• Джордж Моссе
 

Нацизм и культура. Идеология и культура национал-социализма


Раздел восьмой. Ключевой вопрос: образование и воспитание молодежи
 


   Нацизм, подобно любому другому революционному движению, ставил перед собой задачу привлечения на свою сторону молодого поколения и использования его в своих целях. Движение обрабатывало молодежь даже ценой потери старого поколения, жившего еще представлениями о либерализме и социализме. Постановка образования и воспитания в Третьем рейхе может наиболее отчетливо показать нам принципиальные направления этого культурного воздействия. Нацисты произвели изменение школьной системы, хотя это вначале и давалось им с трудом, поскольку государственная система носила федеральный характер. Пока еще не была упразднена самостоятельность отдельных земель, своеобразной лабораторией запланированных изменений стала Пруссия. Высшие учебные заведения, специализировавшиеся в области естественных наук, а также работавшие по неклассической учебной программе, были приравнены к старинным и престижным гуманитарным гимназиям. Нацисты намеревались унифицировать школьную систему так же, как и все «приводные ремни» в любой другой жизненной сфере.

   В результате изменения учебных программ все школы были приближены друг к другу. Введение расовой биологии и усиленное внимание к немецкой истории оставило меньше времени на изучение других дисциплин – древних языков и даже наук. При изучении наук большое внимание уделялось идеологии. До пяти часов в день отводилось на физическую подготовку, учитывая ее значение в формировании характера учащихся, укрепления дисцип-лины и требований будущей воинской службы. Вместе с тем была предпринята попытка дать девушкам совершенно иное образование, исходя из нацистского идеала женщины. Из их подготовки исключались предметы, необходимые для поступления в университет, поскольку женщине предназначалось быть дома.

   Трудно сказать, насколько успешным на практике были эти перемены в образовании. Оказалось, что постановка дела в разных школах была различной и зависела в значительной степени от преподавателей и школьного руководства. Так, например, до 1 марта 1938 года школьные учебники и пособия не были еще едиными, а в отдельных школах даже определялись самостоятельно. Только после этого дня была задействована централизованная цензура, которую осуществляла нацистская партия совместно с министерством образования. Новые учебники были пронизаны духом национал-социализма, преподаватели распределены по армейским полкам. Небезынтересно, что часть молодежи восприняла все эти изменения с энтузиазмом.

   Свидетельства такого энтузиазма шли со всех сторон. Некоторые примеры, подобранные нами, представляют собой интерес, так как написаны оппонентами режима. Инга Шолль рассказывает о себе, своем брате и сестре, которые образовали группу сопротивления из числа сокурсников-студентов Мюнхенского университета, которую назвали «Белая роза». София и Ханс Шолль дорого заплатили за свои убеждения – оба были казнены в 1943 году. А вначале они тоже с энтузиазмом поддерживали нацистское движение. Причины этого, по свидетельству Инги, были типичными для многих молодых людей. В то же время они дают представление о методах нацистского контроля за положением дел и поддержки необходимого энтузиазма.

   В мемуарах Пауля Эстрайха, отрывок из которых мы также приводим, дается обзор его многолетней прогрессивной деятельности, пока нацисты не положили этому конец. В 1919 году он основал «Союз решительных реформаторов школы», целью которого было преодоление классовых противоречий. Будучи социалистом, он верил, что ученики смогут научиться ценить важность и необходимость «продукции», приобретая некоторый опыт в работе. Позже он возлагает вину за пронацистские настроения студентов высшей школы на их родителей, рисуя убедительную картину социального давления нацистов на молодежь, которое помогало им избавляться от влияния старого поколения. Большую роль при этом играла и все укреплявшаяся нацистская дисциплина.

   Ильза Макки написала о своих школьных годах, находясь уже в Англии. Она описала все, что происходило в школе в первые годы нацистского правления и как это отражалось в сознании школьницы. Выйдя замуж за англичанина, Ильза относится к своему прошлому скептически, а ведь в свое время кричала во всю мощь своих легких: «Зиг хайль!» (Да здравствует победа!)

   Какого рода дети считались «идеальными» в этой системе образования и воспитания? Ведь нацисты строили ее на основе старых традиций. Прежде всего – характер обучения, а уж потом – изучение книг. Инспектор по вопросам национально-политического образования, один из эсэсовских руководителей, Хайсмайер объяснил, например, что система эта зижделась на старых прусских традициях и традициях частной английской школы. Следует, однако, учитывать, что Хайсмайер был довольно заметной фигурой (вплоть до начала войны он возглавлял один из отделов центрального правления СС), поэтому идеальный ученик в его глазах был существом, готовым беспрекословно служить Третьему рейху. А что означала эта служба, директор одной из высших школ охарактеризовал следующим образом: «Характер – это еще не самоуверенность и независимость, но закалка и подготовка к службе и повиновению во имя фюрера и народа».

   И неудивительно, что часы, отведенные на физическую подготовку в школах, были увеличены по распоряжению министерства образования уже в 1933 году, так как именно физическая подготовка наилучшим образом соответствовала выполнению этих задач. Кроме того, это соответствовало и нацистскому мировоззрению. Так что изучению книг в системе образования Третьего рейха отводилось второстепенное значение.

   Антиинтеллектуализм является составной частью любого движения, основанного на иррационализме. Ханс Шемм, руководитель «Национал-социалистского союза учителей», стал после 1933 года министром образования Баварии. Его высказывания в отношении «грамотеев» звучали авторитетно. Погиб он в авиакатастрофе в 1934 году и вошел в плеяду легендарных нацистских героев.

   Чтобы привить ученику готовность к службе и повиновению, его индивидуализм и энтузиазм направлялись и контролировались путем внушения ему понятия народной общности. Либеральный идеал «культурного человека» заменялся идеалом «боевого товарищества». Это хорошо просматривается в инструкциях министерства образования. Понятие «товарищества» проистекало из расовой общности людей, сплоченной «реальной борьбой» с внешними и внутренними врагами. Министерство образования требовало внедрения этой доктрины во все школы и изучения ее на занятиях по расовой биологии и истории. В этом плане характерны истории и рассказы, написанные детской писательницей Люсией Александер. Она была активным членом нацистской партии и даже организовала в 1931–1932 годах «союз немецких девушек» в Восточной Пруссии. (Впоследствии союз этот был распространен на всю Германию и входил в состав гитлерюгенда.) Учась в докторантуре по журналистике и литературе, Люсия писала книгу, отрывок из которой мы приводим. В качестве сюжета она использовала службу труда, к которой привлекались все члены нацистских молодежных организаций и союзов, чтобы показать весь ужас того положения, в котором оказывается человек, попытавшийся оторваться от народа.

   Мальчишки любят героев, и нацисты незамедлительно представили им сразу нескольких. Одним из них был Херберт Норкус, любитель подраться «за народ». Молодой парень был убит коммунистами, когда выступал за партию. Рудольф Рамлов, театральный критик, написал книгу, прославляющую Норкуса, которая выдержала двадцать пять переизданий за шесть лет. В книге показывается не только идеал товарищества, но и антиинтеллектуализм нацистского движения. Ведь молодой парнишка, еще не закончивший образования, был переполнен эмоциями, голосом крови. Норкус стал героем одного из наиболее известных нацистских кинофильмов «Молодой Квекс», показанного Гитлеру уже в 1933 году. Парень стал героем и мучеником гитлеровской молодежи, которая даже создала его культ. В приводимом отрывке из книги Рамлова имя Норкуса прямо не упоминается, но делается соответствующий вывод из жизни и смерти юного нацистского святого.

   Ниже мы приводим некоторые примеры школьных учебников и книг, издававшихся при нацистах, типичных для того периода. Рассказы для начальных классов, когда дети только начинают читать, так или иначе восхваляют Гитлера, в книгах же для старших классов явно просматривается идеологический подтекст. В популярной серии книг для чтения для начальных классов проводится параллель между ростом молодого дуба и становлением характера человека. Много книг для чтения предусматривалось для средних и старших классов. Из двух из них мы приводим отрывки. Бальдур фон Ширах, руководитель гитлерюгенда, считал себя писателем и поэтом. Его история затрагивает две темы – экзальтацию совместной общественной деятельности и вытекающий из нее энтузиазм, которые ассоциируются у него с восходящим солнцем. Для нацистов особое значение имело солнце, взятое ими из романтических и из германских традиций: это был символ неба, светило, дающее тепло и свет всему живому на земле, а также связующее человека с космосом. Рассказ Бальдура фон Шираха, предназначенный для школьников, был в основе своей языческим и прославлял идеалы народного сообщества.

   Отто Дитрих, ведавший вопросами имперской прессы, неоднократно сопровождал Гитлера в его пропагандистских поездках еще до прихода нацистов к власти. Его рассказ «Полет в штормовую погоду» вошел почти во все школьные книги для чтения. Мораль рассказа не нуждается в разъяснениях, но в нем отчетливо видна параллель между человеком и природой. Этот излюбленный нацистский прием указывал на «подлинность» эмоций и их коренную связь с идеологией. Вместе с тем это было использование еще одной древней романтической традиции. Такие рассказы и истории вызывали у школьников интерес к приключениям и способствовали вовлечению молодежи в нацистскую партию.

   Список литературы для чтения в различных классах школы, а также в университетах 1935 года свидетельствует о целях образования и воспитания молодежи. В каждом рассказе давался готовый ответ, не оставляя места для раздумий. Освободительные войны против Наполеона представлялись глазами историка-националиста Эриха Марка и обязательно увязывались с Третьим рейхом. «Песнь о Нибелунгах», несомненно относящаяся к величайшим творениям народного эпоса, была уже в XIX веке лишена элементов христианства романтиком Фридрихом Хеббелем, поддержавшим Рихарда Вагнера. Вальтер фон Фогельвайде, средневековый миннезингер, временами затрагивал темы, которые можно считать патриотическими. Образ крестьянской дочери, приносящей себя в жертву, в повести Гартмана фон Ауэ «Бедный Генрих» настраивал молодежь на соответствующий лад, внушая необходимость самопожертвования во имя народа и родины. Невинная девушка пожертвовала собой, чтобы спасти своего хозяина от суетности и тщеславия и направить его на праведный путь.

   Однако в нацистской деятельности по руководству молодежью школа была только частью. Ильза Макки показывает характер этой деятельности во внеучебное время. Тут главную роль играла организация гитлерюгенда, о структуре, задачах и идеалах которой рассказывает ее руководитель Бальдур фон Ширах. Надо отметить, что именно эта организация доминировала в жизни молодежи. Идея службы народному сообществу проходит через всю книгу Бальдура фон Шираха «Гитлерюгенд», отрывок из которой приведен ниже. В этой книге для чтения он и не скрывает политических целей своих групповых экскурсий, которым придает сентиментальный смысл. Несомненно, важно и то, что он говорит о связях гитлеровской молодежи с семьей и школой. Вообще-то нацисты хотели сохранить семью в качестве «священной ячейки», но эта молодежная организация отвлекала школьников от дома. Ширах намеревался добиться «разделения службы», и если родители противились этому, то в проигрыше оставались они. В связи с этим необходимо вспомнить об идеологических разногласиях между детьми и родителями, возникших в связи с нацистской обработкой молодежи, и об отречении многих родителей, о чем пишет Эстрайх. Четкого различия функций между школой и гитлерюгендом так и не было достигнуто. Ширах даже приводит примеры противодействия учителей тем или иным мероприятиям молодежной организации. Вместе с тем в его книге просматривается нацистская концепция «идеального» учителя, ведь в ходе обучения у школьников должны были вырабатываться, главным образом, характер и стремление к лидерству. Наконец, из приведенного отрывка явствует та роль, которую отводила нацистская партия молодежи, и просматривается опасение, что старое поколение может оказаться ненадежным. Поэтому основной задачей, стоявшей перед гитлерюгендом совместно со школой, было формирование мужчин и женщин, готовых на идейной основе надежно служить нацистскому государству и полностью разделять нацистское мировоззрение.

   Подготовка расовой элиты – СС – начиналась с восемнадцати лет, когда парни брались непосредственно из молодежной организации. При этом об академической подготовке ничего не говорилось. В отрывке из книги д'Альквена об СС говорится, что решение о пригодности парней к службе в СС принималось на основе характеристики из гитлерюгенда.

   Особую проблему для нацистского руководства представляли студенты университетов, воздействовать на которых было не так просто. Учитывая это, нацисты проводили среди них определенную работу еще до прихода к власти. Так, Герхард Крюгер, руководитель национал-социалистского студенческого союза был избран президентом национальной студенческой организации еще за два года до того, как Гитлер стал рейхсканцлером. Начиная с 1933 года все студенты должны были вступать в эту организацию. В ее официальном органе – журнале «Немецкий студент» – Крюгер призывал к созданию нового университетского сообщества, в котором предусматривалась ликвидация всего прежнего либерального наследства. На этом уровне можно видеть, как была поставлена антиинтеллектуальная работа, нацеленная на то, чтобы студенты не считали себя привилегированной кастой. С этой целью нацисты включили в название своей партии слово «социализм», что должно было означать отсутствие привилегированных личностей в сообществе, в котором главным постулатом была борьба за «народные интересы». Ценность личности определялась тем, насколько хорошо она служила нацистскому государству, а не ее интеллектом, который, как опасались, мог привести ее в ряды оппозиции.

   Идея «службы народу» воплощалась в реальный труд по линии организации «Немецкий трудовой фронт», где бок о бок работали представители и рабочей, и крестьянской молодежи, и интеллигенции. Это был в основном физический труд на полях или на стройках, который уравнивал студентов со всеми другими, заставляя их понимать, что академический труд – это еще не вся жизнь. Подобно Михелю в новелле Геббельса, студенты вливались в ряды трудового народа. Вернер Боймельбург идеализировал эти трудовые лагеря. В книгах этого писателя изображалась война и «слабость» Веймарской республики. Критерии для поступления, например, в Берлинский университет показывают, каким образом обеспечивался необходимый нацистам отбор студентов. Тем самым заранее гарантировался и студенческий контингент, как этого требовал Крюгер. Подобная же практика проводилась и во всех других университетах Германии.

   Университетское сообщество рассматривалось как органическое целое. Все преподаватели должны были вступить в национал-социалистскую ассоциацию университетских доцентов и профессоров. Руководителем этой ассоциации с 1935-го по 1943 год был доктор медицины Вальтер Шультце, который приветствовал в 1939 году ее членов, собравшихся на свое первое заседание. Одновременно он возглавлял департамент народного здравоохранения в баварском министерстве внутренних дел. В своей вступительной речи он изложил официальную доктрину. Главным было не углубленное занятие какой-либо проблемой и не специализация в определенной области, а «связующая идеология». Академическая свобода не допускалась. Неизменными остались только организация самих университетов да студенческое братство. Везде главенствовал новый дух, ибо трансформация университетской жизни преследовала цель формирования нового человека. Необходимые черты характера и отношение к действительности закладывались еще в начальной школе и совершенствовались в дальнейшем. Достижение победы «связующей идеологии» имело первостепенное значение: нацистская культура должна была разрешить все злободневные вопросы, поскольку веку либерализма был положен конец. Квинтэссенцию идеологии составляло превращение индивидуальных идей в идеи и понятия общенационального плана, которые вносились в сознание молодежи нацистской культурой. Мировоззрение для Гитлера было основополагающим, а вся остальная деятельность, включая партийную, должна была лишь активизировать идеологию.

   Евреи были оппонентами и врагами новых людей, которые формировались в ходе обучения и воспитания. Мальчики и девочки должны были научиться распознавать их расовые характеристики, как говорится, с одного взгляда. Постоянное использование образа еврея в качестве абстракции (Гитлер как-то назвал евреев «первопричиной») лишил их индивидуальности, превратив в образец враждебности арийскому идеалу. Список выпускников франкфуртской гимназии имени кайзера Фридриха демонстрирует это, показывая не только исключение евреев из состава нации, но и из системы образования, формировавшего членов сообщества. Гимназия эта отражает проблему, стоявшую перед Третьим рейхом, поскольку в Германии было довольно много бывших учеников и студентов, евреев по национальности. Что же было делать? В качестве решения этой проблемы, столь типичного для нацистской Германии, они были просто-напросто превращены в абстрактные номера. Таким образом, школа соблюдала чистоту системы образования, что явилось своеобразным тестом способности тысячелетнего рейха выполнить свои задачи и цели.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3228
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X