"Солдатское радио Кале" - виртуозная спецпропаганда

 
В разгар Второй мировой войны в Западной Европе вышла в эфир радиостанция, работавшая на немецком языке. «Солдатское радио Кале» передавало главным образом новости и при этом обращалось к слушателям на привычном и понятном для них языке нацистской пропаганды. Многие солдаты на Западном фронте думали, что они слушают свое родное немецкое «Солдатское радио», передачи которого адресованы фронтовикам, поэтому в них больше правды. Но они ошибались. Это была информационная война, которую вел противник.

24 октября 1943 года вдруг заговорил на немецком языке неизвестный радиопередатчик.
Он заявил о себе залихватской барабанной дробью, после которой зычный («фельдфебельский») голос провозгласил: «Говорит «Солдатское радио Кале». Передаем музыку и последние известия для фронтовиков на Западном фронте и в Норвегии. А теперь послушайте танцевальную музыку». Недостатка в слушателях не было. «Радио Кале» передавало джаз, который в нацистской Германии был запрещен. Простодушные немцы подумали, что для солдат, которые воюют на фронте, в виде исключения передают веселую ритмичную музыку. Слушателям понравилась не только музыка, но и новости, которые подавали события совсем в другом ракурсе. То, что говорило «Радио Кале», немцы нигде больше не могли услышать. В развязном разухабистом тоне радио выбалтывало интимные подробности из жизни высокопоставленных военных и высших функционеров национал-социалистической партии. О том, что происходило на фронте, сообщалось оперативно и точно, и это, конечно, повышало доверие фронтовиков к «Радио Кале». Тон радиопередач был глубоко патриотическим, о немецких войсках говорилось «наши», о западных союзниках - «противник», налеты английской авиации на немецкие города «Радио Кале» порицало как свирепый варварский террор против мирных жителей.

Неудивительно, что немецкое население долгое время считало «Солдатское радио Кале» официальной радиостанцией вермахта, которая вещает из Франции. Именно об этом написано в отчете управления СД в Мюнхене от 16 марта 1944 года. Население объясняло резкий тон и актуальность сообщений следующими соображениями: «Солдатам на фронте нельзя выдавать такую же пропаганду, какой потчуют народ в тылу. С фронтовиками нужно разговаривать прямее и честнее». Многие немцы включали «Радио Кале» не для того, чтобы послушать джаз, а специально ради новостей - узнать, что на самом деле происходит на свете. Главный пропагандист Третьего рейха Йозеф Геббельс ничего не мог противопоставить правдивым сообщениям «Солдатского радио Кале».

Он с самого начала подозревал, что за неведомым «Солдатским радио» стоит спецслужба Великобритании. «Большую озабоченность вызвало у нас вечером так называемое «Солдатское радио Кале» - явно дело рук англичан. Оно очень искусно ведет пропаганду», - записал он в своём дневнике 28 ноября 1943 года.

С этой оценкой нельзя не согласиться. Британская радиостанция, удачно замаскированная под немецкую, ежедневно вела психологическую войну - сеяла недоверие к руководству национал-социалистической партии. Геббельс со всем своим аппаратом не мог изменить ситуацию в свою пользу. Несмотря на то, что за прослушивание передач «Солдатского радио Кале» грозило суровое наказание, люди включали приёмники.

Руководил работой «Солдатского радио Кале» английский журналист Сефтон Делмер, который до войны несколько лет работал в Германии корреспондентом «Дейли Экспресс». Он хорошо говорил по-немецки и знал менталитет немцев. Делмер понимал, что прямая антигитлеровская пропаганда не даст нужного результата, что подрывать боевой дух вооруженных сил Германии необходимо иначе, исподволь. Он видел только один путь эффективной пропаганды: «Нацистам в суп плевать и «хайль Гитлер» кричать».

«Радио Кале» каждый раз начинало передачу с «хайль Гитлер», чтобы тут же подсунуть слушателям информацию, которая медленно, но верно настраивала их против господствующего строя. Гроссмейстер «черной пропаганды», как профессионалы информационной войны до сих пор иногда называют Делмера, ловко смешивал «привычное, родное, несомненное» с негативной информацией, имеющей подрывное действие. Например, в ежедневные новости он вставлял замечание: «Части, которые проявят высокую боеспособность, будут переведены на Восточный фронт. Успехи во Франции - верная смерть в России». Вполне безобидные и достоверные внутриполитические сообщения разбавлялись ехидными замечаниями по адресу партийной верхушки и превращались в ядовитую критику нацистского режима. Например: «Партийные бонзы не обязаны принимать в своих домах беженцев, при этом они получают улучшенные продовольственные пайки и живут в хороших условиях, а простой народ ютится в бараках и трущобах».
Большая часть сообщений «Солдатского радио» была правдива, ведь важно было приобрести доверие слушателей. Делмер придавал этому первостепенное значение. Он поучал своих подчинённых: необходимо продуманно подсовывать слушателям лживые сообщения и перемешивать их с правдивой информацией. Радиостанция отличалась обилием подробностей из жизни начальства, и фронтовикам это нравилось. Смачные анекдоты и грязные слухи о видных персонах нацистской партии и высоких чинах вермахта, как правило, были взяты из жизни.
Радиостанция в доверительном тоне, без обиняков вела беседы о сексе, наркотиках, рок-н-ролле [очевидно, тут ошибка - в 1940-х рок-н-ролла ещё не было - propagandahistory.ru] и тут же без предисловий говорила о каком-то неизвестном капитан-лейтенанте Манфреде Шмидте. Этот Шмидт - плохой офицер. Выглядит он хорошо: всегда чистенький, мундир с иголочки, причесан - волосок к волоску. Он приводит на корабль женщин, спаивает коньяком подчиненных, чтобы они оставили его в покое и не мешали жить. Он трус и никчемный бездельник, но у начальства на хорошем счету, потому что «его лучший друг Вальтер Томас служит старшим референтом при имперском наместнике Бальдуре фон Ширахе».

Информация о разрушениях и жертвах в результате бомбардировок немецких городов была правдива и точна. «Радио Кале» рассказывало, что оставшиеся в живых немцы, когда они вылезали из бомбоубежищ после налета вражеской авиации, не узнавали улицы своих городов, потому что дома превратились в кучи битого кирпича. Это, конечно, соответствовало действительности, но пропагандист не ограничивался сообщением о фактах. Помимо прочего, радио напоминало, что каждый солдат имеет право на отпуск от 10 до 20 дней, если его семья пострадала от бомбежки. Чем больше военнослужащих воспользуется этим правом, тем сильнее, по расчетам Делмера, будет деморализующее воздействие на их товарищей.
«Радио Кале» поражало слушателей оперативностью информации. Им казалось, что специальные корреспонденты сидят повсюду, слышат все разговоры, что «Радио Кале» имеет свои глаза и уши даже в штабе у фюрера. Главный пропагандист Третьего рейха Геббельс с неудовольствием констатировал, что немецкое население больше доверяет "вражескому голосу", чем регулярным передачам немецких радиостанций.

"Способы и методы, какими осуществляется эта вражеская пропаганда, следует признать крайне опасными", - отмечал в отчёте абвер (служба военной разведки и контрразведки в нацистской Германии) в марте 1944 года. «Им удалось не только привлечь внимание неискушенных слушателей, но и найти у них глубокое понимание и завоевать их доверие». Нацисты предпринимали отчаянные попытки устранить влияние «Радио Кале» на солдат. Слушать передачи «подрывной радиостанции» было строго запрещено, нарушителям грозило наказание.

«Радио Кале» пытались глушить генераторами помех, но это давало лишь ограниченный эффект. В распоряжении Делмера имелся самый лучший средневолновой передатчик, которому в то время не было равных в Европе.

Сефтон Делмер в эфире
Сефтон Делмер в эфире

Нацистскому руководству не оставалось ничего другого, как только наблюдать, с какой хирургической точностью английские пропагандисты подсовывали немцам рядом с чистейшей правдой расчетливо дозированное вранье. Среди многочисленных баек об американском чудо-оружии «Радио Кале» распространяло ложную информацию о «фосфорных снарядах невиданной разрушительной силы, которые с легкостью пробивают танковую броню и бетонные стены». «Радио Кале» неоднократно утверждало, что «американцы снабжают русских своим чудо-оружием». Поражения немецких войск на Восточном фронте ставились чуть ли не в прямую зависимость от применения этого оружия. Прямо не говорилось, но подразумевалось, что через какое-то короткое время непобедимое оружие будет применяться на всех фронтах.

Делмер сделал грандиозное открытие в области подрывной пропаганды. Ему вовсе не требовался широкий круг корреспондентов и агентов-информаторов в разных местах. В старинном поместье в часе езды от Лондона он собрал многочисленных сотрудников, которые круглые сутки собирали по крупицам и обрабатывали информацию. Они просматривали немецкие газеты, допрашивали военнопленных, читали переписку пленных немецких солдат с их родственниками на родине, подслушивали разговоры между пленными немцами, иногда использовали сведения, полученные от британской разведки.

Информацию о разрушениях в немецких городах, причиненных бомбардировками союзников, Делмер получал непосредственно от Королевских военно-воздушных сил. Об этом он прямо рассказал в своих воспоминаниях «Немцы и я». После возвращения сбросивших бомбы самолетов, как правило, по их маршруту летели истребители-бомбардировщики «Москито» и фотографировали разрушения. Делмер немедленно проявлял фотопленку, а его сотрудники сравнивали фотографии с довоенными планами городов.

Однако важнейшим источником информации оставалось Немецкое агентство новостей - официальное пресс-агентство нацистской Германии. Делмер и его ближайшие сотрудники использовали телетайп пресс-агентства, забытый в Лондоне еще до начала войны одним немецким журналистом. Так что Делмер черпал новости непосредственно из немецкого источника, благодаря чему «Радио Кале» не отставало от радиовещания Германии в сообщении актуальных новостей.

Но, пожалуй, самым важным был подбор сотрудников. Именно они помогали создавать обманчивое впечатление настоящего немецкого радио. На «Радио Кале» работало немало военнопленных немцев и беженцев из Германии. Некоторые из них хорошо писали хлесткие тексты для радиопередач, другие могли только говорить в микрофон на чистейшем немецком языке и имели приятный голос. Для всех находилась работа в редакции или в студии. Сотрудниками «Радио Кале» были Отто Йон, первый президент Федеральной службы защиты Конституции Германии, Карл Теодор цу Гуттенберг, видный политик партии ХСС (Христианско-социальный союз) в послевоенные годы.

14 апреля 1945 года «Солдатское радио Кале» замолкло так же внезапно, как и заговорило. Полтора года оно отравляло Геббельсу жизнь. У рейхсминистра народного просвещения и пропаганды не было никаких шансов против Делмера, признанного впоследствии гроссмейстером пропаганды, подрывающей боевой дух противника. Геббельс в конце концов покончил с собой в бункере фюрера, так и не узнав имени человека, который противостоял ему в информационной войне.

Источник: газета "Секретные материалы", N11 за май 2014 г.
Просмотров: 7701
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X