• Иоханнес Рогалла фон Биберштайн
 


Опасения, вызванные существованием масонства и мотивировавшиеся его опасностью для государства и для спасения души, вызвали к жизни как папскую буллу от 28 апреля 1738 г., направленную против масонов, так и множество официальных запретов, в том числе и в протестантских государствах1. Они, правда, либо были отменены во второй половине XVIII в., либо игнорировались.

Антимасонские настроения впервые открыто претворил в специфический антианглийский вариант тезиса о заговоре, не имевший, правда, заметных последствий, один французский аббат во время англо-французской войны 1744—1747 гг. После того как аббат Ж. Б. Гольтье уже в 1746 г. обвинил масонов, что они под лозунгом «естественной религии» организуют все секты и формируют «общий заговор против религии»2, аббат Ларюдан через год в Амстердаме опубликовал сочинение «Разгромленные масоны» (Les francs-maςοηβ écrasés). В нем он предупреждал о большом антикатолическом протестантско-масонском заговоре, задуманном в Англии. В этом памфлете, анонимный немецкий перевод которого вышел в 1780 г.3, аббат обвинял масонов, что хоть они «открыто и не нападают на религию и порядок»4, но «очень гадкими красками расписывают несправедливость тех, кто изгоняет свободу и равенство»5. То есть они предпочли бы дать «полную свободу и равенство, и нас, освобожденных от властей всякого рода... каждого бы сделали любимым и приличным»6. Основателем масонского ордена якобы был Кромвель, который не только распространил свою власть на Англию, Шотландию и Ирландию, но, сверх того, пытался вернуть всем народам мира их «естественную и прирожденную свободу»7. Кромвель учредил «палату из семи лиц, а равно четырех секретарей», в отношении которой Аарюдан утверждал следующее: «Согласно их плану земной шар предполагалось разделить на четыре провинции, первую из которых составляли бы Франция, Швейцария, долины Пьемонта и Италия, вторую — Пфальц и прочие протестанты в Германии, третью — северные королевства и Турция, четвертую же — Ост- и Вест-Индия. Каждый из секретарей ведал одной провинцией. Каждый должен был вести переписку. Кромвель дал своему обществу название вольных каменщиков, потому что был намерен возвести новое здание, то есть улучшить человеческий род, королей же и вельмож, чьим бичом он был, истребить»8.

Опубликованный в Мадриде в 1752 г. памфлет испанского францисканца, цензора и ревизора инквизиции Хосе Торрубиа9 «Предостережение против масонов» (Centinela contra francs-masones) — перевод которого вышел в Вюрцбурге в 1786 г. под названием «Против мерзкого института масонов», — еще пограничное сочинение между специфически католической, антимасонско-антипротестантской пропагандой и христианско-надконфессиональной антипросветительской агитацией, характерной для конспирологического мышления Нового времени. Ведь в этом памфлете, с одной стороны, указывается, что «порочная шайка так называемых масонов, которые подобно стае самых отступнических духов тьмы распространились на пагубу по земному шару», происходит из протестантской Англии, «из трясины, где зародилось гибельное отродье свободы и философии»10. А с другой стороны, заявляется, что академии в Лондоне и Париже — это «скрытые масонские ложи», где «патриархи атеизма, зачинщики безверия, главари новых» размахивают «факелом убийства», угрожая «величественному зданию религии»11.

Поскольку в основе этого страха католиков перед заговором лежала боязнь ослабления веры, а также постановки под сомнение церковной иерархии, они естественным образом нападали и на духовных противников католицизма. Самый яркий пример здесь — опубликованное в 1755 г. иезуитом Соважем сочинение «Реальность проекта Бургфонтена» (Réalité du projet de Bourgfontaine), которое в 1758 г. в Париже было публично разорвано и сожжено рукой палача12. В этом памфлете, запрещенном также баварским правительством, утверждалось, что янсенисты вместе с рационалистами, деистами и т. д. в монастыре Бургфонтен под Парижем сплели заговор против веры, поддерживаемой иезуитами, и против церковной иерархии13.

Хотя представители католической ортодоксии уже в 1775 г. исходили из того, что «секта» философов тесно «связана» с масонством14, все-таки во второй половине XVIII в. они, реалистически смотря на вещи, уже не могли философию, представлявшуюся им опасной, связывать исключительно с протестантизмом и «протестантским» масонством. Опасения, что под угрозу поставлена христианская религия как таковая, побуждали закрыть глаза на сравнительно незначительные межконфессиональные противоречия и требовали формирования надконфессионального фронта защиты христианства.

Соответственно, теперь масоны-деисты изображались уже не еретиками, а противниками христианства. Так, ахенский доминиканец, учитель богословия Людвиг Грайнеман в 1779 г. изобличал масонов с кафедры как «предтеч Антихриста»15, предрекал им судьбу Содома и Гоморры и добавлял к этому следующие поношения: «Евреи, распявшие Спасителя, были масонами, Пилат и Ирод — начальниками одной ложи. Иуда, прежде чем выдать Иисуса, в синагоге был принят в масоны, и когда он вернул тридцать сребреников, прежде чем повеситься, он сделал не что иное, как заплатил взнос за вступление в орден»16. Эти инвективы и спровоцированные ими уличные избиения виднейших граждан Ахена, принадлежавших к числу масонов, привели к тому, что за масонов вступились протестантские князья, и ахенскому магистрату тоже пришлось отменить свой антимасонский эдикт17.

Если эта атака на масонов, выдержанная в стиле разгромной проповеди, поначалу имела обратный эффект и исход дела можно было оценить в духе просветительского прогрессистского оптимизма18, то упразднение ордена иллюминатов, провозглашенное в 1785 г. в Баварии, дало Контрпросвещению очень сильный импульс. После того как еще 22 июня 1784 г. курфюрст Баварский запретил декретом все «тайные общества», не получившие особого разрешения, а И февраля 1785 г. Вейсгаупт был наказан за то, что купил «Словарь» Бейля не в целях изучения, а из-за своей принадлежности к «секте философов», 2 марта 1785 г. был издан более строгий запрет всех тайных обществ, и Вейсгаупт поскорей покинул Баварию19.

18 июня 1785 г. папа Пий VI сообщил епископу Фрейзингенскому: он узнал, что секта масонов устроила себе резиденцию в Мюнхене и распространила «свою заразу почти по всему миру». Невозможно «сомневаться в том, насколько пагубно для человечества соприкосновение с этой чумой, какой ущерб она наносит той же религии и королевской власти»20. Сделав это высказывание, курия поддержала позицию исповедника курфюрста Баварского, бывшего иезуита Франка, который еще в 1781 г. в проповеди на Страстной неделе возводил на масонов следующую хулу: «Эти люди готовятся к царствованию Антихриста, и, по всей видимости, конец света уже недалек»21. Когда прусский министр, розенкрейцер Вёльнер, в 1785 г. переслал отцу Франку список иллюминатов, последний как директор розенкрейцерского округа издал рескрипт, датированный 1 сентября 1785 г. Там говорилось, что «Страшный Суд для ордена иллюминатов в Баварии, похоже, приближается». Он, Франк, по его словам, «напрягая все силы», трудился для уничтожения ордена иллюминатов и привел в движение «небо и ад», чтобы побудить курфюрста принять меры против иллюминатов22.

В этой единой игре Вёльнера, приближенного Фридриха Вильгельма II Прусского, и Франка23 осуществился надконфессиональный контрпросветительский союз, который можно сравнить с тесным сотрудничеством двух ведущих умов ордена иллюминатов — ученика баварских иезуитов Вейсгаупта и северогерманского протестанта Книгге. Идеологический базис этого союза наглядней всего отражен в изданном еще в 1784 г. в Базеле бывшим видным езлюцернским иезуитом И. А. Вайсенбахом «Критическом перечне лучших сочинений, вышедших на разных языках в доказательство и в защиту религии...» (Kritisches Vérzeichnifi der beBten Schriften, welche in verschiedenen Sprachen zum Beweise und zur Vertheidigung der Religion herausgekommen). Этот перечень не делает различий между католическими и протестантскими публикациями, что применительно к традиционному самосознанию иезуитов выглядит поистине революционным шагом24.

Так как скандал вокруг ордена иллюминатов после выхода разоблачительной брошюры 1787 г. «заинтересовал всю нацию» и из-за возникших брожений «к этой истории было приковано внимание всей Германии»25, ситуация вызвала к жизни и массу полемических сочинений.

Еще в 1784 г. в одной анонимной баварской брошюре утверждалось, что бывшие иезуиты много претерпели от «заговора» иллюминатов и что «самая многочисленная и решительная шайка разбойников» не могла бы быть опасней для государства. В связи с этим автор требовал: «Таким людям место не в человеческом обществе, а на строительстве крепостей и среди тех, кого император велит сковывать цепью, чтобы тянуть суда вверх по Дунаю»26.

Через год «Новейшее собрание», издаваемое бывшими аугсбургскими иезуитами, вещало по поводу масонов: «Это неизбежно относится и к тронам, которые они низвергают: они будут опрокидывать троны королей и князей. Что можно думать о кучке людей, которые дышат только свободой, которые позволяют себе и практикуют только разнузданность? Они вправе свободно мыслить и писать, но не захотят ли они еще и свободно действовать?»27 А в другом издании за 1786 г. заявлялось, что «сатана» порадовался появлению иллюминатов, потому что они, «главная шайка гражданского общества», атаковали религию28.

Наконец, бывший иезуит Штаттлер собрал все обвинения, выдвинутые против иллюминатов, в анонимно изданном в 1787 г. сочинении «Тайна зла основателя иллюминатства». Исходя из утверждения, что «падение иезуитов anno 1773»29 стало предпосылкой для подъема ордена иллюминатов, он излагал следующие три тезиса:

1) «Вейсгаупт — тайный враг всей истинной христианской религии»;

2) «Вейсгаупт — тайный враг государства»; 3) «Вейсгаупт — опаснейший совратитель баварско-пфальцского юношества»30.

В протестантской Германии скандал вокруг ордена иллюминатов тоже вынудил просветительскую интеллигенцию занять оборонительные позиции. Как, например, следует из «Некоторых новых сведений о различных ныне существующих обществах» (Neuer Beitrag zu einiger Kenntnis verschiedener jetzt existierender Gesellschaften), опубликованных «Берлинским ежемесячником» (Berlinische Monatsschrift) во второй половине 1785 г.31, просвещенным протестантам пришлось открещиваться от всякого «сектантского духа». Он, мол, в основном проявляется в махинациях розенкрейцеров, ищущих «философский камень»32, иезуитов, а также экзальтированных пиетистов. Иллюминатов же, хоть и критикуя при этом их методы, они пытались защищать: мол, те ставили перед собой цель «собирать полезные знания, чтобы распространять просвещение в своем отечестве»33.

Против подобной характеристики целей иллюминатов, представлявшей их безобидными, выступил протестант, бывший прусский офицер Эрнст Август фон Гёххаузен (1740—1824)34 в своей анонимно изданной в 1786 г. книге «Разоблачение системы космополитической республики: В письмах из наследия одного масона». В этом «Разоблачении» автор бичует масонов-просветителей с протестантско-абсолютистской точки зрения, не уступая по резкости тону иезуитско-католической полемики. Гёххаузен, который заодно осудил также «антиподов иллюминатов» — розенкрейцеров — за ханжество и баловство с алхимией35, не только утверждал, что человечество «слепо» ковыляет к бездне36, но и мрачно прогнозировал «революции, которые неотвратимы, которые я ожидаю и предвижу»37. Масонские ложи он клеймил как «чумные бараки нравственной и политической чумы»38, а иллюминатскому утопизму давал грозную отповедь: «Космополитическое чувство. Что это значит? Ты гражданин государства, либо ты мятежник. Третьего не дано»39.

Через два года, в 1788 г., пиетист Юнг-Штиллинг в своем «Учебнике государственно-полицейской науки» (Lehrbuch der Staats-Polizey-Wissenschaft) тоже предостерегал против масонства, поскольку обнаружил, что «ложи включают в себя школы натурализма, деизма, заговоры против святейших основ нашего государственного устройства, истинной христианской религии и настоящие тайны зла»40. В своих «Письмах о новых стражах протестантской церкви» (1786—1788) ортодоксальный суперинтендант Симон де Маре из Дессау даже счел «оригинальные тексты ордена иллюминатов», о публикации которых позаботилось в 1787 г. баварское правительство, «важнейшими документами века», которые «всякого честного человека и христианина» заставляют в ужасе отшатнуться41. В подобных грубых нападках, которые за несколько лет до того еще трудно было себе представить, выразилось наступление Контрпросвещения42. Оно получило поддержку со стороны некоторых из немецких князей, которых беспокоила радикально -просветительская критика. Они еще с начала 1780-х гг. пытались найти какой-то противовес просветительскому рационализму за счет укрепления церковной ортодоксии, оказывая ей личное содействие и выпуская строгие эдикты43.

Наиболее чреватой последствиями в этом отношении была смена монарха в Пруссии в 1786 г., ведь наследник Фридриха Великого, Фридрих Вильгельм II, уже в бытность кронпринцем подпал под влияние своего духовного наставника, розенкрейцера Иоганна Кристофа Вёльнера44. После того как король уже в именном повелении от 26 июля 1787 г. заявил: «Но я никогда не потерплю, чтобы в моей стране подрывали Иисусову религию, учили народ презрению к Библии и открыто водружали знамя неверия, деизма и натурализма»45, Вёльнер, назначенный 3 июля 1788 Г. министром юстиции и главой духовного департамента, 9 июля 1788 г. издал антипросветительский «религиозный эдикт». Он был направлен против «разнузданной свободы», грозил тем духовным лицам и учителям, которые будут «открыто или тайно» распространять «заблуждения», увольнением с должности и, наконец, провозглашал строгий надзор за кандидатами на должности учителеи и пасторов. 46

Познакомить с этими столкновениями французскую публику попытался маркиз де Люше, приближенный ландграфа Гессен-Кассельского, в своем впервые вышедшем в 1789 г. в Париже «Изыскании о секте иллюминатов». Там он приписывал ордену иллюминатов следующие цели: «Это общество имеет целью править миром, узурпировать власть суверенов и занять их место, оставив им лишь бесплодную честь ношения короны»47. Сочинение выдержано в духе просвещенного абсолютизма, поэтому автор дистанцируется также от теософско-розенкрейцерских и пиетистских сообществ и осуждал «берлинские ноктурналии»48. Ведь фанатизм сект мог бы расколоть мир на соперничающие партии и пошатнуть равновесие в Европе.

Эта публикация, выдержавшая за короткое время три издания, лишь усугубила растерянность и неуверенность, потому что объединила такие ожесточенно борющиеся меж собой группировки, как иллюминаты и розенкрейцеры, в некий мнимый общий фронт заговорщиков. Люше не провел, по сути, необходимую разделительную черту между радикальными просветителями — иллюминатами вейсгауптовского толка и мистически настроенными приверженцами религиозного возрождения, которых тоже часто называли «иллюминатами». Эти «иллюминаты от теософии»49 также — но по противоположным причинам — отвергали традиционную церковную организацию, отчего, несмотря на их антипросветительские взгляды, их, в свою очередь, могли заподозрить в том, что они косвенно способствовали распаду установленного порядка.

На фоне подобных столкновений, очень интенсивно происходивших еще до штурма Бастилии, тот факт, что вскоре на масонство возложили ответственность за Французскую революцию, почти не удивляет. Насколько сознание контрпросветительских кругов было к этому подготовлено, показывает следующее событие. Когда гессенский правительственный и консисториальный директор Людвиг Адольф Кристиан фон Грольман (1741—1809)50 и дармштадтский генерал-суперинтендант и старший придворный проповедник Иоганн Август Штарк (1741—1816)51, находясь вместе на курорте в Бад-Швальбахе, получили весть о штурме Бастилии, «один сказал другому: это дело рук сорока четырех (то есть иллюминатов)»52. Даже если в подлинности этого высказывания, которое Грольман записал только в 1794 г., можно усомниться, оно вполне вписывается в исторический контекст. Об этом можно заключить и по предостережению, которое прусский король-розенкрейцер Фридрих Вильгельм II сделал курфюрсту Саксонскому в послании от 3 октября 1789 г.: «Я осведомлен из очень хороших источников, что масонская секта, именуемая иллюминатами или минервалами53, после изгнания из Баварии с удивительной быстротой распространилась по всей Германии и соседним странам. Принципы этих людей очень опасны, ведь они намереваются ни много ни мало уничтожить христианскую религию, даже все религии вообще, и освободить подданных от присяги верности своим государям, как их приверженцев учат „права человечества"»54.

Чтобы стать действенным орудием агитации, этот тезис о заговоре еще нуждался в «конкретных» доказательствах. Для этого, в частности, было необходимо показать или выстроить прямую связь иллюминатов с французскими революционерами. Еще разомкнутую цепочку доказательств в первый раз попытались замкнуть при помощи особы Калиостро, 27 декабря 1789 г. арестованного в Риме папской полицией.




1 Так, например, в Швеции королевский указ от 21 октября 1738 г. запретил собрания масонов под страхом смертной казни; король Август II Польский, а также король Филипп V Испанский в 1739 г. вообще запретили масонство, в Португалии масонов приговаривали к отправке на галеры и сожжению на костре, а в Гамбурге сенат постановлением от 7 марта 1738 г. запретил государственным служащим участвовать в собраниях лож. Ср. об этом: Steffens 1964, 49—50. Многие антимасонские указы опубликованы в изд.: Acta Latomorum 1815.
2 Цит. по: Monod 1916, 302.
3 Larudan 1780. Название французского оригинала: Les francs-masons écra-sés: suite du livre intitule L'ordre des francs-mafons trahi. Amsterdam, 1747.
4 Ibid. 1,106.
5 Ibid. 1,107.
6 Ibid. 1,108.
7 Ibid. 11,38.
8 Ibid. 11,39.
9 О Торрубиа см.: Taute 1909,124-125 и Dierickx 1968, 72.
10 Torrubia 1786,9.
11 Ibid., 29.
12 Ср. статью «Bourgfontaine» в изд.: Koch 1936.
13 Grafil 1968, 58—59; ср.: Wittola 1776, 92, где саркастически разбирается «басня о бургфонтенском собрании».
14 «Философская секта, очень тесную связь которой с масонством отмечают с некоторых пор» (Journal historique et littéraire, 1775, 411).
15 Цит. по: Vertheidigung der Freymaurer 1779, 3.
16 Цит. по: Singer 1925, 37.
17 Об этом: Runkei 1931/32 II, 210 ff.
18 Ср. Vértheidigung der Freymaurer 1779, 45—46: «Но поверьте мне, они миновали, те ужасные времена, когда казалось, что злоупотребление религией дает вам право на мятежи, на убийства и на прочие гнусности, которые будут приводить в ужас еще наших внуков. Взор разума проник сквозь покрывало, которое помещал перед ним предрассудок».
19 Как показал ван Дюльмен (Dülmen 1975, Кар. 3), в принятии решения о запрете ордена иллюминатов сыграли роль споры о выборе политического направления, которые описывать даже кратко здесь не место и которые были лишь очень опосредованно связаны с этим орденом.
20 Цит. по: Engel 1906, 13.
21 Цит. по: Du Moulin Eckart 1895, 201.
22 Цит. по: GraBl 1968, 228.
23 Ср.: Paula Fischer 1944,18 ff. и 62-94.
24 Ср.: Koselleck 1959,196-197 (Anm. 21).
25 System und Folgen 1787, 233.
26 Über Freymaurer, Erete Wamung. S. 1., 1784. Цит. по: Wolfram 1899/1900II, 7.
27 Neueste Sammlung XIII, 1785,168. Цит. по: GraBl 1968, 264.
28 Der Weisheit Morgenröthe. Цит. по: Nachrichten 1795, Belege 11—12.
29 Stattler 1787, 33.
30 Эти тезисы используются как заголовки глав.
31 Berlinische Monatsschrift VI, 355-374.
32 Ibid., 357, иронически говорится: «Чтобы изучать, скажем, Ламберта или Канта, надо уже обладать немалыми знаниями и непрерывно напрягать мозги. Поэтому мы надеемся сделать новые завоевания в науке, общаясь с высшими существами, которых мы называем духами».
33 Ibid., 363.
34 О Гёххаузене см.: Epstein 1966, 96, а также статью «Göchhausen» в изд.: Freimaurerlexikon 1932.
35 Göchhausen 1786, 431.
36 Ibid., 323.
37 Ibid., VII.
38 Ibid., 418.
39 Ibid., 176.
40 Цит. no: Geiger 1963, 233.
41 Marees 1788 III, 139.
42 Cp. Nicolai 1788, 52: «О намерении ввести новую народную религию, внедрить деизм или натурализм, предпринять что-либо против христианской религии или совершить какие-то перемены в государстве — об этом... я никогда не слышал ни слова».
43 Кроме Пруссии, это происходило в Саксонии и Вюртемберге. Ср.: Philipp-son 1880 I и Valjavec 1951, 146.
44 Ср.: Bailleu 1924; Epstein 1966, 356 ff.
45 См. с. 40.
46 Цит. по: Hausser 1859/60 I, 202. Ср. пародию на «религиозный эдикт», выпущенную К. Ф. Бардтом под псевдонимом Николаи Младший. В сочинении 1789 г., озаглавленном «Религиозный эдикт», он на с. 28 вложил в уста вымышленному пастору и другу Вёльнера следующую «молитву»: «От дороговизны, иллюминатов, / Масонов, что жарятся у черта, / От чумы и от нужды / Избавь нас, Боженька!» (Nicolai der Jüngere 1789). О «религиозном эдикте» см.: Schwartz 1925.
47 Luchet 1789, 46.
48 Ibid., 48.
49Ср. Barruel 1800/03 III, 12: «Сегодня есть иллюминаты от атеизма и от теософии. Последние, строго говоря, — мартинисты». Далее: Maistre 1820, 213—214 и Staël-Holstein 1818 III, 340, где проводится различие между «illumines mistiques» и сторонниками Вейсгаупта.
50 О Грольмане см.: Braubach 1927, 330.
51 О Штарке см.: Krüger 1922, Blum 1912 и Epstein 1966, 506 ff., где приведена обширная библиография.
52 Цит. по: Krüger 1931, 474.
53 Степень минервала — от Минервы, богини мудрости, — была первой ил-люминатской степенью. Ср.: Engel 1906, 117.
54 Цит. по: Le Forestier 1914, 616.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1911
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X