Антирелигиозные фельетоны из "Крокодила" 1962 г.

 
Предлагаем вам два антирелигиозных фельетона, опубликованных в номерах "Крокодила" за 1962 г.

НОСИТЕЛИ ВИРУСА «СИ»



ДВА "ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ"
Пасмурным февральским днем на берегу Алханчуртского канала можно было наблюдать странную картину: мужчины разных возрастов снимали с себя одежду и, оставшись в одном исподнем, поочередно лезли в студеную воду.

Этой операцией руководили высокий худой темноволосый детина в телогрейке и рыжий толстомордый дядя. Худой держал в руке шест, а толстомордый опрашивал каждого, кто влезал в воду:

— Веруешь ли в бога Иегову?

— Вв-вве-рую,— коченеющими устами лепетал неофит.

— Тогда крещу тебя во имя бога Иеговы,— провозглашал черный и тыкал шестом в несчастного, заставляя его нырнуть.— Окунайси с головой, идол... А теперь вылазь. Следующий!

Назавтра крещение повторилось. Это был женский день: окунались в ледяную купель женщины и девушки. Обряд совершали те же «Иоанны Крестители» — Иван Таршиков, электрик Чер-менского консервного комбината, и Иван Поливердов, важное в секте иеговистов лицо, специально вызванное из Махачкалы.

После ледяной купели многие «окрещенные» заболевали по милости Иеговы. И выздоравливали только по милости врачей.

ЮНЫЕ КАДРЫ ДРЯХЛОГО БОГА

На улице селения Сунжа ребята самозабвенно играли в футбол. А в стороне стояли, двое мальчишек самого что ни на есть футбольного возраста и никакого участия в матче не принимали. Это было удивительно: обычно каждый нормальный мальчишка обязательно интересуется футболом.

К двум наблюдателям подошел немолодой уже мужчина, Федор Бязров.

— Руслан, что рот разинул? — сурово прошипел он.— Нечего глазеть на бесовские игрища. И тебя, Отар, это касается. Марш на семинар!

Руслан Бязров и Отар Икоев покорно поплелись за Федором. Через несколько минут они сидели в тесной, душной каморке и вместе с другими распевали: «Дай нам знания, Иегова, дабы твердо стоять на твоем пути».

После вокальной части уже знакомый нам «Иоанн Креститель» Иван Таршиков выступил в роли просветителя: он начал читать вслух издаваемый в Бруклине журнал «Башня стражи». Затем все затянули унылый тропарь «Я умер за тебя».

На этом повестка дня семинара была исчерпана.

Такие же занятия проходили в хуторе Подхоз, в колхозе «Дружба». В них участвовали и девушки-школьницы и юнцы вроде Руслана и Отара. Как попали они в лоно «истинного бога»?
Правая рука Таршикова — Туган Качмазов говорил школьнице Мерет Джихаевой:

— Ты еще ходишь в сатанинскую школу? Хочешь загубить душу?

— Почему же она сатанинская? — робко спросила Мерет.

— Наш учитель—только Иегова,— мрачно бубнил Качмазов.— Выбирай, что тебе важнее — школа или душа?

Чтобы спасти душу, Мерет бросила школу.

Левая рука Таршикова — Ефим Хубецов стращал ученицу 8-го класса Олю Гаглоеву «горением в вечном пламени». Он спрашивал:

— Почему хранишь комсомольский билет? Разве тебе его дал Иегова?

Комсомольский билет Оле вручил, конечно, не Иегова, а райком комсомола. И она, убоявшись божьего гнева, порвала билет.

«СИ»—НОТА ГНУСНАЯ

«СИ» расшифровывается просто: «Свидетели Иеговы». Вирус этот в Северную Осетию занес Иван Таршиков прямо из мест заключения, где отбывал вполне заслуженное им наказание.

Бывший уголовник Иван Таршиков стал уполномоченным Иеговы по Северной Осетии. Он располагал богатыми учебными пособиями. Регулярно получал свежие номера бруклинского журнала «Башня стражи», всякие листовки и брошюрки, от которых у доверчивых людей мозги принимали положение «набекрень». Добывал музыкальные новинки, духовные арии и романсы вроде того же «Я умер за тебя». В особом тайнике Таршиков вместе с кодами и шифрами хранил копии своих зашифрованных отчетов, отсылаемых в Бруклин, в центральную организацию иеговистов.

Заокеанские «меценаты» могли быть довольны Таршиковым. Они не зря бросали свои денежки на поддержку секты. «Свидетели Иеговы» не ограничивались платоническим восхвалением «истинного бога». Они проповедовали и еще кое-что, более существенное. Вот, например, выдержка из проповеди Ефима Хубсцова:

— Борьба за укрепление мира — дело пустое, ибо мир с земли снят богом. Вот после Армагеддона наступит настоящий мир. Наше отечество — вселенная. Мы, граждане нового мира, не должны служить в армии, не должны брать в руки оружие, если даже нападут враги.

Такое «кредо» сунженских иеговистов вполне устраивает бруклинских «добрых дядюшек».

НЕВИННАЯ ИГРА В ЖМУРКИ

Таршиков орудовал совершенно открыто. Сборища иеговистов происходили в самых людных местах: в парке, на рынке и даже возле памятника поэту Коста Хетагурову.

Вирус «СИ» делал свое черное дело. Школьники уходили из школы. И никого это не беспокоило — ни школу, ни комсомол, ни прокуратуру... Прости-

те, органы юстиции занимались Таршиковым. Причем неоднократно.

Однажды его вызвали на собеседование.

— Как там насчет Иеговы? — спросили его.

— Знать не знаю никаких Иегов,— бодро отрапортовал Таршиков.

— Ну, смотри, и впредь не знай,— предупредили его.

Таршиков ушел и принялся за старое.

Через три года Таршикова снова вызвали:

— Нам известно, что вы занимаетесь в секте зловредными делами.

— Ну что вы, какие там зловредные дела! Это просто игра такая. Вроде как жмурки. Совершенно безобидная. Правда, немножко религиозная.

— Знаем, знаем. Вы с нами-то в жмурки не играйте. Долго ли до греха. Вы бы бросили...

Пять лет уговаривали Таршикова. А он все это время разлагал простодушных людей.

Только сейчас в Северной Осетии отважились, изолировали Таршикова и трех его «архангелов» от доверчивой паствы. И... на том поставили точку.

Не рано ли? Тут как раз самое время начать большой разговор: почему иеговисты могли в течение пяти лет открыто и безнаказанно калечить людские души? Как избавить этих людей от религиозного дурмана? Что нужно сделать, чтобы оградить молодежь от вредного влияния сект?

Мы уверены, такой разговор состоится.

Е. ЦУГУЛИЕВА,
специальный корреспондент Крокодила.

Северо-Осетинская АССР.

ПЛУТНИ ЛУКАВОГО



Отец протодьякон встал перед царскими вратами, откашлялся, перекрестился и, растягивая каждую гласную, молитвенно попросил:

— Благослови, владыко!

Услышав такую просьбу отца протодьякона. исполняющий обязанности настоятеля Успенского собора протопоп отец Геннадий ответил своему коллеге по алтарю: «Да благословит господь ныне, присно и вовеки». Два самодеятельных хора грянули «Аминь», и всенощная началась.

Церковная служба красочно описана многими классиками. К этой насущной теме нередко возвращаются и наши современники — писатели и кинорежиссеры. Тысячи молодых читателей и зрителей имеют возможность наглядно познакомиться с блеском и благолепием, заведенными на Руси еще князем Владимиром. С тех пор церковный репертуар не сходит с подмостков амвона, и земные служители всевышнего не могут пожаловаться на плохие кассовые сборы.

Не жалуются на свою судьбу и божьи слуги древнего града Владимира: их святые места пусты не бывают.

Не сидит сложа руки и приписанный к владимирской епархии лукавый. Начитавшись антирелигиозной литературы, он пришел к разумному выводу. что если будет покончено с церковью, то и ему несдобровать. Ведь ради чего существует церковь? Ради того, чтобы избавить человеческий род от лукавого. Значит, лукавый существует, поскольку существует церковь. Выхолит, хочешь жить дальше — помогай церкви.

И владимирский представитель нечистого стал негласно помогать владимирским попам. Прежде всего он решил сбить с пути истинного людей, коим по должности и положению надлежало вести антирелигиозную пропаганду. И надо сказать, что с этой задачей справился успешно. Теперь во Владимире частенько можно слышать:

— На церковников не стоит обращать внимания. К ним ходят одни древние старушки. Так пусть эти старушки и отбивают поклоны в собственное удовольствие!

В ближайшую субботу я пошел в Успенский собор, чтобы поближе познакомиться с работой лукавого. Надо сказать, клиентуру отца протопопа я обнаружил немалую. И далеко не из одних старух.

Вот, прислонившись к столбу, стоят два совсем не старых клиента, изредка крестятся, отвешивают поклоны и разговаривают:

— Я ему, значит, и говорю: «Год-то, дорогой товарищ, кончается, а мы еще не все фонды выбрали». А он знай твердит: «Ничего не могу поделать. Смежники подводят». Ну, скажи ради Христа небесного, их подводят смежники, а я должен срывать план!
— А ты сходи в совнархоз, к самому.

— Да нешто к нему пробьешься!..

На них зашикали. Богомольные хозяйственники смущенно перекрестились и замолчали.

Вот группа девушек пришла послушать тенор отца протопопа и бас отца протодьякона. Девушки вертятся, хихикают и время от времени с восторгом повторяют:

— Сила!..

И, конечно, тут много стариков и особенно старух. Тех самых старух, каких имели в виду попутанные лукавым владимирские атеисты. Но возле старух стояли дети-подростки, главным образом девочки.

Одна такая девочка лет восьми-девяти почти дословно повторила всю службу. Не знаю, как она преуспевает в школе, но церковную науку познала крепко. Повторяя молитву «Отче наш», она особенно внятно выкрикнула слова «Избави нас от лукавого», за что несколько старушек срачу же погладили девочку по голове.

На этом плутни лукавого не кончаются. В хозяйстве отца Геннадия по воскресеньям, между ранней и поздней обеднями, на паперти и в самом храме толпятся молодью мамаши. Иногда вместе с такими же молодыми папашами. На руках у них завернутые в кружевные одеяльца младенцы. Приобщение к вере христовой происходит в сомнительных санитарных условиях. А в это время городской Дом санитарного просвещения по наущению лукавого зазывает владимирцев на весьма актуальную лекцию «Пластмассы в медицине». А уж санитарные-то просветители могли бы рассказать о печальных последствиях крещения. Ан бес не дает!

Кое-кто из владимирцев настоятельно утверждает, что лукавого не раз видели в коридорах исполкома городского Совета. И после каждого его такого посещения на церковных служителей снисходила какая-то благодать. Не все улицы города, например, могут похвалиться терпимым освещением. Не везде даже горят обыкновенные лампы накаливания. Зато вся дорога к Успенскому собору сияет агрегатами дневного света. Горисполкомовцы оправдываются.

— Собор исторический. Сюда приезжают экскурсанты чуть ли не со всего света.

Собор — восьмисотлетнюю гордость русского зодчества с фресками Андрея Рублева и Даниила Черного — действительно посещают многие ценители старины. И часто случается так: экскурсовод монотонно, без божества, без вдохновенья рассказывает о Владимиро-Суздальской Руси, о почтенном возрасте собора, а в это время сочный бас отца протодьякона наводит экскурсантов совсем на другие, неземные темы.

Во Владимире давно говорят о том, чтобы сделать Успенский собор историческим памятником, а верующим отдать какой-то другой божий дом, на недостаток которых древний город пожаловаться не может. Но и тут, как видно, не обошлось без плутней лукавого. Разговоры так и остаются разговорами.

Владимирские борцы с религиозным дурманом давно уже собираются построить свой городской планетарий. Не всякий областной центр может похвалиться необходимым для этого сложным оптическим оборудованием. Во Владимире оно есть. Нужно лишь поскорей освободить для него помещение. И горсовет все собирается это сделать. Но... видно, и тут не обошлось без рогатого плута.

...Во Владимире сотни людей только за то и получают заработную плату, чтобы воспитывать нового человека, свободного от предрассудков. Но какой-то лукавый все время путает этих людей, сбивает их с пути истинного на путь формального отношения к делу.

- Избави, господи, владимирских просветителей от лукавого!

И. КОСТЮКОВ.

специальный корреспондент Крокодипа

г. Владимир.

Просмотров: 7979
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X