Россия в английской карикатуре

 
Данная статья является главой из книги В.М. Успенский, А.А. Россомахин, Д.Г. Хрусталёв. Медведи, казаки и русский мороз. Россия в английской карикатуре до и после 1812 г. (СПб.: Арка, 2014. С. 9-29)

Об английской политической карикатуре XVIII - первой трети XIX в.



«Отечество карикатуры и пародии» - так аттестовал А. С. Пушкин Англию Георгианской эпохи, то есть время правления британских монархов Георга III и Георга IV (1760-1830). Этот период с полным правом называют «золотым веком» английской карикатуры. Свобода прессы и активность среднего класса привели к тому, что ко второй половине XVIII века английский рынок был перенасыщен сатирическими листами, содержащими оперативный и остроумный отклик на все текущие события, в том числе на внешнеполитической сцене. Нигде в Европе в это время еще нет профессиональных карикатуристов, а в Англии, вслед за Уильямом Хогартом, положившим начало карикатурному буму, к 1770-м годам появилось более полутора сотен художников и более сотни издателей1.

Карикатурные листы выходили ежедневно, каждый тиражом от сотни до нескольких тысяч экземпляров. Несколько десятков крупных лондонских гравировальных мастерских работали круглосуточно, эстампы экспортировались на континент, доходя даже до далекой России (например, у Пушкина граф Нулин возвращается из-за границы «с тетрадью злых карикатур»). Обычная стоимость раскрашенного листа составляла один шиллинг (примерно треть дневного заработка рабочего на стройке), что делало их недоступными для низших слоев населения, но вполне по карману для среднего класса и аристократии. Известно, что среди покупателей карикатур были и члены королевской фамилии.

Главным условием небывалого расцвета карикатуры в Англии стало отсутствие цензуры - вещь немыслимая для других европейских стран. Карикатуристы были свободны в выборе тем, делая объектами насмешки и глумления даже собственное правительство, а то и королевскую семью. Карикатурные эстампы были не только эффективным способом передачи новостей, но использовались и как средство политической пропаганды. Графическая сатира была важным оружием в руках оппозиции, что и предопределило ее протестный, подчас даже радикальный характер.

Однако это не исключало сотрудничества карикатуристов с властью и выполнения соответствующих заказов (в том числе имело место привлечение художников разными политическими группировками для создания карикатур на противников). За выполнение подобных заказов карикатуристам даже могло выплачиваться правительственное пособие. Тем не менее в целом карикатура оставалась вполне репрезентативным отражением общественного мнения - того требовали в том числе и законы рынка.


Исаак и Джордж Крукшенк. Французские генералы получают английские пасквили. 28 апреля 1809


Георг Эммануэль Опиц. Казаки рассматривают карикатуры на самих себя. Около 1814

Сатирические листы зачастую были тесно связаны с прессой. Многие из них были прямыми иллюстрациями злободневных газетных статей, цитаты из которых иногда включались в подписи к листам. Скорость выпуска карикатур также была под стать газетной, чему немало способствовала беглая, очерковая манера исполнения листов, выполнявшихся с учетом будущей раскраски акварелью, которую обычно осуществлял не сам художник, а мастера-раскрасчики. Нераскрашенные экземпляры, впрочем, тоже поступали в продажу - за меньшую цену.

Карикатуры выставлялись в витринах издательских магазинов на центральных лондонских улицах - перед ними неизменно собиралась толпа, живо обсуждавшая как сами листы, так и события, с ними связанные. Помимо этого, устраивались специальные карикатурные выставки с платным входом. Альбомы с подборками карикатур сдавались в аренду для развлечения гостей на званых вечерах. Уже в XVIII веке появились первые коллекционеры карикатур, собиравшие произведения самых знаменитых художников или листы на определенную тему Наконец, карикатуры копировались издателями-пиратами (крупнейший среди них - ирландец Макклири, выпускавший пиратские перегравировки в Дублине) и повторялись в ксилографированных народных картинках, их печатали в виде слайдов для «волшебных фонарей», перерисовывали на керамической посуде и использовали для украшения интерьера. Словом, карикатуры были повсюду.

Карикатуры достигали тех, кого они высмеивали, даже за пределами Туманного Альбиона. Известно, что Наполеон был взбешен английскими «пасквилянтами» и при заключении Амьенского мира с Англией (1802) потребовал от британского монарха приравнять их к убийцам, заслуживающим казни... Чуть раньше, в конце 1800 - начале 1801 года, стремясь настроить императора Павла I против Англии, Бонапарт посылал русскому монарху лондонские карикатуры, выставлявшие того в образе безумца. Есть свидетельство, что по крайней мере одну из подобных карикатур Павел Петрович держал в руках2. В этой связи любопытна также акварель Георга Эммануэля Опица, на которой запечатлены русские казаки, изучающие карикатуры на самих себя на одной из улиц покоренного Парижа в 1814 году3. К слову, известны и другие свидетельства знакомства наших соотечественников с заморскими карикатурами. Молодой Карамзин, посетивший Англию в 1790 году, писал: «Брожу по улицам, любуюсь, как на вечной ярмонке, разложенными в лавках товарами, смотрю на смешные карикатуры, выставляемые на дверях в эстампных кабинетах, и дивлюсь охоте англичан. Как француз на всякий случай напишет песенку, так англичанин на все выдумает карикатуру...» И далее: «Например, теперь лондонский кабинет ссорится с мадритским за Нутка-Соунд. Что ж представляет карикатура? Министры обоих дворов стоят по горло в воде и дерутся в кулачки; у гишпанского кровь бьет уже фонтаном из носу.. .»4 Как ни скупо это описание, мы можем с уверенностью утверждать, что Карамзин имел в виду карикатуру «Соревнование Испании и Англии за господство над морями в 1790 году», изданную Уильямом Холландом 8 мая 1790 года5.


Фредерик Джордж Байрон (?). Соревнование Испании и Англии за господство над морями в 1790 году. 8 мая 1790

Авторами карикатур, теми самыми «пасквилянтами», были не только художники с академической выучкой, как Джеймс Гилрей или Томас Роуландсон, но и многочисленные художники-дилетанты, часто из аристократических кругов. Сам факт наличия в Англии профессиональных карикатуристов, так же как и признание карикатуры искусством, были для Европы той эпохи уникальны.

Художественный язык английской карикатуры столь же неоднороден, как и социальный состав карикатуристов. Яркие, гротескные, доходящие до фантасмагории листы Джеймса Гилрея отличались эксцентричной нервностью рисунка, эффектными композиционными контрастами и своеобразной изысканностью форм. Значительно спокойнее работы Томаса Роуландсона с их мягким, пластичным рисунком и утонченным, сдержанным колоритом (Роуландсон был профессиональным акварелистом и специально заботился о качестве раскраски своих листов). На другом стилистическом полюсе - работы самоучек, таких как Уильям Дент или Уильям Эльме, обладающие своеобразной наивной выразительностью и особой экспрессией. Английские карикатуристы были столь же свободны в искусстве, как и в политике: стиль их работ подчас столь же эксцентричен, как и их политические высказывания, и воспринимается как протест против нормативной эстетики классицизма, аналогичный протесту современных им художников-романтиков.


Джеймс Гилрей. Карикатурист (Автопортрет). 1800


Джон Кейс Шервин по Томасу Роуландсону. Смитфилдские шулера. Фрагмент. 1787 Автопортрет Роуландсона

На протяжении своей истории английская графическая сатира претерпела значительную эволюцию. Листы первой половины XVIII века еще нельзя назвать карикатурами в современном понимании - то были сложные, изобилующие деталями аллегорические листы, которые подчас невозможно было понять без ключа или сопроводительного текста к карикатуре. В результате реформы жанра, проведенной отцом английской карикатуры Уильямом Хогартом (1697-1764), в 1760-1770-х годах (в Англии это совпало с началом правления Георга III) язык и характер английской карикатуры радикально меняются. На смену архаичным «эмблематическим» листам приходят лаконичные и яркие гравюры с хорошо узнаваемыми персонажами и ясным сюжетом. Но их внешняя простота и эффектность нередко скрывали множество аллюзий на классические и современные литературные и живописные произведения, второй и даже третий уровни прочтения. Впоследствии, со второй четверти XIX века, листы значительно упростятся, став еще более лаконичными, зачастую сводясь к простому шаржу на того или иного персонажа.


Ричард Ньютон. Грезы королевы Екатерины. 4 ноября 1794


Исаак Крукшенк. Генерал Суворов конвоирует французскую Директорию в Россию!! 16 мая 1799


Исаак Крукшенк (?). Три приказа из Петербурга. 18 марта 1800. Первая карикатура, намекающая на безумие Павла I

Английские политические карикатуры - яркое явление европейского искусства, замечательная черта национального характера британцев и уникальный исторический материал6, позволяющий взглянуть на историю Европы XVIII-XIX веков глазами современников, не стесненных ни цензурой, ни этикой, но при этом зачастую попадавших в плен стереотипов и политической пропаганды.



Герб лондонской Московской компании (Muscovy Company). 1596

Россия в английской карикатуре




Гравюра из знаменитой книги Адама Олеария «Описание путешествия в Московию». 1647 Перегравировка из французского издания 1719 г. Гравюра изображает медвежьи бесчинства: один медведь пожирает лошадь, другой несет в лапах вопящего мужика, третий разрывает могилу, а поодаль бродят еще двое.


Основное внимание в английской политической карикатуре уделялось, разумеется, внутриполитическим реалиям. Зарубежные события попадали в поле ее зрения намного реже и воспринимались сквозь призму английских интересов; иногда внешнеполитический сюжет использовался лишь как повод для насмешки над собственными политиками. Поэтому неудивительно, что из российской истории в английской карикатуре запечатлены в основном войны и дипломатические конфликты с участием Англии. Тем не менее активность английских карикатуристов и бурные русско-английские отношения привели к появлению нескольких сотен листов с русской тематикой. В двух книгах серии «Россия глазами Запада» мы представляем около 250 наиболее интересных карикатур «золотого века», и это первое столь масштабное исследование данной темы.

К началу царствования Александра I, с которого начинается данный том, история карикатур на Россию насчитывала уже более 60 лет. Впервые русские персонажи появились в английских сатирах в конце 1730-х годов, а с последней четверти столетия они уже регулярно изображались карикатуристами. Главными русскими историческими деятелями XVIII века, запечатленными на карикатурах, были Екатерина II7, фельдмаршал Суворов и Павел I.


Исаак Крукшенк. Новый способ медвежьей травли.
21 декабря 1807 Наполеон и Талейран сдерживают Медведя-Александра, атакуемого британскими торговцами, причем Наполеон говорит: «Они разъярят его до смерти, а затем я поставлю другого Императора...»


Как это обычно происходило с иностранными персонажами английских карикатур, за каждым из них закреплялись одна-две неизменные характеристики, переходившие из листа в лист, - таковы были законы жанра: герои карикатур должны быть легко узнаваемы, а коллизии многих листов строились на заранее известных стереотипах. Кроме того, нередко один художник иллюстрировал какое-либо событие целым рядом карикатур, выходивших одна за другой, в результате чего возникали своеобразные «серии»8. Так, главными чертами карикатурного образа Екатерины II стали неуемная жажда власти и столь же безудержное распутство. Большинство карикатур на нее возникли в 1791-1792 годах, в связи с разразившимся в это время Очаковским кризисом, чуть было не приведшим к войне между Россией и Англией.

Александр Васильевич Суворов, чей «звездный час» в карикатуре пришелся на 1799 год, когда прославленный русский полководец одержал множество громких побед над ненавистными англичанам французами, изображался в виде брутального вояки, в чьем образе трепет перед непобедимостью могущественного союзника смешивался с отвращением к варварской жестокости восточного головореза.

Наконец, император Павел I, поначалу бывший союзником Англии, но затем пошедший на сближение с Наполеоном, ее злейшим врагом, а потом прославившийся скандальным вызовом на дуэль всех монархов Европы, в карикатуре обыкновенно выставлялся в виде коронованного безумца.


Чарльз Уильямс (?). Медведь, бульдог и обезьяна.
Август 1812. Первый отклик британских карикатуристов на вторжение Наполеона в Россию.


Однако главным русским карикатурным персонажем, появившимся еще в сатирических гравюрах 1730-х годов, был не монарх и не полководец, но... Русский медведь. Истоки этого важнейшего для русской иконографии образа восходят по крайней мере к XVI веку9; свирепый русский медведь упоминается еще в шекспировских пьесах.

Шокирующие подробности о нравах московитов, об их укладе, о жуткой русской стуже, о городах и весях, по которым разгуливают медведи, содержатся в классических трудах Сигизмун- да Герберштейна («Записки о Московии», 1549) и Адама Олеария («Описание путешествия в Московию», 1647); представляется, что в значительной степени именно эти бестселлеры, переведенные на все европейские языки, сформировали на Западе ряд устойчивых стереотипов, сохранившихся до наших дней. В течение последующих полутора столетий медведи неизменно упоминаются в записках иностранных путешественников о России, кроме того, медвежий мех, медвежий жир, как и сами звери, были предметом экспорта из страны: русских медведей, считавшихся особенно свирепыми, завозили в Англию для травли на потеху публике (неслучайно изображение этих животных в качестве щитодержателей на гербе лондонской Московской компании10). Медведь маркировал Россию и на географических картах XVI-XVII веков (медведь издревле связывался с Севером), а в XVII веке стал появляться в качестве символического русского животного в голландских аллегорических гравюрах - прямых предшественниках английских карикатур, благодаря которым образ Русского медведя окончательно вошел в европейское сознание. С XVIII века и вплоть до наших дней медведь остается главным символом России в европейской, а с XX века - и в мировой карикатуре. Достаточно сказать, что начиная с Екатерины II и до наших дней все без исключения правители России - императоры, генсеки и президенты - неизменно изображались в медвежьем обличье11.

Поэтому неудивительно, что и Александр I, в первые годы своего правления бывший для англичан неясной фигурой, поначалу изображался карикатуристами в виде хрестоматийного Русского медведя. Отношение в Англии к Russian Bear менялось в зависимости от отношений России с наполеоновской Францией. Новый всплеск карикатурной активности произошел в 1807 году, когда вчерашний союзник подписал в Тильзите мирный договор с Бонапартом. По условиям этого мира (7 июля 1807), вознесшего Наполеона на вершину могущества, Россия признавала все завоевания Франции и присоединялась к континентальной блокаде против Англии, обязуясь (в рамках секретного соглашения) полностью отказаться от торговли со своим главным экономическим партнером. И если за несколько месяцев до рокового Тильзита Русский медведь представал на карикатурах могучим союзником британцев, то затем в целой серии карикатур Медведь- Император всячески осмеивался, постоянно изображаясь закованным во французские цепи и даже в шутовском колпаке. Но пройдет несколько лет, политическая ситуация радикально изменится, и в 1813-1815 годах Александр будет превозноситься как освободитель Европы и главный союзник Англии.

Отечественная война и последовавший за ней разгром Наполеона приковали к России внимание всего мира. Героями 1812 года в глазах англичан стали не только Кутузов или Александр I, но и... Русский мороз. Россия в сознании европейцев издавна считалась страной по преимуществу северной12, но только после бегства французов русский мороз стал восприниматься как своеобразное действующее лицо, чья особая роль в войне с Наполеоном была сразу же подчеркнута карикатуристами - мороз изображается ими не как природная стихия, но как антропоморфный персонаж - Джек Фрост или Генерал Мороз. С тех пор Генерал Мороз13 вошел в ряд европейских стереотипов и возникал в европейской печати в связи с победами, одержанными Россией в ходе самых разных сражений и войн - вплоть до Второй мировой. Хотя в действительности зимняя стужа не имела решающего значения в поражении французов, этот устойчивый миф явился результатом пропагандистской риторики Наполеона, наслоившейся на многовековые стереотипы об ужасающем русском климате.


Томас Роуландсон. Друзья и противники [подбрасывают] корсиканского Мюнхгаузена в Сен-Клу.
12 декабря 1813. В рядах европейской коалиции присутствует и колоритный казак.


Другими героями эпохи были казаки. Именно эти колоритные воины стали для европейцев олицетворением победившей Наполеона русской армии. Они же стали главными персонажами карикатур 1813-1814 годов. Русское командование, словно специально подогревая всеобщий интерес к казакам, в 1813 году посылает одного из них, Александра Землянухина, в Лондон, где его принимают с ликованием и почестями. Гравированные портреты Землянухина разлетаются по всей Англии и становятся образцом для множества последующих карикатур. Помимо самих казаков, в карикатурах превозносится и их предводитель - атаман М. И. Платов, и даже его дочь, которую он будто бы обещал выдать замуж за того, кто сможет поймать Бонапарта. Храбрость и непобедимость казаков и лично Платова превозносилась до такой степени, что, когда он сам приехал в Лондон в 1814 году, англичане хотя и были разочарованы его «ординарной» наружностью, но сделали тем не менее почетным профессором Оксфорда - событие, самими англичанами воспринятое как курьез и запечатленное в карикатуре.


Уильям Хит. Храбрый русский казак Землянухин, каким он предстал в Королевской Бирже в среду 14 апреля 1813 годаю. 15 апреля 1813

Со временем всеобщий восторг по поводу поражения Наполеона поутих, вчерашние союзники все более отдалялись друг от друга, а казаки стали ассоциироваться не с удалью и харизмой, но с варварством и жестокостью, тамерлановскими ордами и дикими всадниками легендарных скифских степей. В результате спустя всего лишь полтора десятилетия после 1812 года появятся карикатуры, на которых в казачью форму облачен разъяренный медведь (контаминация, отраженная также в знаменитом афоризме: «Поскребите русского, и вы обнаружите казака, поскребите казака, и вы обнаружите медведя»14). Александр же в последние годы своего правления обычно представлялся в образе комичного франта, лысеющего «русского денди».


Чарльз Уильямс. Теплые зимние квартиры, или Москва, хорошо подготовленная для Напа и его Великой армии. Май 1813
Лишь после полного разгрома Великой армии Наполеона лондонские карикатуристы решились изобразить оккупированную Москву, показав французов в поисках пропитания в пылающем городе.


Литературный аналог постнаполеоновского карикатурного образа Александра I и всего русского самодержавия дан в политической сатире Байрона «Бронзовый век», написанной по следам Веронского конгресса (1822), где сверхдержавы обсуждали проблемы континента, в частности «греческий вопрос»: «Чудное зрелище! Поглядите на царя, самодержца вальсов и войны! Этот фат так же жаден до аплодисментов, как и до новых владений, и так же готов блистать в салонах, как и воевать; красавчик-калмык с умом казака; благородная душа, когда она не заморожена; он только лишь оттает в либеральной оттепели, как тут же снова окоченевает, с. . .> Посмотрите, как этот царственный щеголь разглагольствует о мире, с каким удовольствием он освободит греков, если они согласятся стать его рабами...»15 Эта блестящая байроновская тирада представляет собой ценное свидетельство о репутации Александра всего через семь лет после всеевропейского восхищения.



Оноре Домье. Укрепляя самодисциплину. 1854
Одна из многочисленных антиниколаевских литографий, изданных в Париже в период Крымской войны.


Война с Наполеоном, охватившая весь континент, стимулировала расцвет карикатуры не только в Англии, но и за ее пределами - в Пруссии, Франции, Италии, Испании и России. Лондонские художники и издатели пристально следили за успехами своих европейских коллег, творчески заимствуя или даже просто копируя наиболее удачные и популярные сюжеты. Среди таковых были и русские карикатуры. Так в 1813 году молодой Джордж Крукшенк (впоследствии выдающийся иллюстратор Викторианской эпохи) создал целую серию гравюр по оригиналам Ивана Теребенева и других русских карикатуристов, перенося на свои листы даже оригинальные надписи на экзотическом русском языке, - столь велик был в то время спрос на все русское. В свою очередь в России также появлялись карикатуры на основе английских и немецких листов. Взаимовлияние разных школ сатирической графики заметно в целом ряде гравюр Наполеоновской эпохи.

Николай I поначалу унаследовал карикатурный облик Александра (денди с осиной талией в военной униформе), но к 1830 году он стал наделяться инфернальными чертами. После победной Русско-турецкой войны (1828-1829) и подавления очередного Польского восстания (1830-1832) британская пресса снабдила Николая Павловича особой кличкой Old Nick (Старый Ник) - английское прозвище дьявола. С этих пор главными атрибутами русского царя и, шире, деспотического российского самовластья стали кнут, высокие милитаристские ботфорты и виселица... От Николая I эти эмблематические атрибуты перешли к его наследникам, причем русский кнут (russian knout) оставался актуальным политическим символом российского (и советского) государства по меньшей мере еще целое столетие.

Наша книга кончается 1830-ми годами. Это десятилетие принято считать завершением классического периода английской карикатуры, ее «золотого века». Эволюция общества и массмедиа все дальше уводят политическую карикатуру от разнузданного радикализма художников-одиночек, не чуравшихся скабрезности, а иногда и порнографии16. «Золотой век» английской карикатуры уходит в прошлое вместе с Георгианской эпохой. Карикатурные листы, своеобразнейшее явление XVIII века, постепенно исчезают, но карикатура отнюдь не сходит со сцены, а перемещается в бурно развивающуюся периодическую печать, подчиняясь при этом нормам общественной морали и издательской этики нарождающейся викторианской эры.

В 1830-е годы на смену технике офорта приходит литография, а карикатурной «столицей» становится Париж, где эстафету у Гилрея, Роуланд- сона и Крукшенков переняли Гранвилль, Домье, Гаварни, Вернье и Шам17.


Линли Сэмбурн. Под прессом цензуры. Гравюра из журнала «Панч». 1878.
Русский медведь - чиновник петербургской тайной полиции - цензурирует журнал «Панч», выдирая из него оскорбительные для российской власти карикатуры.


Английская карикатура не только совершила переворот в европейской сатирической графике, но и закрепила в европейском сознании многие национальные стереотипы. Так и мифы о России, до поры бывшие достоянием молвы или фиксировавшиеся в письменном виде, теперь получили мощное визуальное воплощение в эффектных, запоминающихся образах, наводнивших всю Европу. Например, именно благодаря английским карикатурам за Россией на Западе навсегда закрепился образ Медведя, прежде распространенный главным образом в Англии. Характеристики, столь упорно приписываемые карикатуристами российским монархам, также со временем стали общераспространенными. Живучи оказались и другие созданные ими образы, так что в европейской сатирической графике, с тех пор всегда державшей Россию в поле своего зрения, теперь уже повсеместно стали появляться Медведи, Казаки и Русский мороз.



Об эрмитажной коллекции английских карикатур





В основу книги легли гравюры из собрания Государственного Эрмитажа. Коллекция английских карикатур музея насчитывает около 8000 листов и является крупнейшей в России и одной из самых больших в мире18. Ее ядро (около 5000 листов) составляют 29 коллекционерских альбомов карикатур19, приобретенных в Англии около 1815 года20. Их покупка, по всей видимости, связана с визитом Александра I в Лондон летом 1814 года, а наиболее вероятным составителем и прежним владельцем является не кто иной, как Сэмюэл Уильям Форс (1761-1838) - один из пяти крупнейших издателей сатирических листов Георгианской эпохи, чьей коллекцией карикатур восторгались современники21. Другой важной частью эрмитажного собрания являются шесть томов с карикатурами Джеймса Гилрея (около 1200 листов)22 и коллекционерский альбом с подборкой карикатур (в том числе на русскую тематику), происходящие из собрания А. Б. Лобанова-Ростовского, русского дипломата, в 1879-1882 годах бывшего послом в Лондоне. Любопытно, что карикатуры с русскими персонажами привлекли внимание работников Эрмитажа более 100 лет назад - в 1905 году многие карикатуры на Россию были извлечены из альбомов Форса и собраны вместе.
Практически все эрмитажные эстампы, включенные в книгу, публикуются впервые, при этом -некоторые из них чрезвычайно редки и отсутствуют даже в крупнейших английских собраниях23.













1 Наш подсчет основан на фундаментальном каталоге Британского музея (ВМ).
2 Эта своеобразная «карикатурная война» стала одной из причин невероятной интриги, затеянной Павлом в декабре- январе 1800/1801 г.: речь идет о сенсационном вызове на поединок, который русский монарх бросил всем правителям Европы, - гамлетовский жест, так и не понятый современниками. Детальный анализ рыцарского «вызова» императора Павла впервые предпринят в книге: Россомахин А., ХрусталёвД. Вызов императора Павла, или Первый миф XIX столетия. СПб., 2011. (В это исследование вошел также полный каталог анти- павловских карикатур).
3 Этот лист входит в известную серию «Казаки в Париже», созданную в 1813-1815 гг. и насчитывающую не менее 50 листов. См. недавнее комментированное русское издание (впрочем, неполное): Безотосный В. М., Иткина Е. И. Казаки в Париже в 1814 году. [Серия акварелей Г. Э. Опица]. М., 2007.
4 Карамзин Н. М. Письма русского путешественника // Карамзин Н. М. Избранные сочинения: В 2 т. М.; Л., 1964. Т. 1. С. 528.
5 По нашей атрибуции, этот неподписанный лист (Contest between England and Spain for the Dominion of the Seas, 1790) был создан Фредериком Джорджем Байроном, автором целой серии карикатур на Екатерину Великую, появившихся в ходе так называемого Очаковского кризиса 1791 года (все они считались анонимными, подробнее о них см. в нашей второй книге).
6 Одним из первых ценность карикатуры как исторического источника констатировал Д. А. Ровинский в своем «Подробном Словаре Русских гравированных портретов» (СПб., 1886-1889). См. эпиграф к нашему Обращению к читателю.
7 К концу жизни Екатерина Великая вошла в число наиболее часто изображаемых иностранных персонажей английской сатирической графики. Подсчитано, что в 1778-1796 гг. русская императрица изображалась лондонскими карикатуристами чаще всех прочих иностранцев, за исключением лишь Людовика XVI (см.: Robinson N. К. Edmund Burke. A Life in Caricature. [New Haven], 1996. P. 194).
8 Так, Фредерику Джорджу Байрону (дяде знаменитого поэта) мы атрибутируем ряд листов, посвященных Очаковскому кризису (1791); Исаак Крукшенк создал серию нескольких ярких листов, посвященных победам Суворова в ходе Итальянского похода (1799); Чарльз Уильяме особое внимание уделил Тиль- зитскому миру (1807), Уильям Эльмс - Русской кампании 1812 г., а Джордж Крукшенк - событиям 1813-1815 гг., отразив участие России в победе над ненавистным британцам Наполеоном.
9 Подробнее см.: Россомахин А. А., ХрусталёвД. Г. Россия как Медведь: Истоки визуализации (XVI—XVIII века) // Границы: Альманах Центра этнических и национальных исследований Ивановского гос. университета. Вып. 2: Визуализация нации. Иваново, 2008. С. 123-161; ХрусталёвД. Г. Происхождение «русского медведя» // Новое литературное обозрение. 2011. №1 (107). С. 137-152.
10 Герб «Московской компании» (Muscovy Company); датируется 1596 г., а компания была основана в Лондоне еще в 1555 г., то есть уже на следующий год после первых англорусских контактов на государственном уровне и установления дипломатических отношений. Медведи выступают геральдическими щитодержателями. Но тут не было еще ни издевки, ни иной идеологической нагрузки: медведи здесь лишь экзотический атрибут страны загадочных московитов.
11 Ряд публикаций, посвященных исследованию интереснейшей «медвежьей» метафоры, осуществлен авторами данной работы. См. библиографию в конце книги.
12 См.: Вульф Л. Изобретая Восточную Европу: Карта цивилизации в сознании эпохи Просвещения. М., 2003.
13 Позднее появились такие его вариации, как Генерал Январь и Генерал Февраль, а также Генерал Зима. Ср. со знаменитой карикатурой Джона Лича, опубликованной в лондонском «Панче» 10 марта 1855 г. в качестве отклика на кончину императора Николая I, последовавшую 18 февраля (2 марта): на гравюре «Генерал Февраль оказался предателем» (General Fevrier Turned Traitor) Смерть, запорошенная снегом, возложила костлявую длань на тело Николая, будучи при этом в его доспехах и ботфортах... Название этого выразительнейшего листа (восторженно отмеченного, кстати, Джоном Рёскином) отсылало к апокрифическим словам императора: «Россия имеет двух генералов, на которых она может положиться, - это генералы Январь и Февраль...»
14 Grattez le Russe, vous trouverez le Cosaque; grattez le Cosaque, vous trouverez I'ours. Эта фраза известна в различных вариациях (Grattez un Russe et vous trouverez un barbare или Grattez le russe et vous verrez leTartare) и приписывается то Жозефу де Местру, то Наполеону, то принцу де Линю.
15 Цит. по Долинин А. Пушкин и Англия: Цикл статей. М., 2007. С. 188-189.
16 Уильям Теккерей, обозревая в 1854 г. в одном из своих эссе «карикатуры дедовских времен», то есть работы преимущественно Гилрея, Банбери, Роуландсона, Вудворта и Крукшенка, справедливо отмечал: «...Среди этих рисунков было немало таких, что не предназначались для молодых девиц, и таких, что не следовало показывать и мальчикам. <...> И все же сколько сокровищ щедрого английского юмора было в этой грубой, дикой, беспутной и безрассудной картинной Галерее! Как свирепа была эта сатира, как беспощадно она разила, какими потоками грязи обливала свои жертвы, какие коварные удары она наносила и как часто пользовалась языком торговок с рыбного рынка!..» (Теккерей У. Собр. соч.: В 12 т. М., 1980. Т. 12. С. 185-186).
17 Вокруг основанных Шарлем Филиппоном в Париже журналов «Карикатюр» (LeCaricature-1830) и «Шаривари» (Le Charivari; 1832) собралась целая плеяда талантливых карикатуристов, резко оппозиционно настроенных к правительству короля Луи-Филиппа. Позднее, накануне и в ходе Крымской войны 1853-1856 гг., несколько сотен антирусских (и прежде всего антиниколаевских) литографий было создано Шамом (Cham, настоящее имя Charles Amedee de Noe; 1818-1879), Шарлем Вернье (1813-1892) и гениальным Оноре Домье (1808-1879), чьи работы отличает особенная страстность и непримиримость. Кроме того, отметим выдающийся антирусский карикатурный альбом «История Святой Руси» (1854) молодого Гюстава Доре (1832-1883) - самый масштабный комикс XIX столетия. В последующем веке этот карикатурный памфлет переиздавался 10 раз, на нескольких языках, но более 150 лет оставался недоступным русскому читателю. В настоящее время мы готовим первый опыт комментированного издания этого альбома для Издательства Европейского университета
в Санкт-Петербурге.
18 Для сравнения: крупнейшее в мире собрание Британского музея насчитывает около 14 000 английских сатирических гравюр XVIII - первой трети XIX в. (при этом в упомянутом фундаментальном каталоге Британского музея (ВМ) описано около 12 ООО гравюр рассматриваемой эпохи).
19 Все альбомы одного формата (52x33 см, фолио), в одинаковых переплетах, пронумерованные с № 1 по № 25, а также четыре именных тома: «Bunbury», «Gillray», «Rowlandson», «Sayers». Титульные листы отсутствуют. На многих экземплярах гравюр проставлен штамп-монограмма SWF [Samuel William Fores].
20 См. Ордер о принятии в Эрмитаж гравюр, «привезенных из последней кампании». Архив Государственного Эрмитажа. Ф. I, on. Ill, д. 1. л. 3, Зоб.
21 См., например, известное свидетельство Генри Анд- жело: Angelo Н. Reminiscences of Henry Angelo, with memoirs of his late father and friends, including numerous original anecdotes and curious traits of the most celebrated characters that have flourished during the past eighty years. London, 1830. Vol. 2. P. 294.
22 Шесть томов, каждый начинается с печатного титула: «The / Genuine works / of / James Gillray, / engraved by himself. / Containing / a coloured and plain set of this artist's productions». Ниже издательские данные: «London; / mounted and inlaid
by Thomas McLean, 26, Haymarket». Размер листов 71x53 см. Сборник содержит как нераскрашенные гравюры Гилрея, изданные после его смерти (очевидно, Томасом Маклином), так и оригинальные раскрашенные листы, изданные при жизни художника. В 1830 г. Маклин издал двухтомный сборник работ Гилрея со схожим названием: «The / Genuine works / of / James Gillray, / engraved by himself. / In two volumes», однако в нем не было прижизненных оттисков гравюр Гилрея. Аналогов эрмитажному сборнику в других мировых собраниях до сих пор не выявлено, быть может, он является уникальным.
23 Нами выявлено несколько десятков гравюр с русскими сюжетами, отсутствующими в лондонских собраниях; ряд из них вошел в книгу. Приносим искреннюю благодарность хранителю фонда английской гравюры Л. А. Дукельской, предоставившей нам возможность работать с этим уникальным материалом.

Источник: В.М. Успенский, А.А. Россомахин, Д.Г. Хрусталёв. Медведи, казаки и русский мороз. Россия в английской карикатуре до и после 1812 г. СПб.: Арка, 2014. С. 9-29
Просмотров: 4657
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X