• Г. Зиновьев
  • 25.02.2013
  • Тэги: пресса  
 

Газета "Правда" от 25 марта о Первой мировой войне и революции

 
Газета "Правда", основанная в 1912 году, была центральным органом РСДРП и занималась большевистской агитацией и пропагандой. Естественно, после февральской революции встал вопрос, как это событие повлияет на участие России в Первой мировой войне. "Правда" в номерах от 25 и 26 марта (7 и 8 апреля) 1917 г. высказалась по этому поводу. Соответствующую статью под названием "Война и революция" написал Г. Зиновьев, бывший в то время членом ЦК РСДРП.

Война и революция



Мартовская революция в России является мировым событием такого громадного значения, что на одну минуту оно заставило даже несколько забыть о мировой войне, которая вот уже более 2 1/2 лет терзает человечество. Но — только на одну минуту. Великая российская революция сама вышла из недр войны, сама связана с войной, ускорена войной. Что бы ни говорили "патриоты" всех сортов, а желание поскорее кончить бойню и добиться мира было одним из самых важных факторов, двинувших российский пролетариат на его великую героическую борьбу. Хлеба, свободы, мира — вот три требования, за которые умирали в Петрограде и Москве наши братья рабочие и солдаты.

Вопрос о войне и мире мог быть отодвинут только на одну минуту. С замиранием сердца весь цивилизованный мир следил за революционными битвами, начавшимися в Петрограде. Одни следили за этими событиями с надеждой, другие — с тревогой и тоской. Но все понимали, что в Петрограде решается великой исторической важности вопрос. И как только первый удар царизму был нанесен, как только можно было хоть на одно мгновенье перевести дух от напряжения первой схватки, перед всеми участниками событий и перед всеми современниками стал вопрос: а что же война, что же вопрос о мире, как отразятся петроградские события на этом вопросе?

Новое правительство — правительство Львова, Гучкова, Милюкова — ответило на это по-своему. Его ответ гласил: в области внутренней политики начинается новая эра, в области политики внешней все остается по-старому.

Мы нисколько не преувеличиваем.

В специальной декларации к иностранным державам новый министр иностранных дел г. Милюков заявил буквально: все договоры, заключенные старым режимом с иностранными государствами, новое русское правительство выполнит свято.

В обращении к державам "согласия"—т. е. к правительствам Англии, Франции и др.— Милюков прибавил еще ряд набивших оскомину парадных фраз о войне "до конца", борьбе за "право", "культуру" и т. п. В обращении к нейтральным государствам Милюков был несколько скромнее, очевидно, вспомнивши, что этих напыщенных и фальшивых фраз было вдосталь и в манифестах Николая Кровавого и его министров. Но заявление о святости договоров, заключенных старым режимом с иностранными государствами, содержится в обеих декларациях министра иностранных дел Милюкова.

Святость договоров, заключенных с иностранными государствами!

Товарищи! Да кто же заключил эти договоры? Разве не тот же Николай Кровавый с его шайкой?!

Знает ли народ, знает ли рабочий класс содержание этих договоров, которые на 9/10 — тайные договоры? Знают ли даже сам Милюков и иже с ним эти договоры во всех их подробностях? А если знают, — почему не публикуют они их во всеобщее сведение, чтобы сам народ мог судить и сказать: одобряю или отвергаю? Или г-н Милюков полагает так же, как это полагали старые царские министры, что народ — "чернь непросвещенная", должен только умирать на полях битв, а делать политику, вырабатывать договоры могут только господа министры?

Согласятся ли с таким мнением рабочие и солдаты? Для этого ли умирали они на улицах Петрограда?..

Опубликует ли г. Милюков те старые тайные договоры, которые он собирается свято выполнять? Боимся, что нет. Он не может этого сделать. Он не может сказать рабочим, крестьянам, солдатам: идите дальше умирать на полях сражений, потому что мы хотим грабить, идите умирать, потому что мы, русские, английские, французские буржуа, не поделили добычи с германскими и австрийскими буржуа. А опубликовать все тайные договоры значило бы сказать русскому народу именно это.

Мы этих тайных договоров, конечно, не читали и подробностей их не знаем. Но действительные цели войны современных правительств достаточно известны.

Германия (т. е. германские империалисты) хочет заграбить Малую Азию, Месопотамию, Бельгийское и Французское Конго, Нидерландскую Индию, Португальские колонии, Марокко. Германии нужна "неприкосновенность" Турции, чтобы держать эту страну под своим собственным сапогом. Германии нужно урвать все, что удастся в Польше и Прибалтийском крае. Германии нужно обеспечить себе линию Берлин — Багдад.

Австрии нужно восточное побережье Адриатики. Ей хочется задушить Сербию, укрепиться на Балканах, оттереть Италию, посредством внешней победы "замирить" подчиненные нации внутри габсбургской монархии, которой угрожает распад.

Таковы грабительские цели германо-австрийских империалистов.

Но цели империалистов другой стороны ни капельки не лучше.

Англия (т. е. английское правительство, английские империалисты) хочет всю Африку превратить в английскую часть света или, по меньшей мере, заграбить в Африке все, кроме того, что принадлежит французским империалистам. Англия стремится соединить в одно сплошное британское владение все пространство Африки, начиная от мыса Доброй Надежды и до Египта. А оттуда — через Суэцкий канал — забрать окончательно в свои руки Малую Азию, Месопотамию, Аравию, Персию и Афганистан и сомкнуть всю эту территорию с британской Индией.

Франция (т. е. акулы французского империализма) хочет заграбить Сирию, часть Малой Азии, германские владения в Африке. Французские империалисты стремятся гарантировать себе "по крайней мере" все старые, награбленные со времен Наполеона III колонии. Кроме того, они не прочь, конечно, вернуть себе Эльзас-Лотарингию и "прихватить" у Германии все, что удастся, по другую сторону Рейна.

Италия (итальянские капиталисты) хочет грабить в Африке, дабы "упорядочить" свои Триполитанские владения. Она надеется урвать кусок в Малой Азии. Она желает получить Трентино, Триест, Истрию, Далмацию, Албанию.

А Россия?

Россия (т. е. русские капиталисты, русские империалисты) хочет заграбить Константинополь, пробраться к проливам, захватить Малую Азию, Персию, Монголию, задушить Галицию, отхватить кусок побольше в Восточной Пруссии и т. п. Этого хотела "Россия" Николая Романова. Этого же предлагает нам добиваться г-н Милюков, для которого святы договоры, заключенные Николаем II.

Повторяем, мы не читали тайных договоров, заключенных нынешними правительствами. Но ничего другого в этих договорах содержаться не может. Действительные цели нынешней войны, это—грабительские цели. А слова о "культуре", "праве", борьбе за свободу", спасении "благородной Бельгии" — только приправа, только громкие слова для легковерных людей.

Какая, в самом деле, культура требует, чтобы мы ограбили турок? Этого требуют только интересы мошны русских капиталистов, а вовсе не интересы русского рабочего. А, между тем, ведь Милюковы, Львовы, Гучковы и Шингаревы не отказались от царских заявлений, что, не получив Константинополя, кончать войны они не хотят.

Но так ли смотрят на дело русские рабочие и солдаты, свергшие Николая Романова? Нужен ли им Константинополь? Хотят ли они воевать до тех пор, пока "мы" завоюем Константинополь?
Раньше, чем объявлять, что для него святы все договоры, заключенные царем с иностранными державами, Милюкову следовало узнать мнение рабочих и солдат на этот счет. Почему не сделал этого г. Милюков?

Мы очень боимся, что он не сделал этого по той причине, что он на самом деле очень хорошо знает это мнение. Знает, но не одобряет, как не одобряли и гг. Сазонов, Извольский и другие слуги старого режима.

Знает, но не одобряет! Поэтому-то новое правительство оттягивает и будет оттягивать выборы в Учредительное Собрание, созыв которого оно обещало под давлением революционного пролетариата.

Знает, но не одобряет! Поэтому-то Гучковы и Милюковы всячески будут срывать опрос солдат по этому поводу, хотя они же вынуждены были (под давлением революции) обещать солдатам свободу участия в политической борьбе...

Окончание статьи, опубликованное в номере от 26 марта

Новое правительство предлагает нам: в области внутренней политики пусть будет все по-новому, а в области внешней политики пусть останется все по-старому.

Это контр-революционный план.

Только политические младенцы могут представлять дело так, будто внешняя политика не связана с внутренней политикой, и обратно. Внешняя и внутренняя политика теснейшим образом друг с другом связаны. Нельзя представлять себе так, будто внутреннюю политику можно положить на одно блюдо, а внешнюю политику положить на другое блюдо и по очереди отведывать то одного, то другого или отведать одного, не отведывая вовсе другого. Нет! То правительство, которое ведет антинародную внешнюю политику, раньше или позже — и скорее раньше, чем позже—поведет столь же антинародную внутреннюю политику. Это неминуемо. Это заложено в характере вещей. Это даже не зависит от плохой или доброй воли данных правителей. Ибо внутренняя и внешняя политика — это для каждого правительства то же, что правая и левая рука для каждого человека. Нельзя одной рукой творить добро, а другой делать зло.

Иностранная политика царского правительства была сплошной политикой крови и грязи. Эта политика сделала из старой России "международного жандарма". Эта политика привела нас к позорной войне с Японией в 1904—1905 гг. Эта политика привела к у час; ию России в империалистской войне 1914—1917 гг.

И эту иностранную политику царизма новое правительство предлагает нам продолжать!

Желание сохранить иностранную политику царизма есть контр-революционный план, — сказали мы. И это несомненно так. Представьте себе, что революционный Конвент при первых же шагах своей деятельности поспешил бы торжественно заявить: внутреннюю политику старого режима мы уничтожим, но в области внешней политики мы будем свято соблюдать договоры, заключенные Людовиком XVI и его присными.

Что сказал бы на это революционный народ Франции? Он сказал бы, что Собрание, которое заявляет это, есть не народное, а антинародное собрание. Он сказал бы, что такое Собрание не может не привести Францию к краху, к реставрации старого режима, к торжеству методов Людовика XVI и в сфере внутренней политики. И он был бы совершенно прав*.

Названная декларация министра иностранных дел Милюкова приобретает особенную важность, если присмотреться к тому, как реагируют английские и французские империалисты на дальнейшее развитие российской революции.

Мы не скрываем от себя: германский империализм есть серьезная угроза русской революции. Вильгельм И ни на минуту не задумался бы помочь Николаю II выпутаться из "беды", если бы это зависело только от Вильгельма И. Вильгельм не может не понимать, что это только первая корона упала с венценосной главы, что за этим должна упасть еще не одна корона. Вильгельма II связывает с Николаем II, так сказать, общность профессиональных интересов и одинаковый профессиональный риск. Вильгельм II пошел бы на все. Недаром в первые дни русской революции в немецкой печати пущен был пробный шар: а нельзя ли, в случае надобности, отпустить Николаю II русских солдат, находящихся в немецком плену? Ведь отпустил же в 1871 г. Бисмарк Тьеру пленных французских солдат для подавления Парижской Коммуны!.. Беда только в том, что дело не зависело уже ни от Вильгельма II, ни от Николая II. Пленные русские солдаты, если бы они были отпущены, несомненно, стали бы на сторону народа, а не на сторону царя. Сепаратного мира Николай II заключить уже не мог. Да и Вильгельму II тоже небезопасно шутить с огнем: революция в самой Германии тоже отнюдь не исключена.

Мы хорошо знаем, что германский империализм является опасностью для окончательной победы русской революции. Но и со стороны английского и французского империализма ей угрожает опасность.

Английское и французское правительства хотели переворота в России. Но какого переворота хотели они?

Они хотели небольших изменений — нового царя, быть можег, даже только нового министерства при старом царе. Им нужны были только маленькие изменения, которые позволили бы лучше вести войну "до конца". Они хотели маленького переворота, а вышла большая революция.

И что же видим мы теперь, когда революция в России развивается все дальше и дальше?

Английские и французские империалисты с первых же дней выступают с угрозами против народного движения в России. Они оказывают самое настойчивое давление на русское Временное Правительство, требуя от него „мер" для подавления революционного движения рабочих и солдат.

Уже 7 марта лондонский "Times" (главный орган английской буржуазии) требовал серьезнейших мер против петроградских "экстремистов" (крайних революционеров) и недвусмысленно намекал на то, что преображенцы и другие солдаты не откажутся-де "успокоить" рабочих, руководимых зловредными большевиками.

Уже 9 марта парижский "Temps" (главный орган французской буржуазии) писал:

"Мы не понимаем, по какому праву 1 600 делегатов (от рабочих и солдат) забрались в Таврический дворец и оттуда диктуют решения (речь идет о Совете Рабочих и Солдатских Депутатов). Не этот импровизированный митинг может играть роль правительства. Английская пресса сделала вчера первое предостережение. Мы повторяем его со всей настойчивостью: ибо если русская революция выродится в пародию, скомпрометированы будут все будущее России и все ее свободы" ("Temps" № 20347).

Кажется, это достаточно ясно...

Мы не знаем, какие меры воздействия на Гучкова — Львова — Милюкова предпринимают втайне английское и французское правительства. Но мы знаем, что главные органы этих правительств уже сейчас довольно открыто требуют от русского правительства, чтобы оно устроило кровопускание русским рабочим, чтобы оно повторило в Питере июньские дни...

Когда представители 1% миллионов рабочих и солдат собираются в Таврический дворец и обсуждают вопрос о том, как обеспечить свободу, которую они завоевали, это — пародия, это — импровизированный митинг. Когда Милюков с Гучковым заявляют, что они будут соблюдать все тайные договоры, заключенные царем, это, видите ли, торжество "права" и "свободы".

Дело яснее ясного...

Как германские империалисты преследуют свои кровожадные цели, так английские и французские империалисты преследуют свои. Английские и французские империалисты боятся торжества подлинной свободы в России. Они знают, во-первых, что победоносная революция ускорит вопрос о мире. Они знают, во-вторых, что победоносная революция в России страшно усилит революционные рабочие элементы не только в Германии и Австрии, но и в самой Англии и Франции.

Разве может терпеть хваленая английская "демократия" полную победу революции в России, раз сама она во время войны шаг за шагом отнимала демократические права у английского народа и безжалостно расстреляла ирландцев?

Разве может примириться с такой победой Франция, раз сама она за время войны систематически укрепляла в собственной стране реакцию?

"Участие мобилизованных солдат (русских) в выборах (в Учредит. Собрание) было бы полно риска", — пишет тот же "Temps", официоз французского правительства.

Вы слышите, товарищи-солдаты, вы слышите, товарищи-рабочие? Французское правительство хочет, чтобы русские солдаты, свергшие вместе с рабочими кровавого царя, теперь лишены были права голоса в установлении строя новой России.

Участие солдат в выборах полно риска. Для кого, господа? Для вас, конечно! Французские капиталисты "рискуют" тем, что голос русских солдат будет услышан также и французскими и немецкими солдатами и те так и не дадут "додраться" всем этим буржуазным правительствам.

Со стороны пресловутых "западных демократий" — мы говорим, конечно, не о рабочих, не о народе, а о буржуазных правительствах — российской революции, таким образом, угрожает серьезнейшая опасность. Закрыть глаза на эту опасность значит предать революцию в России.

С точки зрения владык английского и французского империализма вся наша русская революция есть просто средство для достижения их империалистских целей в нынешней грабительской войне. Некоторые из членов нынешнего русского Временного Правительства, быть может, даже понимают, что удержаться у власти русские либералы могли бы только, скорее окончив войну. Но они — игрушки в руках англо-французских империалистов. Они вынуждены будут воевать "до конца", хотя бы этот конец означал и конец либерального правительства.

У русской революции есть только два пути.

Либо от упразднения внутренней политики пойти дальше к упразднению и иностранной политики царизма.

Либо от сохранения иностранной политики пойти к контр-революционной внутренней политике, к тому или иному примирению с монархией, к тем или иным уступкам старому режиму.




* Скажут: но французские революционеры тоже вели войны! Это так. Но это были революционные, а не контр-революционные войны. Об этом — подробнее особо.

Источник: Правда, номера за 25 и 26 марта 1917 г.
Просмотров: 7030
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X