• Александр Дугин
 

Конспирология


Конспирологические виражи Жана Парвулеско
 


Помимо полярно противоположных оккультных конспирологов -- таких, как Мигель Серрано и Жан Робен (насколько нам известно, эти авторы не знают о существовании друг друга), -- есть в этой странной сфере "мифологической истории" и попытки синтеза этих двух позиций, что дает поистине головокружительные картины, где интуиции и прозрения граничат с гротеском. Попытка такого синтеза была предпринята знаменитым французским поэтом, другом Эзры Паунда и автором многих книг по истории традиции Жаном Парвулеско. Парвулеско не только глубоко изучил наиболее блистательные конспирологические модели, по достоинству оценив Сэнт-Ива д'Альвейдра и Грасе д'Орсе, не только проработал геноновскую доктрину о противостоянии инициации и контринициации, но и выделил наиболее актуальные и "горячие" темы "исторического безумия". Интересна сама изначальная парадигма Парвулеско, отчетливо выраженная в его замечательной и вдохновенно-поэтической книге "Пророческая Спираль". Суть ее сводится к тому, что противостояние двух тайных обществ в ходе мировой истории (Парвулеско использует терминологию Грасе д'Орсе и говорит об "Ордене Квинты" и "Ордене Кварты"), которое он считает основным содержанием и главным рычагом всех идеологических, политических и геополитических трансформаций, не является неснимаемым дуализмом, но представляет собой процесс, разворачивающийся между двумя взаимодополняющими полюсами.

Конспирологическая картина Жана Парвулеско выглядит так: изначально существует не два, а три оккультных фактора, именуемые -- Император, Секретный Орден и Тень Ордена. Секретный Орден (иногда "Черный Орден", т.е. скрытый, непроявленный по преимуществу) соответствует организации Солнцепоклонников, "Кварте", по терминологии Грасе д'Орсе. Тень Ордена -- это Лунопоклонники, "Квинта". Но их противостояние существует только за счет "сокрытия", "удаления" третьего Принципа, Императора, который смог бы обеспечить их равновесие и гармонию. В такой схеме можно узнать отзвуки идей Сэнт-Ива д'Альвейдра о примате Троичности. Наиболее ярким историческим примером, иллюстрирующим такое распределение конспирологических ролей, Парвулеско видит в противостоянии Дианы Пуатье, Первой Дамы "Ордена Квинты", носившей эзотерический титул "Великая Охотница", и Катерины Медичи, Первой Дамы "Ордена Кварты", известной под эзотерическим титулом "Непорочный Единорог". Диана Пуатье, на связь которой с эзотеризмом и алхимией указывал Фулканелли, была любовницей Анри II, тогда как Катерина Медичи -- его законной супругой. Именно Анри II символизирует, по мнению Парвулеско, имперскую синтетическую функцию, Императора, третий член оккультной Триады, и является ключом ко всей конспирологической модели. Любопытны соображения Парвулеско о Трех Церквях. Он полагает, что оккультная оппозиция тайных Орденов проецируется и на противостояние Церквей. Так, он считает, что Церковь Святого Апостола Петра соответствует позиции "Ордена Квинты" или Тени Ордена. Церковь Святого Апостола Иоанна, "Внутренняя Церковь" -- "Ордену Кварты". Но высшей и самой таинственной является Церковь Святого Апостола Андрея, которую он соотносит с синтетической императорской функцией.

Эту триаду Парвулеско прослеживает и в нашем веке, который он считает одним из последних (если не последним) этапов истории. Так же, как и Робен, он акцентирует оккультную подоплеку миссии генерала де Голля и "Ордена 45-ти Секретных Компаньонов", им организованного. Но в отличие от Робена, который видит в этой организации юдофильский инструмент "Приората Сиона" в борьбе с "Орденом Зеленого Дракона", особенно в его неонацистской версии, Парвулеско считает, что само название Ордена де Голля -- "45" является прямым указанием на то, что здесь речь идет о синтезе между "Квартой -- "4" и "Квинтой --"5". Кроме того, Парвулеско указывает на тот факт, что де Голль принадлежал к одному древнейшему галльскому роду, чьи корни восходят в глубокую древность. Род этот был в свое время царственным, поэтому оккультная роль де Голля может быть сопоставлена с синтетической функцией Императора. Все это заставляет Парвулеско считать, что антинацистская деятельность "Ордена Секретных Компаньоновп -- это проявление лишь одной его стороны, линии "Квинты". Можно сказать, что речь идет о продолжении войны Тени Ордена с самим Секретным Орденом, а значит, "Кварта" -- "Черный Орден", "Общество Полярных" -- не только не тождественна для Парвулеско контринициатической организации, но, напротив, представляет собой наиболее адекватный эзотерический аспект Традиции. Иными словами, здесь Парвулеско радикально расходится с Жаном Робеном (которому он, тем не менее, посвятил свою книгу "Пророческая Спираль"), так как он занимает, скорее, сторону нового Фюрера "Зигфрида", нежели "Приората Сиона". Естественно, что это заставляет его пересмотреть миссию самого де Голля как в политике, так и в мире оккультных противостояний.

Парвулеско считает де Голля провиденциальной, почти сакральной фигурой, наделенной особой миссией. Эта миссия даже на политическом уровне является не антинацистской, но скорее пронацистской, как это ни парадоксально на первый взгляд. Подтверждение этому Парвулеско видит в тайных сношениях де Голля с Гиммлером, о которых де Голль упоминает в своих воспоминаниях только вскользь, затрагивая наиболее внешний аспект проблемы. Кроме того, основные геополитические и метаисторические концепции де Голля сложились, как известно, под влиянием Дени Сора, который, в свою очередь, был последователем Хорбигера, основателя "Доктрины Мирового Льда" и одного из основных оккультных деятелей в "эзотерическом нацизме". После победы над Германией геополитика де Голля была в основных своих чертах продолжением германской геополитики, не в ее узконациональных, чисто внешних и пропагандистских чертах, но в ее континентальном измерении, которое разрабатывалось Хаусхофером и идеологами СС. (Напомним, что "Черный Орден" СС, особенно в годы войны, был не столько "немецким", сколько "арийским", "пан-европейским", и геополитические проекты СС относительно будущей Европы -- неофеодальный полицентризм и этнографическое, а не административное или национально-государственное деление Новой Европейской Империи -- сильно отличались от старо-консервативных проектов Великой Германии). Де Голль противостоял американскому и вообще океаническому, атлантическому, англо-саксонскому влиянию в Европе, стараясь отвоевать для Европы возможность следовать в ее развитии Третьим Путем -- не советским и не американским. Но именно эта программа и была изначально заложена в геополитических теориях основателей германского национал-социалистического движения и его идеологов. Как бы то ни было, де Голль оказывается у Парвулеско на стороне "Общества Полярных" и "Квинты", а "Орден 45-ти Секретных Компаньонов" он считает Тенью истинного "Ордена", быть может, выполняющей провиденциально необходимую функцию, но не осознающей реальной иерархии оккультных аспектов и поэтому всерьез воспринявшей борьбу с "Обществом Полярных", которое, на самом деле является намного более позитивным и инициатически полноценным уровнем конспирологической Триады. Сам же де Голль стоит еще выше -- и над "Квартой", и над "Квинтой" -- как загадочное воплощение имперского синтеза.

На основании своей трехчастной модели Жан Парвулеско подвергает пересмотру все наиболее острые конспирологические сюжеты, и все они в его трактовке теряют привычные дуалистические деления на "плохих" и "хороших", на "добрых" и "злых", на "служителей Бога" и "служителей Дьявола". Троичная конспирологическая система от этого становится более гибкой. То, что Парвулеско воздерживается от прямых оценок, -- кроме тех случаев, когда он полемизирует со слишком навязчивыми и "пропагандистскими" концепциями, -- придает его модели и большую достоверность и даже большую правдоподобность. Он собирает важнейшую оккультно-историческую информацию, точно распределяет ее по типологически близким комплексам, но не делает никаких определенных выводов. Поэтому в его работах почти не встречаются термины "контринициация" и "сатанизм". Парвулеско не претендует на роль идеолога, он поступает, скорее, как "поэт конспирологии", истинный "безумец от истории", не сдерживаемый в своих интуициях никакими дидактическими или идеологическими императивами. Но при этом, интеллектуально он пребывает в контексте наиболее глубоких, неожиданных, достоверных, смелых и нонконформистски ориентированных "безумцев от истории", и поэтому он оперирует с такими конспирологическими концепциями, которые уже сами по себе представляют колоссальный интерес, даже если речь идет об их простом упоминании. При этом поэтический вкус Парвулеско делает его труды в высшей степени насыщенными как эмоционально, так и информативно. Следить за конспирологическими виражами его мысли сложно и интересно.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2958
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X