• Михаил Агурский
 


Происшедшая в 1924 году решающая встреча большевизма и национализма, видевшего в большевизме путь национального возрождения России или же просто рассматривавшего его как русскую национальную силу, принесла свои результаты. К концу 1927 года, к XV съезду партии, исподволь сформировались основы национал-большевизма как дополнительной идеологии, закрепляющей власть правящего класса.
Россия отказалась от мировой революции как главной и исключительной цели. Началась борьба с нерусской частью руководства, а высший эшелон еврейской его части был от власти уже устранен. Партия резко изменила свой состав и в своей русской доминирующей части была компактно крестьянской (по происхождению), а к руководству партией пришла новая группа русских лидеров: Молотов, Ворошилов, Киров, Куйбышев, Угланов и многие другие.

Советская система интегрировала большое число людей, так или иначе признававших национальный характер советского строя. Был достигнут даже компромисс с частью консервативного православного духовенства. Начались первые признаки ограничения относительной культурной самостоятельности национальных республик.
Не смотря на то, что эту политику возглавлял Сталин, в первую очередь заботившийся об укреплении личной власти, она находилась в соответствии с интересами большей части партии. Эта политика давала, наконец, партии столь нужную для нее национальную легитимацию. Члены партии могли думать, что партия располагает ныне гораздо более широкой поддержкой населения. Приняв на вооружение некоторые стороны нетрадиционного русского национализма, она не пожертвовала ничем существенным. Ее власть не оспаривалась. Коммунистическая идеология оставалась формально в неприкосновенности. Международный коммунизм оставался под контролем Москвы.
Даже коммунисты-евреи в своем подавляющем большинстве могли быть довольны происходящими переменами. Поражение Троцкого, Зиновьева и Каменева показывало, что они вряд ли могли стать главными вождями партии. Но все остальное оставалось без изменений. Если ты оставался лояльным большинству, тебе ничто не угрожало. Напротив, им могло казаться, что если население нашло какую-то странную для них форму национального компромисса с партией за столь малую цену, их положение станет еще более устойчивым.

Сталин и партийная пропаганда представляли дело так, что подлинные цели революции и марксизма остаются неизменными. Ненужное более сменовеховство было с презрением выброшено за борт. Оно сыграло свою роль перекладных лошадей, довезших партийную карету до следующей станции.
С одной стороны, официальные заявления были правдой, все зависело от того, что считать подлинными целями революции и марксизма. Если иметь в виду стремление к тоталитарному контролю и террору, то оно не только не уменьшилось, но и возросло. ГПУ постоянно укреплялось. Нэп потихоньку сдавал свои позиции. Дальновидные нэпманы стали покидать Россию уже в 1926 году.
Изменения касались лишь начавшегося отхода от интернационализма, вернее, отхода от интернационализма абсолютного, а также отказа от раннего национального нигилизма. Было ли это радикальным изменением ранней революционной идеологии? Было ли это ревизией марксизма? Это не очевидно и нам, как не было очевидно тем, кто осуществлял эти изменения, по крайней мере в тот исторический период. Сталин шел по стопам не только Ленина, но и Троцкого, которого только что с позором разгромил. Марксистская преемственность неоспорима. Все почти предписания ортодоксального марксизма, как их понимал Ленин, были выполнены. Но система все же начала превращаться во что-то, чего большевики никак не предполагали. Было ли это ревизией марксизма или же той реальной его адаптацией к конкретной национальной и социальной среде, которая была в России? Было ли это неизбежностью или же политическое и социальное развитие СССР могло принять и другие формы?

В рамках данной работы было бы преждевременно отвечать на этот вопрос. Ответ должен быть получен на основе изучения дальнейшего развития советской общественной системы. Пока же можно сказать, что укрепление личной власти Сталина и партии в целом в результате незаметного перехода к национал-большевизму повело к новой трагедии. Сталин решил, что теперь Он имеет достаточно сил, чтобы начать новую революцию, которая сделает его вождем типа Ленина. Эта революция стоила жизни многим миллионам людей. Но она вовсе не означала конца национал-большевизма, а лишь его новую фазу...

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3215
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X