• М. С. Беленький
 

Что такое Талмуд


Женщина
 


Составной частью правовой и моральной системы Талмуда являются воззрения его авторов на положение женщин в быту и обществе.

«Церковная легенда о создании женщины из ребра мужчины, злобные стихи библейских пророков о женщинах, легенды арабов, индусов и бесчисленные образцы всяких иных наветов на женщину — все это свидетельствует о единодушном стремлении жрецов всех религий социально унизить женщину»1. Эти слова М. Горького в полной мере относятся и к составителям Талмуда, которые твердят о том, что женщина — существо «второго сорта» и не может быть равной мужчине. Они ввели ежедневную утреннюю молитву, в которой мужчина благодарит бога за то, что он не создал его женщиной. Недаром, мол, люди радуются, когда рождается сын, и грустят, когда рождается дочь.

В своих комментариях к ветхозаветному мифу о сотворении Евы из ребра Адама талмудисты подчеркивают, что бог долго раздумывал над тем, какая часть Адамова тела наиболее подходяща, чтобы из нее сотворить Еву. Ее не следует делать из головы, рассуждал бог, — чтобы она не поднимала высоко голову, из глаза — чтобы не подсматривала, из уха — чтобы не подслушивала, из уст — чтобы не болтала, из сердца — чтобы не была завистлива. Наконец бог выбрал скрытый орган — ребро. Уж в этом случае Ева наверняка будет скромной. «При каждом органе, который бог создавал ей, он приговаривал: будь скромной, будь скромной!» (Берешит рабба VIII, 3).

Духовно унижая женщину, Талмуд приписывает ей только отрицательные качества: леность, завистливость, болтливость, ограниченность интересов, истеричность и т. п. Женщина, мол, лишь может быть пригодна для удовлетворения похоти мужчины. «Все, что человек хочет делать с женой, он делает, — вроде как мясо с бойни, хочет есть с солью — ест; [хочет есть] жареным — ест; вареным — ест» (Недарим 20б). Жена — рабыня мужа своего. Женщина — узница. Иосиф Флавий подтверждает, что, согласно существовавшим устоям, «муж распоряжается своей женой по своему усмотрению, лишая ее прав личности»2. Женщина, поучает Талмуд, обязана находиться дома, а не гулять по улицам. Таким образом она сама удаляется от греха и не вводит людей в греховные помыслы. Женщине Талмуд запрещает «посещать театры и цирки чужих народов». Удел женщины: девушкой быть под властью отца, супругой находиться под властью мужа (Кетубот IV, 4), сидеть взаперти в четырех стенах своей комнаты, ни с кем не общаться, жить в полном уединении и «заплетать свои волосы».

Но так как в некоторых библейских произведениях IV-II вв. до н. э. роли женщины в семейной и общественной жизни отводится большое место, Талмуд вынужден был сказать о ней доброе слово3. Отдельные авторы Мишны и Гемары поучают: «Жена должна пользоваться уважением мужа» (Сота 47а) ; «домашний мир покоится на том, что муж любит жену, как самого себя, и уважает ее более, чем самого себя» (Сангедрин 76б). Кое-кто в Талмуде сочувственно цитирует гл. XXVI апокрифической книги «Премудрости Иисуса, сына Сирахова»: «Добрая жена — драгоценный дар, выпадающий на долю богобоязненного; злая жена — проказа для мужа; красивая жена — счастье для мужа, дни его жизни удваиваются» (Сангедрин 100б).

Однако Талмуд лишает женщину каких-либо гражданских прав. Она — не личность и не может являться в суд, призывать свидетелей или сама быть свидетелем (Рошхашана I, 8). Она не имеет права на образование. Даже знакомиться с Библией ей не позволено. Рабби Элеазар предостерегал: «Обучать свою дочь Торе — это то же, что воспитывать ее в распутстве» (Сота 21б). Он же говорил: «Вся мудрость женщины в веретене» (Иома 66б).

Талмуд запрещает женщине заниматься общественным трудом. Она должна работать только дома, для своего мужа. «Вот работы, — сказано в Кетубот V, 5, — которые жена исполняет для мужа своего: она мелет зерно, печет, стирает белье, варит, кормит грудью своего ребенка, стелет постель и обрабатывает шерсть. Если она принесла ему [в приданое] одну рабыню, то она не мелет, не печет и не стирает, если [она принесла] двух рабынь, то она не варит и не кормит грудью своего ребенка, а если трех — она не стелет для него постели и не обрабатывает шерсть, а если четырех — она садится на кафедру. Рабби Элеазар говорит: хотя бы она ему принесла сто рабынь, он может заставить ее обрабатывать шерсть, потому что праздность ведет к разврату».

Женщина предназначена для рождения детей (Кетубот 59а). Отказаться от брака — преступление и грех. «Кто отказывается от супружества, нарушая тем заповедь о размножении рода человеческого, тот считается душегубом, уменьшающим число подобий божьих» (Иевамот 63б). Однако женщине нельзя выходить замуж по велению сердца. Брак совершается не по любви, не по выбору, не по доброй воле, а по принуждению. При выборе жены Талмуд советует мужчине не обращать внимания ни на красоту женщины (красота — суета, миловидность — обман), ни на ее умственные способности, дарование и пр., а ценить только ее происхождение.

Сохранились некоторые любопытные рекомендации для желающих вступить в брак: мужчины высокого роста не должны жениться на женщинах высокого роста; кто низок ростом — не должен брать в жены женщин невысоких; смуглые мужчины не должны жениться на брюнетках, блондины — на белолицых (Берахот 45б).

Талмуд, защищая интересы духовенства, поучает: «Человек должен пожертвовать всем своим достоянием, чтобы жениться на дочери талмид-хахама» (Песахим 49а). «Выдающий свою дочь за ам-хаареца все равно как бы бросает ее в львиную пасть» (Песахим 49б). Вместе с тем можно в Талмуде найти и противоположный совет: «Опустись на одну ступень ниже при выборе жены, поднимись на одну ступень выше при выборе друга» (Иевамот 63а).

Историко-культурный интерес представляют данные Талмуда о том, что женщины Иудеи употребляли зеркала из металла, украшения: серьги, цепочки (Шаббат 59б), а также косметику. Для подкрашивания глаз использовали сурьму, красили волосы, пудрились, даже в обувь иногда клали парфюмерию, чтобы при ходьбе распространялось благовоние.

В Мишне детально разработано бракоразводное право, которое призвано регулировать семейные отношения, сложившиеся в эпоху рабовладения. Основу общества, по учению танаев, составляет семья. Она складывается из трех элементов: домовладыки — полновластного господина семейства, женщины, предназначенной для умножения членов семьи, и рабов, обязанных трудиться. Брак следует рассматривать как имущественную сделку, в силу которой женщина отдается под неограниченную власть ее мужа. Сделке предшествует сговор, облеченный в письменную форму; в нем перечисляются обязанности нареченных, определяется размер приданого и способы его уплаты.

В отличие от Библии, запретившей вступать в брак с лицами нееврейского происхождения, Талмуд с целью облегчения прозелитской деятельности проповедников иудаизма заявляет: «Все прозелиты имеют право вступить в брак с евреями, и мы не подозреваем их в происхождении от народов, относительно коих в Библии имеется запрещение» (Тосефта Киддушин V, 6).

Законы в области семейных отношений, брака и развода, созданные танаями и зафиксированные в Мишне, были типичны для социальных условий рабовладения. Подобные законы имеются в интерпретациях римских юристов II-III вв. н. э. Так, преподаватели римских юридических школ Юлиан, Ульпиниан, Гай и другие ставили и решали такие же казусы по вопросам брака и развода, которые дебатировались, обсуждались и разрешались в мишнаитских трактатах Иевамот и Кетубот.

Семейное право Талмуд обосновал богословскими поучениями, туманом мистики. Браки, мол, устраиваются самим небом. За 40 дней до рождения ребенка бог назначает ему супругу в его будущей земной жизни (Сота 2а).

Талмудисты подчеркивают особые права мужчин. Они разрешают мужу дать развод своей жене по любому поводу. Гиллель, например, учил, что поводом для развода может служить недостаток откровенности в жене, а рабби Акиба утверждал, что, если мужчина увидел женщину более красивую, чем его жена, он вправе дать жене развод.

Талмудисты «обосновали» библейское постановление о левиратном браке. Сущность этого постановления заключается в следующем: если братья жили под одной крышей, и один из них, состоящий в браке, умер, не оставив сына, то жена умершего не имеет права выходить замуж на сторону; ее должен взять в жены деверь. Талмуд мотивирует это правило тем, что брат обязан сохранить в роду все имущество покойного, в том числе и вдову, которая является неотчуждаемой собственностью рода, семейства. Если деверь отказывается от жены умершего брата, его подвергают церемонии под названием халицы: в присутствии старейшин к нему приближается вдова, снимает башмак с ноги его и приговаривает: так поступают с человеком, который отказывается от создания дома брата своего (Второзаконие XXI, 9).

Раввины и поныне ревностно соблюдают талмудическое бракоразводное право. В государстве Израиль оно имеет силу и закон.



1 И. Флавий. Против Аниона, II, 24.
2 С. Ковнер. История медицины, ч. I. Киев, 1879, стр. 28.
3 Так, в поэме Песнь песней воспевается страстная, целомудренная и всепобеждающая любовь девушки Суламифи, красота ее тела, величие и чистота ее чувств; в Притчах Соломоновых превозносятся трудолюбие, скромность, целомудрие «добродетельной жены»; в новелле Руфь нарисован обаятельный образ моавитянки, молодой женщины, наделенной сердечной добротой и искренней задушевностью.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2174
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X