, Day by Day, Minute by Minute: A Comprehensive Chronicle of the Road to 9/11 — and American's Response. N.Y.: Regan Books, 2004; National Commission on Terrorist Attacks upon the United States, «Improvising a Homeland Defence: Staff Statement № 17» June 17, Washington, 2004 (цит. как: The 9111 Commission Report.. 2004); 11 сентября 2001 г.: Первый день новой эры. Сост. О. Фочкин, А. Яшлавский. М., 2001 и некоторым другим.

Около восьми часов утра по нью-йоркскому времени бостонский аэропорт с небольшим интервалом покинули два пассажирских самолета компании «Америкэн эйрлайнз», Боинг-737 и Боинг-767, следовавшие в Лос-Анджелес. Первый, рейс 11, имел на борту восемьдесят одного пассажира, девятерых бортпроводников и двух пилотов. Второй, рейс 175,-— пятьдесят шесть пассажиров и девять членов команды. Рейс 11 был захвачен в воздухе сразу после взлета. Авиадиспетчеры FAA потеряли радиоконтакт с ним в 8.13 или 8.14. В 8.15 отключился транспондер самолета (автоматическая связь с землей). В 8.46 авиалайнер врезался в северную башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Второй Боинг, рейс 175, покинул Бостон в 8.14. Его радио и транспондер отключились в 8.42. В 9.03 он протаранил южную башню ВТЦ.

Третий из самолетов-снарядов, Боинг 757-200, рейс 77, поднялся из международного аэропорта Даллеса, близ Вашингтона, в 8.20. На его борту находились пятьдесят восемь пассажиров и шесть человек команды. Он летел в Лос-Анджелес. Самолет был захвачен террористами в 8 часов 50 минут. В 8.54 он развернулся над Огайо и лег в обратный курс на Вашингтон. Через несколько минут после этого его транспондер был отключен. Около 9.30 контролер полетов аэропорта Даллеса, обнаружив неизвестный самолет, движущийся к Вашингтону, включил сигнал тревоги. В 9.37 самолет исчез с радаров аэропорта. В 9.38, совершив молниеносное снижение с большой высоты, он врезался в западный фасад Пентагона.

Четвертым был захвачен Боинг-757, рейс 93 из Ньюарка в Сан-Франциско. На его борту находилось сорок пять человек. Он врезался в землю возле Питтсбурга, штат Пенсильвания, в 10.15.

Всего в четырех самолетах находилось двести шестьдесят шесть человек, среди них девятнадцать террористов. Они прошли на борт авиалайнеров как пассажиры. В первых трех группах угонщиков было по пять человек, в последней — четыре. Они были гражданами арабских стран. Пассажиры всех четырех захваченных самолетов связывались с землей по мобильным телефонам. Они сообщали, что у террористов ножи и лезвия для резки клейкой ленты. Стюардесса Боинга, врезавшегося в башню ВТЦ, звоня в Бостон по сотовому телефону, до последней минуты рассказывала о том, что происходит у нее на глазах. Угонщики нанесли несколько ножевых ударов ее коллегам. Женщина говорила, что ножами убито несколько пассажиров. Затем террористы ворвались в кабину пилотов и нейтрализовали их каким-то спреем, возможно, слезоточивым газом. Угонщики лайнера, летевшего в Сан-Франциско, угрожали экипажу бомбой. Пассажиры пытались их обезвредить. Борьба на борту этого авиалайнера оказалась озвученной, потому что радиосвязь с ним не была отключена. Диспетчеры г. Кливленда слышали звуки схватки в кабинете пилотов и крики «Убирайтесь!». Пассажиру Дж. Глику сообщили с земли по мобильному телефону, что в Нью-Йорке протаранены небоскребы. «Дядя Джереми Глика заявил, что, узнав о катастрофе в Нью-Йорке, его племянник и люди вокруг него решили бороться до конца» (Фочкин, А. Яшлавский, 2001, с. 133). Агентство Си-Эн-Эн сообщило, что этот самолет был сбит истребителем ВВС США, однако Пентагон в дальнейшем опроверг указанное сообщение.

10.07— рухнула южная башня ВТЦ.

10.15— обрушилось западное крыло Пентагона.

10.27 — рухнула северная башня ВТЦ.

Башни-близнецы Всемирного торгового центра входили в десятку высочайших зданий мира. Они были построены в 1971-1973 гг. 110-этажные близнецы чуть отличались по росту друг от друга (415 и 417 м). Северный близнец был поражен на уровне восьмидесятого этажа, южный — ниже. Как было установлено в дальнейшем, сами по себе удары самолетов не могли бы обрушить колоссальные сооружения. Но горящий керосин из заполненных на две трети баков самолетов расплавил стальной каркас небоскребов. В комплексе ВТЦ находилось около пятидесяти тысяч человек. Погибло около трех тысяч, включая примерно сотню пожарных и восемьдесят семь полицейских, спасавших людей.

11.04 — началась эвакуация штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке.

13.27 — в Вашингтоне введено чрезвычайное положение. Пентагон объявил, что вооруженные силы США приведены в состояние готовности к военным действиям.

17.20— обрушилось 47-этажное строение №7, входившее в комплекс ВТЦ. Пожар возник после серии взрывов газа. Несколько рабочих и спасателей, находившихся поблизости от горящего здания, погребены под обломками.

Событие 11 сентября 2001 г. распадается на три эпизода: нью-йоркский (атакованные и рухнувшие «близнецы»), вашингтонский (атака на Пентагон) и пенсильванский (рухнувший возле г. Шэнксвилл, шт. Пенсильвания, самолет). Первый эпизод— ошеломительный, зрелищный, зафиксированный непрерывным эфиром во всевозможных ракурсах и в массе документов. Второй эпизод — неясный, загадочный, породивший догадки и сенсации. Третий эпизод на фоне первых двух малозначителен.

Помимо хронологии атаки, которая принимается как объективная, есть еще хроника действий противовоздушной обороны США и график перемещений президента США и его ближайших помощников в тот день. Эти сведения создавались из показаний должностных лиц. Военному командованию приходилось объяснять, как оно допустило «второй Перл-Харбор», а Бушу — что он делал, когда Америка была под ударом. Из расследования комиссии американского конгресса, которая считается официальной, и сообщений прессы вырисовывается следующая картина.

Роковая медлительность верховной администрации усугублена случайностью, смешавшей реальность и вымысел в первые десятки минут после нападения. 11 сентября 2001 г. в воздушном пространстве Северной Америки проводились сразу две военные игры. Первые учения назывались «Операция «Северная бдительность»» (Operation Northern Vigilancc). В них истребители США и Канады изображали наблюдение за маневрами российских ВВС. Параллельно Североамериканское командование обороной воздушного пространства (NORAD) отрабатывало защиту воздушного пространства двух стран под названием «Бдительный страж». Эти игрища в бдительность сыграли с защитниками американского неба ужасающую шутку. Они, как в новелле Ф. Кафки, где клоун кричит с арены «Пожар! Пожар!», приняли сигнал опасности за игру.

Бостонский центр управления полетами узнал о захвате первого угнанного самолета в 8.20 утра. Однако он не обратился за помощью в NORAD, так как был осведомлен об игрищах военных коллег. Гражданские диспетчеры сделали это только в 8.38, когда первый из самолетов-убийц выруливал на цель. Военно-воздушное командование США, получив сигнал FAA, сомневается: «Должно быть, это часть учений» (генерал Д. Дескинс) (см.: Seely, 2002), «Часть учений? Чего они там финтят?!» (генерал Л. Арнольд) (см.: ABC News, 2001). Все же после раздумий авиационные генералы поднимают в воздух два истребителя F-15 с военно-воздушной базы Отис, в 153 милях от Нью-Йорка. Это происходит в 8.53. Поздно. Северный близнец протаранен в 8.46. Второй «Боинг» заходит на цель над Нью-Йорком. Он поразит южную башню ВТЦ через десять минут, в 9.03. Однако в северо-восточном секторе ответственности NORAD готовились сажать Боинги еще десять минут после того, как все было кончено. К этому времени командование северо-восточного сектора NORAD переговаривалось с FAA относительно того, где какой самолет и не движется ли один из бостонских рейсов на Вашингтон. Только в 9.34 оно обнаружило, что рейс 175 врезался в южную башню ВТЦ, а к столице США направляется третий угнанный самолет. Выяснилась кошмарная вещь: этот Боинг, никем не замеченный, путешествует в американском небе уже более получаса и находится в шести милях к юго-западу от Белого дома. В воздухе находились истребители с авиационной базы Лэнгли. Однако было поздно. Через четыре минуты Боинг врезался в Пентагон. По данным ФБР, за рулем сидел двадцатидевятилетний саудиец Хани Ханджур. Однако знавшие его авиаконструкторы утверждают, что этот человек был начинающим пилотом и никак не мог совершить фантастический по сложности маневр с небес к фасаду Пентагона. Кадры атаки самолета на Пентагон никогда не показывались, и скептики утверждают, что она была произведена не Боингом, а ракетой или небольшим беспилотным летательным аппаратом. Правда, множество людей видело Боинг-757 над Пентагоном. Однако и этому можно найти объяснение. Все случилось так быстро, что люди ничего не смогли понять и потому приняли за реальность официальный отчет. Основываясь преимущественно на вашингтонском эпизоде и по свежим следам событий французский журналист Тьерри Мейссан сочинил книгу, название которой говорит за себя: «11 сентября 2001 г.: ужасный обман» (Meyssan, 2002). Через пару лет американец Д. Гриффин найдет еще более интригующий поворот «пентагейта»: Боинг-757 был, но был и второй летательный аппарат, он-то и поразил здание военного ведомства (см.: Griffin, 2004).

Четвертым захваченным самолетом противоздушная оборона США так и не успела заняться. К тому времени, когда самолет рухнул, NORAD и FAA еще не обнаружили рейс 93 «Юнайтед Эйрлайнз». За полтора часа воздушной атаки террористов противовоздушная оборона США не смогла ничего предпринять и даже совместно с гражданской авиационной службой разобраться, что же происходит в американском небе. Национальная комиссия по террористическим нападениям на Соединенные Штаты («Комиссия 9/11») констатировала, что NORAD и FAA «были не готовы к типу нападения, предпринятому против Соединенных Штатов 11 сентября 2001 г. Они делали усилия в сложных обстоятельствах сымпровизировать защиту отечества (to improvise a homeland defense) от беспрецедентного вызова, с которым они никогда не сталкивались и встречать который никогда не готовились» (National Commission, 2004, p. 5). Конечно, «сымпровизировать защиту отечества» — очень необычное выражение по отношению к действиям государственных структур, и для русского уха (да и для американского, видимо, тоже) совсем не хвалебное. Однако Комиссия 9/11 не столько ругает, сколько хвалит NORAD и FAA. Что ж делать, они не готовились, т.е. готовились совсем к другому. Комиссия как бы выдает аванс под быстрое реагирование не по инструкции. Пока импровизация не удалась, она была слишком медленной, запаздывающей для событий, где решение надо принимать за минуты и секунды. 9/11 эксклюзивно. Значит, и действия должны быть эксклюзивны. Вывод Комиссии — аванс не под импровизацию уже известного типа, а под эксклюзивность как таковую.

Самое высшее руководство страны действовало не более расторопно, чем авиационное начальство. Вот хроника передвижений Буша и его команды в роковые часы. В 8.35 автомобильный кортеж Буша покидает отель г. Сарасота, штат Флорида. Американский президент направляется в элементарную школу Эммы Букер, чтобы слушать чтение детей. Он прибывает в школу в 8.55, через 9 минут после первого удара. Буш вспоминает: «Я сидел вне классной комнаты перед тем, как зайти туда, и я видел самолет, таранящий башню — телевизор хорошо показывал. Я сказал: это, должно быть, ужасное происшествие» (цит. по: Wood, Thompson, 2003). Буш ошибается: видеть первый удар по близнецам он не мог. Американское телевидение не успело начать с самого начала. Трансляция пошла в 8.48, через две минуты после удара первого Боинга. Эти кадры впервые показали на следующий день. Похоже, что Буш в дальнейшем ретроспективно вставил первый удар в свои воспоминания. Психологически это объяснимо и позволяет порассуждать о человеческой психике вообще и психике президента США в частности. Что и говорить, своеобразная личность Буша-младшего уже обеспечила материалом определенное число психологов, психоаналитиков, психиатров, логопедов и других специалистов. Замедленность президентских реакций дала возможность критикам и противникам Буша в США и за их пределами построить сложную аналитическую цепочку, приводящую к выводу, что Буш и его команда заранее знали о нападении на Америку, а может быть и сами его устроили. Я не имею намерений умозаключать подобным образом и отношу конспирологическую версию 11 сентября к одной (и неизбежной) из линий интерпретации, консолидирующих грандиозное замешательство того дня постфактум. Отмечу, что президент — телезритель и подвержен воздействию масс-медиа, как рядовые сограждане. Интересно и другое: исследователи рокового дня Америки могут изучать реакцию президента на информацию об атаке не только по его словам и паузам, но и проводить настоящий микроанализ его мимики и пантомимики (имеются видеокадры из сарасотской школы).

Я возвращаюсь к поминутной хронологии. Поднявшись с места, президент Америки пошел в класс слушать чтение детей (что укрепляет конспирологов в их версии). В 9.05 глава персонала президентских сотрудников Э. Кад пересек классную комнату и прошептал на ухо президенту: «Второй самолет протаранил вторую башню. Америка под ударом». Но и это не смогло оторвать президента США от истории козлика. Еще больше двадцати минут Буш болтает с детьми, отвечает на вопросы об образовании, фотографируется с учителями. В 9.29 он делает краткое заявление о том, что он приказал бросить все ресурсы федерального правительства на полномасштабное расследование, чтобы «выследить и найти тех людей, которые совершили этот акт», после чего (в 9.34) покидает школу и отправляется в аэропорт. В это время был атакован Пентагон. Буш исчезает из поля зрения прессы и кружит над Америкой.

В 12.39 он делает второе краткое заявление, записанное на видеопленку на базе американских ВВС «Барксдейл», штат Луизиана. С базы «Барксдейл» президентский самолет с Бушем вылетает на базу ВВС «Оффут» возле г. Омаха, штат Небраска. Сообщается, что из подземного бункера, являющегося армейским командным пунктом, он проводит заседание Совета национальной безопасности США.

16.30 — Буш возвращается в Вашингтон.

20.30 — Буш выступает с обращением к нации из Овального кабинета в Белом доме. Его выступление транслируется всеми телекомпаниями США.

Президент США также был удостоен Национальной комиссией по террористическим нападениям на Соединенные Штаты («Комиссия 9/11») похвалой за проявленное хладнокровие.
А вот как проводили время два важнейших члена команды Буша -— государственный секретарь США по обороне Дональд Рамсфелд и вице-президент Дик Чейни. Министр обороны завтракал в Пентагоне с несколькими членами конгресса. Он говорил им, что в следующие «два, четыре, шесть, восемь, двенадцать месяцев» произойдет событие, которое покажет народу, как важно иметь сильное, здоровое оборонное ведомство. Так Рамсфелд пересказал свои слова в интервью Ларри Кингу по Си-Эн-Эн 6 декабря 2001 г. (см.: Larry King, 2001). Событие случилось много быстрее. Кто-то вошел и сообщил министру обороны об атаке на ВТЦ. Шеф Пентагона прервал завтрак и отправился совещаться со своим помощником П. Вольфовицем и представителем президента К. Коксом. Он несколько раз повторил: «Случится другое событие». Через несколько минут Пентагон сотрясся от удара. Рамсфелд отправился узнать, что происходит с его ведомством. Осмотрев разрушения, он поговорил по телефону с президентом и около 10.30 появился в национальном военном командном центре на территории Пентагона. Национальная комиссия 9/11 констатировала, что глава военного ведомства США никаких распоряжений до завершения утренней атаки на США не отдавал.

Вице-президент Д. Чейни видел удар по южной башне ВТЦ по телевизору в своем кабинете в Белом доме. После этого охрана препроводила его в подземный бункер под Белым домом. Он звонил президенту Бушу во Флориду и обсуждал с ним, как патрулировать воздушное пространство над Вашингтоном. Он советовал президенту разрешить сбивать угнанные самолеты, и президент ему ответил: «Конечно!» («You bet!») (см.: Balz, Woodward, 2002). Однако эта информация — частная, она не подтверждена официальными показаниями Чейни и Буша. Национальная комиссия 9/11 документированных распоряжений президента на этот счет не обнаружила.

Данные о 9/11 разделяются на хронологизированный рассказ о нападении на Америку и аудиовизуальные свидетельства катастрофы. Эти информационные слои пересекаются, рекомбинируются, соподчиняются. Однако для успеха нашего исследования важно зафиксировать их функциональную и культурную автономию. Хроника ужасного дня сейчас воспринимается как первичная документальная канва события. Однако на деле она была составлена потом, а сначала были ошеломительные кадры, воспринимавшиеся вне времени и логики. Они и были первичной, ударной данностью 11 сентября.

Хронология же эту шоковую визуалистику рационализирует и по-разному вводит в борьбу альтернативных версий события. Обнаруживаются, по крайней мере, три толкования происходившего в тот день с упором на поведение власти. Во-первых, американское руководство не было готово к экстраординарному развороту событий, поскольку подготовиться к такому вообще невозможно (снисходительно-одобрительный отчет Национальной комиссии). Во-вторых, американское руководство проявило беспечность и проигнорировало приходившую до 11 сентября информацию о готовившейся атаке, в момент кризиса оно растерялось и не справилось с ситуацией (основной вал внутренней критики). В-третьих, американское руководство само каким-то образом причастно к атаке 11 сентября. Указанная версия возникла в среде убежденных антиамериканистов. Она опиралась на априорную уверенность в стратегическом экспансионизме администрации Буша и коварстве спецслужб. Т. Мейссан нащупал эмпирическую опору версии в неясностях вашингтонского эпизода. Его книжка стала бестселлером французского книжного рынка 2002 г. В США Д. Гриффин доразвил версию французского журналиста до весьма сложной истории. В его книге «Новый Перл-Харбор» (см.: Griffin, 2004) Боинг-757 пролетает над Пентагоном для отвлечения внимания от некого летательного аппарата, который как в раз это время поражает американское военное ведомство. Сюжет занимателен, но вызывает вопросы даже у единомышленников отставного профессора философии: «Если рейс 77 не поразил Пентагон, то что с ним случилось? Что случилось с пассажирами? Кто стоит за этим возмутительным актом? И почему влет в Пентагон чего-то подобного ракете затем был приписан Боингу?» (Everett, 2005, р. 214). По Гриффину, Боинг-757, выполнив отвлекающий маневр над Пентагоном, незаметно сел в аэропорту имени Рейгана. Допустим, что самолет удалось куда-то спрятать. Но куда же девались пассажиры и экипаж? Неужели их уничтожили спецслужбы?! Понятно, что люди, убившие три тысячи человек, без угрызений совести увеличат это число еще на несколько десятков, но все-таки США — это не гитлеровская Германия и не сталинский СССР, здесь незаметно ликвидировать людей трудно.

Внутренняя американская критика Буша, в отличие от идейных борцов с империализмом вне Америки, избегает говорить о грандиозной провокации, устроенной во исполнение проекта установления господства США над миром. Она ведет речь о намеренном попустительстве команды Буша террористам. Оппозиционные независимые исследователи 11 сентября разрабатывают свою хронологию в противовес считающейся официальной хронологии отчета комиссии Конгресса. Д. Гриффин, П. Томпсон, М. Эверетт и другие скрупулезно анализируют просчеты авиационного командования США, поведение администрации Белого дома, «предсказания» Буша и его команды о грядущем испытании до того, как оно случилось. Они добавляют в калейдоскопическую картину 11 сентября факты, часть которых невозможно проверить.

Антибушевская линия в литературе об 11 сентября передает двадцать первому веку от двадцатого эстафету жгучих исторических загадок... Поджог рейхстага, убийство Кирова, смерть Сталина, убийство Кеннеди, золото партии... Теперь вот и тайна второго Перл-Харбора. В пару с ней идут кремлевские загадки рубежа XX и XXI вв. (см.: книгу И. Мельниченко, Ю. Фельштинского «КГБ взрывает Россию»). Российская линия началась раньше американской, с взрыва жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 г.

Жанр продолжается. Я не буду вступать в рассмотрение чужих и отечественных конспирологий. Чтобы разрабатывать в таком ключе версию американских событий сентября 2001 г., также как и российских сентября 1999 г., надо принять принцип, который я бы назвал презумпцией виновности высших должностных лиц государства. Иначе говоря, допустить, что во главе ведущих стран мира находятся сплоченные группы опаснейших преступников и отпетых негодяев. Ведь даже самое мягкое из инкриминируемых антибушевской критикой Белому дому правонарушений— попустительство террористам — означает тяжелое государственное преступление: измену родине. Но сформулировать юридически такие обвинения едва ли возможно, и они остаются литературой. Публика именно так и воспринимает произведения конспирологов, вполне адекватно, по моему мнению. Читатель получает захватывающее чтение, авторы конспирологических триллеров, если повезет, снимают коммерческие и другие дивиденды с участия в политических играх. Повторю, что моя книга далека от указанного жанра. Я не провожу расследования исторических загадок, поведения и психологии высших должностных лиц, не вникаю в содержание конспирологических версий. Принцип «презумпции виновности» не использую, но анализирую как беллетризацию первичного материала.

В том ключе, который разрабатывает моя книга, хронология закулисной истории есть старый прием письменной ментальности, корректирующий шоковые данности новой медиаментальности. Конспирологические версии не могли не появиться. Они вторичны, а сначала — шоковая картина, влетающие в небоскребы самолеты — не то сон, не то голливудский фильм, ненароком вставленный в телевещание. С этой первичной картины я и начну.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3287
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X