• С. А. Левитин
 

Пропагандисты ленинской школы


П. Казанский. Иван Иванович Скворцов-Степанов
 



Иван Иванович Скворцов-Степанов. 1870—1928

Вспоминая о своей первой встрече с И. И. Скворцовым, к фамилии которого впоследствии прибавился его партийный и литературный псевдоним — «Степанов», Алексей Максимович Горький писал, что произошло это в 1900 или 1901 году. На квартире одного из московских либералов устроили платную вечеринку в пользу арестованных и ссыльных. Читали, пели, кто-то играл на скрипке, произносили речи. Один из ораторов, редактор либерально-народнического журнала «Русская мысль», стоя в углу комнаты, долго и нудно рассуждал о положении интеллигенции в России— Каковы же задачи дня? — спросил он.

Из другого угла ему ответили:

— Ясно — организация рабочего класса, борьба против самодержавия.

«Меня очень удивило то,— отмечал Горький,— что прямота и даже грубоватость ответа необыкновенно соединялась с интонацией юноши, а человеку, который сказал это, было, вероятно, за тридцать, был он уже лысоватый, высоколобый, лицо в густой бороде.

Таким прямодушным, честнейшим юношей он остался для меня на всю его прекрасную и трудную жизнь борца, непоколебимого большевика»1.

Ветеран большевистской гвардии, соратник Ленина, видный партийный и советский государственный деятель, талантливый пропагандист и публицист, Иван Иванович Скворцов-Степанов всю жизнь посвятил борьбе за великое дело коммунизма. Владимир Ильич его высоко ценил. Еще в 1909 году в связи с изданием книги «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин писал своей старшей сестре Анне Ильиничне: ««Писателю» тысяча благодарностей за согласие помочь. Он, кажись, все же марксист настоящий, а не «марксист на час», как иные прочие. Немедленно преподнеси ему от меня мою книгу»2.

«Писателем» (один из партийных псевдонимов) и настоящим марксистом Ленин назвал Скворцова-Степанова. Спустя много лет, уже в советские годы, Владимир Ильич вновь характеризует Ивана Ивановича: «...работник сугубо ценный»3.

За свою сравнительно недолгую жизнь (1870 — 1928 годы) Иван Иванович многое сделал для партии, для народа. В годы первой русской революции он был одним из руководящих деятелей Московской партийной организации. В Октябрьские дни 1917 года Скворцов-Степанов — член Московского Военно-революционного комитета. На 11 Всероссийском съезде Советов его по предложению Ленина вводят в состав первого в истории Советского правительства в качестве народного комиссара финансов. Затем он занимает руководящие посты во Всероссийском совете рабочей кооперации и Центросоюзе, в Государственном издательстве, Коммунистической Академии. В последние годы жизни Скворцов-Степанов возглавлял Институт В. И. Ленина при ЦК ВКП(б). Он был делегатом ряда партийных съездов и конференций, неоднократно избирался членом Центрального Комитета партии, Центральной ревизионной комиссии.

И. И. Скворцов-Степанов известен и как партийный редактор. В период с 1905 по 1917 год он редактировал ряд большевистских газет, издававшихся в Москве, сотрудничал в петербургских большевистских газетах и журналах. И. И. Скворцов-Степанов закончил свой жизненный путь на посту ответственного редактора газеты «Известия ЦИК СССР и ВЦИК».

Перу Ивана Ивановича принадлежит много работ по истории, экономической теории, научному атеизму. Блестяще владея немецким языком, он перевел на русский язык ряд произведений Маркса и Энгельса. Его научным подвигом явился новый перевод «Капитала» К. Маркса, осуществленный еще в дореволюционное время и признанный лучшим переводом этого гениального труда.

Многое сделал Скворцов-Степанов для пропаганды ленинских идей строительства социализма в СССР. Он неутомимо боролся за монолитное единство рядов партии, против оппортунистов всех мастей. Весьма характерно, что в период острой борьбы с «новой оппозицией» он в соответствии с решением XIV съезда ВКП(б) был направлен Центральным Комитетом партии в город Ленина ответственным редактором газеты «Ленинградская правда», где провел значительную работу по разоблачению зиновьевцев, защите генеральной линии нашей партии. Как стойкий коммунист-ленинец, Скворцов-Степанов считал своей первейшей обязанностью всеми силами крепить единство партийных рядов, отстаивать марксистско-ленинское учение от попыток оппортунистов извратить его, выхолостить его революционную душу.

Центральная, стержневая линия деятельности Скворцова-Степанова — это пропаганда великих идей марксизма-ленинизма. Он был страстным оратором, талантливым публицистом.

«Человек с большим темпераментом»



Пропагандистскую деятельность Скворцов-Степанов начал еще в 1896 году в Туле, куда был выслан из Москвы на три года за участие в революционном движении. К этому времени он окончательно порвал с народническими иллюзиями и стал убежденным марксистом. Еще в 90-х годах в Москве, где Иван Иванович работал учителем, он основательно изучил труды Маркса и Энгельса.

Становлению Скворцова-Степанова как марксиста во многом способствовал Л. П. Радин — теоретически хорошо подготовленный социал-демократ, в марксистском кружке которого занимался Иван Иванович.

В. Д. Бонч-Бруевич, слушатель того же кружка, вспоминал, что «Иван Иванович был постоянным посетителем этого кружка, всегда приносил готовые рефераты, вступал в дискуссию, задавал множество вопросов, много читал и прочитанное реферировал»4.

Отбывая ссылку в Туле, Скворцов-Степанов уже сам выступает в роли пропагандиста. Тула в те годы была сравнительно развитым промышленным городом с населением более 100 тысяч человек. Здесь находились оружейный и патронный заводы, несколько фабрик, множество разнообразных мелких мастерских. В 1895—1896 годах Тула становится одним из центров революционного движения. Очищая Москву от «крамолы», полиция высылала в этот город «неблагонадежные элементы».

Местные социал-демократы поручили Скворцову-Степанову вести кружок с рабочими-оружейниками. Это было почетное задание, и он отнесся к нему со всей ответственностью: разработал программу кружка, тщательно готовился к каждому занятию, стремясь провести его как можно доступнее для рабочих. Предметом изучения была экономическая теория К. Маркса.

Слушателям кружка поручалось собирать сведения об условиях работы на своем предприятии: охране труда, заработках, штрафах, злоупотреблениях мастеров, деятельности фабричной инспекции и т. п. Полученные материалы использовались руководителем кружка для связи изучаемых тем с повседневной жизнью рабочих. Среди них распространялась популярная литература, в том числе брошюры, изданные группой «Освобождение труда»: «Речь Петра Алексеева», «Кто чем живет?» С. Дикштейна и другие.

С. Я. Пудов, занимавшийся в кружке Скворцова-Степанова, вспоминает, что занятия обычно проводились вечерами на квартире рабочего оружейного завода Суркова. Слушатели приходили сюда, соблюдая все правила конспирации. Иван Иванович был известен тогда рабочим по кличке «Большой». Об одном из первых занятий Пудов рассказывает:

«Вошел человек весьма высокого роста, действительно большой, в летнем пальто, косоворотке и широкополой шляпе... Разделся и поздоровался с каждым из нас за руку... Сейчас же он условился, что если придут «синие штаны» (жандармы — П. К.), то он скажет, что зашел затем, чтобы дать починить курок к охотничьему ружью... Занятия продолжались 2—3 часа три дня в неделю... Читал «Большой» наизусть. Читал протяжно и толково. После лекции задавались вопросы и шли собеседования»5.

Почти три года работал Скворцов-Степанов пропагандистом в марксистских кружках Тулы. Занятия в кружках давали свои результаты, сознательность слушателей росла. В 1903 году многие из них принимали активное участие в стачках, а в 1905 году — в революционных схватках с самодержавием.

В те годы ощущалась острая потребность в популярном учебнике по экономической теории Маркса. Учитывая это, Иван Иванович принял деятельное участие в редактировании и издании «Краткого курса экономической науки» А. А. Богданова, тогда еще стоявшего на марксистских позициях. Книга вышла в свет в 1897 году. В дооктябрьский период многие годы она была основным учебником для занятий в рабочих кружках.

Окончился срок первой ссылки, и Скворцов-Степанов переезжает в Калугу, а затем, в 1901 году, чтобы быть ближе к Москве, перебирается в Подольск. Вскоре его пригласили в Москву на конспиративное совещание социал-демократов и ввели в состав Московского комитета РСДРП. Но тут нагрянула полиция, и все участники совещания были арестованы. Скворцов-Степанов вместе с товарищами по МК был сослан в Енисейскую губернию, в глухую деревушку около Ачинска, недалеко от того места, где отбывал ссылку В. И. Ленин.

После II съезда РСДРП Скворцов-Степанов занял большевистскую позицию. В 1903 году весть об этом дошла до Женевы. Владимира Ильича она очень обрадовала.

В конце 1904 года Иван Иванович Скворцов-Степанов вернулся в Москву и включился в активную революционную деятельность.

Накануне первой русской революции Московский Комитет большевиков организовал литературно-лекторскую группу. В нее вошли лучшие большевистские пропагандисты-публицисты: П. Г. Дауге, С. И. Мицкевич, В. А. Обух, М. Н. Покровский, И. И. Скворцов-Степанов, В. Л. Шанцер и другие. По словам С. И. Мицкевича, «группа поставила себе задачей прежде всего устраивать легальные и полулегальные лекции, а затем использовать все «легальные возможности» для открытых выступлений членов группы»6.

Владимир Ильич настойчиво призывал: «...надо развивать сознание масс, выяснять им политическое значение восстания. Но этого мало. Надо, кроме того, звать массы на вооруженную борьбу, сейчас же начать вооружаться и организоваться в отряды революционной армии»7.

Эти задачи и находились в центре внимания лекторской группы МК. Чтобы поднимать политическое сознание масс, нужны были способные пропагандисты, но их не хватало. Тогда по решению МК создаются курсы для подготовки пропагандистов. Занималось 50 человек. Занятия вели члены лекторской группы, в их числе и Скворцов-Степанов. Пропагандисты, подготовленные на этих курсах, стали руководить рабочими кружками во всех районах Москвы.

Скворцов-Степанов не упускал ни одной возможности для выступлений перед рабочими Москвы, Серпухова, Подольска и других городов. Темы его речей, докладов, лекций: «О текущем моменте», «Кровавое воскресенье», «Рабочий класс — ведущая сила в революционном движении России», «Аграрный вопрос в России», «Программа РСДРП».

Член лекторской группы МК, большевик с 1903 года П. Г. Дауге писал об Иване Ивановиче: «Человек с большим темпераментом, колоссальной начитанностью и редкостной работоспособностью, ядовитый и остроумный полемист в прессе и публичных выступлениях, прямолинейный, он невольно приковывал к себе внимание и своей внешностью. Его высокая фигура, умное, выразительное лицо, его беспокойная походка во время разговоров, его необычайно звонкий, но в то же время мягкий голос выделяли его среди общей товарищеской массы»8.

В годы первой русской революции Ленин дважды бывал в Москве. Первый раз в январе, второй — в марте 1906 года в связи с подготовкой к IV (Объединительному) съезду РСДРП в Стокгольме. Ленин, еще не будучи лично знаком со Скворцовым-Степановым, знал его по статьям в большевистской печати, по отзывам партийных товарищей. Поэтому во время своего второго приезда в Москву Владимир Ильич прямо с вокзала отправился к нему на квартиру (Большой Козихинский пер., д. 14/1). Радостной была их встреча. За чашкой чая Владимир Ильич расспрашивал Ивана Ивановича о московских событиях в декабре 1905 года.

«С жгучим вниманием относился Владимир Ильич ко всему, связанному с московским восстанием,— вспоминал позже Скворцов-Степанов.— Мне кажется, я еще вижу, как сияли его глаза и все лицо освещалось радостной улыбкой, когда я рассказывал ему, что в Москве ни у кого, и прежде всего у рабочих, нет чувства подавленности, а, скорее, наоборот. Организация частично глубже ушла в подполье, но вовсе не отказалась и от открытой агитации и пропаганды. Никто не думает отрекаться от того, что большевики делали в последние месяцы. О панике, об унынии не может быть речи. От повторения вооруженного восстания нет оснований отказываться»9.

Тогда же вечером Скворцов-Степанов повел Владимира Ильича на более спокойную квартиру, так как у него оставаться было небезопасно. В этот свой приезд Ленин несколько раз встречался с руководителями Московской партийной организации и членами литературно-лекторской группы. Обсуждались вопросы большевистской тактики, подготовки нового партийного съезда. На IV (Объединительный) съезд московские большевики в числе других делегатов послали и Скворцова-Степанова.

Просто, понятно и научно



В декабре 1918 года В. Д. Бонч-Бруевич навестил Скворцова-Степанова. Он застал своего друга больным, в постели, обложенным книгами и что-то записывающим. Владимир Дмитриевич возмутился: как можно так пренебрежительно относиться к своему здоровью! На это последовал спокойный ответ Ивана Ивановича, что он не может не писать, «это просто его вторая натура, потребность»10.

Действительно, литературная работа была и призванием и профессией Скворцова-Степанова. Он начал литературную деятельность еще в 1896 году и с тех пор многое сделал на этом поприще. В литературном наследии Ивана Ивановича много книг, брошюр, журнальных и газетных статей по вопросам политической экономии, истории социалистических учений, истории французской революции конца XVIII столетия, Парижской коммуны, истории социал-демократического движения в России, по электрификации РСФСР, рабочей кооперации, научному атеизму и т. д.

Работе в газетах и журналах Скворцов-Степанов уделял особенно большое внимание. Именно здесь с наибольшей полнотой раскрылся его талант пламенного журналиста, партийного публициста.

Еще в молодые годы Скворцов-Степанов, прочитав научно-популярную книгу, был в восторге: «Вот, оказывается, как надобно писать: просто, понятно и научно». В своих литературных трудах он не отступал от этого правила.

Сфера литературной деятельности Скворцова-Степанова необычайно широка. Солидная экономическая статья соседствовала с острой полемической заметкой на злобу дня, политический фельетон — с теоретическим исследованием. Из огромного многообразия общественной жизни он умел выбрать наиболее актуальные темы. Рассмотрим лишь некоторые примеры из его литературно-пропагандистской деятельности.

Как известно, в конце октября 1905 года в Петербурге начала выходить первая легальная большевистская газета «Новая жизнь», редактором которой вскоре после возвращения из эмиграции стал В. И. Ленин. В трех ее номерах (от 17, 23 и 29 ноября) была опубликована статья И. И. Скворцова-Степанова «Из истории феодального класса». Цель статьи — показать паразитизм, гнилость самодержавия, опиравшегося на отживающий класс помещиков, неизбежность и необходимость его революционного свержения.

Дворяне, пишет автор, живут главным образом за счет подачек со стороны самодержавного государства. Они всегда получают наиболее высокооплачиваемые должности, даже если и не имеют для этого достаточного образования и соответствующей подготовки. Чтобы обосновать эту мысль, Скворцов-Степанов приводит в качестве примера бездарных царских генералов, проигравших русско-японскую войну. «Наши командующие войсками в Маньчжурии,— пишет он,— получали (да, кажется, и теперь получают) по 108 тысяч рублей в год, т. е. по 300 (напишу буквами: триста) р. в день. Постараемся представить себе, что значит эта цифра. 25 р.— эта сумма много превышает обычный ежемесячный заработок русского рабочего даже в лучше оплачиваемых профессиях. Но представим себе невероятного рабочего, который начал получать подобную плату в начале царствования Ивана Грозного. Он не должен ни пить, ни есть, ни одеваться, словом, не должен тратить ни копейки,— и лишь к нашим дням, живя и неустанно работая в течение 360 лет, он заработал бы сумму, которую податные сословия уплачивают одному командующему в течение года»11. И так везде и повсюду. Только демократическая революция, подводит автор статьи своих читателей к выводу, может покончить с этим вековым злом.

И. И. Скворцов-Степанов мастерски владел искусством полемики, широко использовал в спорах с врагами рабочего класса иронию, сарказм. Так, небезызвестный кадет П. Струве в газете «Русские ведомости», издававшейся либеральными профессорами Московского университета, высказался против забастовок рабочих, которые-де «дезорганизуют хозяйство». Скворцов-Степанов высмеял Струве в едком фельетоне «Против хозяйственной дезорганизации», опубликованном в газете «Новая жизнь». Автор фельетона избрал форму открытого письма якобы от «единомышленников» Струве, горячо его поддерживающих. «Разве январские стачки не дезорганизовали хозяйственную жизнь Петербурга? Конечно, да! И не правильно ли поступила организация порядка, применив 9 января мужественные меры для восстановления дезорганизованной хозяйственной жизни? Разумеется, да!»12 Конечно, каждый читатель догадался, что «мужественные меры» — это бесчеловечный расстрел безоружных демонстрантов, это кровавые преступления царизма.

Фельетон Скворцова-Степанова был опубликован в газете одновременно со статьей В. И. Ленина «Чашки весов колеблются» и как бы иллюстрировал примерами высказанные Лениным мысли. Владимир Ильич, подчеркивая своеобразие переживаемого Россией момента в ноябре 1905 года, писал: «Самодержавие уже не в силах победить революции, революция еще не в силах победить царизма...

Такое положение вещей... неизбежно будет сопровождаться проявлениями неустойчивости и шатания во всех областях социальной и политической жизни; в этой мутной воде неизбежно будут пытаться ловить рыбу люди, враждебные свободе и прикидывающиеся теперь друзьями свободы...»13.

Любителем ловить рыбу в мутной воде был кадет Струве, разоблачению которого посвящен фельетон Скворцова-Степанова.

В 1906 году московские большевики издали сборник «Текущий момент», в котором были подведены итоги первого года революции, в частности Декабрьского вооруженного восстания в Москве. В. И. Ленин дал высокую оценку сборнику. «Он (Ленин — П.К.) был в восторге,— вспоминал Иван Иванович,— от нашего сборника «Текущий момент» и, в частности, очень хорош б отнесся к моей статье «Издалека», посвященной «Дневникам» Плеханова...

Я хорошо помню, как было мне дорого его отношение к моей статье...»14

Иван Иванович имел в виду статью Ленина «Победа кадетов и задачи рабочей партии», в которой говорится: «Про Плеханова замечательно верно сказал тов. Степанов (Сборник: «Текущий момент», статья «Издалека»), что с ним приключилось нечто подобное Бернштейну»15.

В декабре 1909 года в газете «Вестник труда» И. И. Скворцов-Степанов опубликовал одну из наиболее ярких своих статей «Капитал и газеты». В ней мастерски показана продажность буржуазной прессы, клеветников из желтых органов печати, готовых за построчный гонорар сочинить любую сплетню или подлый донос на революционеров, подлинных борцов за народную свободу. Иван Иванович образно называет таких газетчиков «чернильными холопами», «торгашами», «балаганщиками». Они, пишет Скворцов-Степанов, «преемники тех шутов, гаеров и скоморохов, тех приживальщиков, сплетников и богаделок, которые в крепостные времена проживали при крупных барских усадьбах. Только в старину они должны были потешать помещиков, а в 80-х гг. потешали их лакеев и замоскворецких купчих. Только в старину они получали остатки с барского стола и пудик мучки из барских амбаров. Теперь все это устроено по-другому: издатель собирает деньги от розницы и подписки и расплачивается с балаганщиками построчным и помесячным гонораром»16.

После победы Февральской революции Скворцов-Степанов стал одним из редакторов «Известий Московского Совета рабочих депутатов». Хотя большинство в Совете в то время принадлежало меньшевикам и эсерам, Иван

Иванович с присущей ему энергией отстаивал в газете большевистскую линию. Он решительно разоблачал буржуазию и ее меньшевистско-эсеровскую агентуру, развернувших клеветническую кампанию против Ленина, большевистской партии. Именно в этой связи Скворцов-Степанов публикует в «Известиях Московского Совета» серию статей «Жан-Поль Марат», в которых показывает, что реакция всегда и всюду пыталась и пытается ошельмовать подлинных друзей народа, подвергать их злобной травле и физическому уничтожению.

Статьи Скворцова-Степанова о Марате несколько раз издавались отдельными брошюрами. «Не могу не рассказать здесь,— вспоминал впоследствии автор,— об одном из самых дорогих для меня воспоминаний. В конце 1921 или в начале 1922 г., когда книжечка вышла уже 5-м московским изданием (были перепечатки и в других городах), Владимир Ильич, к которому я забежал по какому-то делу, сказал мне: «Сегодня ночью я еще раз прочитал вашего Марата. Превосходная книжечка! Ее надо перевести».

Читатели поймут,— пишет далее Скворцов-Степанов,— что я тут почувствовал... Как же я был счастлив, когда узнал, что он прочитал книжечку и оценил ее боевое значение»17.

Популяризатор идей электрификации



Это было в декабре 1920 года на VIII Всероссийском съезде Советов. Выступая с докладом о деятельности Совета Народных Комиссаров, Ленин говорил: «Мы имеем перед собой результаты работ Государственной комиссии по электрификации России в виде этого томика... На мой взгляд, это — наша вторая программа партии». И далее Владимир Ильич подчеркнул, что «коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны»18.

В. И. Ленин мечтал о привлечении к делу электрификации Советской страны миллионных масс трудящихся. В одном из писем Г. М. Кржижановскому он сообщал, что ему пришла в голову мысль пропагандировать электричество, «вызвать и соревнование и самодеятельность масс для того, чтобы они тотчас принялись за дело»19.

Владимир Ильич рекомендовал организовать в печати широкую пропаганду значения электрификации Советской страны. Он искал литераторов, которые смогли бы написать популярную книгу на эту тему. Выбор его остановился на Иване Ивановиче Скворцове-Степанове.

Летом 1921 года Ленин поручает Скворцову-Степанову взяться за дело. Тот колеблется, но поручение Ленина все же принимает. Первое время работа не клеилась. Иван Иванович не смог выкроить времени для выполнения задания. 17 июля 1921 года Ленин просит Скворцова-Степанова сообщить, как двигается дело и когда он закончит книгу20. Иван Иванович смущен: он ещё не приступал к работе. В ответе Владимиру Ильичу он просит предоставить ему отпуск на два-три месяца, иначе не сможет выполнить поручение. Одновременно он просит обеспечить его литературой. Ленин немедленно дает указание управляющему делами Совнаркома Η. П. Горбунову оказать Скворцову-Степанову необходимую помощь.

20 января 1922 года Иван Иванович сообщает Ленину, что у него выходит не брошюра из разряда пресловутой «производственной пропаганды», а более обстоятельная работа, захватывающая и «вопросы экономики переходного времени», и «новый курс экономической политики» и т. д. Вскоре книга была написана, и Скворцов-Степанов посылает ее в рукописи Владимиру Ильичу. Прочитав едва половину текста, Ленин шлет автору письмо, в котором поздравляет его с успехом. Он пишет: «...от этой книги я в восторге. Вот это дело!» Ленин назвал книгу образцом того, как надо «...учить с азов, но учить не «полунауке», а всей науке»21.

К работе И. Степанова «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства», опубликованной в марте 1922 года, к X съезду партии, тиражом 10 тысяч экземпляров, В. И. Ленин написал предисловие, которое еще до выхода в свет книги было напечатано в «Правде». Владимир Ильич высоко оценил и этот труд И. И. Скворцова-Степанова: «От всей души рекомендую настоящую работу тов. Степанова вниманию всех коммунистов,— писал он в предисловии.— Автору удалось дать замечательно удачное изложение труднейших и важнейших вопросов. Автор прекрасно сделал, что решил писать книгу не для интеллигентов (как у нас принято писать книги, подражая худшим манерам буржуазных писателей), а для трудящихся, для настоящей массы народа, для рядовых рабочих и крестьян»22.

Во введении к книге И. Степанов рассматривает вопрос об энергетике процессов природы. Причем изложение проблемы было настолько популярным, что ее легко мог понять каждый читатель: «Представим себе,— пишет И. Степанов,— какое-нибудь горное озеро, которое лежит на уровне 100 метров над поверхностью соседней равнины. И представим себе, что у края этого озера мы сделали самое простое приспособление: устроили блок с перекинутой через него веревкой и подвесили ведро к одному ее концу и такое же ведро — к другому. Положим в ведро, которое находится внизу, на дне равнины, какой-нибудь груз весом в 50 килограммов. Чтобы поднять его кверху, пустим воду по желобу из озера в верхнее ведро. Когда в него наберется 50 килограммов воды, достаточно будет небольшой прибавки воды, и груз снизу начнет подниматься кверху. Когда он дойдет до уровня озера, ведро с водой опустится на дно равнины. Воду из него можно вылить, заменить ее полезным грузом и повторить все прежние действия, Таким образом, если в нашем горном водоеме, скажем, тысяча тонн воды, силой ее можно будет поднять точно такое же количество грузов до уровня озера»23.

Далее автор книги продолжает: «При первом взгляде на озеро мы не заподозрим в нем такой способности. И такой способности, действительно, нет в другом озере, которое лежит в какой-нибудь котловине и занимает самое низкое место в стране, так что в него реки текут, но из него не вытекают. Таковы, напр., Каспийское море и Аральское озеро»24.

Из дальнейшего объяснения для массового читателя становится ясным, что горное озеро обладает способностью производить механическую работу благодаря своему положению, благодаря тому, что оно лежит над равниной, выше ее. Эта способность так и называется энергией положения. Но пока вода остается в озере, она только способна совершить работу, но еще не производит ее в действительности. Поэтому такая энергия называется потенциальной, то есть такой, которая может проявиться, но еще не проявляется в действии.

Читая эти строки, иной читатель невольно улыбнется: до чего, мол, просто и наивно. Да, в наше время это уже известно школьнику-подростку. Но тогда, на заре электрификации, в стране, где громадное большинство населения только приобщалось к грамоте... Тогда это было откровением. Автор на примере с ведром и горным озером приводит читателя к мысли: потенциальная энергия, энергия положения переходит в кинетическую, в текучую, в расходуемую энергию, в энергию движения, в работу.

Затем И. Степанов рассказывает о том, как механическая работа может превращаться в тепловую энергию, а тепловая — в механическую работу, как, используя эти законы природы, люди создали паровые машины, а вслед за ними и динамомашины, посредством которых вырабатывается электрическая энергия, столь необходимая для жизни людей.

В главе III, «Развитие электротехники», И. Степанов показывает крайнюю необходимость электрической энергии для развития производственной деятельности людей. Близко время, заключает автор, когда мерилом достигнутого человечеством уровня технического, а следовательно, и экономического прогресса станет потребление электрической энергии.

В главе VI, «Электрификация РСФСР»25, автор бичует скептиков, называвших ГОЭЛРО «электрофикцией», «музыкой будущего», считавших ее вредным отвлечением от действительно полезной работы. В те годы, когда писалась эта работа И. Степанова, такие взгляды распространяли враги ленинизма — Троцкий и его приспешники. Скептическое отношение к планам электрификации проявляли и правые оппортунисты. Скворцов-Степанов решительно опровергает их взгляды, порожденные неверием в дело социализма.

Книга всесторонне разъясняет роль электричества не только в процессе производства, но и в быту, в культурном развитии страны. В ней говорится: «...мы должны внести в жизнь работника больше уюта, тепла и света. Рабочий класс, созидающий новую жизнь, не может идти по иному пути. Но этот путь... ведет через электрификацию»26.

В этой же главе дано популярное, доступное изложение сущности новой экономической политики, начало осуществлению которой положил X съезд партии. Автор связывает осуществление этой политики, направленной на восстановление и развитие народного хозяйства страны и в конечном итоге на победу социализма, с необходимостью электрификации страны. Только перевод всего народного хозяйства на рельсы электрификации обеспечит окончательную победу социализма, разъясняет И. И. Скворцов-Степанов.

С применением электричества, отмечает автор, коренным образом изменятся условия труда рабочего на социалистическом предприятии. Необученный, малообразованный человек не сможет на нем работать.

Книга рассматривает различные аспекты применения электрической энергии в различных отраслях промышленности, сельского хозяйства, транспорта, средств связи, показывает ее роль в повышении эффективности производства. В заключительных главах рассказывается о плане электрификации различных районов РСФСР.

С глубокой любовью к своему великому учителю и другу преподнес автор экземпляр книги Владимиру Ильичу. Этот труд и сейчас можно увидеть в квартире-музее В. И. Ленина в Кремле. На титульном листе рукой Ивана Ивановича Скворцова-Степанова сделана дарственная надпись:

«Дорогому тов. В. И. Ленину-Ульянову автор, засаженный за работу в порядке беспощадного «принуждения» и неожиданно нашедший в ней свое «призвание».

Да здравствует такое «принуждение»!»

«Патриарх безбожников»



Скворцов-Степанов был выдающимся популяризатором научного атеизма, ярым борцом против всех проявлений религиозного мракобесия. Он был одним из первых советских литераторов, который взялся претворить в жизнь выдвинутую Лениным задачу — дать массам «самый разнообразный материал по атеистической пропаганде, знакомить их с фактами из самых различных областей жизни, подойти к ним и так и эдак для того, чтобы их заинтересовать, пробудить их от религиозного сна, встряхнуть их с самых различных сторон, самыми различными способами и т. п.»27.

Широкое распространение в свое время получила брошюра Ивана Ивановича «Мысли о религии». В ней — небольшие рассказы на самые разнообразные темы: «В поисках бога», «Можно ли существовать без веры?», «Вера и знание», «Почему нет больше пророков?» и другие. В предисловии к брошюре автор выразил пожелание, чтобы над этими мыслями задумались рабочие вообще и молодежь в особенности. Брошюра «Мысли о религии» вызвала большой интерес читателей. Она выдержала несколько изданий.

Перед нами другая небольшая книжка Скворцова-Степанова — «О правой и неправой вере, об истинных и ложных богах». Начинается она так: «Для всякого народа до поры до времени хороша его вера. Тогда ему кажется, что только его вера — правильная, только его боги — истинные. А у других народов — не вера, а суеверие. Их боги — не боги, а камни, деревяшки или злые и страшные демоны, бессильные при встрече с истинными богами.

Пока народ считает свою веру правильной, он верит, что его боги всесильны и что они могут творить и творят великие чудеса»28. Много войн вели люди за свою многовековую историю, пишет автор. Снаряды попадали в китайские пагоды, в буддийские и брахманские храмы, в христианские соборы, церкви и монастыри, в иудейские синагоги, в магометанские мечети. Все эти «обиталища богов» одинаково разносились в прах силой оружия. И не было ни грома с небес, ни всеопаляющей молнии, которые прогнали бы нечестивых врагов.

Где же правая вера? — спрашивает Скворцов-Степанов. Где же всемогущие боги, о которых говорят священники всех религий? Почему они безмолвствуют, не карают злых и не посылают спасения добрым? Почему не видно дивных чудес? И отвечает: «Нет веры неправой и правой. Нет истинных и ложных богов. Все веры неправые, все боги выдуманные, вымышленные, созданные человеком.

Нет чудес, совершаемых божественной силой. Есть чудеса, творимые трудом и умом человека»29. Паровоз, пароход, аэроплан, электрический трамвай, телеграф, телефон — вот дивные чудеса, созданные людьми.

Своим знанием человек все глубже проникает в тайны природы.

Одна из лучших работ И. И. Скворцова-Степанова по вопросам атеизма — «Религия и общественный строй», опубликованная впервые в журнале «Революция и церковь» № 9—12 за 1920 год. В ней автор исследует функции религии в докапиталистических формациях и в современном буржуазном обществе, показывает отношение научного коммунизма к религии. Он отмечает, что в истории буржуазии были периоды, когда она была революционна, кичилась своим вольнодумством, неверием в бога. Тогда она решительно боролась с феодализмом и поддерживавшей его церковью, сама рвалась к политической власти. Но это время безвозвратно ушло. Охваченные предсмертной тоской, страхом перед неизбежной пролетарской революцией, буржуазия и ее идейные прислужники делают невероятные усилия, чтобы удержать трудящихся в духовной кабале. О простых людях, рабочих и крестьянах, буржуазия теперь рассуждает так, пишет Скворцов-Степанов: «Не следует ли сохранить им невинную утеху загробных блаженств за безропотное подчинение неистовствам угнетателей?»30

В научно-атеистической литературе важное место занимает работа Скворцова-Степанова «Очерк развития религиозных верований», написанная в 1921 году. Она много лет была учебным пособием в системе партийного просвещения. В очерке с марксистских позиций рассматриваются вопросы возникновения религии и эволюции религиозных верований. Автор доказывает, что религия, как явление социальное, историческое, складывается на определенной ступени развития человечества в качестве одной из форм общественного сознания.

В. И. Ленин внимательно следил за антирелигиозными трудами Ивана Ивановича и высоко ценил их. 19 марта 1922 года он писал Скворцову-Степанову: «Напишите еще (отдохнув сначала, как следует) такой же томик* по истории религии и против всякой религии (в том числе кантианской и другой утонченно-идеалистической или утонченно-агностической), с обзором материалов по истории атеизма и по связи церкви с буржуазией.

Еще раз: привет и поздравление с великолепным успехом.

Ваш Ленин»31.

Московские рабочие, перед которыми часто выступал с лекциями и докладами Скворцов-Степанов, в шутку окрестили его «патриархом безбожников». Это шуточное прозвище прочно закрепилось за ним. Да и самому Ивану Ивановичу оно понравилось. На одной из своих антирелигиозных книжек, подаренных Владимиру Ильичу, он сделал следующую надпись:

«Дорогому В. И. Ульянову (Ленину) в день его пятидесятилетия благословение от автора, кандидата в патриархи большевистской церкви. 23.IV—1920».

Книжка эта также хранится в личной библиотеке Ленина в Кремле. На суперобложке — карандашная надпись рукой Владимира Ильича: «И. И. Степанов о попах».

Пропагандистское мастерство и литературный талант И. И. Скворцова-Степанова многогранны и плодотворны. Жизнь таких людей, как Скворцов-Степанов,— писал А. М. Горький,— «вызывает радостное изумление перед их духовной стойкостью, духовной красотой».

П. Казанский



*Под «таким же томиком» Ленин имел в виду книгу И. Степанова «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства».
1 М. Горький. Собр. соч., т. 17. М., 1952, стр. 109.
2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 55, стр. 278.
3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 54, стр. 265.
4 В. Д. Бонч-Бруевич. И. И. Степанов-Скворцов. Журнал «Пролетарская революция», 1928, № 11 —12, стр. 287.
5 С. Я. Пудов. И. И. Скворцов-Степанов (Мои впечатления). Журнал «Каторга и ссылка», 1928, № 12(49), стр. 145.
6 С. Мицкевич. Лекторская группа при МК в 1905—1907 гг. Журнал «Пролетарская революция», 1925, № 9(44), стр. 51, 55.
7 В. И. Ленин. Полн. собр соч., т. 11, стр. 178.
8 П. Г. Дауге. Иван Иванович Скворцов (Степанов). «Старый большевик», сборник 3. М., 1933, стр. 162.
9 «Ленинградская правда», 21 января 1926 г.
10 В. Д. Бонч-Бруевич. И. И. Степанов-Скворцов. Журнал «Пролетарская революция», 1928, № 11 —12, стр. 293.
11 И. И. Скворцов-Степанов. Избранные произведения, т. I. М.— Л., ГИЗ, 1930, стр. 15-16.
12 «Новая жизнь», 18 ноября (1 декабря) 1905 г.
13 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 12, стр. 115.
14 И Степанов От революции к революции. Сборник статей 1905— 1915 гг. М.—Л., ГИЗ, 1925, стр. 11 — 12.
15 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 12, стр. 273.
16 И. И. Скворцов-Степанов. Избранные произведения, т. 1, стр. 214—215.
17 Цитируется по книге: П. И. Подляшук. Иван Иваныч. М., «Московский рабочий», 1973, стр. 162.
18 В. И. Ленин. Поли, собр соч., т. 42, стр. 157, 159.
19 В. И. Ленин. Поли. собр. соч.. т. 52, стр. 39.
20 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 53 стр. 39.
21 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 54 стр. 210.
22 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45 стр. 51
23 И. Степанов. Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства. М.— Л., ГИЗ, 1923, стр. 4.
24 Там же, стр. 5.
25 Там же, стр. 132—163.
26 Там же, стр. 147.
27 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 26.
28 И. И. Скворцов-Степанов. Избранное. М., 1970, стр. 161.
29 Там же, стр. 169.
30 И. И. Скворцов-Степанов. Избранные атеистические произведения. М., Изд-во АН СССР, 1959, стр. 209.
31 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 54, стр. 210.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2519
Другие книги
             
Редакция рекомендует
               
 
топ

Пропаганда до 1918 года

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

От Первой до Второй мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Вторая мировая

short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

После Второй Мировой

short_news_img
short_news_img
short_news_img
short_news_img
топ

Современность

short_news_img
short_news_img
short_news_img
 
X