• Л. Ануфриев
 

Религия и жизнь: вчера и сегодня


Вопрос 53. Возможны ли примирение и союз науки и религии?
 


Нет, невозможны. Наука и религия не только различно объясняют мир, но и различно определяют смысл жизни. Доказывая, что мир материален, не создан богом и развивается по определенным законам, наука видит смысл в том, чтобы, опираясь на эти законы, преобразовать природу и общество в интересах всеобщего счастья.

Религия же утверждает, что мир создан богом, развивается по его воле, что, кроме мира земного, существует потусторонний, загробный мир, и смысл жизни заключается в том, чтобы попасть в этот загробный мир после смерти и там наслаждаться счастьем вечной жизни.

Было время, когда религия подчиняла себе науку. Тогда церковь жестоко преследовала ученых, несогласных с религиозным толкованием мира и смысла жизни. Времена эти безвозвратно миновали.

Ныне наука торжествует свою победу над религией. Поэтому церковникам приходится перестраиваться, находить иные формы борьбы с наукой. От открытой, явной они перешли к борьбе замаскированной. Такой маскировкой служит, например, заявление о возможности примирения науки и религии и даже союза между ними, о чем много говорят и пишут представители всех современных религий.

Видимость «союза» между наукой и религией, например, поддерживается в глазах верующих католиков тем, что при Ватикане существует «академия наук». Истолковываются же данные науки, как правило, тенденциозно, так, как выгодно для церкви и вероучения. Так, например, когда ученые-астрономы открыли явление «красного смещения» (открытие одной из особенностей окружающего нас мира галактик, сделанного при помощи метода спектральных наблюдений, основанного на законе Допплера. Согласно этому закону, спектральные линии известных нам элементов, например водорода, смещаются в красную область спектра, если звезда удаляется от нас, и в фиолетовую — если она приближается к нам), церковники ухватились за него и заявили, что якобы оно свидетельствует о «расширении» Вселенной. А раз Вселенная «расширяется», значит, она имеет начало и конец, значит, есть творец Вселенной. Была даже создана «теория», по которой несколько миллиардов лет назад галактики находились «в одном месте» и тогда будто бы был совершен акт творения мира божественной силой. Подобных примеров, когда, используя открытия науки, церковники пытаются принизить ее в глазах людей, чтобы возвысить веру, можно привести немало.

В то же время разве не заботой об «исправлении» взаимоотношений религии и науки объясняются раздававшиеся на XXI Вселенском соборе католической церкви призывы «избегнуть казуса Галилея»!

«Дело Галилея,— сказал венский архиепископ кардинал Кениг,— больше, чем какое-либо другое, привело к недоверию в отношениях между церковью и наукой. Церковь готова пересмотреть это дело». Запоздалое, надо сказать, раскаяние.

Представители русской православной церкви в нашей стране пытаются обосновать возможность примирения науки и религии следующим образом: «Неизменность богооткровенных истин,— заявляют они,— направленных к спасению рода человеческого от греха, проклятия и смерти, и непрерывность науки, направляющей свои усилия на создание наиболее современных условий земного бытия, относятся к отличным друг от друга сферам». Поэтому-де наука и религия не противоречат друг другу и могут сосуществовать. Этой же цели призвана служить и «теория двойственной истины» (см. вопрос 61).

Но наука потому и называется наукой, что она опровергает ту самую сферу, которой занимается религия,— сверхъестественный мир.

Столь же несостоятельны и все другие попытки религии, направленные на то, чтобы утвердить мысль о возможности прекращения борьбы между наукой и религией.

Защитники православия считают, что расхождение между материалистами и идеалистами существует, но только в понятиях, терминах. Материалисты, утверждают они, называют первоначало «материей», а идеалисты — «богом». По сути же дела это-де два названия одного и того же вечного, бесконечного первоначала. Точно также, утверждают они, соотносятся и понятия «законы природы» и «воля бога», которые служат для обозначения направленности развития мира. Зачем же спорить о словах? Не лучше ли прекратить борьбу?! Таковы выводы защитников православия.

Однако выводы эти необоснованны и казуистичны, так как понятия «материя» и «законы природы» правильно отражают реальную действительность, а понятия «бог», «воля бога» — лишь богословские термины. «Бог» и качества, ему приписываемые, существуют только в воображении человека, материальные же тела, вещи можно видеть, ощущать. И, наконец, если законы природы — это мысли бога, то почему они не содержатся в Библии, считающейся божественным откровением? Хотя бы, например, законы движения небесных тел.

Однако в Библии рассказывается о противном: будто бы бог по просьбе Иисуса Навина остановил Солнце, что невозможно в силу законов движения небесных тел.

Борьба науки против религии и религии против науки не прекращается, она только обрела новые формы. Она будет вестись вплоть до окончательной победы науки над религиозными представлениями.



Литература:
Таичер В. Наука спростовує релігійні догмати. К., Наукова думка, 1967.
Наука против религии. М., Наука, 1973.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1951
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X