Художественно-просветителные комиссии при Советах рабочих и солдатских депутатов в 1917 г.

 
Февральская революция 1917 г. вызвала демократизацию в области культуры и искусства. Советы народных и солдатских депутатов решили сделать искусство доступным для народных масс. О том, как люди искусства сотрудничали с Советами в то время, пойдёт речь в этой статье. Текст взят из главы "Культурно-просветительская работа" книги В.П. Лапшина "Художественная жизнь Москвы и Петрограда в 1917 г."

Среди различных организаций, участвовавших в художественной жизни Москвы и Петрограда, совершенно особую, очень важную работу вели художественно-просветительные комиссии при Советах рабочих и солдатских депутатов.
Начало строительства новой жизни, как это представлялось современникам после свержения царизма, неразрывно было связано с демократизацией всей культуры вообще и искусства в частности.

Необходимость сделать искусство доступным для знакомства с ним и понимания его широкими народными массами, содействие рабочим и солдатам в выявлении своих творческих возможностей в области искусства — все эти вопросы в числе других явились предметом обсуждения художественной интеллигенцией.


Е. Шестопалов. В память праздника 1 Мая 1917. 1917. Открытка
Е. Шестопалов. В память праздника 1 Мая 1917. 1917. Открытка

В периодической прессе Петрограда и Москвы, на митинге московских художников, в «Союзе
деятелей искусств», на первом республиканском вечере искусств в Москве художники, драматурги, литераторы говорили о том, что в России «почти ничего не делалось для художественного просвещения народных масс», что «в народе существует глубокая жажда подлинного искусства», что «русский народ богато одарен в сфере духовной деятельности», поэтому одну из своих неотложных задач современники видели в том, чтобы дать «искусству приблизиться к народу в самые ищущие его слои».
Наиболее результативно над решением этой задачи работали Советы рабочих и солдатских депутатов.

Участие профессиональных художников в деятельности Советов явилось для мастеров искусства новой формой общественной работы, которую, как мы знаем, уже в марте начали осуществлять и участники «Комиссии Горького» и другие петроградские мастера искусства.
В Москве художники начинают сотрудничать с Советами особенно энергично после создания в апреле при них художественно-просветительных комиссий.
Среди деятелей искусства, объединившихся в Москве вокруг Совета рабочих депутатов, были, например, Е. Бебутова, И. Грабарь, П. Малиновский, Н. Романов, а в Совете солдатских депутатов — П. Алякринский, П. Кончаловский, А. Кравченко, П. Кузнецов, И. Машков, К. Малевич, А. Осмеркин, Г. Якулов.
О том, какие задачи стремились решать эти комиссии, можно судить по обращению Московского Совета рабочих депутатов, адресованному «К артистам и художникам». В нем говорилось:

«Революция, открывшая демократии широкую дорогу к самодеятельному устроению жизни, сделала также возможным приобщение широких народных масс к высоким ценностям искусства (выделено мной.— В. Л.).
Граждане артисты и художники! Глухая стена долго отделяла вас от (...) народа (...) Теперь стена пала, перед вами (...) огромные массы людей, жаждущих света, добра и красоты, для каждого желающего из вас работы много. Приходите».


Первым председателем художественно-просветительной комиссии Московского Совета рабочих депутатов стал писатель В. Вересаев (им было подписано приведенное выше обращение), а секретарем комиссии — Е. Малиновская 84, член партии большевиков, известная театрально-организаторской деятельностью в Нижегородском народном доме (совместно с М. Горьким) и в Московском Доме им. В. Поленова.
По инициативе В. Вересаева в комиссии было организовано пять секций: художественная, театральная, музыкальная, кинематографическая и народных праздников. Все названные секции, по замыслу комиссии, должны были оказывать содействие массам в выявлении их творческих сил в области различных видов искусств. 
На первых порах художественная секция — ее возглавлял архитектор, большевик П. Малиновский — занималась организацией демонстраций, например, 18 апреля (1 мая), выработкой форм знамен, стягов, плакатов и рисунков к ним, декорированием арок, устройством «спектаклей, концертов и развлечений в пользу Совета рабочих депутатов» и т.д.

В. Соколов. Митинг в селе Терпигореве. 1917
В. Соколов. Митинг в селе Терпигореве. 1917


Постепенно поле деятельности секции расширяется. Были предприняты шаги для «обеспечения широким массам знакомства с музеями», и в этой работе комиссии помогали знатоки музейного дела И. Грабарь и Н. Романов. Кроме того, по инициативе художественной секции ряд московских художников выразили согласие предоставить свои мастерские и свой преподавательский опыт рабочим, желающим обучаться рисованию, живописи и скульптуре.

Е. Бебутова рассказывала о работе тех дней: «Художественная секция, поставившая себе целью демократизацию изобразительного искусства, разбилась на подсекции, так как деятельность ее расширялась и приобретала все большие масштабы». 2 мая происходило заседание художественной секции, где обсуждался вопрос об организации следующих подсекций: экскурсионной, художественной, педагогической, литературной, декоративно-театральной, прикладного искусства, архитектурно-художественной.
О большом значении дальнейшей работы одной из таких подсекций — педагогической — рассказывала Е. Бебутова. Эта подсекция «организовывала экскурсии по музеям и галереям, лекции для развития и ознакомления народа с существующими художественными ценностями, занималась воспитанием художественного вкуса и образованием молодежи».

Художественная комиссия Совета рабочих депутатов делала усилия к тому, чтобы приобщить рабочие массы и к оперной музыке и в связи с этим к знакомству с театрально- декорационным искусством. Совет рабочих депутатов приобретает театр «Опера С. И. Зимина» (28 мая 1917 года об этом сообщил в клубе писателей В. Вересаев), и 6 сентября премьерой оперы Н.Римского-Корсакова «Золотой петушок», декорации к которой выполнил художник И. Малютин, в Москве открывается Театр Совета рабочих депутатов. Появление этого спектакля небезынтересно еще и в том смысле, что при царском режиме либретто оперы подвергалось цензуре, в нем были произведены купюры, изменены некоторые действующие лица. Поэтому постановка оперы с сатирическим изображением царской особы приобретала в ту пору определенный политический смысл.

В работе этого театра принимал участие и Ф. Федоровский, выполнивший декорации к опере С. Танеева «Орестея», показанной 23 сентября.
Стремясь привлечь художников к деятельности Совета рабочих депутатов, художественная комиссия по просьбе моряков Черноморского флота объявляет в Москве конкурс на создание уже упоминавшейся живописной картины «Свобода России» (или «Освобожденная Россия»). Этой картиной моряки корабля «Свобода России» (так был переименован крейсер «Екатерина II») пожелали заменить висевший в кают-компании портрет царицы Екатерины II.
Для уточнения размеров будущей картины, осмотра помещения, в котором она должна была находиться, а также для того, чтобы выяснить пожелания команды относительно содержания картины, в Севастополь была специально командирована Е. Бебутова. Этот заказ, очевидно, был одним из самых первых «государственных заказов», обращенных к профессиональным художникам из среды совершенно нового для них заказчика.
Одновременно с Советом рабочих депутатов аналогичные задачи для солдатской среды стремился решать Совет солдатских депутатов.
По этому поводу П. Кузнецов вспоминал: «Являясь художником, я понимал, какое большое значение должны были иметь созданные комиссии. В душе росло желание принять активное участие в их работе. Неожиданно для меня желание вскоре осуществилось. Совет солдатских депутатов вызвал меня из армии и назначил заведовать художественной секцией своей комиссии.

Вскоре Совет солдатских депутатов отозвал и других художников, еще служивших в армии: Якулова, Кончаловского, Машкова, Осмеркина, Кравченко, Малевича, Алякринского, и привлек их к работе в Комиссии.

Деятельность членов нашей секции объединял большой энтузиазм художников, желание успешно решить стоящие задачи.
Одной из них было внедрение искусства в солдатские массы, участвовавшие в революции и долженствующие быть приобщенными к культуре. Мне поручили составить план работы секции и подобрать контингент лиц, способных читать доступные лекции, проводить экскурсии по музеям и галереям. Все это должно было быть подано не сухо и холодно, а так, чтобы развивать в новом зрителе желание и интерес, чтобы он вовлекался во все проявления художественной жизни, чтобы настоящее искусство стало его потребностью, частью его духовной жизни, поднимало бы его, развивало вкус и желание самому проявлять себя в искусстве».

Для осуществления этих идей, о которых говорил П. Кузнецов, Совет солдатских депутатов начинает в июне 1917 года выпускать специальный литературно-художественный журнал —«Путь освобождения», — предназначенный для читателей-солдат. Художественным редактором этого журнала стал П.Кузнецов, выполнивший для него обложку. «Задача нашего журнала культурно-просветительная,— писал в Петроград А. Бенуа редактор Б. Манджос.— Позволю себе только перечислить тех писателей, публицистов и художников, которые обещали у нас сотрудничать. Из этого перечисления Вы увидите,что дело ставится нами достаточно широко и интересно. Пока мы имеем согласие следующих лиц: М. Горького, Я.Тугендхольда, гр. А. Толстого, Ив. Шмелева, Ив. Белоусова, Бальмонта, В. Брюсова, Эфроса (Россция), К. Коровина, А. Аралова, Н. Крымова, С. Жуковского, Павла Кузнецова, Н. Ульянова, А. Моравова, М. Яковлева, М. Пырина, И. Машкова, П. Кончаловского (...)
Журнал будет выходить раз в неделю и состоять из трех отделов: публицистического, беллетристического и посвященного истории искусств»195. И далее Манджос просит Бенуа прислать материал для первого номера: «Что такое живопись» или «Что такое пейзаж, портрет и жанр».

Бенуа, по-видимому, статью не дал. Но уже в первом номере журнала появилась статья, написанная Н. Досекиным, на тему: «Что такое демократическое искусство». 
Небезынтересно и другое. Стремясь привлечь «в ряды сотрудников» литераторов и художников из солдатской среды, журнал начал помещать на своих страницах рисунки и картины, выполненные художниками-самоучками.
Помимо журнала, Совет солдатских депутатов осуществил и другое начинание, создал специальный «солдатский театр», задача которого была ставить и оперу и драму, чтобы в своих спектаклях «преследовать строго идейно-демократическую форму».
25 октября в бывшем саду «Аквариум» Театр Московского Совета солдатских депутатов, или, как его стали называть, «Военный театр» показал комедию А. Островского «Бедность не порок» с декорациями П. Узунова — свой первый спектакль.
Примечательным представляется еще одно начинание, правда, не реализованное, проект которого разрабатывала художественная секция Московского Совета солдатских депутатов по инициативе ее нового председателя К. Малевича. Это был проект создания Народной академии художеств.
Цель академии формулировалась следующим образом: «дать возможность художественного воспитания массам, доселе ее не имевшим, не только художественно образовать лиц, пожелавших посвятить себя той или иной отрасли прикладного искусства, то есть художественного ремесла, но и дать возможность самого широкого самоуправления и выявления таланта так называемых художников-самоучек».

Система обучения предполагалась следующая: вновь поступающий в академию должен был первоначально пройти центральный класс — класс художественной грамотности. Здесь учащийся выбирал род своих дальнейших занятий. Он мог выбрать занятия «чистым искусством». Для этого предназначались классы живописи, скульптуры, архитектуры, литературы, музыки и драмы.
Если же учащийся избирал занятия «художественным ремеслом», то он мог учиться в любом из двенадцати классов и мастерских по специальностям: декоративная живопись, фарфор, литография, гравирование, обработка дерева и камня, орнаментика, гончарное дело, оркестровый класс, хоровое пение, изготовление музыкальных инструментов, кройка, шитье, вышивание, художественное ткачество.
Народная академия предполагала открыть в мелких административных центрах свои филиалы, чтобы «пропагандировать искусство и привлекать новых членов в ряды творцов».
Трудность осуществления этого проекта (как и ряда других начинаний комиссии) заключалась в том, что в армии был еще чрезвычайно велик процент неграмотных лиц.
Так, например, статистика показывала, что в 1905 году на 1000 солдат в России было 695 неграмотных, и хотя к 1917 году этот процент несколько снизился, обучение грамоте — к чему во многом свелась работа культурно-просветительного отдела Совета солдатских депутат тов — шло весьма медленно.

Празднование 1 Мая. Демонстрация на Исаакиевской площади 1917. Петроград. Фото
Празднование 1 Мая. Демонстрация на Исаакиевской площади 1917. Петроград. Фото

Именно поэтому в приведенном выше проекте Народной академии так решительно выражено культурно-просветительное направление обучения, рассчитанное преимущественно на овладение учащимися ремесел, не требующих большого образовательного ценза.
Несмотря на указанные трудности художественная секция Совета солдатских депутатов постоянно стремилась приобщать народные массы к искусству.
Известно, что только в сентябре-октябре 1917 года художественная секция организовала 35 экскурсий для солдат, и за это время в экскурсиях приняло участие свыше полутора тысяч человек, посетивших музеи: Румянцевский, бывший Александра III, Исторический, Грановитую палату, Третьяковскую галерею.

Отмечая успехи просветительской работы, печать еще в мае писала о том, что «интерес широких масс к искусству доказывается чрезвычайно возросшим количеством посетителей музеев из военной и рабочей среды, переполненными демократической публикой театрами и т.д.».
Аналогичные тенденции к распространению художественной культуры среди народных масс наблюдались в самых разных организациях.
Так, например, в Москве художниками были организованы специальные общедоступные выставки «в местах, населенных рабочим «классом», то есть в Замоскворечье, где находилось много фабрик и заводов.
Эти выставки («Жемчужное солнце», «Свободное искусство», «Творчество») ставили своей задачей «дать возможность рабочим за недорогую плату видеть произведения искусства».
Художественные достижения выставок были невелики, и современники вполне справедливо высказывали пожелание, чтобы в дальнейшем столь интересное начинание было поддержано более значительными профессиональными силами. Однако сама попытка устроителей выставки познакомить рабочих с творчеством профессиональных художников представляется весьма важным показателем стремления прогрессивной части интеллигенции того времени приблизить искусство к народным массам.

П. Кузнецов. Обложка журнала Путь освобождения. 1917, N1. Москва
П. Кузнецов. Обложка журнала "Путь освобождения". 1917, N1. Москва

Эти же попытки прослеживаются и в намерениях петроградской комиссии по делам искусства при Совете рабочих и солдатских депутатов учредить «Общество друзей и любителей искусства», одной из задач которого должна была являться «забота о развитии народного искусства», и в решении петроградского Союза скульпторов (его возглавляли И. Гинцбург и В. Симонов) о «демократизации скульптуры», смысл которого заключался в том, чтобы с этим видом искусства и остались нереализованными. И все же новые тенденции, возникавшие в художественной жизни, опыт мастеров искусства в коллективной общественной работе над решением новых для них задач следует отметить.

Источник: Лапшин В.П. Художественная жизнь Москвы и Петрограда в 1917 г. М.: Советский художник, 1983. С. 127-135
Просмотров: 8791
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X