• С. А. Левитин
 

Пропагандисты ленинской школы


М. Погребенский. Станислав Викентьевич Косиор
 



Станислав Викентьевич Косиор. 1889-1989

— Как старый пропагандист, получивший к тому же первое свое политическое образование в рабочих пропагандистских кружках, я также хочу сказать несколько слов о пропаганде.

С. В. Косиор имел достаточно оснований для того, чтобы так начать речь на собрании Киевского партийного актива в декабре 1935 года. Его пропагандистский стаж к этому времени насчитывал почти три десятилетия. Профессиональный революционер, он после Великого Октября был руководителем ряда крупнейших организаций нашей партии, секретарем ее Центрального Комитета, секретарем ЦК Компартии Украины, входил в состав Политбюро ЦК ВКП(б).

Станислав Викентьевич родился в семье польского крестьянина, ставшего донецким пролетарием, газовщиком на домне.

Закончив трехклассное училище при Сулинском металлургическом заводе, он уже в тринадцать лет получил свой первый рабочий номер — 4084. Здесь, среди творцов металла, молодой пролетарий научился ненавидеть эксплуататоров, осознал свою классовую принадлежность. Первыми учебниками политграмоты для С. В. Косиора стали подпольные большевистские листовки, широко распространявшиеся в Донбассе. Занятия в социал-демократических кружках, политическое самообразование, работа пропагандиста дали ему марксистско-ленинскую подготовку. Борьба с меньшевиками, эсерами и разного рода оппортунистами закалила его идейно. В 1907 году, семнадцатилетним юношей, Косиор был принят в ряды ленинской партии. Десять лет он вел руководящую работу в подпольных большевистских организациях Донбасса и Дона, Харькова и Полтавы, Киева и Москвы, Восточной Сибири. Несмотря на его молодые годы, охранка считала Косиора — и не без основания — «серьезным деятелем РСДРП», не оставляя своим «вниманием и заботой». Его четыре раза арестовывали и четыре раза высылали. Из сибирской ссылки Станислава Викентьевича досрочно освободила Февральская революция. В подполье, да и в дальнейшем С. В. Косиор настойчиво учился, овладевал искусством творчески применять революционную теорию в практике классовой борьбы.

В архивных делах жандармерии, охранки, полиции сохранились интересные свидетельства того, как большевики упорно овладевали революционной теорией. «Во время обыска в квартире Косиора,— читаем в жандармском донесении,— ...в г. Киеве в ночь на 16 февраля 1915 г. при ликвидации Киевского комитета РСДРП было выявлено значительное количество тенденциозных и марксистских брошюр и книг, а также и заметок по рабочему движению...»1. В списках найденной у него литературы — и труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, и номера «Правды» с ленинскими статьями, и партийные документы, и книги, брошюры, посвященные профсоюзному и кооперативному движению, истории рабочего движения, экономике и т. д.

Основательно знать теорию



Вся сознательная жизнь Косиора была посвящена партийной работе. Он отдавал много сил пропаганде и агитации, был талантливым пропагандистом, организатором политического просвещения масс.

В годы подполья С. В. Косиор руководил марксистскими кружками, читал лекции, проводил рабочие массовки, митинги, занимался изданием и распространением большевистских листовок, брошюр, газет. После свержения самодержавия Станислав Викентьевич приезжает из сибирской ссылки в Петроград, возглавляет большевиков Нарвско-Петергофского района столицы. Он один из тех, кто с огромным энтузиазмом встречает вождя революции на Финляндском вокзале 3 апреля 1917 года, кто целиком поддерживает Апрельские тезисы В. И. Ленина. Выступая на Петроградской общегородской конференции РСДРП (б) 14(27) апреля 1917 года, Косиор заявил: «Наша задача сводится к пропагандистской работе, чтобы реализовать требования, которые приведут к социалистическому строю»2. В том, что Нарвский район с его Путиловским заводом стал опорой большевистской партии, цитаделью революции, немалая заслуга С. В. Косиора.

1918-й — начало 1919 года... На Украине хозяйничают кайзеровские оккупанты, гетманские и петлюровские банды. ЦК направляет Косиора секретарем Киевского подпольного обкома партии. Его первейшей заботой была мобилизация масс на борьбу за восстановление Советской власти на Украине и воссоединение ее с Советской Россией. Под руководством Станислава Викентьевича выпускалась газета «Киевский коммунист», в городах и селах работали большевистские агитаторы, разоблачавшие преступления империалистов и внутренней контрреволюции, призывавшие к восстанию.

Киевский подпольный обком партии энергично вел политическую работу среди немецких солдат, тесно сотрудничал с германскими революционерами — спартаковцами. В каждом районе Киева были специальные группы большевиков, распространявшие в оккупационных частях прокламации.

Разъяснение массам контрреволюционности украинских буржуазных националистов, петлюровской Директории было в центре внимания киевских большевиков. Выступая перед рабочими «Арсенала», завода Гретера и Криванека (теперь «Большевик») и других предприятий, Косиор призывал к свержению Директории, разоблачал ее кровавые злодеяния против украинского народа. В последние дни петлюровской власти в Киеве больше половины солдат гарнизона почти открыто сочувствовали Советам.

Еще шире развернулась кипучая энергия Станислава Викентьевича, его организаторский талант и мастерство пропагандиста в период мирного созидания нового общества. Вместе с возрастанием масштабов социалистического строительства все более разносторонней становилась деятельность партии по идейному воспитанию трудящихся. Находясь на руководящей работе в ЦК ВКП (б) в 1925—1928 годах, в ЦК Компартии Украины в период первой и второй пятилеток, Косиор уделял большое внимание агитации и пропаганде. И в наше время сохранили свою актуальность многие его мысли о роли и задачах заводских партийных организаций в политическом воспитании рабочих, высказанные им в статьях «Массовая работа на предприятии»3, «Постановка массовой работы на предприятии»4.

Уже в годы подполья С. В. Косиор на опыте убедился, что успех политического просвещения во многом зависит от теоретических знаний и методического мастерства пропагандиста. «Я вот вспоминаю старое время, когда мы организовывали нелегальные кружки,— говорил он в 30-х годах.— Тогда за хорошего пропагандиста между кружками и отдельными районами происходили ссоры. Вот, помню, в Донбассе, когда на отдельных заводах или шахтах узнавали о приезде хорошего пропагандиста, умеющего в доходчивой, понятной форме рассказать массам рабочих о сложнейших вещах, которые их интересуют, умеющего популярно разъяснять идеи, тактику нашей большевистской партии,— все настойчиво требовали этого пропагандиста к себе»5.

Станислав Викентьевич придавал большое значение партийной учебе, глубокому изучению коммунистами марксистско-ленинской теории. «Беспощадно разоблачая классовых врагов,— говорил он на XVII съезде партии,— борясь с остатками старого, враждебного мира, мы должны еще в большей мере подымать идейно-политический уровень нашей партии...»6

Во многих выступлениях перед партийным активом, комсомольскими работниками, интеллигенцией С. В. Косиор настойчиво разъяснял необходимость овладевать политическими знаниями, быть идейно во всеоружии. «Коммунист,— говорил он на пленуме Донецкого обкома партии 28 мая 1935 года,— как передовой человек, должен быть со всех точек зрения на голову выше беспартийного. Для того, чтобы иметь твердое мнение, чтобы не колебаться при решении тех или иных вопросов, он должен быть грамотным, образованным всесторонне и особенно образованным в партийном отношении, основательно знать нашу марксистско-ленинскую теорию»7.

Эффективным средством политической закалки кадров С. В. Косиор считал изучение истории Коммунистической партии. С момента основания (1921 год) Всеукраинской комиссии по истории Октябрьской революции и Компартии Украины (Истпарт) он являлся ее членом, организовал запись воспоминаний ветеранов гражданской войны и помог их опубликовать. Был он также членом редколлегии первого издания Малой Советской Энциклопедии, вышедшей в 1928—1931 годах. Его перу принадлежит ряд глубоко содержательных статей на историко-партийные темы.

С. В. Косиор постоянно общался с молодежью, заботился о ее идейном росте, о политическом воспитании комсомольцев. Один из ветеранов Ленинского комсомола, Александр Мильчаков, пишет в своих воспоминаниях: «...Β конце двадцатых годов работе ЦК ВЛКСМ помогал секретарь ЦК партии Станислав Викентьевич Косиор. Отношения работников ЦК комсомола с ним складывались непринужденно. Станислав Викентьевич не становился по отношению к молодым в позу поучающего, не терпел тона опеки; он держался просто, дружески, любил добрую шутку»8.

Молодежь лучше понимает и ценит наше настоящее, говорил не раз Станислав Викентьевич, если она хорошо знает тяжелое прошлое, с которым покончил Великий Октябрь, знает героическую историю борьбы рабочего класса, трудящихся нашей страны за свое освобождение. В речах перед избирателями в 1937 году, в статьях в связи с 20-летием Советской власти Косиор, ссылаясь на собственный опыт, напоминает молодежи о 12-часовом рабочем дне, безработице, политическом бесправии, нищете, бескультурье, на которые были обречены в старое время юноши и девушки из семей трудящихся. Подчеркивая, что знание марксистско-ленинской теории необходимо каждому молодому строителю нового общества, Косиор призывал юношей и девушек органически соединять политическое образование и практическую борьбу за коммунизм.

Важную роль в воспитании советских людей, особенно молодежи, играют, как известно, литература и искусство. Косиор заботливо и внимательно относился к творческой интеллигенции. Украинский писатель Петро Панч вспоминает:

«Те, кто знал Косиора ближе, подчеркивают особенную черту его характера — внимательное и заботливое отношение к людям, скромность во всем. Приведу один пример. Новая тогда пьеса известного украинского драматурга Кочерги вызвала много кривотолков. Это дошло до генерального секретаря ЦК КП(б)У С. В. Косиора, и он захотел послушать и обсудить пьесу в тесном кругу, для чего пригласил автора пьесы, как и автора этих строк, и еще нескольких писателей не в ЦК, а к себе на квартиру.

И просто обставленные комнаты, и добродушно улыбающийся хозяин сразу приглушили официальный тон. Станислав Викентьевич очень свободно вел разговор и при этом ходил и слушал, и все это как-то естественно заставляло видеть в нем не начальника, а товарища.

После прочтения пьесы перешли к ее обсуждению. Помню, Косиор сделал несколько дельных замечаний, с которыми не мог не согласиться и автор. Когда обсуждение закончилось, нас пригласили к столу, на чашку чая. Станислав Викентьевич, извинившись за отсутствие жены, принялся хозяйничать сам. Простенькая посуда, отсутствие прислуги, радушие и искренность невольно подкупили нас всех. Чаепитие превратилось в непринужденную беседу. Говорили уже не только о прочитанной пьесе, но и на темы дня»9.

Живое слово большевика-ленинца



Как и многие представители ленинской гвардии, С. В. Косиор еще в годы подполья выработал в себе качества замечательного пропагандиста. Клокочущие гневом митинги шахтеров и металлургов периода первой русской революции, нелегальные массовки в балках Донецкого края были для Станислава Викентьевича подлинной школой работы в массах.

Университетом политической борьбы, ораторского искусства стали для Косиора схватки с социал-предателями в период от Февраля к Октябрю. Чуть ли не ежедневно на улицах и площадях, в заводских дворах и цехах он выступал перед тысячами людей, пропагандируя ленинский курс на социалистическую революцию. Во время первомайской демонстрации 1917 года Станислав Викентьевич произносил пламенные речи на многотысячных митингах на Исаакиевской площади и у Нарвских ворот. Наряду с такими талантливыми ораторами, как Я. М. Свердлов, М. И. Калинин, А. М. Коллонтай, А. В. Луначарский, партия поручила С. В. Косиору выступать перед рабочими и солдатами 22 октября 1917 года, в «День Петроградского Совета», ставший днем боевого смотра революционных сил.

В труднейшие моменты гражданской войны Косиор по путевкам ЦК КП(б)У, Киевского, Харьковского и других комитетов партии делал доклады, беседовал с рабочими и крестьянами, призывая трудящихся проявлять героизм и самопожертвование во имя защиты Советской власти. Показательна речь, произнесенная им в июне 1919 года на митинге рабочих Киевского артиллерийского склада, посвященном мобилизации сил на разгром Деникина. Уже сама тема выступления: «Советская власть в опасности! Да здравствует Советская власть!» — звучит как призывный набат. Станислав Викентьевич начал свою речь с анализа тяжелого положения молодой Советской республики:

— Наши войска оставили Харьков. Продовольственное положение и дороговизна ухудшили наши дела на фронте. Слышится ропот и недовольство в рядах рабочих.

Далее оратор вскрывает причины неудач: проявления партизанщины, контрреволюционные действия банд Махно, неорганизованность нашего тыла. Он напоминает, что Деникина поддерживает Антанта. У Деникина «в каждом полку имеется определенная офицерская часть, которая жестоко расправляется с не повинующимися... Мы должны поддерживать Красную Армию, чтобы не попасть в лапы царских генералов». Косиор выражает уверенность, что рабочая масса «организуется, чтобы дать отпор Деникину». Он ставит конкретные задачи: надо покончить с халатностью. «Все предприятия должны выделить надежных людей, чтобы послать их в деревни, объяснить там положение и просить у товарищей крестьян хлеба... Наша обязанность спаять мобилизованных»10. Речь оратора обладала большой мобилизующей силой. Митинг единодушно принял решение— коллективу артсклада дружно подняться на борьбу с бандами Деникина.

Станислав Викентьевич жил и творил для миллионных масс трудящихся. У него была органическая потребность регулярно встречаться с рабочими и колхозниками, выступать на заводах, шахтах, в колхозах, на собраниях партийного актива, пленумах партийных комитетов, партийных собраниях. Бывая в самых отдаленных районах республики, вникая во все стороны борьбы за социализм, Косиор использовал каждую возможность для пропаганды идей марксизма-ленинизма, решений партии, живым словом вдохновляя людей на новые свершения. Практически в годы первой и второй пятилеток выступления Косиора слушали рабочие большинства крупных предприятий и колхозники многих районов Украины.

Обычно Станислав Викентьевич делал доклады по тем или иным актуальным вопросам. Однако нередко вместо доклада секретарь ЦК КП(б)У в течение двух и более часов отвечал на многочисленные вопросы рабочих. Эта форма выступления перед трудящимися требует от оратора большой теоретической подготовки, эрудиции, знания жизни, местной обстановки, умения быстро в ней ориентироваться. Такое общение дает возможность лучше учесть настроение массы, выяснить волнующие людей вопросы и дать на них ответы, оно обогащает и докладчика и аудиторию.

В устных и печатных выступлениях Косиор пропагандировал идеи марксизма-ленинизма, отстаивал генеральную линию партии от нападок всякого рода оппортунистов. Он активно участвовал в борьбе партии против антиленинских оппозиционных группировок: троцкистов, правых оппортунистов, национал-уклонистов всех мастей.

Много внимания уделял Косиор пропаганде идей пролетарского интернационализма, дружбы народов СССР — одного из величайших завоеваний социализма. Он был самоотверженным борцом за развитие братской дружбы русского и украинского народов. Пропагандируя и защищая ленинскую национальную политику, руководя ее осуществлением на Украине, Косиор непримиримо выступал против великодержавного шовинизма и местного национализма, беспощадно разоблачал украинских буржуазных националистов. Он подчеркивал в своих выступлениях: «Нам с вами надо хорошо помнить, что украинскую советскую культуру, украинскую советскую государственность, как и большевистские колхозы, можно успешно строить и построить только разоблачая и громя украинских националистов, всех тех, кто с ними блокируется — националистов русских и охвостье троцкистов и зиновьевцев»11.

Каждое выступление перед трудящимися было событием для Косиора. В тихие ночные часы, когда кончался поток посетителей, Станислав Викентьевич тщательно готовил свои доклады и речи, настойчиво искал простые и точные слова для изложения своих мыслей, анализа фактов, событий, практики социалистического строительства. Говорил Косиор горячо, энергично, напористо. Еще в дореволюционные годы в Донбассе друзья за эту манеру выступать на митингах прозвали его «пулеметчиком». С годами торопливость речи ушла, но сохранились высокий накал, революционный пафос, свойственные его натуре. Воодушевление, взволнованность Косиора захватывали аудиторию, зажигали даже самых инертных.

Опытный оратор, Косиор умело использовал в своих речах разнообразные риторические приемы. Нередко в ходе выступления он как бы размышлял вслух, вовлекая в этот процесс слушателей. Понимая, как трудно воспринимаются в устной речи длинные синтаксические конструкции, Косиор применял короткие, рубленые фразы, придавая им афористический характер. Вот как говорил Станислав Викентьевич о ленинском понимании партийной дисциплины: «Дисциплина в партии — это не второстепенная принадлежность Устава. Мы испокон веку рассматриваем дисциплину как основу нашей партии. Нет дисциплины — нет партии. Наша партия и сильна тем и крепка тем, что решала все основные задачи борьбы и строительства дисциплинированно. Это основной завет Ленина»12.

Умело использовал Косиор вопросно-ответный метод, особенно для изложения цифровых данных. «Знаете, товарищи,— говорил он на совещании передовиков сельского хозяйства УССР 25 декабря 1937 года,— сколько было на Украине перед революцией агрономов? Около 400 человек. Они работали в бывших земских агрономических участках. А теперь у нас 14 800 агрономов. А вы знаете, что делали эти 400 агрономов? Разве ж они этого бедняка, у которого лошаденки не было, обслуживали? С чего б это его обслуживать? Они не обслуживали и середняка-крестьянина, они обслуживали богатых»13.

В докладах, речах, коротких выступлениях Косиор учитывал состав и настроение слушателей, умел установить контакт с аудиторией и сохранить его. Он любил шутку, острое слово. К простоте и доходчивости изложения материала стремился Станислав Викентьевич и в своих многочисленных печатных выступлениях, добиваясь того, чтобы они были понятны широкому читателю. Он постоянно заботился об эмоциональной стороне своих печатных выступлений, считая, что, только передав внутреннюю взволнованность образным словом, автор найдет путь к уму и сердцу читателя.

Высказываясь по важнейшим вопросам теории и практики, Косиор находит оригинальные сравнения, эпитеты, определения. О самом дорогом — о ленинской партии он говорит, что «это центральный мозг и движущая сила нашей страны». Особые слова находит Станислав Викентьевич для того, чтобы высказать свою гордость новой, советской интеллигенцией, в создание которой и он вложил немало сил. «Мы эту новую интеллигенцию создали,— говорил он в речи перед избирателями в 1937 году.— Правда, кое-кому она и сейчас не нравится; говорят, что у этой интеллигенции сапоги дегтем пахнут и что она не умеет как следует галстуки завязывать. Возможно, я это допускаю, но дело не в сапогах, а в голове и руках, а головы и руки у нашей молодой интеллигенции золотые»14.

Каким должен быть партийный пропагандист



Большой интерес представляют мысли Косиора о том, каким должен быть партийный пропагандист — человек, от которого во многом зависит направление и уровень политического образования коммунистов, эффективность идейного воспитания трудящихся.

Непременным качеством пропагандиста Станислав Викентьевич считал большевистскую закалку. Только теоретически подготовленный и политически выдержанный коммунист, последовательный марксист-ленинец может увлечь людей. Даже образованный человек, если он не является в жизни подлинным борцом за дело партии, с обязанностями пропагандиста не справится: «Он никогда настоящей изюминки в вопросе не найдет, основное обойдет, тему размажет, и у слушателя никакого впечатления от занятий не останется. Вот почему нам кадры пропагандистов надо подбирать из лучших, проверенных, настоящих большевиков»15.

Однако и таких качеств, как идейное богатство, жар души, еще недостаточно, чтобы стать пропагандистом. Для этого необходимо также методическое мастерство, овладение, как говорил Станислав Викентьевич, «великим искусством ведения пропаганды». Он высказал в своих трудах много ценных мыслей и советов по вопросам методики пропагандистской работы, сохранивших свою актуальность и в наши дни.

В работе кружка, семинара, школы Косиор на первое место ставил беседу, в которую пропагандист вовлекает всех слушателей. Если пропагандист заблаговременно не учтет запросы, интересы слушателей, не направит так занятие, чтобы в ходе обсуждения конкретной темы были выяснены все возникающие вопросы, беседы не получится.

Большое значение придавал Косиор систематичности изучения общественных наук, всех составных частей марксизма-ленинизма. Слушатель, подчеркивал он, должен чувствовать, что подымается со ступени на ступень, одолевает все новые высоты революционной науки.

Даже опытного, эрудированного пропагандиста постигает неудача, если он слабо готовится к занятиям. Ссылаясь на опыт подпольных кружков дореволюционных лет, Косиор рекомендовал пропагандисту составлять тезисы выступления. Уже сам процесс сжатого изложения основных вопросов дисциплинирует и направляет мысль.

Косиор призывал к упорной работе над содержанием и формой выступлений. Он не раз говорил, что мало собрать материал. Надо его проверить, обработать, продумать, потрудиться специально над формой изложения. Речь или статья пропагандиста будут удачны, если они являются выжимкой из огромного материала, почерпнутого из литературы, из жизни. На эту особенность творческого труда пропагандиста Косиор не раз указывал. «Каждый из нас, партийных деятелей,— говорил он на съезде писателей Украины в 1934 году,— из собственного опыта знает, что для того, чтобы что-нибудь дельное сказать на любую тему... надо набрать багажа, надо знать раз в десять больше, чем то, что ты собираешься сказать, надо, чтобы у тебя был запас хорошего, продуманного материала... Не надо весь материал, который у тебя есть, заталкивать в произведение, как это часто делают,— зачем, мол, пропадать добру. Из этого большого багажа и материала надо взять, может, десятую часть или еще меньше»16.

Он предупреждал против стремления обрушить на аудиторию, особенно недостаточно подготовленную, множество фактов и обобщений. Методическая зрелость пропагандиста проявляется как раз в умении взять из большого материала основное, главное и изложить его так просто и доступно, чтобы после этого у слушателя не осталось сомнений и вместе с тем чтобы он узнал что-то новое, нужное ему.

Станислав Викентьевич призывал пропагандистов овладевать ленинским умением выдвигать в выступлении несколько основных тезисов, главных вопросов и вокруг них сосредоточивать внимание. В каждой речи, статье, книге, подчеркивал он, надо, как это делал Владимир Ильич, выделять и настойчиво проводить главную идею.

Хотя занятия ведутся с группой людей, но дойти нужно до каждого человека. Поэтому опытный пропагандист не ограничивается общими разговорами, а обращается к каждому слушателю отдельно, работает с каждым индивидуально, принимает во внимание его уровень, его способности.

Настойчиво учил С. В. Косиор пропагандистов ленинскому умению переходить от разъяснения отдельных вопросов, волнующих слушателя, к крупным теоретическим обобщениям. «Я хочу вам напомнить стиль Владимира Ильича, как он говорил, разъяснял. Я помню его выступления в Ленинграде в первые дни революции, помню, как он тогда разговаривал с народом, самой простой солдатской, рабочей массой. Он очень хорошо знал мысли и стремления этих людей и начинал обычно свою речь с того, что как бы давал ответ на все те вопросы, которые возникали в головах этих людей... Бывало, слушаешь Владимира Ильича, и всегда у тебя остается впечатление — вот смотри, ведь это все было в моих мыслях, но было оно разрозненное, распыленное, а вот Ленин помог в этом вопросе разобраться, все это обобщил и дал возможность ясно, просто понять. Ленин больших речей не говорил, он говорил чрезвычайно коротко, но когда, бывало, послушаешь Ленина, каждый раз всякий из нас чувствовал, что его ум обогащается новыми знаниями, идеями, чувствовал, насколько интенсивнее заработал мозг, насколько вырастаешь каждый раз, слушая Ленина, как расширяется кругозор!»17.

Значительно снижает действенность нашей пропаганды книжная речь, неумение говорить просто, понятно для неподготовленного слушателя. Привыкнув излагать свои мысли «сложными категориями», понятными только узким специалистам, оратор утрачивает способность выступать интересно и доступно для каждого рабочего и колхозника. Он любуется своей ученостью, но для слушателей его «птичий», по ироническому выражению Косиора, язык звучит как тарабарщина. Станислав Викентьевич призывал пропагандистов излагать просто и доходчиво сложнейшие вопросы теории.

Только глубокие знания, коммунистическая убежденность и методическое мастерство могут помочь пропагандисту стать душой школы, семинара, кружка, которым он руководит, установить подлинный контакт со слушателями. «Пропагандист — это человек, который должен найти ход, как говорится, в «душу» каждого слушателя своей школы,— говорил Станислав Викентьевич,— он должен суметь подобрать ключик, с помощью которого он сможет заставить своего слушателя эту «душу» открыть, вызвать у него интерес к учебе, к чтению, к дальнейшей умственной работе над собой»18.

Партийная учеба требует от коммуниста немалых сил и времени. Опытный пропагандист не будет скрывать от слушателей, что только упорная, повседневная работа над трудами классиков марксизма-ленинизма, над политической литературой принесет положительные результаты. С. В. Косиор не раз подчеркивал, что повышение идейно-теоретического уровня — нелегкое, но благородное дело. Это требует, говорил он на IX съезде комсомола Украины, огромной, напряженной работы, но люди, борющиеся за коммунизм, готовые отдать всю жизнь, чтобы дойти до коммунизма, перед трудностями учебы остановиться не могут.

Опираясь на свой большой опыт, Косиор утверждал, что не может быть такого советского человека, которого нельзя было бы заинтересовать учебой, научить работать над собой, привить стремление к дальнейшему расширению своего политического и культурного кругозора. Все дело, говорил он, в пропагандисте. Не обладающий необходимыми знаниями и методическими навыками пропагандист мучает себя, мучает своих слушателей, уходящих с занятия с тяжелым чувством, что овладеть теорией им будто бы не дано.

Творческий характер пропагандистской работы требует оказания конкретной, дифференцированной помощи каждому руководителю политшколы, кружка. Косиор не раз говорил, что нельзя ограничиваться только лекциями на различного рода курсах и семинарах. «Вы знаете, что ничто не является таким убедительным, ничто так не учит людей, как практика,— указывал он.— Учить надо на деле, опытом, показом»19. В частности, он рекомендовал иметь при райкомах партии группы квалифицированных пропагандистов, которые могли бы помочь другим товарищам овладеть мастерством партийной пропаганды.

Критерий эффективности пропагандистской работы Косиор видел в укреплении основ научного мировоззрения коммуниста, в усилении его активности в производственной и общественной жизни. Будить мысль, зажигать чувства, давать идейную зарядку для новых усилий и дел на благо социалистической Родины — что может быть благородней и возвышенней этого призвания и долга партийного пропагандиста! Ни одна работа не дает столько удовлетворения, как пропагандистская работа, говорил Станислав Викентьевич. Ведь тут каждый день чувствуешь и видишь результаты большой работы по воспитанию из рядового члена партии настоящего политически и идейно вооруженного коммуниста.

М. Погребенский



1 Центральный государственный исторический архив УССР, ф. 274, он. 4, д. 460, л. 15.
2 Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (большевиков). Протоколы. М., Госполитиздат, 1958, стр. 15.
3 «Коммунистическая революция», 1927, № 3.
4 «Известия ЦК ВКП(б)», 1927, № 2-3.
5 С. В. Kociop. Статтi i промови. Киiв, 1936. стр. 403.
6 «XVII съезд ВКП(б). Стенографический отчет». М., Партиздат, 1934, стр. 201.
7 С. В. Kociop. Статтi i промови, стр. 399—400.
8 А. Мильчаков. Первое десятилетие. М., «Молодая гвардия», 1965, стр. 160.
9 «Партия шагает в революцию. Рассказы о соратниках В. И. Ленина». М., Политиздат, 1964, стр. 224—225.
10 «Большевик», 29 июня 1919 г.
11 С. В. Kociop. Статтi i промови, стр. 64.
12 Партархив Донецкого обкома КП Украины, ф. 9, οπ. 1, д. 664, л. 18.
13 С. В. Kociop. Вибранi статтi i промови. Киiв, 1968, стр. 505.
14 С. В. Косиор. Речь на собрании избирателей Киева. М., 1938, стр. 37.
15 С. В. Kociop. Вибранi статтi i промови, стр. 421.
16 С. В. Kociop. Статтi i промови, стр. 495.
17 С. В. Kociop. Вибранi статтi i промови, стр. 472—473.
18 Там же, стр. 467.
19 С. В. Kociop. Статтi i промови, стр. 471.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3234
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X