Ленин в работах скульптора Ивана Шадра

 
В 1924 году скульптор Иван Шадр создал натурную скульптуру «Ленин в гробу», сделавшую его главным мастером довоенной скульптурной ленинианы. За 13 лет И. Шадр создал 16 скульптурных изображений В. И. Ленина, в том числе для Центрального Музея В. И. Ленина в 1934 году. Одна из самых значительных его работ — монумент с одиннадцатиметровой бронзовой фигурой, установленной в 1927 году на территории Земо-Авчальской ГЭС имени В. И. Ленина (ЗАГЭС) в Грузии.

Данный текст является главой "Разбитые мечты скульптора И.Д. Шадра" из книги Т.Г. Колосковой и О.В. Киташовой "Миф о любимом вожде" (М., 2014. С. 71-80). Нумерация сносок соответствует книжной.

--
О, я хочу безумно жить:
Все сущее увековечить,
Безличное — вочеловечить,
Несбывшееся — воплотить!

Строки из стихотворения А.А. Блока в письме И.Д. Шадра С.В. Гурьеву от 31 мая 1926 г.21


Известно, что большинство произведений И.Д. Шадра, созданных с начала 1920-хгг., вошли в золотой фонд советского искусства. Для многих поколений он стал классиком, определявшим лицо советского реализма в скульптуре 1920—1930-х гг. Однако хрестоматийный глянец, как это обычно бывает, скрыл со временем немилости судьбы, выпавшие на долю и самого мастера, и многих его творений.

«Однажды ему сказали: "Иван Дмитриевич, вы — Фидий". Он рассердился: „Вы не знаете или меня, или Фидия, а может быть, ни того, ни другого". Он не терпел пустых похвал, но хорошо знал себе место среди современных скульпторов. И его хорошо знали и высоко ценили. Знали, что он художник оригинальный, всегда неожиданный в решениях. Однако многое ли было осуществлено из задуманного им? Надо прямо сказать, очень мало. Думается, потому, что в его великолепных проектах было слишком много фантазии, что в нем довлел художник-мечтатель. В этом была его душевная драма, ускорившая, быть может, его преждевременный уход от нас»22.

В Российском государственном архиве социально-политической истории, в личном фонде К.Е. Ворошилова, хранится письмо И.Д. Шадра от 21 марта 1937 г.23 В нем скульптор дает краткий отчет о работах, созданных в 1922—1937 гг. по заданию советской власти. Среди них — серия скульптур «Рабочий», «Красноармеец», «Сеятель», воспроизведенная на денежных знаках, почтовых марках, облигациях государственных займов и других ценных бумагах СССР24; герб СССР из Лабрадора в стене Мавзолея25; орден Ленина26, проект памятника Н.С.Аллилуевой27, статуя «Строитель», установленная напротив здания Наркомата путей сообщения в Лермонтовском сквере28.

В кратком отчете Наркому Обороны Иван Дмитриевич особо выделял свои произведения, связанные с увековечением образа В.И. Ленина. И это не было данью политической конъюнктуре. Личная привязанность Шадра к теме возникла еще в 1924 г., во время его работы над посмертным портретом вождя.


П.В. Васильев
Портрет скульптора И.Д. Шадра
Москва, 3 января 1941 г. Под рисунком в центре автограф скульптора: Шадр 3.1. - 1941г. Бумага, карандаш. 28,0*27,7 Рисунок с натуры


Посмертная скульптура, созданная И.Д. Шадром, стала одной из трех, признанных Комиссией по организации похорон «хорошими»29. Институт имени В.И. Ленина предложил скульптору приобрести его работу за им самим установленную цену. Передавая в институт скульптурный слепок «Ленин в гробу», Шадр писал: «Т. к. эта работа производилась с натуры в момент переживания мировым пролетариатом великой скорби, я не нахожу возможным такую работу подвергать расценке и охотно жертвую ее в пользу Института»30. Отказ мастера от гонорара — случай редчайший, если не единственный, он свидетельствует об отношении скульптора к теме, волновавшей его до конца жизни.

Сразу после прощания с Лениным скульптор, устремляясь мыслью от смерти навстречу к жизни, задумал создать грандиозный монумент вождю. Слово «памятник» Шадр не любил. «Памятник — слово мемориальное, пахнущее могилой, несовместимое с подвигом, который сильнее смерти»31.

В поисках сюжета Шадр обратился к кино- и фотодокументам. Его интересовали не столько черты лица Ленина, сколько его движения, жестикуляция. На фотографии, запечатлевшей Владимира Ильича в 1919 г. выступающим на Красной площади в день Всевобуча, скульптор увидел жест, который станет смысловым центром будущей скульптурной композиции.

Шадровская интерпретация образа вождя вначале была встречена скептически. «Фигура Шадра, — писал в 1924г. профессор А.А. Сидоров, — очень подвижная, представляется, однако, несколько случайной, жест, приданный руке Ленина, указывающий пальцем вниз, как будто повелевая кому-то стать на колени у ног Ленина, имеет в себе нечто нарочитое»32.

Неприятие смелых пластических решений Шадра определило печальную судьбу многих его произведений. Может быть, потому, что шадровским монументальным образам было тесно в выставочных залах, они начинали жить, только становясь частью ландшафта33.

Жест, казавшийся нарочитым в первоначальном проекте статуи В.И. Ленина, приобрел символический смысл в памятнике, установленном на плотине Земо-Авчальской ГЭС около Тбилиси, при слиянии Арагвы и Куры. Ленин указывал прямо на плотину, на бешеное течение покоренных рек.

Художественная Лениниана. Новое об известном
Оттолкнувшись от реального мгновения, скульптор создал обобщенный образ — символ волевой целеустремленности, подчиняющей человеку природную и социальную стихию.



[И.Д. Шадр]
Памятник В.И.Ленину у главной плотины ЗАГЭС в Тифлисе
[1927]. Почтовая карточка Серия «Памятники В.И.Ленину» Изд-во «ИЗОГИЗ» Типография «Меццо-тинто» Сок[ольнического] рай[онного] шефсовета. М., [1930-1934] Бумага, печать. 10,4x14,7
Шадр считал памятник Ленину на ЗАГЭС одним из своих лучших произведений. Сознававший свое предназначение «оживлять камни на веки вечные», скульптор с трудом бы поверил, что обломки памятников Ленину станут символом конца эпохи, героев которой он воспевал в «бронзовых легендах».



В январе 1928 г. скульптурная композиция «Булыжник — оружие пролетариата» экспонировалась на Всероссийской выставке художественных произведений к 10-летнему юбилею Октябрьской революции. Работа Шадра получила более ста восторженных отзывов посетителей и при этом столь же недоброжелательную критику. А.В. Луначарский в статье об итогах выставки отозвался так: «Это тоже большая, тщательная работа. Она сделана с хорошим знанием анатомии. Фигура поставлена смело и безошибочно. В произведении есть несомненное настроение. Однако в скульптуре Шадра есть что-то от некоторой салонности, от той изящной, тщательной отделки, которой гордились французские скульпторы прошлого поколения, сейчас уже и во Франции играющие роль последних могикан или, во всяком случае, людей, повторяющих зады. Разумеется, когда в эту изощренную форму зрелой буржуазной скульптуры, немножко отразившей на себе потребность элегантной вещи для элегантной обстановки (один художник по поводу статуи Шадра сказал, что "это похоже на электрическую арматуру"), — когда во все это вливается новое содержание, то дело еще вовсе не так плохо. А Шадр именно это и сделал. Я вполне допускаю, что четкость формы, правдивость и вместе с тем сдержанная эффектность статуи произведут на нашего массового зрителя очень благоприятное впечатление»34.


Только через тринадцать лет, в 1941г., «Булыжник — оружие пролетариата» занял свое место в Третьяковской галерее среди лучших произведений советского искусства. М.В. Нестеров назвал ее великолепной скульптурой, «тесно связавшей талантом мастера красоту духа с вечной простотой тела». В 1954 г. первый отлив в бронзе с оригинала, исполненный скульптором-форматором Утешевым, был принят на постоянное хранение в Центральный музей В.И. Ленина.

В начале 1930-х гг. памятники В.И. Ленину работы И.Д. Шадра появляются во многих городах Советского Союза. 8 января 1934 г. в журнале «Советское искусство» Шадр отчитывался перед трудящимися: «В последние три года я сделал и несколько новых монументальных работ о Ленине. Сюда относятся прежде всего проект памятника Ленину для Казани, затем памятник Ленину для Днепропетровска. Сделанный из железобетона памятник Ленину поставлен в Мытищах. Та же модель, отлитая в бронзе, поставлена у Тихого океана (Сахалин). Второй экземпляр в железобетоне исполнен для Центрального телефонного завода в Горьком, где установлен на берегу Оки...»35.

В 1934 г. Иван Дмитриевич создает статую В.И. Ленина из мрамора для Большого Кремлевского дворца. Судьба этого произведения также оказалась драматичной.

В тетрадях Шадра сохранились заметки, относящиеся ко времени его работы над этой скульптурой. Размышляя о состоянии скульптурной Ленинианы за десять лет, прошедших после смерти вождя, Шадр делает вывод: «Народная потребность видеть его черты вызвала небывалый спрос на Лениниану. И что же мы видим? Массовость заказов, их поспешность и ограниченность высококвалифицированных сил (да и нередкая небрежность в исполнении) породили немало потрясающей халтуры... Драгоценные кино- и фотоматериалы не изучены или искажены настолько, что мы находимся под угрозой навсегда потерять представление о подлинных ленинских чертах... Нам следует идти по двум дорогам: Ленин — синтез ленинизма и Ленин — Ильич, таящий в себе все оттенки и нюансы психологической характеристики...»36.


Работы скульптора И.Д. Шадра:
Проект памятника Ленину - вариант памятника для ЗАГЭС (для Музея Революции), 1925-1927 гг. Гипс 136,0 x 113,0 x 82,0;
"Булыжник - оружие пролетариата". 1927 г. Бронза, 125,0 x 150,0 x 125,0


В своей новой работе Шадр изображает Ленина участником повседневной созидательной жизни — он как будто вступает в зал заседаний: рука согнута в локте, пальцы привычно мнут край жилета; чуть заметный наклон вперед, острый прищур внимательных глаз... Образ вождя, созданный Шадром, не понравился «в верхах». Его упрекали в том, что Ленин чересчур озабочен, что костюм у него не отутюжен и воротник поднят... Вскоре после установления скульптуры заговорили о ее замене. Альтернативный проект был заказан С.Д. Меркурову.

В начале 1940-хгг. скульптура, сделанная Шадром в 1934г., была увезена в Горки. В начале 1950-х гг. под воздействием атмосферных осадков она стала разрушаться. В 1953г. было принято решение о ее перемещении в Центральный музей В.И. Ленина. Здесь она экспонировалась до закрытия музея в ноябре 1993 г. Во время демонтажа экспозиции стало очевидно, что переместить ее в запасники без разрушения невозможно. Скульптуру закрыли в стенном проеме, тщательно упрятав от глаз новых хозяев здания.

Попытка Шадра в середине 1930-х гг. вернуть психологический и пластический облик реальной исторической личности потерпела неудачу. И это зависело не от мастерства скульптора. Изменился социальный заказ на интерпретацию образа вождя. Работы Шадра не выдержали конкуренции со стилизованной монументальностью скульптур С.Д. Меркурова.

Шадр, остро чувствовавший свою эпоху, не мог не понимать новых веяний и все-таки пошел против течения. Личное поражение скульптора в стремлении очистить образ вождя от наростов неправды привело его к осознанию, что память о живом Ленине уходит безвозвратно. Может быть, поэтому сразу после неудачи со статуей для Большого Кремлевского дворца скульптор начинает работать над композицией, воскрешающей дни «оплакивания ушедшего вождя».

В 1937 г. в письме к наркому обороны Шадр сообщал о намерении вскоре закончить скульптурную композицию «И.В. Сталин у гроба Ленина». Может показаться, что мастер пошел в ногу со временем. Ведь он был единственным из ведущих скульпторов 1920—1930-хгг., который до этого еще не лепил Сталина. Шадр готовился показать свою новую композицию на выставке «Индустрия социализма» в 1939 г. Но не случилось...



И.Д. Шадр.
Портрет В.И.Ленина для зала заседания Верховного Совета СССР в Большом дворце Московского Кремля. 1934 г. Мрамор. 307,0x104,0x102,0 Фотография из фонда ЦМЛ Не позднее 1953 г.


Скульптор Владимир Цигаль вспоминает, как однажды в студенческие годы после занятий профессор шепотом, как заговорщик, посоветовал: «Пока не поздно, постарайтесь незаметно проникнуть в Музей Революции. Там в ротонде — круглом зале с колоннами — временно выставлена новая скульптура Шадра. Произведение потрясающее! Ее никому не показывают, и вход туда воспрещен». Обманув бдительных сторожей, студенты добрались до ротонды и замерли потрясенные. «На огромной белой плите — до половины прикрытая знаменем обнаженная фигура Ленина. Свободные, широкие складки со шнурами и кистями спадали до пола. Одна рука в сильном напряжении вытянута вдоль тела, другая согнута на груди. Могучая голова. Огромный лоб. Глаза закрыты. Там, где кончаются четкие грани плиты и складки знамени обрывают свой бег, должна была стоять фигура Сталина. Композиция и называлась „Клятва Сталина". Трудно предположить, как скомпоновалась бы фигура во френче, брюках и сапогах с полуобнаженной символической фигурой Ленина, вряд ли дополнила бы она композицию формально и по существу. Но тогда мы не думали об этом. Казалось, что весь народ, как мы, замер в торжественном молчании. Даже слышны протяжные гудки паровозов... Но об этом можно только предполагать — вторая фигура никогда не была сделана, а вскоре и вся композиция была разрушена и бесследно исчезла»37.




21 Шадр. Литературное наследие. Переписка. Воспоминания о скульпторе. М., 1978. С. 173.
22 Там же. С. 203.
23 РГАСПИ. Ф. 74. On. 1. Д. 295. Л. 33-34.
24 Серия скульптур для воспроизведения на денежных знаках создана в 1922 г. Подлинники «Красноармейца», «Рабочего» и «Крестьянина» (в гипсе) хранятся в Государственной Третьяковской галерее. «Сеятель» — в Государственном центральном музее современной истории России. В Музее В.И. Ленина находятся бронзовые отливы «Рабочего» и «Крестьянина», которые до демонтажа экспозиции в 1993 г. вместе со скульптурной композицией «Булыжник — оружие пролетариата» составляли идейно-композиционные центры зала, посвященного событиям революции в России 1905—1907 гг.
25 Проект герба СССР для Мавзолея в гипсе сделан И.Д. Шадром в 1932 г.
26 Орден Ленина — высшая награда СССР — учрежден постановлением Президиума ЦИК СССР 6 апреля 1930 г. Эскиз знака ордена был выполнен И.И. Дубасовым и В.К. Куприяновым. Автором объемного изображения ордена был скульптор И.Д. Шадр. Вид первого знака ордена был следующим: треугольной формы щит из венка колосьев ржи. В центре, в круге, помещался медальон — портрет B. И. Ленина в профиль на фоне заводов и фабрик. Тоненькая ниточка ободка вокруг портрета и надпись «СССР» — на прямоугольном картуше в нижней части ордена были из красной эмали. Венчали знак рельефные серп и молот. В таком виде из серебра орден изготовлялся до ноября 1931 г. Ильинский В.Н. Геральдика трудовой славы. М., 1979.C. 31-32.
27 Мемориальная скульптура занимала особое место в творчестве Шадра. «Я никогда не считал, — писал скульптор, — что лирические элегические темы в скульптуре стоят в каком-то противоречии с социальной тематикой. Напротив, я убежден, что каждого художника волнуют и эти интимные психологические темы не менее, чем сюжеты эпохально-исторического размаха». К ряду таких работ относится надгробие на могиле Н.С. Аллилуевой, созданное в мраморе в 1939 г. Окончательному решению скульптурной композиции предшествовало восемь вариантов. Такой подход был типичен для мастера. «Надо стремиться к совершенству, искать, лепить, не считая часов и дней. Можно сделать сотню вариантов, а истину найти в сто первом. Когда скульптура будет окончена и поставлена, никто не будет спрашивать, сколько времени она делалась. Важно будет одно: как она сделана». Шадр. Указ. соч. С. 114,154.
28 Статуя задумывалась как памятник отцу, Дмитрию Евграфовичу Иванову. В процессе работы над памятником конкретному человеку родилось обобщение черт, характерных для всего русского народа: исконной нравственности, трудолюбия, мягкой раздумчивости, поэтичности, доброты. Скульптура, сделанная в мраморе, была названа — «Строитель» (1929).
29 РГАСПИ. Ф. 16. Оп. 2с. Д. 48. Л. 50.
30 РГАСПИ. Ф. 16. On. 1 Д. 618. Л. 10.
31 Шадр. Указ. соч. С. 134.
32 Великий Вождь. Художественно-литературный сборник. М., 1924. С. 220.
33 Наиболее трагична судьба скульптурной композиции «Год 1919-й». По отзывам современников, «эта вдохновенная, динамичная вещь, изумительная по красоте лепки и композиции, изображала Серго Орджоникидзе, идущего в развевающейся, как крылья орла, бурке через горный перевал и несущего на руках ребенка». Т.В. Шадр-Иванова рассказала о судьбе скульптуры: «Иван Дмитриевич готовил ее для выставки "Индустрия социализма" (1939). Она была окончена в гипсе, за- бронзирована и отвезена в выставочный зал. Но перед открытием выставки ее приказали убрать, и скульптуру заторопились вынести. Времени было в обрез, по величине она в дверь не проходила, и, не поставив Ивана Дмитриевича в известность, скульптуру разбили. Сохранились лишь головы Серго и ребенка. Иван Дмитриевич очень тяжело переживал это и даже заплакал. Говорил: "Что же не позвали меня, я бы ночью приехал и разобрал ее, как можно так не уважать труд. Я чашку не разобью, потому что ее кто-то делал"». Шадр. Указ. соч. С. 207, 235.
34 Луначарский А.В. Об искусстве. В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 225.
35 Шадр. Указ. соч. С. 98.
36 Там же. С. 97.
37 Цигаль Вл. Е. Не переставая удивляться. Записки скульптора. М., 1986. С. 21.

Источник: Миф о любимом вожде. М., 2014, С. 71-80
Просмотров: 1524
Другие материалы раздела
             
Редакция рекомендует
               
 

Комментарии (всего 0)

  • Укажите символы,
    которые вы видите на картинке

 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X