• Александр Дугин
 

Конспирология


Три человечества
 


Описав в самых общих чертах геополитическую и кратополитическую картину мира, мы вплотную подошли к выяснению структуры спецслужб и их соотношения между собой, их иерархии, их специфики.

Существует высший уровень спецслужб, соответствующий тому, что мы назвали двумя “геополитическими орденами”. Можно назвать их “метаспецслужбами” или “метастратегическими центрами”. Таких центров должно быть только два, хотя их филиалы могут (и должны) находиться среди многочисленных кратополитических центров более низкого уровня. Одна из двух “метаспецслужб” — орден Евразии, другая — орден Атлантики. Аналитики и участники этих организаций имеют дело исключительно с геополитической картой, описывающей цивилизационный дуализм и промежуточные, “береговые” пространства. Каждый из орденов заинтересован в триумфе своей цивилизационной парадигмы — теллурократической или талассократической. Причем, служение этому цивилизационному принципу здесь выше лояльности какому-то конкретному государству или народу.

С социологической точки зрения, типичным представителем геополитического ордена является человек с “утроенным сознанием” или “пневматик”. Это особый и довольно редко встречающийся тип людей, способный усвоить одновременно три параллельные интерпретационные системы применительно к одному и тому же факту или явлению. Как сама геополитика является дисциплиной, синтезирующей данные множества предшествующих дисциплин, так и “пневматики” “метаспецслужб” синтезируют данные, полученные всей совокупностью других, более конвенциальных подразделений спецслужб обычных. Эти два ордена, по определению, должны быть намного более засекречены и покрыты непроницаемой завесой тайны, нежели обычные органы разведки и контрразведки, которые, в свою очередь, являются закрытыми организациями.

Централами геополитических орденов являются, соответственно, Россия (для Евразии) и США (для атлантизма). Здесь следует искать истинных центров геополитических решений, хотя влиятельные и концептуально значимые филиалы могут находиться и в других местах соответствующих стратегических регионов. Смысл всей тайной истории международной политики сводится к противостоянию двух геополитических орденов, к их непрерывной борьбе, к их напряженному и скрытому от внешних глаз позиционному противостоянию, покрытому такой завесой секрета, что подчас даже высшие сотрудники обычных спецслужб не имеют о ней никакого определенного представления. И тем не менее, именно в этой сфере лежат ключи к пониманию истинного содержания столкновения цивилизаций, великой войны континентов.

Обычные спецслужбы принадлежат к кратополитическому уровню, который является, в сущности, подчиненным и второстепенным относительно глобальной цивилизационно-геополитической модели. Но сама эта подчиненность до конца осмысливается и признается только на очень высоком концептуальном уровне, граничащем с собственно геополитическими централами. На всех остальных уровнях доминирует кратополитический анализ ситуации, где высшим силовым и стратегическим критерием берется принцип кратополитической субъектности. Иными словами, спецслужбы тех государств, которые обладают статусом кратополитических субъектов (выше мы эти государства бегло перечислили), считают сами себя последней инстанцией в вопросах выработки и реализации силовой стратегии в региональном масштабе, применительно как к спорным и нейтральным пространствам (с более низким кратополитическим статусом), так и к иным самодостаточным кратополитическим субъектам. Реальная стратификация и конфигурация спецслужб крупных государств соответствует именно такой кратополитической картине — как правило, в самостоятельные отделы выносятся направления деятельности, связанные с конкретным кратополитическим ареалом регионального или планетарного уровней.

Если рассматривать обычные спецслужбы как основные институты теории и практики кратополитики, то следует признать, что количество таких спецслужб будет намного меньше существующих государств. Следует всерьез рассматривать разведку и контрразведку только тех государств, которые обладают полноценным статусом кратополитического субъекта.

К примеру, существует английские, французские, немецкие спецслужбы в Европе. И это полноценные образования, законченные кратополитически структуры. К ним по значению приближается и “спецслужбы Ватикана”. Но вместе с тем испанские, итальянские, греческие или португальские спецслужбы не являются их аналогами. Их следует рассматривать как геополитические филиалы, а еще точнее, как территорию, на которой действуют представители внешних и самостоятельных кратополитических организаций. Точно так же обстоят дела и в иных регионах, где локальные системы безопасности и разведки несамостоятельных кратополитических субъектов выступают как сцена осуществления проектов и операций, задуманных и курируемых из внешних центров — из тех стран, которые, напротив, кратополитической самостоятельностью обладают вполне.

Полноценные кратополитические спецслужбы состоят преимущественно из людей “раздвоенного сознания”, “психиков”. И конкретная профессиональная подготовка таких людей сопряжена с их обучением навыкам оперирования с двумя интерпретационными моделями одновременно. Так как такая особенность предполагает необычные личные качества, способствующие легкости дифференциации от обычной окружающей среды, то классическими представителями спецслужб являются люди неординарного психического склада или представители маргинальных — в этническом, социальном или еще каком-то смыслах — общественных групп. Сплошь и рядом такими людьми становятся личности, склонные к небанальному видению мира, но в отличие от творческой богемы или психически неуравновешенных персонажей, способные долговременно и достоверно имитировать все особенности обыкновенного обывателя. “Психики” — актеры, простирающие нормативы своей профессии на всю экзистенцию. Из такой схемы легко понять, что в тех государствах, которые не обладают кратополитической самостоятельностью и соответствующим статусом субъектности, сотрудники спецслужб делятся на две категории — одна часть (большинство) наделена психологией обычной полицейской службы, т.е. представляют собой классических правоохранительных деятелей, а другая часть (меньшинство) отождествляет себя с внешним кратополитическим центром, в интересах которого и работает. Во втором случае уровень “раздвоения сознания” напоминает соответствующий уровень полноценных кратополитических агентов и подчас влечет за собой смену национальной и культурной самоидентификации (что, впрочем, не редкость для всей сферы “секретных служб” в целом, так как сам архетип ее сотрудников и сфера их деятельности предполагает определенную дифференциацию по отношению к окружающей их социальной и культурной среде).

Структура спецслужб тех государств, которые представляют для кратополитических центров минимальное значение (что бывает довольно редко), сводится целиком и полностью к разновидности внутренних войск или полиции.

И, наконец, подо всем этим многоэтажным уровнем закрытых систем находится собственно правовая область, в которой в полной мере действуют внешние открытые законы, формально зафиксированные в законодательных и нормативных актах. Юридическая сфера и, соответственно, специалисты по гражданскому, уголовному и международному праву представляют собой высшую сферу “профанической” действительности. Это — поле существования “гиликов”, “обычных людей”, ограничивающих свое существование одномерными горизонтальными представлениями о реальности и подчиненные внешним формальным (и неформальным, но разделяемым большинством) юридическим и этическим нормативам. Эта сфера, естественно, в свою очередь, крайне дифференцирована, и включает как специалистов и профессионалов в интерпретации определенных социальных и природных закономерностей, так и людей, ограничивающихся упрощенными суррогатами в объяснении бытия. Но вся эта “несекретная” область общественной жизни оперирует с горизонтальными интерпретационными системами и опирается на тот психологический тип, который принято считать “среднестатистической нормой”.

Большинство населения всех стран, независимо от их геополитического или кратополитического статуса, принадлежит именно к этой самой распространенной “профанической” категории и остается неизменно пленниками “мифа первой степени”. Эти “мифы первой степени” являются результатом искусственной адаптации некоторых кратополитических истин применительно к одномерному уровню “среднестатистического большинства”, причем мифы эти формулируются, корректируются и трансформируются в соответствии с потребностями кратополитических структур. Наиболее показательным мифом такого рода является “миф о суверенности”, лежащий в основе как многочисленных штампов обыденного сознания, так и основополагающих конститутивных актов всех государств. Минимальным суверенитетом могут обладать только реальные кратополитические субъекты, следовательно, в остальных случаях горизонтальный “миф первой степени” является совершенно несостоятельным, и люди, принимающие его всерьез, отчаянно заблуждаются. Но и кратополитический суверенитет, там, где он имеет место на самом деле, целиком и полностью зависит от более высокого геополитического уровня, и от этого заблуждение профанов становится еще более вопиющим. “Кратополитика”, с которой оперируют посвященные, предлагает “психикам” “миф второй степени”, намного более состоятельный, нежели предыдущий, но все же менее адекватный, чем высший геополитический миф, являющийся “мифом третьей степени”. На этом уровне суверенность Германии, Франции, Турции или даже Китая в свою очередь рассматривается как заблуждение, но теперь не как заблуждение “профанов”, а как заблуждение “посвященных”. Посвященных, не преодолевших важной черты, отделяющей “психиков” от “пневматиков”.

Такова в самых общих чертах социальная функция спецслужб, соотнесенная с геополитикой и рассмотренная в свете многочисленных соответствий между организационным, психологическим, интерпретационном и юридическим уровнями.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1866
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X