• В.М. Успенский, А.А. Россомахин, Д.Г. Хрусталёв.
  • 23.12.2015
  • Тэги: карикатуры  
 

Английские карикатуры на Русско-турецкую войну 1828-1829 гг.

 
Русско-турецкая война 1828—1829 годов — военный конфликт между Российской и Османской империей, начавшийся в апреле 1828 года вследствие того, что Порта после Наваринского сражения (октябрь 1827 года) в нарушение Аккерманской конвенции закрыла пролив Босфор. Естественно, этот конфликт нашёл отражение и в британских карикатурах.

Текст и карикатуры взяты из книги: В.М. Успенский, А.А. Россомахин, Д.Г. Хрусталёв. Медведи, казаки и русский мороз. Россия в английской карикатуре до и после 1812 г. СПб.: Арка, 2014. С. 198-215.

---

Ощипанный денди



Несмотря на радужные ожидания и несомненное превосходство русской армии, ее успехи в первый год кампании против Турции были весьма скромными, особенно на европейском театре. В Азии в 1828 году русские солдаты промаршировали от Анапы до Карса. В Европе уже к июню увязли в осаде трех укрепленных позиций на территории Болгарии: Варны, Шумлы и Силистрии. В сентябре осаду Шумлы сняли, Варна сдалась, и значительные силы были переброшены к Силистрии. Но боеприпасов не хватило, и штурма не последовало. В октябре было принято решение об отводе большей части войск за Дунай. 10 ноября во время переправы через замерзающую реку у Силистрии русские войска действовали столь неудачно, что потеряли значительную часть обоза и лошадей. Это и стало причиной ерничания зарубежной прессы.

В названии карикатуры вновь содержится столь любимый британцами каламбур: в слове russe зачеркнута вторая буква «s», таким образом переводить его следует a ruse («уловка»), удвоение же «s» намекает на russian («русский»). Гигантская голова турецкого султана занимает почти половину листа. Он уцепился зубами за фалды убегающего русского офицера в изорванной униформе. Офицер, в котором британцы вполне могли распознать Николая I, саблей отсекает фалды мундира вместе с одним из карманов, из которого торчит листок с надписью: «Силистрия». Русский испуганно косится на преследователя; его грудь вздута, а талия затянута. Этот гипертрофированный модный силуэт, характерный для денди, в английских карикатурах был отличительной чертой Александра I, которого считали большим модником. К Николаю I, внешность и склонности которого поначалу оставались для британцев малоизвестными, он перешел «по наследству».

Уильям Хит. Уловка. Декабрь 1928
Уильям Хит. Уловка. Декабрь 1828

Юпитер ледяной пустыни



Война с Турцией, начавшаяся в 1828 году, была для русской армии первой европейской кампанией после Наполеоновских войн. Авторитет русского оружия был несказанно высок. И уже это вызывало опасения многих европейских держав, несмотря на то что в греческом вопросе они до поры до времени были союзниками. Противоречивые чувства современников отразились в рассматриваемой карикатуре с названием «Аллегория».

Уильям Хит. Аллегория. Вторая половина 1828 - начало 1829 гг.
Уильям Хит. Аллегория. Вторая половина 1828 - начало 1829 гг.

Император Николай в высоченной шляпе с плюмажем и саблей наголо оседлал гигантского двуглавого орла, из ноздрей которого пышет «Война». Каждая голова орла имеет корону; в лапах скипетр и держава; на груди щит со святым Георгием, правда, вместо копья у святого воздетый меч - в те годы на британских соверенах чеканили изображение святого Георгия именно с мечом, а российского герба карикатурист, судя по всему, в подробностях не знал. Верхом на орле в Древнем Риме изображали Юпитера - в одной из своих ипостасей бога войны. Карикатура, казалось бы, передает агрессивный дух русского милитаризма. Но выражение лица всадника-императора заставляет улыбнуться: вздыбленные бакенбарды, надутые щеки, отвисший подбородок, не говоря про комичное мультиплицирование геральдических орлов на золотой цепи. Русский орел накрывает садком Индюшку-Турцию, распластавшуюся на земле. Фоном служат пылающие селения и несущиеся по бескрайним снежным просторам казаки. Слева в дыму пожаров проявляется силуэтный профиль Наполеона, который пророчествует: «Европа, будь начеку, опасайся Калмыка...»

В русле расхожих представлений об «азиатском» и «варварском» характере России под «калмыками» англичане понимали русских.

Фраза отсылает к историческому бестселлеру тех лет - «Мемориалу Святой Елены» (Le Memorial de Sainte-Helene. Londres et Paris, 1823) - пятитомному сборнику бесед, которые вел с сосланным Наполеоном граф де Лас Каз на острове Святой Елены. В частности, Наполеон говорил о российском императоре: «Если я умру, он станет моим преемником в Европе. Только я один мог остановить Александра с его татарской ордой...» В ходе Русско-турецкой войны у англичан создалось впечатление, что предсказания великого французского узурпатора начинают сбываться.

Томас Хоуэлл Джонс. Гурманы-союзники приступают к обеду, или Турция в опасности. 1 февраля 1828
Томас Хоуэлл Джонс. Гурманы-союзники приступают к обеду, или Турция в опасности. 1 февраля 1828

В течение шести десятилетий одной из главных тем английских карикатур на Россию был «турецкий вопрос» (наряду с «польским») - и художники регулярно создавали листы с Индюшкой, сигнализируя о том, что «Турция в опасности» (см. № 37). Приведенный здесь лист Томаса Хоуэлла «Гурманы-союзники приступают к обеду, или Турция в опасности» появился
1 февраля 1828 года и интересен в первую очередь тем, что резко контрастирует с традиционной «дендистской» иконографией Николая I, изображенного здесь в виде гротескного мужиковатого бородача.

Уильям Хит. Гнездо в опасности. Сентябрь 1828. Русский медведь посягает на греческие яйца Турецкой индюшки.
Уильям Хит. Гнездо в опасности. Сентябрь 1828. Русский медведь посягает на греческие яйца Турецкой индюшки.

Таможня даёт добро



Уильям Хит. Досмотр английского корабля в Дарданеллах, или Наш верный союзник проявляет уважение к британскому флагу
Уильям Хит. Досмотр английского корабля в Дарданеллах, или Наш верный союзник проявляет уважение к британскому флагу. 30 мая 1829 г.

Русско-турецкая война 1828-1829 годов - время становления русофобии в Англии. Отголоском этого общественного психоза можно считать и рассматриваемую карикатуру, на которой представлены никак не связанные с реальностью события. Целью автора было показать, что на Востоке ущемляется достоинство Великобритании. Поводом стала блокада Дарданелл, объявленная Россией еще осенью 1828 года. В ходе военных действий российский флот блокировал любые военные поставки в Константинополь. Великобритания была вынуждена согласиться, хотя это задевало ее торговые интересы, ведь она являлась основным морским перевозчиком в мире. Существенную роль для англичан играла и торговля с Турцией. Правительство вынуждено было терпеть происходящее, но лондонские газеты, связанные с торговыми кругами, регулярно поднимали тему ущемления прав. Так, например, 30 мая 1829 года «Таймс» писала: «Мы должны повторить то, что писали еще вчера, - с этим нельзя мириться. Это называют блокадой Дарданелл! Да ведь это - блокада всего океана, который был известен древним народам - грекам, римлянам, египтянам и ассирийцам. Такую блокаду терпеть невозможно. Этого не должно быть: как англичане, мы настаиваем, что этого нельзя допустить».

На подобные настроения отреагировал и Уильям Хит. Он изобразил вымышленный досмотр российским флотом английского торгового судна. Русские морские офицеры представлены высокомерными франтами, которых сопровождают бородатые казаки. Они вскрывают тюки с британскими товарами, воруют продукты, пьют вино и даже обыскивают джентльмена. Слева казак держит под дулом пистолета связанного британца: последний стоит на коленях, но гордо смотрит в лицо восточному дикарю. За его спиной другой матрос чешет кулак и всем своим видом показывает, что стоит только дать приказ, и русские скоморохи получат достойный отпор.



По верху гравюры написано обращение британских матросов к своим российским «союзникам»: «Если б наши правители не связали наши руки, вы не обращались бы с нами таким образом. Но ничего, скоро мы начистим кое-кому из вас...» Слова «правители» и «наши руки» подчеркнуты, что является упреком правительству, не способному приструнить русских. Вверху на парусе саркастически цитируется старинный патриотический гимн «Rule, Britannia!» («Правь, Британия!»).

Примечательно, что 30 мая 1829 года (но по старому стилю) состоялось крупнейшее сражение русско-турецкой кампании: в битве при Кулевче русские разгромили турецкую армию, что разом компенсировало неудачи предыдущего года и заставило вскоре капитулировать Силистрию.

Уильям Хит. Вид с птичьего полёта. Около 1828-1829. Сатирическая карта Европы периода войны с Турцией. Ледяные просторы России заполнены армиями медведей и казаков
Уильям Хит. Вид с птичьего полёта. Около 1828-1829. Сатирическая карта Европы периода войны с Турцией. Ледяные просторы России заполнены армиями медведей и казаков


Таинственный шахматист



В начале августа 1829 года русская армия заняла Адрианополь, что побудило турецкого султана начать переговоры о мире. Одновременно скутарийский паша, ранее уклонявшийся от военных действий, начал движение в Болгарию, перекрывая русские фланги. Турки тянули время, но это не смутило русского главнокомандующего графа И. И. Дибича, который объявил, что продолжит марш на Константинополь, если мир не будет подписан до 1 сентября. Угроза столице заставила султана 2 (14) сентября подписать Адрианопольский мирный договор, согласно которому Греция получала автономию. Россия также утверждала свои территориальные приобретения в устье Дуная и на Кавказе.

Уильям Хит. Политический шах и мат. Сентябрь 1829 г.
Уильям Хит. Политический шах и мат. Сентябрь 1829 г.

Английская карикатура представляет шахматную партию между Николаем I и султаном Махмудом II. Царь, с утрированной фигурой лощеного денди, уже взял три турецкие фигуры (в том числе две крепости), а теперь делает завершающий ход со словами: «Шах и мат!» Султан, глядя на доску, хватается за голову. За ним склонился грек, который уже приготовился сбросить турецкие кандалы. За греком французский король шепчет своему родственнику - королю Обеих Сицилий: «Ми должни позаботиться, чтоби не бить следующими вь очереди». В то же время царь опускает мешок с надписью «Рубли» - в цилиндр британского премьера Веллингтона, который в ответ заявляет о непричастности к ситуации: «Я ничего не говорю». Австрийский император (в центре, позади шахматного стола) обращается к прусскому королю: «Пока мы должны наблюдать со стороны, брат». Рядом с ними американский президент Эндрю Джексон в костюме квакера выдавливает междометия: «Хм...м...м...» За Веллингтоном на правом краю листа лорд Элдон, воздев руки, восклицает:


«Это ли обращение старых друзей и союзников!» Элдон дважды был британским лордом-канцлером, а лишившись поста, рассчитывал быть включенным в правительство Веллингтона, но его обошли. В палате лордов он неоднократно выступал с осуждением политики кабинета министров. Его поддерживал и новый лорд-канцлер Линдхерст, представленный на карикатуре в церемониальном парике и мантии.

Сатира карикатуриста, оскорбительная для премьера Веллингтона, героя Наполеоновских войн, была направлена на примиренческую, как казалось многим, политику по отношению к русской активности на Балканах. Действительно, Веллингтон не собирался воевать с Россией без поддержки других европейских стран, но и допускать решительного ослабления Турции не хотел, что и проявил в дальнейшем - в ходе Лондонской конференции держав.



Афиша выступлений шахматного автомата в Англии. 1819. Афиша анонсирует и другое техническое чудо - театрализованную панораму, изображающую пожар Москвы (сконструирована Мельцелем в 1813 году)

Остановимся на одной чрезвычайно важной детали изображения: султан представлен сидящим на ящике, содержащем некий механизм. Для современников намек был вполне прозрачен: карикатурист отсылал к знаменитому Механическому Турку - шахматному автомату австрийского механика Вольфганга фон Кемпелена, впервые продемонстрированному публике еще в 1769 году, а затем триумфально показанному в европейских столицах (в том числе в 1784 году в Лондоне).

После смерти Кемпелена в 1804 году автомат достался австрийскому механику Иоганну Мельцелю, который также гастролировал с Турком по всей Европе, и в 1809 году в Шенбрунне автомат имел честь играть против Наполеона. В 1826 году Мельцель эмигрировал в Америку и еще десять лет продолжал поражать публику техническим чудом. Грандиозная мистификация длилась более шестидесяти лет (!), несмотря на многочисленных скептиков, секрет Турка так и не был раскрыт. На самом деле за автомат играли спрятанные внутри ящика сильные шахматисты того времени, среди которых были и выдающиеся игроки.

Таким образом, «зарифмовав» турецкого султана с шахматным автоматом-иллюзионом, карикатурист намекает, что хитрый турок в союзе с Британией способны переиграть самодовольного русского императора, - что и было реализовано впоследствии.

Большая игра



Уильям Хит. Политический бильярд. 30 сентября 1829
Уильям Хит. Политический бильярд. 30 сентября 1829

На очередной карикатуре Хита представлена начальная стадия международного обсуждения ситуации, сложившейся после победы России в войне с Турцией, - Лондонская конференция как игра политиков в бильярд. Главные игроки - Россия в лице царя Николая I и Англия в лице премьер-министра герцога Веллингтона. Один из забитых шаров уже в лузе - он надписан: «Греция» (на конференции обсуждалось превращение Греции в независимую монархию, что и было принято в феврале 1830 года). Николай изображен высокомерным франтом в униформе; он приготовился к финальному удару, а Веллингтон сидит рядом и нервно теребит кий. Под его стулом придавлен Английский бульдог, а тень на полу образует профиль Наполеона, тем самым выдавая истинные мысли.

Еще более возмущен турецкий султан Махмуд II, который в игре не участвует, но от ее ожидаемых результатов приходит в бешенство и рвет свою бороду. Бильярдный стол окружают многочисленные представители других стран. За царем толстый грек в национальном костюме курит длинную трубку. На нем фригийский колпак из которого выступают ослиные уши. Колпак увенчан замком с цепями и подписан: «Колпак Свободы, подаренный Россией». К греку склоняется французский король Карл X со словами: «Боже мой, он отправил в лузу ваш шар - это так прискорбно для вас...»



Правее француза франтоватый денди с цилиндром набекрень - американский президент Эндрю Джексон, для которого все в диковинку: «Я полагаю, игра будет довольно серьезной...» На стене висит изображение земного шара, где отмечены Турция, Греция и Индия. Рядом с Индией на рамке пометка - «Игра» (GAME). Австрийский император Франц I тычет в Турцию на карте указкой в форме ружья и кивает прусскому королю (Фридриху Вильгельму III): «Я могу размечать Игру ничуть не хуже». Пруссак перебивает: «Слушай, брат Маркер, мы должны поделить все поровну». Рядом с ними сидит и бездумно пучит глаза на бильярдный стол король Обеих Сицилий Франциск I. В руках у него корона с надписью: «Завернута, чтобы сохранить блеск», что можно перевести также: «Сосредоточен, чтобы сохранить сон», причем последнее слово фразы (NAP) намекает на страх потерять Неаполь (Naples), то есть лишиться короны. За спиной прусского короля - король Испании Фердинанд VII, изображенный в виде Испанского мула; коронованный Мул тупо смотрит на карту Южной Америки, где еще недавно были его колонии.



Итак, карикатура передает разнообразные обстоятельства политического сезона, многие детали весьма язвительны (Грек с ослиными ушами - как марионетка России; Франциск, теряющий корону; Мул-Фердинанд в пышном испанском воротнике, скорбящий об утраченных заокеанских владениях, и т. д.). Но главный сюжет этого красочного листа - удручающее для английской политики отсутствие интереса европейских стран к событиям на востоке и беспомощность герцога Веллингтона, в прошлом - триумфатора при Ватерлоо, желающего, но неспособного предотвратить триумф России.




В репликах персонажей многократно обыграна двойственность слова «игра» (game): обсуждая игру на бильярде, европейские правители в действительности ведут политическую игру. По всей видимости, слово game к тому времени уже плотно вошло в политическую риторику британцев. Интересно, что буквально через несколько лет оно обретет, по сути, терминологический статус: авторство термина «Большая Игра» (The Great Game) принадлежит британскому офицеру Артуру Конолли, в 1834 году опубликовавшему в Лондоне свой «Дневник сухопутного путешествия в Северную Индию из Англии через Россию, Персию и Афганистан» (Conolly A. Journey to the North of India, Overland from England, Through Russia, Persia and Affghaunistaun. London, 1834) и спустя восемь лет сложившему голову в застенках бухарского эмира. В 1901 году геополитическую метафору «Большая Игра» реактулизировал Редьярд Киплинг в своем романе «Ким». С тех пор метафора «Большая Игра» прочно вошла в историографию и часто используется для описания соперничества между Британской и Российской империями за господство в Центральной Азии. Как правило, границами этого периода считаются годы с 1813 по 1907-й, однако некоторые историки возводят начало Большой Игры к 1801 году (когда Павел I отправил казачий корпус покорять Индию) и считают ее завершением распад Советского Союза.

Источник: В.М. Успенский, А.А. Россомахин, Д.Г. Хрусталёв. Медведи, казаки и русский мороз. Россия в английской карикатуре до и после 1812 г. СПб.: Арка, 2014. С. 198-215
Просмотров: 6713
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X