• Юрий Шевцов
 

Новая идеология: голодомор


Глава VII. Итоги ХХ века: голодомор против большой Европы
 


   Каких кризисов в ближайшем будущем мы можем ожидать от факта неденацифицированности Восточной Европы? Какие угрозы создает распространение в Восточной Европе ныне неденацифицированных культур?
   Во-первых, вовлечение ЕС в конфликт восточноевропейского национализма с антинацистской традицией в Восточной Европе и России – именно в этот конфликт переходит традиционная русофобия восточноевропейского национализма. Современная российская идентичность неразделимо связана с антинацистской советской традицией, и конфликт восточноевропейского национализма с Россией, русскостью, антикоммунизм восточноевропейского национализма сопряжены с атакой на антинацистскую приверженность российской культуры. И напротив, современная Россия не может принять ни парадов ветеранов СС в Риге и Таллине, ни празднования восстания 22 июня 1941 года в Литве, ни культа УПА на Украине.
   Основным разделителем между Восточной Европой и современной Россией является отнюдь не конфликт вокруг символов российскости: русский язык, память о Российской империи в символах и исторических трактовках, Русская православная церковь Московского патриархата – все это не очень актуальные и не слишком разделяющие Восточную Европу и Россию пункты. На деле современные Россию и Восточную Европу разделяет отношение к нацизму, коллаборантам, трактовка Второй мировой войны.
   Восточноевропейский национализм ведет борьбу не с российским национализмом и не с Россией. Восточноевропейский национализм под видом борьбы с Россией за собственную идентичность, за дерусификацию и так далее борется на самом деле с антинацистской традицией. И во имя реабилитации коллаборантов и изменения моральной оценки Второй мировой войны вовлекает в столкновение с Россией и коммунистическим наследием в пользу реабилитации нацизма всю Европу.
   Менее масштабный, но не менее глубокий идеологический конфликт существует на этой почве между восточноевропейским национализмом и Белоруссией. Государственная символика и государственная идеология Белоруссии базируются на апологетике антинацизма и антинацистского сопротивления белорусов в годы Второй мировой войны. День независимости Белоруссии – День освобождения Минска от нацистов Советской армией. Государственные флаг и герб – немного измененные, освобожденные от коммунистических символов герб и флаг БССР.
   Основная разделительная линия в идеологии белорусского государства и националистической оппозиции, поддерживаемой «Западом» (в основном восточноевропейскими националистами), – в трактовке Второй мировой войны: местный национализм открыто оправдывает коллаборантов и на массовом уровне ассоциируется в Белоруссии именно с апологетикой коллаборации. Белорусский конфликт – именно идеологический, так как проблем с границами между Белоруссией и соседними странами почти нет.
   Поддержка польским, литовским, латышским, украинским национализмами белорусской националистической оппозиции – это прежде всего поддержка силы, нацеленной на пронацистскую трансформацию белорусской национальной идентичности и государственной идеологии. Конфликт вокруг белорусской «диктатуры» – это прежде всего конфликт между пронацистским восточноевропейским национализмом и антинацистской белорусской государственной традицией и идеологией.
   Давление восточноевропейских национализмов на Белоруссию нарастает. Происходящая пронацистская трансформация на Украине идет следом за укрепляющейся неонацистской идеологией и политикой в странах Балтии, а вместе с тем нарастает идеологическое напряжение между восточноевропейцами и Белоруссией. Такая ситуация в случае ослабления белорусской позиции в области безопасности чревата большим кризисом.
   Именно для подавления белорусской идентичности восточноевропейцы вовлекают ЕС и НАТО в борьбу с «диктатурой Лукашенко». Конфликт в Белоруссии и вокруг нее – это противоборство на важных линиях европейских коммуникаций, влияющее на весь ЕС, и локализовать его в виде конфликта внутри Белоруссии нельзя.
   Тяжесть белорусского конфликта должны вынести на себе объединенная Европа и Евроатлантический союз, но в случае разгрома белорусской антинацистской идентичности и идеологии его плоды пожнут восточноевропейские пронацистские версии национализмов.
   В конфликте вокруг политической и идеологической ориентации Украины пронацистская версия украинского национализма уже получила поддержку как соседей по региону, так и институтов ЕС и НАТО. После «оранжевой революции» на Украине усилилось развитие по прибалтийскому шаблону. Реабилитация и героизация УПА и ее командующего Романа Шухевича, получившего звание Героя Украины, – это подготовительный шаг к реабилитации дивизии СС «Галичина» и иных форм последовательной коллаборации. Именно эти тенденции вызывают напряженность в отношениях России и Украины.
   В случае успеха пронацистской трансформации Украины Восточную Европу ждет появление сильного регионального блока в составе Украины, Польши, стран Балтии, ряда иных стран. Этот блок уже возник в виде ГУАМ и системы тесных консультаций восточноевропейских государств по энергетическим и иным вопросам: часть стран этого блока уже находится в ЕС и НАТО, часть – лишь стремится войти в эти организации, но солидарная позиция стран региона, кроме Белоруссии, по основным вопросам уже есть, и она проверена временем. Общая идеологическая установка на ревизию итогов Второй мировой войны – неотъемлемая часть общей идеологии этого блока.
   Дальнейшее укрепление националистической идеологии на Украине и усиление интеграции Украины в НАТО и ЕС усиливают этот восточноевропейский блок потенциалом крупнейшей региональной страны. А вместе с тем усиливают и агрессивность в ходе конфронтации по идеологическим вопросам с Россией и Белоруссией.
   Внутри ЕС и НАТО восточноевропейский блок по мере своего усиления проводит все более заметную политику навязывания своих ценностей всему Европейскому союзу. В конечном счете идет перекачивание ресурсов из старой Европы не в демократизацию Украины, например, или Белоруссии, а в формирование восточноевропейского регионального сообщества, критично относящегося к базовым постулатам европейских ценностей, к антинацизму.
   Вовлечение Украины в ЕС и НАТО приведет к достижению восточноевропейским блоком критической массы, необходимой для выдвижения сильных стратегических инициатив и открытых идеологических постулатов, неожиданных для современной Европы. Украина в составе ЕС и НАТО – это обязательно сильный кризис вокруг Белоруссии и сильная конфронтация с Россией.
   В составе ЕС и НАТО восточноевропейский блок сможет проводить через ныне существующие институты этих организаций свою идеологию и нарастающую политическую волю. Вероятнее всего, через локальные кризисы. Вовлечение старой Европы в локальные кризисы уже обеспечивает усиление прежде всего восточноевропейских «социумов».
   Отношения стран Восточной Европы и США неизбежно будут приобретать все более тесный характер. Первые готовы воевать совместно со вторыми где угодно и уже воюют в самых экзотических странах. Кроме того, их объединяет и общий интерес к углеводородам региона Каспийского моря.
   Двусторонний альянс Восточной Европы и США внутри институтов ЕС и НАТО – это сильная точка опоры восточноевропейцев для отстаивания своих ценностей, столь опрометчиво выпущенных на поверхность Европой в 1990-х годах. Усиливаемая Украиной, возможно, еще более усиленная в будущем Закавказьем и Белоруссией, Восточная Европа сможет в интересах США серьезно влиять на стратегические решения в масштабе всего ЕС и НАТО.
   До какого-то предела альянс США и Восточной Европы может быть устойчивым, и он неизбежно будет ослаблять европейскую идентичность, он будет формой выкачивания ресурсов из старой Европы для усиления как раз тех стран и народов, чьи ценности вовсе не совпадают с европейскими.
   Идейный раскол внутри ЕС на две части – в общем близкую к неонацизму Восточную Европу и старую Европу, скорее всего сохраняющую антинацизм, – при арбитраже США и сохраняющемся конфликте всей Европы с Россией – это реальная угроза европейской цивилизации.
   Культ голодомора в нынешней, постреволюционной «оранжевой» Украине – это шаг на пути интеграции Украины в восточноевропейскую общность неонацистского в своей основе толка. И успех такой трансформации Украины впечатляет. Собственных политических сил, способных остановить распространение криптонацистской идеологии, на Украине почти нет. Именно на основе культа голодомора в течение пяти – десяти лет вполне можно ожидать глубокой интеграции этой страны в усиливающуюся восточноевропейскую общность.
   Успешное сокрушение нацистской угрозы во всей Европе было бы невозможно без индустриализации и коллективизации СССР. Процветание современной Европы тоже в большой степени покоится на трупах миллионов трудолюбивых и не очень, образованных и неграмотных, верующих и не очень, пьющих и трезвых, взрослых и детей, мужчин и женщин, стариков и старух, умерших очень мучительной смертью в 1932–1933 годах в СССР. Коммунистическая традиция не может отказаться от моральной ответственности за эти смерти.
   Но революция в СССР была коммунистической. И был построен «социализм». И существовал Коминтерн… Вот такой он и был – социализм в отдельно взятой стране.
   Безусловно, основная вина за тот голод лежит на советском руководстве. Был ли менее кровавый, учитывая международную ситуацию, выход, или его не было – вопрос для интеллектуальных спекуляций. Голод случился, и, как и при любой трагедии, за миллионы смертей несет ответственность та власть, при которой подобное произошло.
   Актуализированный сейчас в «оранжевой» Украине культ голодомора, может обмануть шаблонным антикоммунизмом только западноевропейца, далекого от Восточной Европы. Контекст, в котором этот культ развивается ныне, хорошо понятен только вблизи: это путь аморализации Европы и неонацизм, и этому курсу необходимо сопротивляться. Именно сопротивление и есть защита европейских ценностей и европейской цивилизации.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3484
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X